НОВОСТИ

  • 16/11/2017
    ЗАХАР ПРИЛЕПИН ПРОВЕДЁТ ПИСАТЕЛЬСКИЙ МАСТЕР-КЛАСС

    В декабре литературную Москву ожидает не совсем стандартное событие: Московское отделение Союза писателей России пригласило провести мастер-класс самого Захара Прилепина.

  • 02/11/2017
    Редкий дар благодарности

    31 октября в Саранске состоялся вечер памяти писателя Анны Смородиной.

  • 01/11/2017
    Читайте в текущем номере газеты «Литературная Россия»

    - Книги каких писателей об Октябрьских событиях 1917 года не помешало бы сегодня перечитать?

    - Что начитал за последнее время экс-ректор Литературного института Сергей Есин?

    - Что сегодня происходит на родине основателей царской династии Романовых в Костроме?

    Среди авторов этого номера "ЛР" прозаик Роман Сенчин, поэт Алина Витухновская, историк литературы Александр Курилов и др. литераторы и художники.

  • 31/10/2017
    Начни свой день со свежей прессы!

    Самое время оформить подписку на "Литуратурную Россию" на 2018 год. Сделать это можно несколькими способами:

  • 24/10/2017
    Читайте на этой неделе в «ЛР»

    В текущем номере еженедельника «Литературная Россия» можно будет прочесть:

    - Кто из министров является главным позором нынешнего российского правительства?

    - Ловкость рук и никакого мошенничества, или Ещё раз о виртуозном искусстве политических иллюзионистов;

    - Что за новый роман сочинил культовый писатель Алексей Иванов;

    - В местах обещанных свобод неслыханная деспотия;

    - Дорога в тупик, или Сергей Собянин – цивилизатор...

  • 18/10/2017
    Читайте в следующем номере «ЛР» (№ 36, 2017)

    – За что арестовали трёх ключевых сотрудников Роскомнадзора?

    – До каких пор "Единая Россия" будет терпеть отвратительное двуличие депутата Железняка?

    – Как публикации "ЛР" повлияли на работу "Почты России", Фонда обязательного медицинского страхования и Департамента транспорта Москвы.

    – Как остановить движение страны в сторону социально безответственного государства?

    – Перекличка путинских и брежневских методов управления государством. В чём плюсы, и какие опасности подстерегают нашего президента?

  • 12/10/2017
    Лауреатом премии «Ясная Поляна» стал Андрей Рубанов

    Сегодня вечером в Бетховенском зале Большого театра состоялось торжественное вручение литературной премии «Ясная Поляна» за 2017 год в трёх номинациях – «Современная русская проза», «Иностранная литература» и (впервые в этом году) «Событие».

  • 11/10/2017
    Читайте в ближайшем номере «Литературной России»

    – Неизвестные ранее материалы, связанные с первой публикацией романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» 50 лет назад в журнале «Москва».

    – Кто может сменить Владимира Мединского на посту министра культуры России.

    – Кто и почему выставил фальшивые документы о Ленине в выставочных залах Росархива, и сойдёт ли эта провокация с рук руководителю ведомства Андрею Артизову.

    – Есть ли будущее у литературной периодики в России или одни издания дотянут до завтра, а другие умрут послезавтра?

    – Чей последний роман сильнее – нобелевского лауреата 2017 Кадзуо Исигуро или лауреата премии «Ясная Поляна» Марио Варгаса Льоса?

  • 07/10/2017
    Людская жадность не знает границ

    Не так давно в Греции на острове Корфу прошла международная конференция, посвящённая великому русскому флотоводцу Фёдору Ушакову. От Союза писателей России в этом важном мероприятии участвовали автор неоднократно переиздававшейся в серии «ЖЗЛ» книги об Ушакове Валерий Ганичев, который совсем недавно отпраздновал своё 84-летие, его дочь Марина Ганичева и сопредседатель Союза писателей Сергей Котькало (правда, что этот чиновник написал, никто не знает, как никто не знает и что он сделал в деле изучения и прославления Фёдора Ушакова).

  • 07/10/2017
    Скончалась супруга классика советской литературы
    Завершив все свои земные дела, 2 октября 2017 г., на 98-м году жизни, скончалась Людмила Владимировна Крутикова-Абрамова.
Архив: №51. 19 декабря 2008 Назад

«При-Ём при-нЁм», или Время плодиться и размножаться

…За длинным кумачовым столом на сцене расположилась приёмная комиссия в составе пяти человек. Председательствующий, а его видно сразу – он посредине, – стучит по графину, призывая к тишине, то есть к началу действа

…За длинным кумачовым столом на сцене расположилась приёмная комиссия в составе пяти человек. Председательствующий, а его видно сразу – он посредине, – стучит по графину, призывая к тишине, то есть к началу действа, степенно поднимается, подносит ближе к очкам лист бумаги, вчитывается, окидывает взглядом аудиторию, собравшуюся по сегодняшнему торжественному поводу в местной библиотеке, негромко спрашивает у одного из сидящих за столом: «Все ли явились заявители?» «Один отсутствует по уважительной причине», – слышится заготовленный робкий ответ подателя списка, присутствующего среди членов комиссии. «Тогда приступим, – строго продолжает председательствующий. – Первой стоит фамилия… Новелла Матвеевна. Да, Иванова, прошу сюда». Со своего места в зале поднимается молоденькая особа, не иначе как «студентка, красавица, спортсменка», говоря по-нынешнему, топ-модель, нервно поправляет причёску, торопливо семенит к указанному жестом председательствующего месту перед президиумом, становится вполоборота перед комиссией и залом. По всему видно, она сильно волнуется: губки трясутся, коленки дрожат, представляется: «Иванова Новелла… Ме-Матвеевна, одна тысяча девятьсот восемьдесят… мого ге-года …фе-фер-рождения…» «Что ты нам нынче представишь?» – раздаётся беспристрастный голос всё того же председательствующего. «Ме-можно, я продекларир… не-ну, это, про-про-деклами-мирую сначала сти-стих один… А пе-пе…потом…» «Начинай, чего это разволновалась, Иванова, мы же здесь все свои. Не резать же тебя приехали», – успокаивает девочку-претендентку другой опытный товарищ из президиума. Иванова берёт себя в руки, и бойко, временами подглядывая в лист бумаги перед собой, начинает читать, всё более распаляясь. Члены комиссии удовлетворённо закивали головами, переглядываются друг с другом в знак согласия, кое-кто в задумчивости закатывает глаза, представленное Ивановой комиссию устраивает, одобряется. «У кого из членов комиссии есть вопросы к претенденту? Лично я вижу, Иванова неплохо подготовилась, можно сказать, очень даже хорошо справилась, несмотря на то, что волновалась. Но это, тэсэзеть, издержки производства, ведь не каждый день работает приёмная комиссия, не правда ли, товарищи? Я ставлю вопрос на голосование. Уважаемые члены комиссии, внимание, решается судьбоносный вопрос, кто «за», прошу поднять руки. Тэк, «против», «воздержавшиеся» есть? Пять голосов единогласно! Это прогресс!… Иванова, поздравляю тебя со вступлением… Тэсэзеть, нашего полку прибыло, товарищи, давайте похлопаем!» … …Дорогой читатель, вы думаете, автор рассказывает вам случай из приёма в скинхеды, в пионеры, или как их там называют теперь? Вы жестоко ошибаетесь. Не правы и те, кто подумал, что я тут привёл отрывок из рассказа о порядках у «нашистов», «гашистов», или как их теперь называть, не знаю тоже… Ничего художественного тут нет – ни домысла, ни вымысла – всё это правда чистой воды, документальная реальность наших дней. Это событие произошло всего полгода назад в одном из подмосковных городов. Чтоб мне провалиться сквозь землю, если совру хоть одной буквой: но, верьте не верьте, это была сцена из приёма в члены Союза писателей России!.. Ей-богу! В Союз писателей (!), товарищи! Как-то зацепила меня статья ростовчанина Виктора Петрова «Кто в писатели пошёл?», опубликованная в «Лит.России» 28 ноября, в № 48. Долго не мог понять, уразуметь, отчего взволновала. А тут вспомнил. Я недавно стал жителем Московской области. Когда закончились основные хлопоты по обустройству своей вожделенной «фазенды», зимой от безделья как-то затосковал, решил выйти в свет. Ну и куда податься новому человеку в новом городе. Пошёл к братьям по несчастью – узнал адрес и решил познакомиться с местным литобъединением. Всё здесь было как у людей, где хорошо относится местное руководство к литераторам своим – выделено место в одном из клубов, имеется штатный (!) руководитель лито, регулярно проходят в отведённое время встречи начинающих, а там, как и полагается, разборки творчества, выступления в прессе, встречи с читателями… Всё как у людей. За исключением того, как устроен процесс приёма в члены СП из созревших молодых областным отделением СПР. На том, описанном выше, «мероприятии» случился и казус небольшой. Один претендент, из поэтов тоже (прозаиков почему-то вовсе нет в этом литобъединении), не сказав причины, вдруг отозвал своё заявление. В кулуарном разговоре, особо не распространяясь перед незнакомцем, на мой недоумённый вопрос, ведь о такой удаче мы годами мечтали, пояснил, что будет вступать в альтернативный нашему СПР – в Союз российских писателей. И я его понял. Хотя и там не лучше «принимают», как знаю… …В своё время, за три года всего, с 1994-го по 1997-й, сразу десятью человеками пополнились ряды Тюменской областной писательской организации из числа литераторов северного города Надыма, города, откуда есть и нашла своё начало газово-энергетическая мощь страны… Никто не будет, думаю, оспаривать того факта, что такие регионы, как Югра и Ямал, в начале семидесятых прошлого уже века притягивали не только лучшие кадры нефте- и газодобытчиков страны. Устремлялись вместе с ними в ту перспективную даль и люди творческие, пытливые, сочиняющие, творящие – в общем, ищущие и пишущие романтики. Каждый мечтал сотворить себя и преобразить мир вокруг – как салехардский поэт Константин Кривчиков отметил: «По свету немало хаживал – искал, облагораживал». И ведь затем действительно состоялись они, выросли и вросли корнями: вошли в региональные учебники литературы, в энциклопедии, справочники – стали гордостью северян. Как оказалось, масштабы строек, грандиозные дела тех ударных лет рождали имена не только в производстве, но и в культуре региона и страны. Общепризнано исследователями: средняя грамотность на севере, количество одарённых на душу населения среди северян тогда была выше средних показателей в стране. И вот из таких северян, проверенных десятилетиями непрестанного и заметного в регионе творчества, стали пополняться ряды писателей Тюменской области. К началу девяностых, когда заработал перестроечный Закон о печати, отменивший цензуру, надымчане быстро разродились книгами, солидными журнальными публикациями по стране – да так обильно, что многим завистникам показалось, будто накопленное в столах у нас вдруг вынесло водопадом. По числу писателей Надым стал (показатель этот держится до сих пор) богаче других в автономном округе, хотя там есть и старше, и многочисленнее города. Кто-то скажет, что всё стоящее проверяется главным нашим цензором – временем. Да, и сегодня никто не сможет бросить камушка в сторону писательских имён Людмилы Ефремовой, Алевтины Сержантовой, Юрия Баскова, Валерия Мартынова, Владимира Мостипана, Бориса Кожухова, других надымчан в списке писательской среды Тюменщины. А ведь именно в те годы, когда писательский список только-только стал «набухать» новыми именами из числа надымчан, кто-нибудь из закоренелых писателей-мэтров Тюмени нет-нет да запускал недовольный слушок, дескать, зарасплодились вдруг, как инкубаторские – писателей стало больше чем дворников… Тем не менее проходит время, а Надым гремит новыми, не менее интересными, именами: Леонид Нетребо, Наталья Массальская, Елена Яцкая, Владимир Шумков, Ирина Стецив, Ирина Липатова – всех и не перечислишь... Потому что зачин был правильный, планка в литобъединении со дня основания была задана высокая, и наше НЛО, то есть ныдымское лито, под руководством Людмилы Ефремовой, строго следует этому почину по сию пору. Если кого-то представит Людмила в будущем, то следует понимать: это будет достойное имя писательское! Почему я об этом, спросит нетерпеливый литроссовский читатель и брат-писатель. А вот почему. Все мы, как бы ни пытался кое-кто охаивать наше поколение вступавших в доступные девяностые, всё же застали то время, когда был жесточайший отбор в члены СП. Это было намного строже и суровее, чем стать членом КПСС в советское время. Если в коммунисты принимали примерного работника по двум рекомендациям членов партии плюс решение комсомольской организации, с испытательным сроком (кандидатом) всего в один год, лишь бы не был засвечен в аморалке, то членом Союза писателей можно было стать лишь пройдя многолетнюю школу литобъединений, не один раз участвуя в ежегодных в те времена областных семинарах молодых. И рекомендацию тебе могли дать трое не менее маститых мэтра, непременно члены СП, и то лишь после того, как поднимут о тебе вопрос на годовом (раз в год!) собрании отделения писателей, при условии, если у тебя были к тому времени изданные две-три книги… Во как строго-то было! Когда в Тюмени рассматривали моё заявление, в тот год и день, пришедшийся на 100-летие Сергея Есенина, претендентов в члены СПР от прозаиков было всего двое – я и уже признанный автор многотомного романа «Кучум» Вячеслав Софронов. Я сидел и ёрзал на месте, пока не узнал результата, ведь не так засвечен, как Софронов! Так вот, я горжусь тем фактом, что вступал в один день с таким мастером пера, как и тем, что прошёл тогда с таким же числом тайных голосов, как и он, при одном всего голосе против… Я всю жизнь с почтением относился к писателям, их писательскому званию, и по сю пору не утратил трепетного того чувства своего! Горжусь и дорожу своим членством в СП. Поэтому по гроб жизни благодарен школе литобъединений и начинающих литераторов-друзей в Казани, Надыме, соответственно, своим наставникам Диасу Валееву, Альфреду Гольду. Не менее благодарен семинарам молодых в Тюмени, разборкам акул писательского пера, иногда доводившим до слёз. Думаю, ничем не замарал я, надеюсь, не опорочу и впредь, ничьёго имени своих рекомендателей в Союз писателей: Сергея Шумского, Константина Лагунова, Диаса Валеева. А смогут ли гордиться своим членством без рекомендателей те, кого принимали в Союз на таком «собрании» за президиумным столом, о котором рассказал в начале этой статьи?! В наши дни наблюдается откровенная профанация писательского звания, ещё недавно бывшее в почёте у просвещённого люда. Региональный князёк от литературы наделён полномочиями, и заключает договора с муниципальными органами власти. По тем договорам он получает соответствующую оплату на расчётный счёт организации. А за деньги-то надо уметь отчитываться! Чем? «Да вот, в прошлом году мы приняли от вас пять человек в писатели, нынче уже семеро стали членами СПР, а руководитель литобъединения награждён нашим знаком за заслуги. И вообще, ваше литобъединение отныне вошло в число лучших в области…» Как сказал в своё время полководец Суворов, «были бы награды, а заслуги найдутся!» Нынешние литературные бонзы найдут своим пристяжным любые заслуги за оплату. И протащат всех желающих, ведь им же нужны взносы членские – чем больше, тем лучше, – и каждый вознамеренный «мышкой юркнет» в почётный стан писательский, как нечего делать. Конечно, грешно думать, что такой порядок практикуется у всех подряд по стране. Не все же потеряли стыд и срам – в добрых первичках соблюдают приличия, и Уставы организации блюдут. Судя по статье Виктора Петрова, в Ростовской писательской организации до такого «собрания» ещё дело не дошло… И слава богу! А в Тюмени до сих пор продолжается строгий отбор при приёме в СПР, и требования к вступающим не послаблены ничуть. Только не догадываются там, что, оказывается, можно зажить припеваючи, как в Московии. Возьмите в толк, земляки-сибиряки, плодитесь и размножайтесь, иначе не выживете, оставаясь малочисленными. А делов-то! Одной рукой собираешь взносы, договора, другой раздаёшь книжки и значки… …После того «приёма» я тоже посидел за накрытым, но другой скатертью, тем же столом. Получил приглашение встать на учёт в областном отделении СП по новому месту жительства. Но что-то почему-то заставляет меня воздержаться от такой чести. Может быть, я повременю, и останусь пока в списке членов Тюменской писательской братии, тем более когда никто ещё оттуда не попросил меня. Может и правда, чем дальше от столиц, тем чище воздух… Но, может статься, ради новизны впечатлений и встреч с друзьями-северянами когда-нибудь перекинусь в Ямальскую организацию, если власти там снизойдут до разрешения создать своё отделение писателей по примеру Югры… …Тяжело на душе стало мне – грустно и горестно высказался автор статьи «Кто в писатели пошёл», не правда ли… Имя писательское деградирует, скоро люди начнут плеваться в нашу сторону. Не канун ли такое поветрие концу писательских союзов? Ей-богу, ведь профукаем же так-то, братья по перу! Интересно, а как в других регионах поставлено это наше дело с членством? И как на такой щедрый секретарский «при-ём при-нём» (это из гайдаевской комедии «Наваждение», помните?), то есть приём в писатели «за президиумным столом», смотрят в верхах СПР?.. Габдель МАХМУТ
От редакции. Раз уж Габдель Махмут решил узнать о реакции верхов, то зададим этим верхам ещё пару вопросов. Правда ли, что в Московскую областную писательскую организацию можно вступить за 5 тысяч рублей? Хотелось бы также узнать, сколько стоит получение «медали имени Сергея Есенина»? Неужели действительно в этой организации всё выставлено на продажу? Или просто таков стиль работы лауреата двух десятков премий различного достоинства Льва Котюкова.

Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий