статьи
  • статьи
  • новости

НОВОСТИ

  • 14/09/2017
    Пойдёт ли на пользу дагестанской литературе всевластье клана Ахмедовых?

    По мнению поэта, литературного критика и публициста Миясат Муслимовой, захваченный кланом Ахмедовых "Союз писателей Дагестана со своими установками советских лет сегодня стал опасен... Деятельность этого союза преступна, потому что он раскалывает творческие силы, сеет вражду, потому что он ведёт политику культурного геноцида, потому что он обворовывает дагестанский народ, утаивая достижения культуры и заменяя их произведениями послушных, удобных и серых авторов. И власть республики поддерживает эту политику..."

  • 07/09/2017
    На Можайском полиграфкомбинате прописались то ли хитрые мошенники, то ли наглые лгуны

    Как известно, Можайский полиграфический комбинат в последнее время сильно лихорадит. Обострились все процессы после заключения руководителя этой организации Евгения Фельдмана под домашний арест. Комбинат перестал выполнять перед заказчиками свои обязательства.

  • С 6 по 11 cентября в 75-м павильоне ВДНХ пройдёт 30-я Московская международная книжная выставка-ярмарка
    04/09/2017
    С 6 по 11 cентября в 75-м павильоне ВДНХ пройдёт 30-я Московская международная книжная выставка-ярмарка

    Этот год для ярмарки особенный. ММКВЯ отмечает двойной юбилей: сорокалетие с момента проведения первой выставки и тридцатую по счету книжную ярмарку. Стенд "Литературной России" ищите в "Зоне СМИ", зал "C".

  • 27/08/2017
    "Литературная Россия" поучаствовала в московском фестивале прессы

    В субботу 26 августа в Москве на Поклонной горе прошёл юбилейный 15-й Московский фестиваль прессы. В этот раз в празднике поучаствовала и наша газета.

  • 22/08/2017
    Продлён конкурс "Расскажу о своём народе"

    В рамках проекта «Мы – один мир» мы несколько месяцев проводили конкурс «Расскажу о своём народе». Эта акция вызвала огромный интерес в нашей многонациональной стране. Статьи, рассказы, очерки, стихотворения продолжают поступать на редакционную почту. Поэтому мы решили продлить его до конца 2017 года.

  • 17/08/2017
    Если префекты в Москве воры, то почему мэр Собянин не инициирует их отставки и аресты?

    14 августа в «Новой газете» появился странный материал Юлии Латыниной в защиту мэра Москвы Собянина. Странно не то, что известная писательница и правозащитница так горячо взялась отстаивать московского градоначальника. Это её полное право, и не надо бросаться обвинениями, что, мол, Латынина кому-то продалась или срочно из-за каких-то благ переметнулась в другой лагерь. 

  • Скончался поэт Андрей Тарханов
    14/08/2017
    Скончался поэт Андрей Тарханов

    14 августа 2017 г после продолжительной болезни, скончался классик российской литературы Андрей Семёнович Тарханов.

  • ЗА ПРАВО ДЫШАТЬ!
    14/08/2017
    ЗА ПРАВО ДЫШАТЬ!

    В поддержку первого общего дальневосточного митинга «За право дышать!» вышли 12 августа на площадь Красных Партизан горожане Находки, проявив солидарность с жителями Славянки, Советской Гавани, порта Ванино.

  • 14/08/2017
    ТРИ СОБЫТИЯ В ОДИН ДЕНЬ

    Каждый день происходит много событий, особенно в сакральном 2017-м. Паводки, наводнения, землетрясения, аномальная жара, автокатастрофы с обилием трупов, пожары, теракты ... Но ЗНАКОВЫХ для России 10 августа 2017 г. случилось три.

  • 11/08/2017
    ЯРОСЛАВСКАЯ ЛИТЕРАТУРА В ОПАСНОСТИ: Чиновничий беспредел

    Вбит ещё один гвоздь в крышку гроба ярославской литературы. Вбит уверенно, цинично, нагло, со знанием дела.

Архив: №25. 14 июля 2017 Назад

ДУША НАРОДА (На конкурс “Расскажу о своём народе”)

Большинство татарских народных песен, даже написанных короткими стихами, в ритме частушек («такмаклар»), печальны. Вероятно, не случайно в татарском языке понятия «мелодия» и «печаль» обозначаются одним и тем же словом.


 

Никогда из сердца память

Об отчизне не изгнать.

Там живёт народ мой бедный,

Там моя родная мать.

 

Там такие зори – краше

Ничего не видел я.

Моего народа песни

Звонче трелей соловья.

 

И кусты поют, и камни

Там, на родине моей.

Коль вернусь туда, и сам я

Запою, как соловей.

 

Поставленная эпиграфом к этой заметке татарская народная песня о родной земле поётся на слова замечательного писателя и фольклориста Наки Исанбета. Большинство певцов меняют слова в третьей строке и поют «там живёт народ любимый», как будто стесняясь бедности. Только великий Ильхам Шакиров пел эту песню именно так, как она написана.

 

13shakirov

Ильхам ШАКИРОВ

 

Да, татарский народ жил бедно и трудно. Народ, в своё время давший название империи (Tartaria magna), занимавшей две трети территории Евразии, и языку, служившему межнациональному общению от Карпат до Гималаев, всегда в поте лица своего добывал насущный хлеб.

После завоевания Казани в царствование Ивана Грозного казанским татарам было запрещено жить в крупных городах и на берегах крупных рек (Волги, Камы, в нижнем течении Белой – Агидели). Состоятельные татары, в том числе и национальная аристократия, потеряли собственность, привилегии. Привилегии и возможность разбогатеть имели в первую очередь те, кто стал служилыми людьми в новом государстве. Многие из них обрусели, дали начало русским аристократическим родам. В то же время появились группы так называемых «лапотных мурз» («чабаталы морзалар») – обедневших дворян, мурз и даже князей, населявших целые деревни и по сути ставших крестьянами. Например, в деревне Верхние Каргалы Благоварского района недалеко от Уфы жили сплошь потомки мурз Еникеевых и Терегуловых, некогда переселившихся из Темникова Тамбовской губернии. Уже в советское время из этих родов вышло много известных учёных, врачей, представителей творческой интеллигенции. Хорошо известны также фамилии Акчуриных, Бигловых, Кудашевых, Мамлеевых, Сакаевых, Тенишевых, Чанышевых. С другой стороны, почти ничего не известно о таких родах, как Улемаевы, Янбарисовы, жившие в селах Чишминского района (Сафарово, Нижние Термы), также под Уфой.

Исследователи отмечали, что, поскольку национальная аристократия лишилась влияния, наиболее влиятельной силой среди татар осталось духовенство. Все татары, кроме насильственно крещённых, свято блюли веру отцов. В дореволюционное время многие даже называли себя не татарами, а просто мусульманами. Духовенство же занималось и просвещением. На пожертвования прихожан или частных лиц повсюду открывались школы и медресе (учебные заведения повышенного уровня). При общем низком уровне грамотности в царской России мужчины – татары были почти поголовно грамотны. Обучались грамоте и многие девочки – их обычно учили «абыстаи» – жены мулл. В предреволюционные годы в разных городах (кроме Казанской, Уфимской и Оренбургской губерний, ещё и в городах нынешнего Казахстана, в Москве, Петербурге, в Сибири) издавались десятки газет, журналов, ежегодно сотни книг на татарском языке.

Влияние духовенства имело и оборотную сторону – элементы мракобесия, угнетения женщин. Эти явления выразительно изображены в произведениях классиков – Мажита Гафури («Черноликие»), Галимджана Ибрагимова («Судьба татарки»). Страдало образование, в значительной степени сводившееся к схоластике и зазубриванию религиозных текстов. Это стало тормозом в духовном и экономическом прогрессе.

Между тем к концу девятнадцатого века значительное развитие получила торговля, появилось множество татарских купцов, в том числе довольно богатых. Среди них были и меценаты, которые вкладывали средства в открытие школ и медресе, театров, издательств, газет, журналов.

Предпринимались попытки освободить образование от влияния религии – движение «джадидистов» призывало к реформам, обновлению учебных программ, и это в самом деле осуществлялось в значительной степени. В результате в начале двадцатого века бурное развитие получила татарская литература – поэзия, проза, драматургия, театр. Нельзя сказать, что меценаты были так уж щедры. Жили писатели скудно. Вот строки из статьи моего отца Суфияна Сафуанова «Он нас и разбудил, и утешил, и научил» о пребывании великого поэта Габудуллы Тукая в Уфе и его встрече с жившим там Мажитом Гафури:

«Гафури, наскоро одевшись, обходит гостиницы: «Сибирскую», «Нур», «Сарай». Не найдя нигде поэта, решает разузнать о нём в книжной лавке «Сабах». Заходит и видит: великий поэт татарского народа лежит на сооружённом из дощатых ящиков подобии топчана, покрытом тонким покрывалом... Гафури... приглашает его к себе домой. Г. Тукай говорит: «Брат Мажит, я не могу пойти к семейным людям. Стесняюсь... Если хочешь, можешь пригласить в другое место».

Но как же его угощать? М. Гафури уходит и, продав с помощью старика-соседа за три рубля своё зимнее пальто (уже ненужное с наступлением весны), ведёт Тукая угощать.

Эпизоды этой встречи Г. Тукай запечатлел в своих заметках «Макаляи Махсуса» («Специальная статья»): «Встретились с Мажитом эфенди Гафури. Он показался мне ещё более присмиревшим и подавленным жизнью, чем я».

«Гафури несколько раз... выводил Тукая на улицу, чтобы показать город... но болезнь гостя не позволяла нормально ходить... Безрезультатны были просьбы Гафури к состоятельным людям помочь раздобыть повозку на резиновом ходу».

 

12 Gabdula Tukay

Габдулла ТУКАЙ

 

Как видим, нелегка была жизнь крупнейших поэтов татарского народа. Состоятельные и власть имущие зачастую пренебрежительно относились к выдающимся талантам и в более поздние времена. Помнится, писатель-аксакал Амирхан Еники в один из своих приездов в Уфу рассказывал моему отцу и мне об услышанном от кого-то поразившем его эпизоде из последних лет жизни знаменитого композитора Салиха Сайдашева. После чьих-то пышных похорон видели, как композитор одиноко стоял на краю кладбища, а мимо равнодушно проносились начальственные машины, и, когда в одну из них его как будто из милости позвали, он разрыдался от стыда. Дело в том, что самый популярный в народе композитор был к тому времени уволен из театра по сокращению штатов, подвергался травле и лишениям. Непроста была судьба лучших композиторов-песенников Сары Садыковой и Рима Хасанова, которые лишь к семидесяти годам удостоились званий народных артистов своих республик (Татарстана и Башкортостана). Р. Хасанов в последние годы живёт не в Уфе и не в Казани, а в Москве.

Так или иначе, татарская культура и литература бурно развивались, как только появлялась для этого возможность. К 1913 году татары занимали третье место среди народов империи (после русских и латышей, а если учитывать языки идиш, польский и финский – на шестом) по количеству и общему тиражу изданных книг. Татарский язык оказался единственным среди языков народов СССР, на котором количество и общий тираж изданных книг за годы советской власти (к 1986 году) уменьшились (у латышей тоже уменьшилось количество изданных книг, но общий тираж вырос в несколько раз).

Это напрямую связано с проблемой возможной утраты языка, которая стоит весьма остро. Ведь сохранение родного языка – одно из условий выживания народа. Известно, что некоторые нации, даже практически потеряв родной язык, сохранили идентичность, как, например, ирландцы – за счёт народных традиций, музыки, праздников. Однако и они предпринимают значительные усилия, чтобы вернуть родной язык – в столичном Дублине ирландскому языку отдаётся предпочтение в вывесках, названиях остановок, в различных информационных табличках. Известны случаи возрождения полностью утраченного национального языка – например, иврита в Израиле – ведь даже не было известно, как он звучал в древности, оставались лишь письменные памятники.

Татарский язык, на мой взгляд, наиболее близок к языку древних половцев – кыпчаков, который был распространён на территории юга современных Украины и Европейской части России, а также части Средней Азии и Казахстана. Интересно отметить, что в 16–17 веках жители армянских общин во Львове и в Каменец-Подольске считали своим родным языком именно этот язык, который они называли татарским, писали и печатали на нём религиозные (христианские) и другие книги, причём армянским шрифтом. Татарский язык был родным для приазовских греков – урумов.

В средние века татарский язык был языком межнационального общения на обширной территории, охватывавшей, например, маршрут «Хожения за три моря» Афанасия Никитина, который не только владел татарским языком, но и некоторые куски своего произведения о путешествии в Индию написал на нём.

Из современных языков наиболее близки к татарскому языку, кроме башкирского, тюркские языки Северного Кавказа – кумыкский, ногайский, карачаево-балкарский.

Особенность татарского языка и в том, что он, если не считать книжных и специальных выражений, мало изменился по сравнению с прошлыми веками.

У татар было мало земли для хлебопашества и огородничества, они уходили на восток, в земли башкир, становились там припущенниками. Мужчины занимались отхожими промыслами, многие уезжали на самые тяжёлые работы – например, на шахты Донбасса – об этом тоже сложено немало народных песен. Для татарских мужчин было делом чести обеспечить достойное, зажиточное существование семье – жене, детям. Мужчине важно было построить или приобрести хороший, крепкий дом, женщине – красиво украсить жилище, иметь наряды, украшения из драгоценных металлов и камней.

Традиция уезжать на заработки продолжается и сегодня: немало татар среди нефтяников и газовиков Сибири и Севера – благо профессии многими были приобретены на нефтепромыслах Татарстана и Башкортостана. Приходилось встречать татар, которые ради длинного рубля шли на вредные производства, не думая о последствиях, и платили за это, например, тем, что рождались больные дети, и не было радости от того, что дом – полная чаша.

Татары – один из самых разбросанных по свету народов. Этому способствовали и отхожие промыслы, и переселения, вызванные малоземельем, бедностью. Например, во время страшного голода 1921–1922 годов, когда более чем на четверть сократилось количество татар и башкир, сотни тысяч представителей этих народов уехали в Среднюю Азию.

Причиной широкого расселения были и торговые дела. Татарские купцы, особенно мишари из Сергачского уезда Нижегородской губернии, торговали и в Москве, и в Петербурге, и даже добрались до городов Финляндии. После революции они остались в отделившейся стране, и теперь, например, в Хельсинки татары – владельцы многих меховых магазинов. Татарская община, насчитывающая чуть менее тысячи человек, бережно хранит язык, религию и народные
традиции.

Татары всегда тяжело переживали разлуку с родиной, с родными, об этом сложено множество народных песен. Особенно печальны песни о службе в царской армии – продолжалась она долгие годы, многие солдаты гибли в военных кампаниях. Вот, например, песня времён первой мировой войны с Германией. Она так и называется: «Германская песня» («Герман көе»):

 

Оседлав коня, поехал

На Германскую войну.

Никогда уж не увижу

Я родимую страну.

 

Ты на стол накроешь, мама,

И детей всех соберёшь.

Среди них меня не будет,

Слёзы горькие прольёшь.

 

Не могу забыть рябину,

Что в моем дворе росла.

Здесь, в чужом краю, не спросят:

«Как твои, сынок, дела?»

 

Городов германских много

Видел, но не тянет к ним.

Пожелай же счастья, мама,

Своим детям остальным.

 

Как родился, в белый ситец

Завернула меня мать.

Завернула, только счастья

Мне забыла пожелать.

 

Не менее печальны слова другого варианта этой песни:

 

По чугунке я уехал,

Оказался на войне.

Моя белая рубаха

Будет саваном уж мне.

 

Вдоль дороги две канавы,

Дни тоскливы и грустны.

Как же нам не огорчаться –

Наши дни уж сочтены.

 

Ждите нас, не закрывайте

Деревенских вы ворот.

Наших бедных милых деток

Не гоните, как сирот.

 

Большинство татарских народных песен, даже написанных короткими стихами, в ритме частушек («такмаклар»), печальны. Вероятно, не случайно в татарском языке понятия «мелодия» и «печаль» обозначаются одним и тем же словом.

Одна из особенностей татарских народных песен и в том, что, как отмечал ещё Г. Тукай, у них первое двустишие в строфе по смыслу не всегда связано со вторым. Такое явление поэт объяснял так: «Хотя первые две строчки не так важны, они заинтересуют слушателя, однако основное значение заключено в последних строчках четверостишья». Это замечание не относится к приведённым солдатским песням, которые написаны предельно ёмко и образно, где почти каждое слово несёт смысловую нагрузку. Однако даже в тех песнях, где, казалось бы, первое двустишие мало связано с заключительным, мы видим эмоциональную связь между всем частями стиха и, более того, богатые аллитерации, внутренние рифмы. Например:

 

Сары сандугач баласы

Сайрый читлек читендә.

Сиа бүләк, атлас күлмәк

Сары сандык эчендә.

 

Трудно полноценно перевести это. Смысл примерно такой:

 

Соловья поёт детёныш

Жёлтый, в клетке, в уголке.

Вот тебе из шёлка платье

Лежит в жёлтом сундуке.

 

Безвестные таланты, сложившие прекрасные мелодии, стихи, песни, создали бесценные сокровища народного творчества, которые необходимо бережно хранить, как и родной язык, для следующих поколений, чтобы жила душа народа, чтобы сохранился и жил сам народ.

 

Ильдар САФУАНОВ


Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий

     

Комментарии  

# varibok 16.07.2017 19:08
как же товарищи татары при нашем-то уме и талантах мы в такое дерьмо встряпались?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Гагаев А.А. 14.07.2017 13:07
Две структуры татарско-тюрского и русского этнического мышления.
1.Проблема Неба и Земли.
«Передают со слов Ибн Аб-баса, да будет доволен Аллах ими обоими, что (как-то раз) к посланнику Аллаха, (Да благословит его Аллах и приветствует), пришел один человек и сказал: Сегодня ночью я видел во сне дававшее тень облако, из которого изливались масло и мёд, и я видел людей, собиравших это в свои ладони, и у некоторых из них (в руках) было много (масла и мёда), а у других - мало. И вдруг я увидел верёвку, протянувшуюся от земли до неба, и я увидел, как ты взялся за неё и поднялся (по ней) наверх, потом за неё взялся другой человек и поднялся наверх, потом за неё взялся другой человек и поднялся наверх, а потом за неё взялся другой человек, но она порвалась, а затем соединилась вновь». (После этого) Абу Бакр сказал: "О посланник Аллаха, да ста¬нет отец мой выкупом за тебя, клянусь Аллахом, если ты позволишь мне, я истолкую (этот сон), и пророк, (Да благословит его Аллах и приветствует), сказал: Тол¬куй". (Тогда Абу Бакр, да будет доволен им Аллах,) сказал: "Что касается облака, дающего тень, то это ислам, что касается истекающего из него масла и мёда, то это Ко¬ран, сладость которого сочится (из этого об¬лака), и некоторые люди постигают его в большей мере, а другие - в меньшей. Что касается верёвки, протянувшейся от земли до неба, то это истина, которой ты следуешь: ты станешь придерживаться её, и Аллах воз¬несёт тебя наверх, после тебя станет придерживаться её (другой) человек, и благодаря этому он поднимется наверх, потом ста¬нет придерживаться её (другой) человек, и благодаря этому он поднимется наверх, а потом станет придерживаться её другой человек, но она порвётся (в его руках), а по¬том будет соединена для него, и благодаря этому он поднимется наверх. (А теперь) скажи мне, о посланник Аллаха, да станет мой отец выкупом за тебя, я был прав или ошибся? (На это) пророк, (Да благословит его Аллах и приветствует), сказал: В чем-то ты был прав, а в чём-то ошибся". (Абу Бакр, да будет доволен им Аллах,) сказал: "Клянусь Аллахом, ты должен сказать мне, в чём я ошибся!" - (на что пророк, Да благословит его Аллах и приветствует), сказал: "Не клянись"» [Сахих аль-Бухари 2002: т.2, 81. 9. 1802 (7046) с. 398-399].
2. Проблема знания.Дровосек - образ Посланника, который связывает Тору, Евангелие и Св. Коран и начинает нововведение, новую жизнь, суд - наказание и возмездие - не убивая: «Каждый пророк направлялся только к своему народу, я же был направлен ко всем людям» [Сахих аль-Бухари 2002: т.1, 7. 1207(335), с. 114]. Г. Тукай в своем Дровосеке видит Мухаммада и Ленина, а в Его деле - ключи земли и форму прекращения раздора: «Поистине, я опережу вас. И буду свидетельствовать о вас, и, поистине, клянусь Аллахом, сейчас я вижу свой водоем (хауд), и, поистине, были дарованы мне ключи от сокровищ земли (или ... ключи земли (, и, поистине, клянусь Аллахом, я не боюсь того, что после моей смерти вы станете многобожниками, но боюсь, что будете соперничать друг с другом (из-за мирских благ) [Сахих аль-Бухари 2002: т. 1, 20. 36. 626(1344), с. 300]. Дровосек у Г. Тукая несет в себе Тору, Евангелие и Святой Коран, Абу Талиба (дядя пророка), Абд аль-Мутталиба (дед пророка и отец Абу Талиба, которые не приняли ислам) и В.И. Ленина и К. Маркса, Ф. Энгельса, И.В. Сталина, Л.И. Брежнева! [Сахих аль-Бухари 2002: т. 1, 20. 38. 630(1360), с. 303]; (Св. Коран, 9 Покаяние, 112, 113). Дровосек в татарской сказке и у Г. Тукая – Кузнец - рубит дрова и побеждает Шурале, но щепки не должны лететь, утверждают Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, Мухаммад, Г. Тукай! Дровосек - Кузнец Ветхого завета: «Вот, Я сотворил кузнеца, который раздувает угли в огне и производит орудие для своего дела; и Я творю губителя для истребления» (Ис. 54:16). Это образ Торы, Евангелия и Корана. Дровосек обосновывает право народа на вооруженное истребление угнетателей в пути Торы, Христа и Аллаха!
Дровосек сражается с предстоящим Апокалипсисом: «К числу предзнаменований этого Часа будет относиться то, что (количество) знания уменьшится, а невежество и прелюбодеяния получат (широкое) распространение и возрастет количество женщин, а количество мужчин сократится (до такой степени), что на пятьдесят женщин будет приходиться (только) один мужчина, опекающий их» [Сахих аль-Бухари 2002: т. 1, 3. 15. 68(81), с. 57]. «Поистине, Аллах не забирает знание, (просто) лишая его (Своих) рабов, но Он забирает знание, забирая (из мира) знающих, а когда Он не оставит (в живых) ни одного обладающего знанием, люди станут избирать (для себя) невежественных руководителей. И им будут задавать вопросы, а они станут выносить решения, не обладая знанием, в результате чего сами собьются с пути и введут в заблуждение других!» [Сахих аль-Бухари 2002: т. 1, 3. 26. 82(100), с. 57; 3.18.71(85), с. 58; 2.31.44(50), с. 46; т. 2. 72. 24. 1738 (6521), с. 374]. Невежественные руководители РФ и руководители Мира!
3.Русское решение.
«Не то чудо из чудес,
Что мужик упал с небес;
А то чудо из чудес,
Как он туда залез! [Библиотека русского фольклора 1989: кн.3, 552].
«свил веревочку. Привязал за край неба и стал спускаться. На беду не хватило веревочки» [Библиотека русского фольклора 1989: кн.3, 548].
«Веревку вью и сам спускаюсь… Вдруг веревка лопнула, и я попал к кобыле на телегу» [Библиотека русского фольклора 1989: кн.3, 542].
«Я все мякину ловил, да веревку вил... Только та веревка оборвалась; я упал, чуть не убился, на тот свет провалился» [Библиотека русского фольклора 1989: кн.3, 568].
4. Человечество не простит русскому народу то, что он извратил и опошлил идеал чистого опыта (Шанкара)- социализма и коммунизма.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать