НОВОСТИ

  • 14/12/2017
    С. Есин — писатель русский, этим и интересен…

    Несмотря на солидный (толстовский!) возраст Сергея Николаевича Есина, смерть его стала полной неожиданностью для многих. Этим, вероятно, и объясняется сумбурность и некоторая однобокость иных воспоминаний-некрологов, появившихся в соцсетях, в основном литературных дам, общавшихся с ним по Литинституту — какие-то шероховатости его характера и поведения вспоминают, свои мелкие обиды. Но С. Есин — русский писатель, и этим в первую очередь интересен…

  • 14-17 ДЕКАБРЯ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ ПРОЙДЕТ ВЫСТАВКА ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
    07/12/2017
    14-17 ДЕКАБРЯ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ ПРОЙДЕТ ВЫСТАВКА ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

    Книжная выставка-ярмарка, которая в середине декабря пройдёт в Санкт-Петербргском Художественном Музее, сосредоточится прежде всего на военно-исторической литературе. В остальном же она, традиционно для таких мероприятий, проходящих при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, будет включать в себя встречи с авторами, дискуссии на темы, связанные с российской историей, презентации книжных новинок...

  • 21/11/2017
    В сеть запущен Литературный экспресс

    21 ноября в медиацентре «Российской газеты» состоялась презентация мультимедийного проекта «Литературный экспресс», который реализуется Государственным музеем истории российской литературы имени В.И. Даля.

  • Вышел 5-й номер "Мира Севера" за 2017 год
    20/11/2017
    Вышел 5-й номер "Мира Севера" за 2017 год

    Читайте в свежем номере:

  • 02/11/2017
    Редкий дар благодарности

    31 октября в Саранске состоялся вечер памяти писателя Анны Смородиной.

  • 31/10/2017
    Начни свой день со свежей прессы!

    Самое время оформить подписку на "Литуратурную Россию" на 2018 год. Сделать это можно несколькими способами:

  • 12/10/2017
    Лауреатом премии «Ясная Поляна» стал Андрей Рубанов

    Сегодня вечером в Бетховенском зале Большого театра состоялось торжественное вручение литературной премии «Ясная Поляна» за 2017 год в трёх номинациях – «Современная русская проза», «Иностранная литература» и (впервые в этом году) «Событие».

  • 07/10/2017
    Людская жадность не знает границ

    Не так давно в Греции на острове Корфу прошла международная конференция, посвящённая великому русскому флотоводцу Фёдору Ушакову. От Союза писателей России в этом важном мероприятии участвовали автор неоднократно переиздававшейся в серии «ЖЗЛ» книги об Ушакове Валерий Ганичев, который совсем недавно отпраздновал своё 84-летие, его дочь Марина Ганичева и сопредседатель Союза писателей Сергей Котькало (правда, что этот чиновник написал, никто не знает, как никто не знает и что он сделал в деле изучения и прославления Фёдора Ушакова).

  • 07/10/2017
    Скончалась супруга классика советской литературы
    Завершив все свои земные дела, 2 октября 2017 г., на 98-м году жизни, скончалась Людмила Владимировна Крутикова-Абрамова.
  • 06/10/2017
    На всероссийском журналистском конкурсе «Многоликая Россия» лауреатом от Москвы стал литературный журнал «Этажи»

    Конкурс организован Республиканским агентством по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа» (Казань) и его целью является формирование интереса к культуре и искусству различных народов, проживающих на территории Российской Федерации и за её пределами.

Архив: №39. 10 ноября 2017 Назад

ЗДОРОВЬЕ НАДО ВЫСТРАДАТЬ

В самый разгар первой школьной четверти я сильно заболела. Мучили приступы судорожного кашля, голос исчез, чувствовалась большая слабость. Оставив мысли о работе, я пошла в поликлинику.


В регистратуре узнала, что по записи я попаду к терапевту не раньше, чем через две недели. Стало легче, когда работники регистратуры сказали, что меня может сегодня принять дежурный врач в тринадцатом кабинете в порядке живой очереди.

Сидела я в этой «живой очереди» около трёх часов, и она казалась мне вовсе не «живой», а неподвижной, застывшей, нескончаемой. Единственным разнообразием в этом тягостном ожидании были выходы на улицу, чтобы откашляться. При большом количестве людей кашлять было неловко: приступы были долгими, сильными, вышибающими слезу.

Коридор, где мы сидели, был длинным, белым, скучным. Мимо нас, ожидающих больных, понуро сидящих длинной вереницей, проходили люди в белом, наши спасители. Часто куда-то уходила и врач из тринадцатого кабинета. Невысокого роста, средних лет, коренастая, шла она быстро, спортивной походкой, немного вразвалочку.

На стене передо мной висел чёрно-белый стенд под названием «Диспансеризация». Внизу стенда была наклеена картинка из интернета, на которой были изображены четыре чёрных человеческих фигурки с победно поднятыми вверх руками. Человечки символизировали полное выздоровление после диспансеризации. Здесь же, в скучном коридоре, находились люди, которым ещё только предстояло выздороветь. А чтобы попасть в кабинет к доктору, нужно или ждать две недели, или «отсидеть» «живую очередь», конца которой способен дождаться не всякий больной человек.

Наконец, я вошла в кабинет. Врач и медсестра были глубоко погружены в какие-то бумаги. 

– Рассказывайте! – не глядя на меня сказала врач.

Я рассказала врачу о своём нелёгком состоянии. Она отвлеклась от бумаг, посмотрела на меня очень внимательно и громко спросила:

– А от нас-то вы что хотите?!

Вопрос поставил меня в тупик. Действительно, что я хочу от врача? Терапевт, видя моё замешательство, сделала спасительную подсказку:

– Наверное, больничный? 

– Не мешало бы…

Тогда она взяла меня за руку, порывисто вывела из кабинета, указала на очередь в кабинет № 14 и сказала:

– Я не выписываю больничные. За больничными нужно обращаться сюда!

Она отдала мою карту в четырнадцатый и стремительно ушла в свой тринадцатый. А я оказалась в хвосте новой длинной очереди. До конца рабочего дня оставалось полтора часа, и за мной уже никто не занимал. Когда я дождалась очереди в четырнадцатый кабинет, подошла женщина, которая была бледна, очень тяжело и часто дышала.

– Вам плохо? – спросила я.

– Да, – ответила женщина. 

И как раз в эту секунду меня пригласили в кабинет.

– Там женщине плохо, примите её вперёд, – попросила я.

– Там всем плохо, – сердито сказала терапевт. И строго прибавила: Садитесь быстрее, я вам говорю! И указала на стул рядом с собой.

В четырнадцатом кабинете мне поставили ларингит, выписали кучу лекарств и дали направление к отоларингологу. Утром следующего дня я приехала, надеясь попасть на приём, но оказалось, что записывали по направлениям только на следующий день. Записалась и поехала домой.

На следующее утро я вошла в кабинет лора. За столом перебирала бумаги крепкого телосложения врач. В её движениях, фигуре чувствовалась недюжинная физическая сила. Про таких говорят: «Коня на скаку остановит…» Лампочка на лбу делала её похожей на шахтёра. Лор оказалась очень суровой женщиной. Она сразу выставила меня из кабинета, заявив, что у неё нет моей карты. Я с трудом нашла карту и сделала вторую попытку проникнуть в кабинет. На этот раз меня впустили и выслушали мои жалобы. Узнав, что я была у терапевта, она стала читать диагноз и предписание. Вдруг она вскинула глаза и громко, возмущённо заговорила:

– Как она могла поставить вам ларингит?! У неё же нет такой штуки, как у меня! – и она хлопнула себя по лбу, где красовался лобный рефлектор. – Только лор может поставить такой диагноз. У вас скорее всего фарингит. 

– Подумать только! И муколитики не прописала! А должна была их назначить в первую очередь.

И лор стала выписывать другие препараты.

– А лекарства, прописанные терапевтом, мне продолжать пить? – с осторожностью спросила я, зная крутой нрав лора.

– Продолжайте, – отмахнулась она от меня. – Всё равно уже купили.

Посмотрев мою карту, не глядя на меня, небрежно спросила:

– Вы ведёте физкультуру?

Увидев мои удивлённые глаза, пояснила:

– Обычно учителя физкультуры сидят так, как вы, с расставленными ногами, – и показала на мои неплотно прижатые друг к другу колени.

– Вы курите? – задала она следующий вопрос.

– Нет. Никогда не курила.

– А судя по голосу курите.

– Вчера у меня вообще не было голоса.

– Так это не ваш голос?

– Не мой.

В это время открылась дверь, в неё заглянула пожилая женщина.

– Выйдите отсюда! – закричала лор мощным голосом. – Не видите, у меня приём!

И воздела глаза к потолку:

– Эти больные лезут и лезут!

После этого врач стала осматривать зеркалом моё горло и ощутимо задела гортань. Последовала нежелательная, но естественная реакция организма, и лор вынула зеркало. При этом она содрогнулась:

– И почему вы, учителя, все такие нервные?!

Визит к лору закончился направлением на физиопроцедуры и на консультацию к физиотерапевту, опять же в тринадцатый кабинет. Уже знакомый мне терапевт тринадцатого принимал во второй половине дня, и я через весь город поехала домой на два часа. От усталости кружилась голова, а в ней крутились рифмующиеся слова «лор – шахтёр, лор – шахтёр…».

Вернувшись в поликлинику, села в «живую» очередь. Когда, наконец, я попала в заветный кабинет и села на стул, вошла женщина в белом халате и сообщила:

– В коридоре сидит больная с острой болью, у неё язва и её надо принять вне очереди.

Терапевт открыла дверь в коридор и крикнула:

– Кто здесь язва?! Вы? Язва, заходите сюда!

Вошла плачущая девушка и сказала:

– Ни один врач не хочет меня принимать!

Всхлипывающую «язву» быстро осмотрели на кушетке и сказали:

– Нет у вас язвы, в таком возрасте её просто не бывает.

А затем отправили к другому врачу.

Теперь терапевт посмотрела на меня. На этот раз я опередила её вопрос «Что вы от нас хотите?» и сразу сказала о своём желании:

– Меня направляют на УВЧ. Можно как-нибудь обойтись без него. Иначе в поездках, очередях я просто ещё больше заболею. Отпустите меня домой. 

– Хорошо, – сказала терапевт. – Только вы будете делать согревающие компрессы на грудь и на спину. Зайдите в аптеку и купите димексид. Она замолчала и оценивающе посмотрела на мою одежду, после чего изобразила на лице глубокое сочувствие и добавила:

– Да он недорогой!..

Я взяла предписание и пошла к двери, но терапевт окликнула меня:

– Вернитесь, я вам давление измерю!

– Может не нужно?

– Вообще-то я врач, – с достоинством ответила терапевт. – Я ещё, между прочим, и живот смотрю…

В этот вечер я вернулась домой только к отбою, выжатая как лимон. Наверное, так чувствуют себя шахтёры, отстоявшие две смены…

Кое-как сняла бахилы, но они крепко примагнитились-приклеились к моей руке и никак не хотели падать в бак. На выходе из больницы сложились немудрёные стишки:

Подцепил бациллу –

Надевай бахилы.

Примет тебя лор,

Сильный, как шахтёр.

Терапевт привычно

Выпишет больничный…

По дороге встретилась моя старенькая учительница английского языка, направлявшаяся в больницу в весёлом расположении духа. Она сказала, что после того, как доктор подарил ей шутку «Вы теперь не одна живёте, а со своим Склерозом», жизнь стала веселее. И учительница пошла по направлению к поликлинике в надежде поправить здоровье…

 

Ирина ПРИЩЕПОВА

 

пос. БАЙКАЛ,

Иркутская обл.

 


 

Обращение к министру здравоохранения

 

Редакция «ЛР» убедительно просит министра здравоохранения России Веронику Скворцову прокомментировать письмо. Надеемся, что она не станет уклоняться от этой просьбы. Будем с нетерпением ждать её комментариев.

 


Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий

     

Комментарии  

# Изергиль Старухин 15.11.2017 02:26
Живая очередь быстро подходила к своему концу.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Гюрза 15.11.2017 22:20
В поликлинике не бывает быстро.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Гюрза 10.11.2017 22:25
Врача не догадалась на дом вызвать, а ведь пишут везде, что с кашлем и насморком не стоит в транспорте и в очередях друг друга заражать. Врач бы выписала и рецепты и направления. И врачу легче, для него очередь тоже обуза.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Изергиль Старухин 10.11.2017 20:46
Ничего про качество анализов не написала. А без этого качества - никуда.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Гюрза 10.11.2017 18:16
Сначала подумать бы о том, как финансируется наше здравоохранение и отвечает ли министр здравоохранения за это финансирование. В другой газете написали о том, как врач "скорой" прошел 15 километров по тайге, чтобы спасти жизнь больному. И там был не насморк или кашель, а серьезная травма.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать