ХАЙДЕГГЕР УБИЛ ФИЛОСОФИЮ. А кто её возрождает?

№ 2017 / 21, 16.06.2017

Существует ли русская философия сегодня? Ответу на этот вопрос была посвящена презентация издательского проекта «Современная русская философия», состоявшаяся на философском факультете МГУ имени М.В. Ломоносова при организационном участии сотрудников библиотеки Шуваловского корпуса. В мероприятии приняли участие инициаторы проекта Наталья Рябчун и Наталья Ростова, научный редактор книжной серии Фёдор Гиренок, авторы серии Андрей Бычков, Владимир Варава, Вадим Руднев, а также студенты и преподаватели российских ВУЗов.

Как же ответили на главный вопрос авторы проекта? По словам инициаторов проекта, между философией и профессионализмом существует принципиальный разрыв. Можно быть специалистом в области философии, но при этом не быть философом, то есть можно быть сведущим в философии, рассуждать о ней, но не иметь собственного концепта. Как сказала Наталья Рябчун, «задача нашей серии – отразить живую мысль. Живая мысль – это то, что противоположно подражанию». Всякой философии предшествует непосредственность мысли, которая не может быть чужой, но только твоей. Серия призвана дать слово именно тем, кто сегодня имеет мужество мыслить сам и кому есть, что сказать. Но что тогда значит слово «русская» в названии серии? Во-первых, по словам авторов проекта, речь идёт о русскоязычной философии. Во-вторых, о философии, которая является самобытной, то есть сохраняет и длит те скромные традиции, которые себе успела создать русская философия рубежа 19–20 вв., а также русский авангард, который является её продолжением. Вот как это выразил Фёдор Гиренок: «Современная русская философия – это философия, которая пытается освободить себя от беспочвенности. Она пытается нащупать для себя почву в русском авангарде и в русской религиозной философии… Наши союзники, наши орудия главного калибра – это те, кто был больше себя, кто сумел расстаться со своей самостью, кто принял участие в пляске богов: это Малевич, Кандинский, Хармс, Введенский, Белый, Хлебников». В чём заключается самобытность русской философии? В её литературоцентричности, антропоцентричности, в особом отношении к Софии, которой отдаётся предпочтение перед логосом, в особом отношении к языку, которое уводит к дословному, в исключительном понимании символа, который в отличие от европейской философии, оказывается не знаком, но тем, что тождественно символизируемому. Инициаторам книжной серии на сегодняшний день удалось найти 16 авторов, которые пытаются таким образом избавиться от собственной философской беспочвенности, и выпустить 9 книг, которые посвящены самым различным темам – от вопроса о самой философии до философских проблем архитектуры и кино.

12 MGU1
Презентация вобрала в себя все жанры публичного мероприятия. Здесь было и академическое приветствие сотрудников библиотеки, и артистичный перформанс в исполнении Андрея Бычкова, предъявляющий собой «логику ощущений», и фундаментальный доклад Фёдора Гиренка с говорящим названием «Апрельские тезисы о философии», в котором автор дерзнул ответить на три вопроса: что такое философия, что такое русская философия и что такое современная русская философия. Если резюмировать и без того краткий, до невозможности сжатый доклад, подобный выстрелу, то это будут следующие положения. Философия возникает не в Греции, а в Малой Азии. Её создали не греки, а «гастарбайтеры», а потому она имеет эстетический, метафизический характер. Философия занимается рассуждениями о существовании, которые заканчиваются рассуждениями об основаниях рассуждений. Различение бытия и существования означает конец философии. Почему? Потому что, говорит Гиренок, это одно и то же. Хайдеггер убил философию и человека, ибо для различения бытия и сущего он ввёл «Дазайн», то есть нечто человекоподобное, но не человека. Соотнеся бытие не с существованием, а с вопрошанием о бытии, то есть с языком, философия в лице Хайдеггера перестала быть онтологией, но при этом не превратилась в антропологию. По мнению, Фёдора Гиренка, преодолевающего хайдеггерианскую мысль, сегодня философия становится антропологией, то есть вопрос о человеке в философии начинает определять вопрос о бытии. Русская философия изначально центрирована вопросом о человеке. Как говорит Гиренок: «Что такое русская философия? Русская философия возникает за пределами философии. Каковы её пределы? Конечно, это литература и, как я скажу сегодня, живопись. Русская философия – это литература. Кто русский философ? Достоевский, Толстой, Платонов, Кржижановский. Чем они занимаются? Они разгадывают загадку человека. В чём эта загадка? Не в раздвоенности бытия, а в раздвоенности человеческого существования. Что это за раздвоенность? Как говорит один герой Достоевского, почему, когда я один, я не один, а когда нас двое, я один?». Основные идеи современной русской философии, по словам Гиренка, связаны с защитой последней территории человеческого, которой является аффект.
Самой центральной темой дискуссии стал вопрос о живом знании философии и его возможности сегодня. Наталья Рябчун связала опыт философствования со святоотеческой максимой: «Отдай кровь – прими дух». Однако сегодня, по её мнению, когда происходит виртуализация реальности и «форматирование сознания», это непосредственное соприкосновение с бытием и страдание становятся невозможными. Мы превращаемся, согласно образу Ивана Киреевского, в зрителей театров, а сегодня – мониторов, которые готовы смотреть всё, что угодно, лишь бы ничто не посягало на их физическую неприкосновенность. Неудивительно, что присутствующие авторы поддержали лишь первый тезис Натальи Рябчун, ибо, по их мнению, лишь сам человек может мешать себе мыслить. Владимир Варава связал опыт философствования с острым экзистенциальным переживанием, которое ставит под вопрос весь мир, а главное – самого человека. Лишь философ, тот, кто рискует потерять почву из-под ног, задаться впервые вопросом, на который нет ответа, и является человеком. Человек – это философ. Покуда человек философствует, он является человеком. Наука кичится дать ответы на все вопросы, не зная о существовании вопросов без ответа, религия, ведающая истиной, сегодня занимает скромное место в мире, и лишь философия остаётся единственным уделом, достойным человека.

12 MGU

Андрей Бычков заговорил о творце как об анахорете, который принуждён оставить мир, чтобы обратиться к себе, своим бездне и хаосу, рождающим мысль. Фёдор Гиренок заговорил о нефизическом свете, которым мы видим мир и который является источником философии. Смысл образа пещеры в известном мифе Платона, отметил он, заключается именно в обращении внимания на тот внутренний свет, что присущ человеку. Свет – это то, что предшествует бытию, это та «грёза», которой человек ощупывает и создаёт мир. Вадим Руднев вёл себя поистине, как апофатик. На протяжении двух с половиной часов он производил содержательное молчание, которое, быть может, говорило больше, чем те образы «света», «хаоса», «предела», «пляски», при помощи которых присутствующие пытались описать неописуемый опыт живой мысли. Одно ясно, что философия рождается не почему-то и не для чего-то, а в силу того, что иначе быть не может. Чего-то не может не быть. От чего-то человек не может уклониться. Философия относится к этой чудесной необходимости, когда человек не может не философствовать.

 

Наталья РОСТОВА

 

Фотограф – Ирина КИСЕЛЁВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *