статьи
  • статьи
  • новости

НОВОСТИ

  • 17/08/2017
    Если префекты в Москве воры, то почему мэр Собянин не инициирует их отставки и аресты?

    14 августа в «Новой газете» появился странный материал Юлии Латыниной в защиту мэра Москвы Собянина. Странно не то, что известная писательница и правозащитница так горячо взялась отстаивать московсмкого градоначальника. Это её полное право, и не надо бросаться обвинениями, что, мол, Латынина кому-то продалась или срочно из-за каких-то благ переметнулась в другой лагерь. 

  • Скончался поэт Андрей Тарханов
    14/08/2017
    Скончался поэт Андрей Тарханов

    14 августа 2017 г после продолжительной болезни, скончался скончался классик российской литературы Андрей Семёнович Тарханов.

  • ЗА ПРАВО ДЫШАТЬ!
    14/08/2017
    ЗА ПРАВО ДЫШАТЬ!

    В поддержку первого общего дальневосточного митинга «За право дышать!» вышли 12 августа на площадь Красных Партизан горожане Находки, проявив солидарность с жителями Славянки, Советской Гавани, порта Ванино.

  • 14/08/2017
    ТРИ СОБЫТИЯ В ОДИН ДЕНЬ

    Каждый день происходит много событий, особенно в сакральном 2017-м. Паводки, наводнения, землетрясения, аномальная жара, автокатастрофы с обилием трупов, пожары, теракты ... Но ЗНАКОВЫХ для России 10 августа 2017 г. случилось три.

  • «ЛР» примет участие в Московском фестивале прессы 2017
    13/08/2017
    «ЛР» примет участие в Московском фестивале прессы 2017

    26 августа в Парке Победы на Поклонной горе состоится 15 Московский фестиваль прессы. «Литературная Россия» примет участие в фестивале. Наш стенд будет располагаться в зоне «Книги». В рамках фестиваля состоится встреча с редколлегией газеты и презентация наших новых книг. Следите за программой фестиваля и за новостями на нашем сайте.

  • 11/08/2017
    ЯРОСЛАВСКАЯ ЛИТЕРАТУРА В ОПАСНОСТИ: Чиновничий беспредел

    Вбит ещё один гвоздь в крышку гроба ярославской литературы. Вбит уверенно, цинично, нагло, со знанием дела.

  • Бывшая помощница министра Мединского теперь налаживает бизнес на Поклонной горе
    10/08/2017
    Бывшая помощница министра Мединского теперь налаживает бизнес на Поклонной горе

    В Музее Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. на Поклонной горе после кончины В.И. Заборовского произошли кадровые изменения в руководстве.
    На должность заместителя директора по развитию пришла небезызвестная для читателей "ЛР" 26-летняя госпожа К.Д. Трубинова.

  • 08/08/2017
    КОМАНДА ЗАМЕСТИТЕЛЯ МЭРА МОСКВЫ ГОРБЕНКО СЛАВИТСЯ ЛИШЬ ОДНИМИ ПРОВАЛАМИ. Кто же удерживает её во власти?

    Как так получилось, что под крылом правительственной газеты ("РГ") достаточно долгое время существовала какая-то сомнительная структура с названием ГК «Альянс»?! Исчерпывающе на этот вопрос могли бы ответить Шубин и Горбенко. Но они сейчас увлечены очередным переделом московского рынка.

  • Кто поручил Владимиру Соловьёву подлатать имидж вице-премьера Дмитрия Рогозина?
    07/08/2017
    Кто поручил Владимиру Соловьёву подлатать имидж вице-премьера Дмитрия Рогозина?

    В последнее время наш главный «патриот» российского правительства – вице-премьер по оборонной промышленности Дмитрий Рогозин проявил себя с нелучшей стороны сразу в нескольких моментах. Об одном из них наша газета писала на прошлой неделе.

  • Свежий номер журнала "МИР СЕВЕРА"
    25/07/2017
    Свежий номер журнала "МИР СЕВЕРА"

    Вышел № 3 "Мира Севера" за 2017 год. Читайте в номере:

Архив: №25. 14 июля 2017 Назад

ГРАФИК РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Никто не сомневается в том, что русская литература – великая. Но какой она величины? Согласитесь, что для объективной оценки требуются количественные показатели. Ибо совершенно верно отметил Фаддей Булгарин в письме фон Фоку, управляющему III отделением ЕИВ канцелярии, чрезмерный литературный патриотизм любого народа: «Литература есть балованное дитя нации. Нет такого глупого и необразованного народа в мире, который бы не утешался и не гордился своими писателями и произведениями литературы. В этом равны и персиянин и англичанин».


В статье «Велика ли русская литература?» («Русский переплёт», 05.XII.2010) я предложил метод оценки мощи литератур и составил Топ-30, таблицу обращений Google к наиболее популярным писателям мира (интегральный феномен литературы образуют они) – по данным Нью-Йорка, Вашингтона, Монреаля, Бостона и Сиднея. Сейчас перешел к Топ-40. Почему Гугл, причём английский его сегмент? Потому что на долю этой поисковой системы приходится около двух третей всех пользователей мира, а на английский – такая же доля самого Гугла. Это язык мирового общения и чтобы узнать глобальную цену чему либо, в том числе искусству художественного плетения словес на русском, надо сделать запрос на английском. Почему именно 40? Потому что в первой тридцатке русские авторы не фигурируют...

Гугл оказался неплохим инструментом, во всяком случае, лучшего пока нет. Иные рейтинги и опросы (например, сто лучших произведений по версии журнала The Guardian или Топ-100 журнала Newsweek) менее репрезентативны. В них оперируют сотнями мнений, тогда как в Гугле – миллионами и даже сотнями миллионов.

Так вот, в таблице 2010 года уверенно лидировал Шекспир, и лишь в Бостоне его опережал Гёте. У Барда было 50–60 млн. обращений, а в Сиднее даже 148 млн.! За ним следовали Гёте, Вольтер (менее 30 млн.) и на почётном шестом месте Пушкин – 12,2 млн. Замыкали список Чехов (2,18 млн., 28 место), Лев Толстой и Достоевский (30 и 31 места).

В 2015 году я повторил опыт. Первое, что бросилось в глаза, это общий и значительный рост суммарного числа обращений. Что не означало усиления тяги к художественному слову – просто увеличилось число пользователей Гугла. Мир становится всё более виртуальным. Но поразило иное: на первое место с умопомрачительным результатом – 950 млн.! – вырвался Дэн Браун. На второй ступеньке Эрика Джеймс с фантастической суммой 576 млн. На третьем вдруг оказался Генри Джеймс, писатель хороший, но всё же не настолько, чтобы число обращений к нему выросло вдруг почти в сто раз, до 400 с лишним миллионов! Эти титаны обошли даже Библию, у которой 405 млн.

Но на этом сюрпризы не закончились, и на четвёртое место взлетел Вальтер Скотт, совершивший гигантский скачок. Зато Шекспир откатился сразу на седьмую позицию: 128 млн. Что же произошло за пять лет? Отчего так драматически изменился литературный рельеф? Разумеется, все мы читаем Дэна Брауна, чтим Джеймса и не путаем его с Джойсом, все любим Скотта, но всё же не до такой степени, чтобы считать их выше Барда?! Списать сии вольты на причуды Гугла и Нью-Йорка не удастся, ибо и в иных поисковых системах, в Yahoo и в Bing новые лидеры дают Шекспиру фору. И в других городах и странах.

Не могли же так радикально измениться вкусы читателей? Не могли. Но дело не в них. Вкусы так быстро не деградируют, разве что в нынешней России. Дело в информационной цивилизации. Наибольший отклик в Сети вызывают новые громкие имена – бросьте в воду камень и вы увидите сначала всплеск, а затем расходящиеся круги. В нашем случае секрет заключался в том, что главное при поиске по ключевым словам это фамилия. А также в том, что в английском имя и фамилия порой мало различаются и, скажем, Джеймс может быть и тем и другим. В 2011 г. британская писательница Эрика Л. Джеймс опубликовала ставший чрезвычайно популярным эротический роман «Пятьдесят оттенков серого», по которому поставлен не менее популярный фильм. Вот Эрика и вытащила наверх старину Генри на буксире своей славы – фамилии-то одинаковые.

Точно так объясняется внезапный взлёт популярности Вальтера Скотта. Дело в том, что сборник новелл «The Kept» молодого американского писателя Джеймса Скотта (опять Джеймс!) получил хорошую прессу и в январе 2014 году о нём писала даже «Нью-Йорк Таймс». Любопытно, что сам этот Джеймс Скотт, хотя и получил весомые 12 млн обращений, стал всё же больше донором Вальтера.

Таблица изменилась ещё и потому, что уделил я поискам мало внимания. И пропустил ряд авторов с высокими рейтингами: Henry Miller, Thomas Mann, James Joyce, Homer, Mark Twain, Ernest Hemingway, Edgar Allan Poe, William Faulkner, Miguel de Cervantes, Albert Camus, Franz Kafka, Toni Morrison и так далее. Они отодвигали русских авторов всё дальше и пришлось перейти к формату Топ-40. Но и потери обнаружились. Так, Бальзак, резко потерявший в числе обращений (падение в пять раз!), вылетел из тридцатки. А Лев Толстой не попал даже в расширенный список, к нему всего 0,88 млн. обращений!..

Если же добавить в таблицу таких мощных авторов, упущенных мною, как John Milton – 82, 3 млн обращений; Thomas Hardy – 50,4; Washington Irving – 49,7; George Elliot – 27,6; O,Henry - 17,7 млн.; Jack London – 16,9 млн., Carlos Castaneda – 13,6, Friedrich Nietzsche – 9,5 млн.; Ray Bradbury – 9,44 млн, то лучшие представители великой русской литературы сдвинутся в пятый десяток. Их в моей таблице всего трое, тогда как англоязычных половина – и они в верхней её части. Франкофонов девять и они также среди лидеров.

10 11 1

10 11 2

Но, может быть, самовлюблённый запад предпочитает своих? Как будто бы нет, там уважают толстый русский роман, а в США даже возрождается любовь к этой монументальной форме и американцы снова пишут неподъёмные тома. Как бы то ни было, а иной объективности у нас для вас нет, как говорил ещё один известный и тиражный писатель. Это и есть гамбургский счёт.

Обратите, кстати, внимание: для запада русская художественная словесность есть синоним и символ толстого романа и психологической драмы. Потому-то в нашей таблице и фигурируют Толстой, Достоевский и Чехов. Они жили и писали в близкой западу системе культурных координат, в сходном духовном пространстве – даже так поражающий западного читателя Достоевский был близок ему. В отличие от Гоголя, столько лет прожившего в Риме, но так и оставшегося для мира автором экзотическим и специфическим, о чём и свидетельствует его сумма в Google: Nikolay Gogol – всего лишь 0,5 млн обращений.

Конечно, вдумчивый читатель сразу возразит, что моя таблица на самом деле не отражает степени писательского дара и Шекспир куда гениальнее Дэна Брауна. Но я и не собираюсь с этим спорить. Зато она отчётливо отражает нас, читателей, – и нашу цивилизацию, то бишь востребованность автора миром.

А книги?

Но, возразите вы, есть ещё один способ измерения величия, весомый, грубый и зримый. Не упустил ли автор из виду главный предмет, без которого литература вообще невозможна, от которого она даже имя взяла, то бишь твёрдый носитель литер – книги? Вот инструмент! Число их названий и тиражи – не они ли свидетельствуют о писательском величии и популярности?! Ведь это очевидно.

Нет. Ибо тогда в лидеры выйдут Мао Цзе Дун и Ленин, Гитлер и Сталин – те ещё писатели. Да и технически брать книги в качестве мерила неудобно, поскольку для объективного сравнения потребуется суммировать все тиражи книг данного автора, изданных во всех странах с момента первой публикации. Причём следует учесть рост населения, его грамотности, социально-политическую обстановку в стране, а также распространение книгопечатания. И то, что бумага, как и пергамент, хорошо горит. Пишут, в Александрийской библиотеке насчитывалось 700 тысяч свитков, но от них ничего не осталось...

Тут много нюансов. В СССР популярные книги выходили тиражами в сотни тысяч, в нынешней России они редко превышают пять тысяч. Когда-то Вольтером упивалась вся читающая Европа, его издавали и переводили в каждой цивилизованной стране, а сейчас? Когда вы читали его в последний раз? Когда его последний раз перепечатывали на вашем языке? Или возьмём современность: по тиражам и названиям изданных книг много лет лидирует Дарья Донцова.
И хотя её звездные часы уже позади, всё же в 2014 году вышло 95 названий её книг общим тиражом 1,683 млн экземпляров. На втором месте Рекс Стаут (1,132 млн.), на третьем Татьяна Полякова и Александра Маринина (58 и 50 книг, изданных тиражом 663 и 661 тысяча экземпляров соответственно). Полёт валькирий. Над мелколесьем...

Да, Донцова феноменальна, но число обращений к Darya Dontsova в Гугле всего 22,4 тыс., тогда как у не столь растиражированных Vladimir Sorokin – 379 тыс., у Boris Akunin – 352 тыс., у Victor Pelevin – 158 тыс. Тоже негусто, но именно Сорокин и Акунин формируют в мире образ русской литературы, а не Донцова с Марининой. Во всяком случае, хочется в это верить.

Впрочем, и на западе среди новых книг лидируют детективы, дамская проза, фэнтези и прочий куртуазный маньеризм, лёгкое чтение, беллетристика на разлив. Вспомните хотя бы феноменальные тиражи Джоан Роулинг! Однако в отрезвляющем Гугле у неё всего 0,53 млн обращений, что, впрочем, немало для современного автора. Исключения единичны, это Дэн Браун и Э.Л. Джеймс, и вызваны они спецификой современной масс-культуры, которая всё более масс...

Думаю, скоро всё вернётся на круги своя, лидером снова станет Бард и, как вы, должно быть, уже сообразили, никакого противоречия между большими тиражами и малым числом обращений нет, наоборот, всё совершенно естественно. В любом компьютере есть две памяти – оперативная и постоянная. В первую заносится новая информация, большая часть которой затем стирается, тогда как вторая хранит устоявшиеся, надолго необходимые данные, сгруппированные в базы и файлы, то есть, в аналоги библиотек. Точно так и книги покупают и печатают преимущественно новые, они как осетрина должны быть свежими. Они должны быть модными и если не культовыми, то статусными, которые «все читают», ибо так принято в вашем социуме. Библиотеки же формируют из книг солидных, выдержавших проверку временем.

Разумеется, большую часть модных книг второй раз никто из вас читать не будет. А ваши дети вообще к ним не прикоснутся, житейская практика убедительно это показала. Вы сами легко избавитесь от них при переезде в новое жильё. Тогда как классиков, которые вам ещё в школе надоели, вы покупать не будете не по этой причине, а потому что они давно стоят у вас на полке, их ещё отцы и деды приобрели. Эти книги при переезде и вы сохраните. И даже будете иногда перечитывать.

Точно так поступает и Гугл, точнее, отражает наши повадки, Homo sapiens как вида, как Homo legens, который потому и разумен, что читает. Гугл отсеивает самое важное, то, к чему обращаются постоянно, на что равняются, что остаётся с нами навсегда, в отличие от детективов Донцовой. И потому его данные следует уважать и изучать, набирать статистику и анализировать её.

 

 

Подводя итоги

 

Данные свой таблицы я обновил в июне 2016 и 2017 годов. Дэн Браун и Эрика Джеймс всё ещё в лидерах, но Шекспир поднимается и уже на четвёртом месте. То бишь временные, хотя и очень значительные флуктуации рассасываются и всё возвращается на круги своя. Одна беда, позиции российских писателей в мировой табели о рангах неуклонно ухудшаются. Россия всё менее интересна миру. Грустно? Да. Но мир надо видеть таким, какой он есть, а не каким хочется видеть. В том числе и мир русской литературы...

Этими соображениями, таблицей, а также индивидуальным графиком русской литературы я поделился с главным редактором журнала «Вопросы литературы» – и огорчил его.

– Ваш метод, – написал он, – показывает всего лишь высокое значение классики и для полноты восприятия и вящей аналитичности следовало бы привести графики иных литератур.

Ах, да! График – его-то я и забыл привести. Взгляните, к примеру, на график Льва Алкорна из статьи «Литература и информация», опубликованной в альманахе «Лебедь» в 2009 году. Он взял сорок два перечня писателей (137 авторов), собранных в интернет-общении и путём личного опроса, и обработал данные так, что частота упоминаний откладывалась по вертикальной оси на временах выхода их наиболее значимого (известного) произведения. Затем цифры усреднялись в окне шириною в 25 лет – это примерная разница между соседними поколениями (синяя линия). В том же окне вычислялось среднее количество писателей из списка (красная линия). Среднее число упоминаний автора (зелёная линия) вычислялось делением синего графика на красный.

10 11 3

Наибольшее число упоминаний вполне предсказуемо выпало на долю Пушкина, далее идут Лев Толстой и Чехов, затем Достоевский и Лермонтов. И чрезвычайно характерно то, что данные за XIX и XX века значительно различаются. Если в XIX веке среднее число авторов оставалось почти неизменным, а их упоминания чередовались в виде высоких пиков и глубоких провалов, то в XX обе кривые выравниваются и сходятся.

То есть высокая эпоха избранных классиков сменилась в связи с появлением новых средств массовой информации (кинематограф, радио, телефон, телевидение и интернет) – низким веком многочисленных подёнщиков, поставивших выпуск литпродукции на поток. Весь XX век обе кривые устойчиво стремились вниз, к настоящему времени достигнув абсолютного минимума. Среднее число упоминаний, приходящихся на автора, скатилось к теоретическому минимуму (единице, обозначенной пунктирной линией) – писатели «мельчали». В итоге период расцвета и угасания русской литературы занял каких-то 200 лет.

Последний локальный максимум в 90-х годах дали Улицкая и Довлатов, что, по мнению автора графика, доказывает девальвацию писателей. На мой взгляд, это говорит лишь о том, что современные писатели на слуху и в моде, истинный же их масштаб проявится со временем. Сейчас место Улицкой и Довлатова заняли Акунин и Пелевин. Завтра появится кто-нибудь ещё. Но факт остаётся фактом: хотя метод Алкорна страдает субъективностью и малой репрезентативностью, его график в основном совпадает с построенным на данных Гугла и оба свидетельствуют о несомненном угасании русской литературы.

Редактор «ВЛ» пытался успокоить себя тем, что у всех литератур будет наблюдаться схожая картина: начальный подъём за счёт классиков, а затем крутое пике. В общем-то, он прав. Однако, во-первых, высота графика англоязычной, скажем, литературы неизмеримо выше! На порядок. К тому же и значительных имён в ней намного больше. Да, это можно объяснить тем, что мир живёт в цивилизации, построенной в первую очередь англосаксами. Но, во-вторых, как видим, его кривая не только не пикирует, но идёт вверх. Пусть и за счёт Дэна Брауна и Эрики Джеймс.

 

Юрий КИРПИЧЁВ


Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий

     

Комментарии  

# Изергиль Старухин 19.07.2017 15:34
И Гугль, пылающий огнем,
Куда попал - туда задвинул.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Петр Алешкин 16.07.2017 22:23
Носителей испанского языка на 100 млн. человек больше, чем английского. 31 страна разговаривает на испанском. Попробуйте исследовать с той же точки зрения испанский сегмент гугла и посмотрите таблицу писателей. Она будет совершенно иной. Просто автор англоман, он исследовал английский сегмент и получилась такая картина. Она, думаю, точна с английской точки зрения. Исследуйте русский сегмент, будет другая картина. Так что, всё это полная чепуха, не имеющая отношения к реальности.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# varibok 16.07.2017 19:02
кому-то и мурзилку почитать не зазорно-всё ж реликвия
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Изергиль Старухин 16.07.2017 02:09
Стиль ленинских статей - блистательно-действенный. И насчет "тех еще писателей" кирпичёвы могут угрюмо помолчать.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Вячеслав 15.07.2017 18:10
Гуглит, по большей части, совершенно неграмотная современная публика, сидящая на англоязычной, информационно-рекламной игле.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Любопятов 14.07.2017 22:01
Именно "Институт перевода" филатовых-барметовых-толстых-пиотровских формирует заграничный образ "Ьусской литеьатуры". Так что неча валять зряшные статьи.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Изергиль Старухин 14.07.2017 20:46
Гугл тебе в помощь, Юрий Кирпичёв!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Тот, кто 14.07.2017 19:44
"...Но, возразите вы, есть ещё один способ измерения величия..."
А как же, непременно есть! Например, рулетка : )))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать