НОВОСТИ

  • 18/07/2017
    Наладился заказ журнала "Мир Севера"

    В последнеев время по техническим причинам был невозможен заказ журнала "Мир Севера" на нашем сайте. Сейчас эта проблема устранена.

  • 16/07/2017
    Сбербанк всё делает для того, чтобы испортить жизнь простого народа

    Помнится, когда Герман Греф решил сменить место работы и уйти из Правительства, перейдя в кресло руководителя Сбербанка России, он во всех интервью подчёркивал, что будет делать так, чтобы его банк стал ближе и понятнее простому народу.

  • 15/07/2017
    Росархив плюёт на вступившее в силу решение Верховного Суда России, а Генеральная Прокуратура почему-то не торопится вносить представление о снятии руководителя ведомства г-на Артизова с должности за циничное неисполнение судебного постановления

    Два месяца назад наша газета вдруг обнаружила, что в нашей стране появилое целое федеральное ведомство, для которого не существуют законы и решения судебных инстанций. Таким правовым нигилистом оказалось Федеральное архивное агентство, возглавляемое несостоявшимся членом-корреспондентом Российской Академии наук Андреем Артизовым.

  • 13/07/2017
    РУССКИЙ ГЕНИЙ

    Незабвенного Илью Сергеевича отпевали в Елоховском соборе. 26 лет назад, летом 1991 года, там, перед собором, Союз «Христианское Возрождение» собирал подписи за канонизацию Царя Николая Второго и Его венценосной Семьи, умученных от христоненавистников. Помнится, даже вице-президент Руцкой подписал наше Обращение. Но вскоре по доносу одного язычника министр внутренних дел СССР Пуго разогнал заставу ХВ и сам через пару-тройку недель отвечал перед Господом за содеянное. Все промыслительно.

  • 06/07/2017
    ПОРАЗИТЕЛЬНОЕ БЕСКУЛЬТУРЬЕ ВЫСОКОПОСТАВЛЕННОГО ЧИНОВНИКА

    Руководитель Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов продолжает демонстрировать свою невоспитанность. В эти дни он, выступая в «Президент-отеле» перед огромной аудиторией, с гордостью признался в том, что ничего не понимает в классической испанской культуре и поэтому с трудом вытерпел концерт исполнителей фламенко.

  • 05/07/2017
    Обещания Зюганова, Жириновского и Миронова на юбилее "Роман-газеты" или Удастся ли писателям заставить власть работать на интересы общества

    Одно из старейших литературных изданий страны – журнал «Роман-газета» - продолжает праздновать своё 90-летие. Так, сегодня, 5 июля в Госдуме торжественно открылась выставка, посвященная юбилею этого популярного журнала. Вела это мероприятие известная артистка Елена Драпеко. Юбиляра поздравили лидеры парламентских фракций партий «Справедливая Россия» Сергей Миронов, КПРФ Геннадий Зюганов и ЛДПР Владимир Жириновский.

  • 04/07/2017
    УСИЛЕНИЕ ЦЕНЗУРЫ В "ЛИТГАЗЕТЕ" или Мелкие обиды и месть ни к чему хорошему не приведут

    Похоже, в редакции «Литературной газеты» на наше издание не на шутку обиделись и нам стали по-мелкому мстить, попутно занявшись литературными фальсификациями.

  • 04/07/2017
    Беспрецедентный вандализм "Дон-строя"

    За шумом реновации, а может и под шумок её в центре Москвы совершается на культурном фронте преступление. «Дон-строй», расцветшая при Лужкове компания, знаменитая своей брутальностью и плохим отношением к рабочим, не дожидаясь решения Мосгорнаследия – начала сносить ДК Серафимовича, один из памятников раннего конструктивизма, которых не только в Москве и России, которых во всём мире не так много осталось.

  • 30/06/2017
    Спрашивайте в московских ларьках сети "Антарес"

    Уважаемые читатели "ЛР"! Вы часто звоните к нам в редакцию и спрашиваете, почему в том или ином ларьке нет или же очень мало бывает в продаже наших газет. В прошлом году мы были вынуждены извиняться и разводить руками: мол, не мы решаем, власти нас не любят, и так далее... 

  • 29/06/2017
    Почему «Свободная Пресса» оказалась на голодном пайке, или Что кроется за отставкой старейшего депутата Госдумы Сергея Решульского

    Ещё и года не прошло после избрания нового состава Госдумы, а парламент уже стал терять испытанных бойцов. Совсем недавно свои депутатские полномочия сложил бессменный координатор фракции КПРФ Сергей Решульский.

Архив: №23. 30 июня 2017 Назад

Протоиерей Всеволод ЧАПЛИН: НЕОБХОДИМО ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ЭКУМЕНИЗМА И ВЫЙТИ ИЗ ВСЕМИРНОГО СОВЕТА ЦЕРКВЕЙ. Так считает 95% активных православных верующих. Проблема в одном человеке – нашем Патриархе

На вопросы «ЛР» согласился ответить известный православный священник Всеволод Анатольевич ЧАПЛИН – кандидат богословия, он с 2009 по 2015 год возглавлял Синодальный отдел Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества, ныне – настоятель столичного Храма преподобного Феодора Студита у Никитских ворот.


 – Хотелось бы начать разговор с публикации в 18 номере нашей газеты под названием «Окатоличенные разрушители православия», которая вызвала очень много откликов у наших читателей. Мы знаем, что вы тоже этот материал видели. Статья, конечно, несколько резковата, тем не менее вполне выражает серьёзную обеспокоенность православных верующих теми вещами, которые сейчас происходят вокруг Русской Православной церкви...

– Если я правильно понимаю, речь идёт о взаимоотношениях с католиками и об экуменизме?

– Да. Например, у многих вызвали недоумение и возмущение слова патриарха Кирилла о том, что мы должны молиться об объединении с католиками. Причём в цитате Святейшего, которая получила распространение, не высказывалось никаких условий отречения католиков от присущей им ереси... Недавно митрополит Иларион заявил: «Мы отказались от классификации католиков в качестве еретиков». Между тем, эта «классификация» святоотеческая!

Гаванская встреча Святейшего с Папой Римским тоже довольно странно произошла. Мало того, что народ не видит оснований для такой встречи. Но, самое главное, тревогу вызывает форма, которая была избрана для принятия такого решения. Только что прошёл Священный Синод, где вопрос об этом даже не был поднят. Люди разъехались. И лишь по дороге узнали о том, что принято решение о встрече с главой католической церкви...

Вообще, создаётся ощущение, что многие важные решения в нашей церкви сейчас принимаются кулуарно, что не может не настораживать, потому что это проявления папо-цезаризма и нарушает традиции русской православной церкви...

1 Chaplin– Вы знаете, история, связанная с экуменизмом, очень давняя. Я о ней много писал... Но по сути надо сказать вот о чём. В начале XX века в Русской Православной Церкви появилось мощное модернистское движение. Мощное не в смысле численности и массовости, но в смысле активности. Речь о так называемых «живоцерковниках», «обновленцах» или «обнагленцах» – их по-разному называл церковный народ. Эти люди пытались взять власть в Церкви под демократическими и революционными лозунгами. Часть из них впоследствии вошла в тесные взаимоотношения с советской властью и практически контролировала церковное управление. Правда, эти люди потом надоели сталинскому государству, которое стало иметь дело с более консервативной частью Церкви. Но вся аргументация этих людей сохранилась доныне. И в шестидесятые годы, при Хрущёве, они смогли взять практически полную интеллектуальную власть в Церкви, а затем подстраивались под хрущёвско-брежневское так называемое миротворчество. Чем оно кончилось, мы с вами очень хорошо знаем – наивным отношением к западным «друзьям» и сдачей им страны.

В позднесоветские годы появилась группа богословских спичрайтеров, церковных администраторов, которая практически полностью контролировала составление церковных документов и извлекла из исторической помойки идеи церковного обновленчества...

– Вы имеете в виду владыку Никодима (митрополит Никодим, в миру Борис Георгиевич Ротов – иерарх Русской Православной Церкви советского времени; с 1960 по 1972 год председатель Отдела внешних церковных сношений Московской Патриархии.Ред.)?

– Не совсем. Владыку Никодима я считаю великим иерархом, человеком эмоциональным, обладавшим острым практическим умом, но не всесторонней образованностью и не собственной идейной базой. Имеются в виду люди, которые писали ему тексты – гораздо более искушённые в политических и философских вопросах, чем он. Например, профессор Ленинградской духовной академии Николай Заболотский, Алексей Буевский, протопресвитер Виталий Боровой... Был, правда, среди них один консерватор – Александр Казем-Бек (известная фамилия). Но большинство этих людей, сочувствуя обновленцам раннего XX века, начали просто кусками (как бы сейчас сказали – в режиме cut-paste) заимствовать идеи у либеральной части западной эмиграции, у протестантских и так называемых католических мыслителей. И вот эта каша сформировала практически официальную позицию нашей Церкви в шестидесятые годы. Эту кашу, идейно очень, кстати говоря, ущербную, абсолютно вторичную, политически приспособленческую по отношению как к западным, так и к хрущёвским и брежневским властям, тогда приняли в качестве официальной доктрины Церкви и до сих пор не могут от неё отказаться. Вся эта линия – неправильная. Она имеет право на жизнь, но в православной стране она по сути является маргинальной. Искренних сторонников у неё практически нет. Проблема в одном человеке, который эти идеи связывает с частью своей молодости. Отсюда и особое внимание к контактам с Ватиканом, и сохраняющееся членство во «Всемирном совете церквей» (ВСЦ – крупнейшая международная экуменическая организация, основанная в Амстердаме в 1948 году. – Ред.). Конечно, речь идёт о нашем Патриархе Кирилле. Владыка Иларион, кстати, не является фанатиком экуменизма. Я его знаю с 15 лет. Это человек, имевший, как и я, в юности либеральные убеждения. Я их пересмотрел немножко быстрее, он пересматривает немножко медленнее – но часть их определённо пересмотрел. Он без личной глубокой симпатии относится к так называемому ВСЦ. Он видит плюсы и минусы современного так называемого католичества... В принципе, жизнь показала абсолютную бесперспективность того набора идей, который через спичрайтеров попал в голову митрополита Никодима и в его публичную позицию, а потом и во все документы, предлагавшиеся Отделом внешних церковных связей (тогда – «внешних церковных сношений») в качестве церковного учения и принимавшиеся без особых дискуссий, особенно в советское время.

А теперь о том, что происходит сейчас. Есть некая явно устаревшая линия. Она могла иметь определённый смысл в шестидесятые, семидесятые годы. Тогда, также как и в начале XX века, были искренние надежды на то, что часть западных неправославных воссоединятся с Православной Церковью. Были реальные переговоры о воссоединении с англиканами; со старокатоликами, которые отошли от так называемой католической церкви после Первого Ватиканского собора; были диалоги с лютеранами... Но, как говорится, something went wrong (англ. «что-то пошло не так» – ред.) – эти диалоги окончились ничем. Протестанты не присоединились к Православию, а ушли ещё дальше от него и сейчас стремительно уходят в ещё более дальние степи, потому что они теперь отрицают основы христианской нравственности: безразлично относятся к блуду, венчают браки так называемых «однополых пар»; некоторые люди, которые находятся в этих конфессиях, практически полностью отрицают евангельскую истину, отрицают даже историчность евангельских чудес... В так называемой католической церкви немножко более сложная ситуация: там есть искренне верующие, есть искренне консервативные силы, но господин Бергольо (Хорхе Марио Бергольо – с 2013 года 266-й Папа Римский Франциск. – Ред.), которого очень не хочется называть «епископом», просто явно ведёт католическую церковь по пути максимального приспособления к безбожным, антихристианским порядкам и установкам. Я считаю, что тот курс, который он избрал для своей общины, – это курс тотального отхода от Евангелия и замена его политкорректностью, толерантностью, стремлением всем понравиться. Вообще, для христианина стремление всем понравиться – это безумие. Сказано в Евангелии: «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! Ибо так поступали с лжепророками» (Лк. 6, 26). Кстати, Патриарх Кирилл очень часто употребляет эти слова (он буквально на моих глазах открыл их для себя). Это ответ тем, кто считает, что успех Церкви должен достигаться методами пиара, рекламных агентств или политических кампаний. Отказаться от идей экуменизма, от того, чтобы называть еретиков христианами и церквами, от того, чтобы участвовать в совместных молитвах с ними, – можно и нужно. Думаю, что так считают 95 % активных верующих, включая духовенство, монахов, монахинь, епископат. Нужно просто, чтобы лично Его Святейшество понял, что те эмоции, интуиции, воспоминания, которые у него остались от периода молодости и которые связаны с упомянутым мною набором идей и с его личным опытом участия в диалогах с так называемыми католиками и с протестантами, перестали быть актуальными. Нужно менять позицию, оглядываясь не на прошлое, не на конъюнктуру и не на расчёт, а на мнение собственного верующего народа, который прекрасно видит, как католичество продолжает экспансию на востоке Украины и в Белоруссии, продолжает аккуратную, но последовательную миссионерскую деятельность в России, как протестантский мир отходит от сути христианства, как тот же Майдан организовывался с сильным участием так называемых католических священников и общественных деятелей (целый католический вуз в полном составе приехал на Майдан и участвовал в беспорядках; студентов специально отпустили на время этих событий, погрузили в автобус; и они, кстати говоря, вместе с околопротестантскими сектами стали одной из двух главных действующих сил этого Майдана: первой были националистические организации вместе с фанатами, а второй – вот это католико-протестантское молодёжное движение). Люди это видят. Они видят неискренность Ватикана, видят, что за встречами и объятиями, которые имели место, просматривается дальнейшее стремление Ватикана наращивать своё присутствие в информационном, культурном, общественном пространстве Украины, Белоруссии, России. И после этих объятий нам очень сложно сказать «нет», как мы говорили 15-20 лет назад. Сказать, что на нашей земле не нужны «католические» миссионеры и структуры влияния.

– У многих православных верующих сейчас создаётся такое прискорбное ощущение, что даже принесение мощей всенародно любимого нашего святого Николая Чудотворца было как-то неуклюже использовано священноначалием для того, чтобы скоррелировать это впрямую со сближением с католиками. Мол, вы видите – мы привезли мощи, это же чудо! И, дескать, произошло оно только благодаря встрече Патриарха с Папой...

– Я считаю, что, действительно, в контексте принесения мощей слишком утрированно подчёркивается значение встречи Папы и Патриарха, стимулируется появление на телекартинке католических церковных деятелей и т.д. Я усматриваю в этом определённую информационную кампанию по попытке связать образ почитаемого в народе святого с перспективами сближения с Ватиканом. Только что было объявлено, что в Россию, по-видимому в августе, едет государственный секретарь Ватикана (фактически – премьер-министр этого государства) кардинал Пьетро Паролин, что он собирается встречаться с Путиным и с Патриархом – есть, мол, какие-то важные вопросы для этих встреч. Вот за этим, действительно, нужно будет следить очень внимательно. Часто такого рода визиты кардинал Паролин наносит в ту или иную страну, если решается вопрос о том, должен ли дальше произойти визит Папы. А если будет визит Папы в Москву, то сами понимаете, какие это может вызвать последствия. Это может окончиться многовековым расколом Русской Церкви и даже гибелью России. Вспомним, как старообрядческий раскол на несколько веков осложнил жизнь страны и аукнулся даже в 1905 году, когда люди, подобные Савве Морозову, использовали свои деньги для раскачивания ситуации в стране...

– К сожалению, таким образом из государственного обращения была выведена наиболее способная и наиболее честная часть общества: они же остались в стороне – ни с революционерами, ни с государством. А, может быть, это как раз та величина, которая бы не позволила большевикам победить.

2 Chaplin– Да. И поэтому разговоры об экуменизме нужно выводить из сферы личных отношений и просто ставить вопрос ребром. Есть мнение (практически консенсунсное) многих святых о том, что спасение возможно только в истинной Церкви. Есть мнение святых и соборов о том, что истинная Церковь – это только Православная Церковь. Есть мнение многих святых о том, что латинство – это ересь, и что протестантизм – это тоже ересь. Вряд ли нам нужно сейчас прибегать к громким анафемам и к изгнанию еретиков, но нам нужно ясно сказать, что мы считаем Церковью только Православную Церковь, а христианами – только православных христиан. Вот это первое, что нам нужно сегодня очень чётко сделать. При этом нам не нужно осуждать наши прошлые поколения, которые искренне верили в экуменизм. Я сам искренне верил в него в конце 1980-х – начале 1990-х годов, участвовал двадцать лет в деятельности «Всемирного совета церквей», хотя очень быстро понял безжизненность этой структуры. Я сегодня обо многом сожалею, но некоторые скончавшиеся люди свою позицию в этом мире изменить уже не могут, хотя я уверен, что они изменили её в вечности. Впрочем, без всякой ругани по отношению к прошлым поколениям, нужно констатировать, что ситуация изменилась и что так называемые западные христиане не только не стали ближе к Православию, но стремительно от него уходят. Нужно покинуть так называемый ВСЦ. Эта организация абсолютно чужда всей нашей Церкви, за исключением некоторых буквально индивидов, которые через неё имеют, очевидно, определённые возможности получать гранты и которые связаны с этой организацией воспоминаниями молодости. Этой организации совершенно не видно нигде – ни в информационном, ни в общественном пространстве. В этой организации доминируют «церкви», которые бесконечно далеко ушли от церковности, от Евангелия (в частности, они благословляют так называемые «браки» содомитов). Нам в этой организации делать абсолютно нечего – ни в духовном смысле, ни в практическом. Практическая польза от неё сейчас нулевая. Когда-то это было такое подобие религиозной ООН. А сейчас это всего лишь организация мелких бюрократов, которые делят мелкие деньги и мелкие посты.

И нам нужно окончательно отказаться от совместных молитв с так называемыми инославными. Даже митрополит Иларион в своё время сказал, что такие молитвы прекращены. Но, к сожалению, в некоторых местах они происходят. И даже в Москве одна такая молитва имела место в этом году в январе.

– Есть версия, что скоропостижное решение Патриарха встретиться с Папой было вызвано просьбой нашего Президента. Мол, это было полезно для налаживания через посредничество Ватикана контактов с Западом в условиях санкций и общего обострения отношений с Европой и США. И в результате эта встреча состоялась...

– Я не уверен в этом. Но даже если допустить, что такая просьба была, в конце концов, Патриарх должен уметь сказать Президенту «нет». Вообще церковный иерарх должен уметь сказать президенту, или царю, или князю, или парламенту, или даже толпе то, что им не понравится. Христос и апостолы очень часто говорили вещи, которые не нравились ни власть имущим, ни толпам. Мы слишком подстраиваемся под власти или под толпы, сейчас символизируемые какими-то кликами в Интернете, которые вполне могут модерироваться не толпой, а несколькими персоналиями. Да, Путин дважды встречался с Папой, разговаривал с ним по телефону в конце прошлого года... Однако в нашей внешней политике, в принципе, работают достаточно грамотные люди, и они знают, что реальные возможности Ватикана сегодня очень скромны. Есть, знаете ли, такие мифы, что Ватикан, дескать, является одним из творцов мировой политики, огромным экономическим игроком. Но и экономические его возможности очень слабые. Приходится продавать и отдавать в аренду за бесценок храмовые здания. Обороты Ватиканского банка с точки зрения мировых финансовых воротил – это сущие копейки. А политические глобальные воротилы и вовсе считают Ватикан своим извечным врагом. Мы знаем, что масоны и финансовые олигархи всегда были в напряжённых отношениях с «католическими» структурами. Да, они вели определённые переговоры, могли делать взаимные уступки, действовать вместе в случае возникновения общих интересов (так, например, они вместе работали против СССР), но встроенность Ватикана в систему глобального управления миром – это всего лишь страшилки некоторых наших сторонников теории заговора. В общем, практического смысла в отношениях с Ватиканом мало. Это полезно только для определённого обоснования усиления роли России в южной Европе и в Латинской Америке. Для того, чтобы напрямую общаться с народами этих регионов, полезно разговаривать с католическим духовенством – и то, может быть, даже не с Ватиканом, а с низовыми церковными структурами в этих странах. И это в нашей внешней политике понимают. Период романтического отношения к Ватикану прошёл, я думаю, в середине 1990-х годов. Но уже в 90-е годы многие видели, как Ватикан беспардонно пытался вторгнуться в Россию, используя слабость Русской Церкви. Так же он использовал нашу слабость в 1920-е годы, ведя переговоры с большевистскими властями, чтобы влезть в страну. И в 1990-е годы тоже шла попытка миссионерства, захвата информационного пространства, образовательного пространства. Некоторые успехи были тогда Ватиканом достигнуты, но не хватило сил, потому что кадров у так называемых католиков сейчас всё меньше и меньше. И тогда Кремль, МИД, Администрация Президента (отчасти с моей подачи) учла все эти экспансионистские устремления – и возникла определённая реалистичность в отношениях (после, повторюсь, очарования периода поздней перестройки и ранней постперестройки).

– Давайте обратимся к литературным вопросам. В том же 18-м номере за текущий год мы открыли в нашей газете дискуссию о книге священника Георгия Селина «Загадка 2037 года», где по сути в духовно-нравственной сфере светская русская литература противопоставляется православию. Причём речь идёт не о каких-то сомнительных в нравственном и художественном отношении произведениях современных авторов, а о самой что ни на есть классической русской литературе золотого XIX века – Пушкине, Льве Толстом, Достоевском. Дескать, из светской литературы по сути создан культ, который перетягивает на себя внимание русских людей от традиционной православной веры. Как вы относитесь к такой постановке вопроса?

– Это очень большая тема, большой разговор. Я не уверен даже, что сейчас смогу привести его к каким-то ясно сформулированным мыслям. Но, конечно, проблема есть. В начале XX века и потом, конечно же, в советское время из литературы попытались создать эрзац религии. Имело место гипертрофированное почитание одних деятелей «золотого» и «серебряного» века при полном игнорировании других. Многочисленные памятники Пушкину и бесконечное восхваление его на фоне очень скромного отношения к Тютчеву, Батюшкову, Фету, почти полного исключения большинства поэтов, которые всю жизнь были консерваторами. Подчёркивание Толстого и глуховатое отношение к Достоевскому. При полном игнорировании Загоскина, Аксакова, Булгарина – подчёркивание, в общем, таких абсолютно второстепенных в литературе фигур, как Герцен... Всё это создавало квазирелигию. И я с этой квазирелигией не согласен. Я считаю, что литература – это не священное сообщество. Можно спорить с классиками. Можно говорить, что Толстой – это мощный романист и мощный исследователь народной жизни, человек с яркой гражданской позицией, но с беспомощными совершенно религиозно-философскими текстами. В огромном объёме текстов на религиозно-философские темы, которые он написал, очень сложно найти по-настоящему яркую мысль, да и даже просто, извините, логику...

– Тем не менее, именно ему удалось создать квазирелигию...

– Не ему, а его последователям и политическим структурам, которым он был выгоден. Есть, конечно, в этой теме недоговорённости, о которых бы нужно поговорить. Культ из литературы XIX и XX веков был создан искусственно, и возник он потому, что не было настоящей веры. Не было в сердце, в уме и в душе Христа, поэтому утрированно увлекались, например, Михаилом Булгаковым. Не было Церкви, поэтому сделали из поэтов-шестидесятников квазиапостолов. Конечно, литература в обществе в целом играет положительную роль, но это не значит, что с ней, с её даже самыми яркими представителями нельзя спорить, нельзя давать оценку, в том числе нравственную, тому, что эти люди сделали и делают, не значит, что нельзя развенчивать сообщество, в котором много лет рука руку моет, в котором есть какие-то совершенно раздутые авторитеты, а талантливые люди не из собственного круга жёстко отбраковываются или даже отстреливаются по принципу свой-чужой (даже в этническом смысле – скажем прямо). Обо всём этом нужно говорить. Литература – это пространство, где есть святость и грех, есть ум и глупость, есть талант и раскрученные бездари. И не нужно стесняться так к этому пространству и относиться, даже если это пространство состоит из давно умерших людей.

– Тут ещё вот в чём проблема. Дело в том, что, если сводить к краткой выжимке идею В.В. Розанова, он говорил (и, на мой взгляд, совершенно справедливо), что русский литературный процесс как бы стимулирует в русском человеке такие качества, как мечтательность и бесполость...

– Это не только литературный процесс. Русскому народу вообще свойственна мечтательность. А бесполость – это интересная тема. Только не нужно тут смешивать идеал девства и монашества с идеалом разврата, для которого нет ни своего пола, ни чужого, а очень скоро не станет уже и вида, возраста и вообще каких-либо рамок...

– Совершенно верно. И здесь возникает конфликт с православием. Вспомним (хоть это и литературный образ) слова старца Зосимы из «Братьев Карамазовых» Достоевского о том, что христианство есть опыт действенной любви. И вот эта действенная любовь, активная жизненная позиция вступает в противоречие с бесполой мечтательной природой, которая так или иначе распространяется русской литературой. Проблема русских состоит ещё и в том, что у каждой нации и народа есть свои этнокультурные доминанты, и здесь литература как бы потакает доминанте самого народа...

– Здесь не правы все. В том числе и Достоевский. Я не боюсь с ним спорить. Он ведь один из родоначальников богословского модернизма, на самом-то деле. Более опасный, чем Лев Толстой. Потому что Толстой был явный враг, а Достоевский – гениальный писатель, с совершенно гениальными интуициями как политическими, так и религиозными, но всё же богословский модернист. Деятельная любовь не спасает человека от ада. Как сказал святитель Игнатий Брянчанинов, «добродетели падшего естества нисходят в ад». Спасают истинная вера и действие самого Бога в человеке, в человеческой жизни, проявляющееся в том числе и через добрые дела, но не только через них. Добрые дела – не главное. Деятельность вообще – не главное. Это то, что должно естественным образом прилагаться к истинной вере и к таинственной, евхаристической жизни человека во Христе. Но если вот этой жизни во Христе нет, то все добрые дела – прах, и даже могут быть опасны, потому что стимулируют гордыню, и тут приходится даже говорить о такой чудовищной, антиевангельской вещи, как пиар добрых дел. Почитайте Нагорную проповедь – там такое поведение прямо осуждается! Благотворительность напоказ – это нечто такое, что полностью убивает смысл этой благотворительности.

– Известно, что вы тоже имели небольшой опыт литературного (или «сценарного», как вы сами оговаривались) творчества...

– Да, псевдолитературного и графоманского...

– Нет ли каких-то планов у вас в этом направлении?

– Сейчас готовятся к печати две моих книжки. Ещё одна вышла – думаю, стоит её порекомендовать людям. Она называется «Вера и жизнь», там содержатся воспоминания о прошлом и будущем, в том числе характеристики трёх патриархов, Ельцина, Путина, Володина и других, ещё действующих, политиков, а также деятелей культуры и интеллектуалов. Идёт речь об отношениях Церкви и государства, экономике, политике. Излагается проект основ новой конституции для будущей России. Рекомендую её пролистать. А вот другая книга – «Накануне Армагеддона» – несколько хулиганская. Надеюсь, что она совсем скоро выйдет. Там, с одной стороны, есть несколько достаточно скучных, может быть, текстов на религиозно-общественные темы – о пределах свободы и основаниях для применения силы. Но есть и четыре футурологических зарисовки, рассказиков о 2024, 2043 и 2117 годе. Там описано, куда вся нынешняя тенденция может завести мир и что может ей противопоставить Россия. О том, как будет жить человечество после извержения вулкана Йеллоустоун и после обмена ядерными ударами нескольких великих стран, как отомрёт речь, письменная и устная, как люди будут управляться через компьютерные импульсы, как (немножко раньше) произойдёт народный суд в центре Москвы в Лужниках над некоторыми персонажами, в именах которых угадываются ныне живущие политики и общественные деятели...

– Были ли лично у вас за последнее время какие-то открытия в отечественной литературе?

– Я почти не читаю fiction. В день проглатываю около ста страниц о том, что кто наговорил за сутки, что понаписали люди в Интернете, в газетах. Последнее, что я прочитал из книг – «Россия. История успеха» Александра Горянина. Это довольно интересный текст, где говорится о настоящих фактах, которые касаются российской истории. Начал пролистывать пока не изданную рукопись Валерия Байдина о подполье и полуподполье в религиозной жизни 1980-х – 1990-х годов: об отце Александре Мене, об отце Димитрии Дудко, о митрополите Питириме. Многих из этих людей я знал достаточно близко, поэтому мне очень интересно. К сожалению, пока нет особых шансов на то, что эта книжка будет издана...

 

Беседу вели Илья РЯБЦЕВ

и Евгений БОГАЧКОВ


Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий

     

Комментарии  

# Вадим Тимофеевич Кул 07.07.2017 10:46
Беда в чём - любая религия обещает рай на том свете. А есть ли он - вот вопрос. Как говорила моя бабушка - попы нам не нужны, не нужны посредники перед Богом! Имей Бога в душе! Бог - это ВЕРА, а её-то нынче нам и не хватает. Уже все забыли, что нынешний патриарх торговал водкой и табаком, а ныне призывает молиться, а за кого. Короткая память у нашего народа, отсюда и все беды!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Изергиль Старухин 05.07.2017 00:53
И все-таки я больше люблю Бастера Китона.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# varibok 04.07.2017 22:03
двенадцать стульев - требуется продолжения
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# varibok 01.07.2017 22:30
до сих пор церковь видит в русской художественной литературе конкурента а на самом деле это другое поле реальности где церкви нет смысла состязаться ведь церковь занята спасением литература же художественным просвещением и доставлением мыслительного удовольствия через воображение
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Guest 01.07.2017 07:09
Чаплин интересная личность. Но он такой же беспросветный заблужденец, как и большинство системно-церковных служащих, чиновников. Религиозные институты любого направления давно себя изжили и сами, как общественные институты, идут по пути отмирания в условиях преобладания научного мировоззрения и научных подходов к организации жизни человечества. Есть, конечно, радикальные группировки в любом из регтечений, но они безжизненны, они как вирусные заболевания лечатся тоже радикально либо "лекарствами", после чего люди прозревают, становятся нормальными без религиозных шор в глазах, мозгах и т.д. Все нынешние тары-бары вокруг истинного и не истинного христианства - свидетельство умирания христианства как такового. Всё это глупость, ересь, как, собственно, и все прочие религиозные учения, догматы, рассчитанные на глупцов, рабов, лентяев, лодырей, тёмную необразованную массу людей, несущую копеечку во храмы лжи и проституции. Таков сегодняшний момент.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Садовский 03.07.2017 22:56
А вы, Guest, неинтересны, как всякий самодовольный позитивист и духовный невежда.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Guest 05.07.2017 08:05
Садовский, как позитивист, я вам сочувствую, если вы тоже принадлежите к иудохристианской секте. Вы - раб чужих идей, вымыслов и домыслов, следовательно, духовный невежда. Честь имею.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Гюрза 05.07.2017 09:47
Мне интересно. Например, как выглядят "радикальные лекарства", после чего "люди прозревают, становятся нормальными, без религиозных шор в мозгах"? Всегда казалось, что религия это не мозги, а сердце. Религиозность всегда представляла как осознание своей причастности к Создателю, Космосу, Абсолюту. Что плохого чувствовать себя частью мироздания, уж простите за громкое слово? При таком подходе и наука становится понятнее. Вот и Исаак Ньютон в свое время был больше известен как теолог. А ведь не глупее Вас, Guest, был этот великий ученый. Не глупец, не раб, не лентяй... Про Дарвина сами прочитайте. Рекомендую для общего развития.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Любопятов 30.06.2017 20:22
Думаю, что не в одной фигуре экумениста Кирилла Гундяева тут дело. Президент Российской Федерации дзюдо и Центробанка ой как тут при чем!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать