НОВОСТИ

  • 26/06/2017
    ПОЭТ БОГОЛЮБОВ – СНОВА ОБВИНЯЕМЫЙ

    Как известно, весной прошлого года православный поэт Николай Боголюбов был приговорён Замоскворецким судом гор. Москвы за ЭКСТРЕМИЗМ к принудительным работам и весомому штрафу...

  • 20/06/2017
    Полтора года за мошенничество, или Стоит ли ждать новых посадок

    Вся творческая интеллигенция последний год следила за событиями вокруг теперь уже бывшего руководителя Российского авторского общества Сергея Федотова.

  • 19/06/2017
    ООО «Московская периодика» беззастенчиво надувает правительство столицы

    Помнится, ещё несколько месяцев назад заместитель руководителя московского департамента СМИ и рекламы Юлия Казакова всех уверяла, как будет прекрасно после замены старых киосков прессы на новые: что очень удобно будет киоскёрам, им будет просторней, теплей, уютней; что резко увеличится ассортимент распространяемой периодики; что даже в чём-то к лучшему изменится облик самого города. Но всё это оказалось сказками. Судим об этом хотя бы на примере ООО «Московская периодика».

  • 18/06/2017
    Будет ли прок от писателей в новом составе Общественной палаты России

    Предстоящая неделя, как обещано, начнётся с первого собрания Общественной палаты Российской Федерации нового созыва. Из писателей в новый состав этой палаты попали двое – адыг Исхак Машбаш, которому уже давно перевалило за 80 лет, и русский поэт Андрей Дементьев, который готовится в будущем году отметить своё 90-летие.

  • 17/06/2017
    Кадровые перемены в СМИ, посвящённых культуре

    Уже несколько недель в коридорах телеканала «Культура» царит паника. Там сейчас происходят масштабные сокращения и увольнения.

  • 17/06/2017
    Маршак отправляется в путь

    Киноактёр Евгений Герасимов сообщил, что в Московской городской думе благосклонно отнеслись к идее установить в столице памятник замечательному детскому поэту и переводчику английской литературы Самуилу Маршаку.

  • 16/06/2017
    Похоже, Александру Проханову на телевидении подбирают замену

    Страна уже давно привыкла к тому, что чуть ли не через день на разных федеральных телеканалах в политических программах от имени патриотической общественности слово по всем вопросам имеет известный писатель Александр Проханов.

  • 15/06/2017
    Баталов покинул баталии века

    Уход Алексея Баталова – тихий, во сне, в больнице, стал для многих, если не для всех, в чём-то успокоением. Ибо что такое жизнь со сломанной шейкой бедра – известно…

  • 12/06/2017
    Академиков лишают самостоятельности

    В Российской Академии наук разгорается новый скандал. Теперь вокруг выборов президента Академии. Группа депутатов-«единороссов», среди которых экс главный санитарный врач страны Геннадий Онищенко и бывший секретарь парткома истфака МГУ Вячеслав Никонов, внесли проект закона, обязывающего Академию согласовывать с Правительством России кандидатуру будущего президента РАН (причём кандидатов должно быть не более трёх).

  • 10/06/2017
    В федеральных библиотеках начали при поддержке Минкульта вымогать с читателей деньги за чтение книг на электронных ресурсах

    В Министерстве культуры России и в столичном департаменте, ведающем искусством, судя по всему, спят и видят, как бы избавить библиотеки от книг и журналов, всё оцифровать и заставить читателей проводить свободное время только в Интернете.

Архив: №01. 15 января 2010 Назад

Ещё о «Тихом Доне»

Дав­но уже зна­ком с про­во­ка­тив­но­с­тью глав­но­го ре­дак­то­ра «Ли­те­ра­тур­ной Рос­сии» Вя­че­сла­ва Ог­рыз­ко. Ино­гда эта про­во­ка­тив­ность идёт на поль­зу га­зе­те и её по­пу­ляр­но­с­ти, при­вле­ка­ет вни­ма­ние к ос­т­рым про­бле­мам на­ших дней.

Давно уже знаком с провокативностью главного редактора «Литературной России» Вячеслава Огрызко. Иногда эта провокативность идёт на пользу газете и её популярности, привлекает внимание к острым проблемам наших дней. Вот за эту актуальность поднятых проблем, при всех своих порой сложных взаимоотношениях с редактором, я всегда ценил и ценю «Литературную Россию». Но с дискуссией по Шолохову, мне кажется, наступил некий перебор провокативности.

Во-первых, ничего нового в своих антишолоховских изысканиях ни два молодых прозаика (откровенно решивших попиарить себя любимых), ни известный своими русофобскими (не только антишолоховскими) взглядами иерусалимский казачок Зеев Бар-Селла не опубликовали. Всё идёт уже по двадцатому заезженному кругу, и, уверен, если бы это не касалось великого русского писателя, а писалось о каком-нибудь американце или израильтянине, никакая редакция столь долго мусолить одну и ту же тему не стала бы. Даже русскому простили бы, если бы тема романа и его величие не превышали все значимые нормы. К примеру, оказалось, что первый вариант набоковской «Лолиты» был написан немцем на ту же самую тему. Перепечатали этот немецкий рассказ о Лолите и успокоились. Не тот уровень. Набоков остался Набоковым. А дотошный серенький немец – дотошным сереньким писателем. Но, как я уже писал раньше, Шолохов давно уже стал одним из символов России, покуражиться над Шолоховым – это ещё раз покуражиться над Россией, унизить в целом всю русскую литературу. И потому русофобы с радостью будут запускать самые пошлые и приблизительные публикации, лишь бы досадить России, унизить её достоинство? Разве это необходимо Огрызко? К примеру, о норвежце Хьетсо и его группе, мне кажется, за минувшие десятилетия слышали даже те, кто и Шолохова не читал, и вдруг безграмотный молодой прозаик, обозвавший норвежца шведом, путавший годы издания «Тихого Дона», не знающий толком шолоховскую биографию – становится специалистом по антишолоховедению. Не перебор ли это?

Во-вторых, почему в дискуссии опубликованы две большие антишолоховские статьи и всего лишь несколько читательских гневных откликов в защиту Шолохова? Что, не нашлось шолоховеда? Или не искали? Мол, все умные люди давно знают о плагиате, лишь простые читатели, запутанные советской пропагандой, ещё не знакомы с правдой.

В-третьих, не пойму, почему в подобных дискуссиях уходят от истинной истории русской литературы первой половины ХХ века.

Иллюстрация Сергея Королькова к «Тихому Дону»
Иллюстрация Сергея Королькова к «Тихому Дону»

Все ищут ещё одного крупного казачьего писателя, который был известен своими романами о казачестве. Называют посредственного писателя Фёдора Крюкова, самых разных малоизвестных журналистов. И никогда не упоминают знаменитого белоказачьего генерала Петра Краснова. А ведь с неохотой, но его незаурядный талант признавал даже высочайший стилист Иван Бунин. Вот уж кто знал до мелочей и быт казачества, и все подробности первой мировой и гражданской войн, вот уж кто мог не в мелочах, неизбежных для любого эпоса, а по стилистике романа, по духу романа определить мнимость шолоховского авторства. И надо же, не иерусалимский казачок Зеев Бар-Селла, а мировой авторитет в вопросах казачества, в истории войн, реальнейший их участник генерал Пётр Краснов даже в пылу своего лютого антисоветизма до конца дней своих не переставал восхищаться гением Михаила Шолохова. Писал о нём в эмигрантской прессе восторженные статьи. Впрочем, не он один. Почитайте всю белую эмигрантскую прессу: все без исключения крупные историки, белые генералы, эмигрантские знаменитые писатели и критики признавали талант Михаила Шолохова, не сомневаясь в авторстве его, и почему-то всю дискуссию ещё в двадцатых годах вокруг романа «Тихий Дон» затеяли бездарные рапповские русскоязычные литераторы. Почему же с этим якобы безграмотным крестьянином Шолоховым дружили Александр Серафимович, Андрей Платонов и другие крупнейшие писатели в самой России? Неужели они были так глупы и при самом близком общении не могли увидеть несамостоятельность Михаила Шолохова? Если честно, вторым после белого генерала Краснова авторитетным свидетелем считаю Иосифа Сталина. Ну никак не нужен был ему в роли крупнейшего советского писателя плагиатор. Уж его специалисты, учуяв нечто подобное, доложили бы вождю. Да и вкус у вождя, в отличие от нынешних скептиков, был отменный. Ценил мастерство даже своих противников. Впрочем, и крупные художники, неприязненно относившиеся к Михаилу Шолохову, такие как Александр Фадеев или Владимир Набоков, отвергали отнюдь не авторство, а кто – излишнюю белогвардейщину в романе, кто – глубочайшую народность его. Пусть «Литературная Россия» возьмёт и в завершении укажет всех всемирно известных писателей, ценивших именно Михаила Шолохова за его дар или же воюющих с писателем как с чуждым им явлением, а в другой колонке – всех до одного, начиная с двадцатых годов, клеветников, пустивших подленький слух о плагиате. Пожалуй, кроме Солженицына, возревновавшего к своему едва ли не земляку, и назвать будет некого из достойных литераторов. Увы, беда в том, что Александр Солженицын так своего «Тихого Дона» и не написал, хотя всю жизнь стремился к этому. Боюсь, что этим своим слепым подражанием Шолохову в своей эпопее «Красное колесо» блестящий мастер малой формы едва не загубил свой яркий талант. Не скрываю, что всегда ценил больше всего его прекрасные рассказы, о чём прямо говорил и Александру Исаевичу. Ему бы не по пути Шолохова, а по пути Бунина идти, добился бы гораздо большего в литературе...

Я решил вкратце поделиться своим давно устоявшимся мнением, особенно не влезая в дискуссию. Я – не учёный, не текстолог, не шолоховед, скорее, это мысли критика, неплохо знакомого с процессом литературного творчества. И мысли эти относятся не только к «Тихому Дону», а к любой мировой эпопее, к любому эпосу. Все далёкие от литературы крупных эпических форм скептики приводят как главное доказательство неавторства Михаила Шолохова даже не молодость автора, а некие отрывки из дневника студента Тимофея, якобы рукописи белых офицеров, высказывания самого Шолохова об использовании трофейных сумок и так далее. Но всё это относится лишь к первому тому «Тихого Дона», хотя несомненной вершиной романа является третий том, который не мог написать уже никакой белый офицер. На время возьмём и согласимся со скептиками, был и дневник студента Тимофея, и какие-нибудь наброски (ибо не стал бы таскать автор законченного романа рукопись в походной сумке). И что из этого? Так пишутся все крупные прозаические книги, используются сотни документов, воспоминаний, дневников. Разве Солженицын не использовал и в «Архипелаге ГУЛАГ», и в «Красном колесе» заметки, воспоминания, архивы сотен людей? Он же напрямую обращался в эмиграции к участникам первой мировой и гражданской войн – уцелевшие «студенты Тимофеи», белые офицеры, участники событий, – шлите в издательство все свои воспоминания. Немало таких книг с помощью Солженицына было издано, и, естественно, он опирался в своей эпопее, подобно Шолохову, на их живой опыт. Никто же не упрекает его в плагиате. Хотя был в эмиграции крупный историк и неплохой писатель Николай Ульянов, который объявил после выхода «Архипелага ГУЛАГ», что это художественное исследование написано бригадой из КГБ… так называемый запущенный «проект Солженицын». У нас нашлись не менее ретивые специалисты, которые уверяют, что труд создан бригадой из ЦРУ. Но здравое мнение подсказывает, что кого бы и в какой мере не использовал при написании своих произведений Александр Солженицын, автор у них один – Солженицын. Так опирались на опыт участников событий и великий Лев Толстой, и не менее великий Достоевский. Почему же то, что считается нормальным в мировой писательской практике, по отношению к Михаилу Шолохову отрицается? Уверен, кого бы и в какой мере не использовал в своём великом романе Михаил Шолохов, создал это великое цельное произведение только сам автор. Думаю, что не будь сталинской и рапповской цензуры, и Михаил Шолохов без стеснения назвал бы все источники, использованные в романе. Всех найденных во вражеских сумках «студентов Тимофеев». Но и без того роман клеймили белогвардейским. Делалось всё, чтобы его не опубликовать... Раскрой он источники, его бы попросту посадили бы в ГПУ. Он попросту не мог по политическим, а не по литературным причинам назвать все использованные материалы. В лучшем случае, не вышел бы тогда и роман.

Владимир БОНДАРЕНКО

Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий