статьи
  • статьи
  • новости

НОВОСТИ

  • 16/11/2017
    ЗАХАР ПРИЛЕПИН ПРОВЕДЁТ ПИСАТЕЛЬСКИЙ МАСТЕР-КЛАСС

    В декабре литературную Москву ожидает не совсем стандартное событие: Московское отделение Союза писателей России пригласило провести мастер-класс самого Захара Прилепина.

  • 02/11/2017
    Редкий дар благодарности

    31 октября в Саранске состоялся вечер памяти писателя Анны Смородиной.

  • 01/11/2017
    Читайте в текущем номере газеты «Литературная Россия»

    - Книги каких писателей об Октябрьских событиях 1917 года не помешало бы сегодня перечитать?

    - Что начитал за последнее время экс-ректор Литературного института Сергей Есин?

    - Что сегодня происходит на родине основателей царской династии Романовых в Костроме?

    Среди авторов этого номера "ЛР" прозаик Роман Сенчин, поэт Алина Витухновская, историк литературы Александр Курилов и др. литераторы и художники.

  • 31/10/2017
    Начни свой день со свежей прессы!

    Самое время оформить подписку на "Литуратурную Россию" на 2018 год. Сделать это можно несколькими способами:

  • 24/10/2017
    Читайте на этой неделе в «ЛР»

    В текущем номере еженедельника «Литературная Россия» можно будет прочесть:

    - Кто из министров является главным позором нынешнего российского правительства?

    - Ловкость рук и никакого мошенничества, или Ещё раз о виртуозном искусстве политических иллюзионистов;

    - Что за новый роман сочинил культовый писатель Алексей Иванов;

    - В местах обещанных свобод неслыханная деспотия;

    - Дорога в тупик, или Сергей Собянин – цивилизатор...

  • 18/10/2017
    Читайте в следующем номере «ЛР» (№ 36, 2017)

    – За что арестовали трёх ключевых сотрудников Роскомнадзора?

    – До каких пор "Единая Россия" будет терпеть отвратительное двуличие депутата Железняка?

    – Как публикации "ЛР" повлияли на работу "Почты России", Фонда обязательного медицинского страхования и Департамента транспорта Москвы.

    – Как остановить движение страны в сторону социально безответственного государства?

    – Перекличка путинских и брежневских методов управления государством. В чём плюсы, и какие опасности подстерегают нашего президента?

  • 12/10/2017
    Лауреатом премии «Ясная Поляна» стал Андрей Рубанов

    Сегодня вечером в Бетховенском зале Большого театра состоялось торжественное вручение литературной премии «Ясная Поляна» за 2017 год в трёх номинациях – «Современная русская проза», «Иностранная литература» и (впервые в этом году) «Событие».

  • 11/10/2017
    Читайте в ближайшем номере «Литературной России»

    – Неизвестные ранее материалы, связанные с первой публикацией романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» 50 лет назад в журнале «Москва».

    – Кто может сменить Владимира Мединского на посту министра культуры России.

    – Кто и почему выставил фальшивые документы о Ленине в выставочных залах Росархива, и сойдёт ли эта провокация с рук руководителю ведомства Андрею Артизову.

    – Есть ли будущее у литературной периодики в России или одни издания дотянут до завтра, а другие умрут послезавтра?

    – Чей последний роман сильнее – нобелевского лауреата 2017 Кадзуо Исигуро или лауреата премии «Ясная Поляна» Марио Варгаса Льоса?

  • 07/10/2017
    Людская жадность не знает границ

    Не так давно в Греции на острове Корфу прошла международная конференция, посвящённая великому русскому флотоводцу Фёдору Ушакову. От Союза писателей России в этом важном мероприятии участвовали автор неоднократно переиздававшейся в серии «ЖЗЛ» книги об Ушакове Валерий Ганичев, который совсем недавно отпраздновал своё 84-летие, его дочь Марина Ганичева и сопредседатель Союза писателей Сергей Котькало (правда, что этот чиновник написал, никто не знает, как никто не знает и что он сделал в деле изучения и прославления Фёдора Ушакова).

  • 07/10/2017
    Скончалась супруга классика советской литературы
    Завершив все свои земные дела, 2 октября 2017 г., на 98-м году жизни, скончалась Людмила Владимировна Крутикова-Абрамова.
Архив: №28. 4 августа 2017 Назад

МОСКОВСКАЯ ВЛАСТЬ УСТАМИ БОЛЬШОГО НАЧАЛЬНИКА ПО ФАМИЛИИ ШУБИН РАСПИСАЛАСЬ В СОБСТВЕННОМ БЕССИЛИИ, при этом не побрезговав заняться шантажом

В четверг, 4 августа, в здании Правительства Москвы состоялась встреча руководителя столичного Департамента СМИ и рекламы Ивана Шубина с главным редактором газеты «Литературная Россия» Вячеславом Огрызко. Наша газета надеялась на конструктивное решение существующих сегодня в отрасли сложнейших проблем, а вместо этого подверглась циничному шантажу.

 

На что нацелена московская власть

 

Казалось бы, что за идиотский вопрос. Понятно, что власть должна быть нацелена даже не на развитие экономики и социальной сферы города, а в первую очередь на улучшение жизни людей. Это, по-моему, аксиома. Но только не в случае с Москвой. В столице при Собянине, видимо, появились совсем другие приоритеты. Многолетняя помощница нашего градоначальника Анастасия Ракова вышколила аппарат мэрии и городского правительства, похоже, под другие цели. Главным для московских чиновников стало вовсе не улучшение качества жизни людей, а всё сделать так, чтобы отгородиться от народа, при этом для показухи соблюдая два условия: 1) обязательно в срок ответить на любое обращение граждан или организаций и 2) не нарушить график приёма населения мелкими клерками. Большие клерки до встреч с народом уже давно не опускаются...

Это при Лужкове ещё существовали некоторые отступления и иногда соблюдалась видимость демократии. Каждую субботу, объезжая город, Лужков мог сделать незапланированные остановки и выйти не к подсадным уткам, а к простым людям, выслушав их мнения или даже жалобы по тому или иному вопросу. Ещё один шанс быть услышанным лично мэром москвичам предоставляла по вторникам телепередача на канале «ТВЦ», которую вёл бывший литературный критик Павел Горелов. В целом передача носила лизоблюдский характер, но тем не менее в рамках передвижных телестудий люди могли задать тогдашнему мэру нелицеприятные вопросы, и Лужков не просто тут же давал развёрнутые ответы, но и брал услышанные проблемы на карандаш. Московские чиновники знали, что после телеэфира обязательно последуют поручения сверху, и одними отписками не отделаться.

Теперь иные времена. Собянин почему-то избегает прямого общения с народом, предпочитая встречи с заранее отобранным узким кругом людей, чьи вопросы прошли предварительное согласование у команды помощников. Как говорят, он даже выборочно не просматривает письма москвичей в Мэрию, полностью доверяясь докладам приближенной к нему свиты. Понятно, что московские чиновники тут же подстроились под Собянина и руководителя его аппарата Ракову: они, как правило, выдерживают все сроки при рассмотрении письменных обращений граждан, но по сути ни одной проблемы, за редким исключением, не решают, отделываясь лишь отписками. Все эти виртуальные интернет-приёмные и приложения «Активный гражданин» – всего лишь красивые отмазки, которые ничего не решают и никак на жизнь города не влияют. Однако не стоит тешить себя иллюзиями, что что-то можно решить на личных приёмах с клерками. Как правило, и на этих приёмах всё сводится к демагогии.

Впрочем, и эти, вроде бы отработанные при г-же Раковой, технологии стали в аппарате Московского Правительства в последнее время всё чаще давать сбои. Сошлёмся на примеры из жизни нашей редакции. Мы достаточно долго пытались попасть на приём даже не к первым лицам из столичного Департамента СМИ и рекламы, а для начала хотели встретиться с начальником всего лишь одного из управлений этого департамента – Еленой Казаковой. Тем более, на официальном сайте департамента был указан график приёма этой сотрудницы и порядок, как к ней попасть. Но, видимо, этот график существует лишь для проформы, чтобы угодить руководителю аппарата московской мэрии Раковой. В реальности Казакова и не собиралась в указанные приёмные часы кого-либо принимать. Во всяком случае наша редакция так и не смогла лично донести до Казаковой боль писателей по поводу распространения литературной периодики. Только после обращения в десятки различных властных федеральных и городских структур ситуация частично изменилась. Нас лично согласился принять сам руководитель департамента Иван Шубин, который до этого общения с писателями последовательно избегал. С ним невозможно было даже переговорить в Год литературы, а уж в другие годы, как Год кино или Год культуры, он для общения с литераторами практически всегда оставался недоступен.

 

 

Обманчивые иллюзии

 

На сей раз практически все сотрудники столичного департамента были, как никогда, вежливы с представителями нашей редакции. Нас даже специально спустилась на первый этаж встречать очаровательная помощница первого руководителя Ирина Куликова. Пока мы на лифте поднимались на девятнадцатый этаж она успела сообщить, как за короткое время перенастроилась вся работа этого важного ведомства. Во-первых, на официальном сайте департамента убрали всю лживую информацию и наконец разместили правдивые телефоны, по которым народ может записаться на приём к маленьким клеркам, кои, правда, мало что решают. Во-вторых, прояснилась ситуация, почему нам так долго не удавалось в указанные на официальном сайте часы попадать на приём к Елене Казаковой (не путать с Юлией Казаковой, которая является в данном Департаменте вторым лицом, то есть первым заместителем Шубина). По словам милой помощницы Шубиной, просто у Елены Казаковой почему-то именно на часы приёма населения выпадали срочные совещания. Правда, мы так и не поняли, почему все эти совещания нельзя проводить до или после приёма населения. Что всё-таки первично – внимание к людям или какие-то производственные говорильни? Впрочем, как заверила Куликова, всё это осталось в прошлом, а теперь департамент демонстрирует свою широту и, в частности, бережное отношение к литераторам и литературе. Но все прекрасные пояснения очаровательной Ирины были красивой сказкой, и не более того. Иллюзии, которыми так хотелось себя потешить, оказались обманчивыми.

 

 

Что за новую моду взяли большие начальники: чуть что шантажировать!

 

Уже с первых минут наш разговор с руководителем департамента Иваном Шубиным показал, что никакой перестройки в этом ведомстве не произошло. Там и раньше не хотели прислушиваться ни к какой критике, считая себя во всём правыми. Так было при полковнике Черникове, так продолжается и при юристе Шубине. Помнится, в первую же встречу с Черниковым, кажется, в 2011 году,  мы попросили разъяснить, зачем Департамент огромную часть работы, которую должны были проводить его сотрудники по сопровождению городской программы книгоиздания, возложили на какую-то непонятную дирекцию, тратя на это миллионы бюджетных средств. Мы недоумевали: как так получалось, что, с одной стороны, эта дирекция была тесно связана с издательством «Московские учебники», а, с другой стороны, это же издательство «Московские учебники» получало львиную долю заказов и бюджетных денег на выпуск книг по данной программе? Ведь налицо был конфликт интересов. И что мы тогда услышали в этом ведомстве? Сначала заместитель руководителя департамента Юлия Казакова заявила, что это нормальная практика, которая якобы очень устраивает всё издательское сообщество. Мол, никакого конфликта интересов тут нет. А её непосредственный начальник Владимир Черников, вместо того, чтобы посоветовать своей подчинённой изучить действующее законодательство и пообещать исправить ненормальное положение дел, вдруг перешёл на личности. Мол, что тут редакция вякает, когда на неё саму есть куча компромата. И стал зачитывать выдержки из письма Сигурда Шмидта. Мы тогда просто оторопели. Во-первых, до этого мы никогда лично не сталкивались с Сигурдом Оттовичем и никогда не имели с ним никаких общих точек пересечения, поэтому нам не совсем было понятно, как Шмидт мог оценивать наши личностные качества и наши характеры. Во-вторых, на слух мы зачитанные гневные отрицательные характеристики не совсем поняли. Но коли Черников счёл нужным затребовать от Шмидта письменные показания против нас и озвучил отдельные выдержки, мы посчитали себя вправе попросить ознакомиться с оригиналом или, в крайнем случае, с копией данного письма, чтобы понять, достаточно ли убедительны были отзывы Сигурда Оттовича, или большой учёный под чьим-то давлением позволил себе сгустить краски, за которыми не было никаких реальных фактов. Но тут-то Черников сразу вспомнил о законе: мол, не обладая на то согласием адресанта, он не имеет права передавать даже копию этого письма. Простите, а зачитывать, не имея на то согласие адресанта (и адресата), какие-либо пасквили можно было? Короче, всё это очень походило на шантаж, о чём мы тогда же прямо сказали сконфуженному Черникову.

Впрочем, тот урок руководителям ведомства не пошёл впрок. Уже через некоторое время непосредственный начальник Черникова – заместитель мэра Москвы Александр Горбенко – поспешил доложить в Кремль, что Правительство Москвы очень обижено на нашу газету. Мы потом хотели уточнить, за что обижено: мы что-то исказили в своих публикациях и несправедливо раскритиковали работу департамента? Как оказалось, нет. Мы написали правду. Вот за эту-то правду чиновники и обиделись. Хотя бы постеснялись по этому поводу жаловаться на нас в Кремль! Но, похоже, чувство стыда им не ведомо.

А теперь вот и преемник Черникова Шубин продолжил политику шантажа. Судя по всему, его очень задела наша критика.

Ещё в 2013 году наш национальный лидер Владимир Владимирович Путин дал поручение Собянину – оказать помощь литературным изданиям в оплате высоких арендных ставок. Собянин тогда шёл на досрочные перевыборы и, не вникая в юридические тонкости, перепоручил быстро с этой проблемой разобраться Горбенко и Черникову. В итоге некий Шелухин, видимо, с кем-то из начальства посоветовавшись, отобрал узкий круг изданий и закрыл этот вопрос заключением с ними непонятных договоров под видом рекламы. Естественно, у писателей возникли вопросы к этим сомнительным сделкам. И уже в 2014 году Правительство Москвы решило сделать всю эту процедуру более прозрачной и понятной для писательского сообщества. Выработать правовой механизм тогда было поручено как раз Шубину. Но он, похоже, проявил непрофессионализм, и дело тогда затянулось на целых полгода. В конце концов ближе к окончанию 2014 года большинство литературных изданий наконец получили не такие уж большие деньги для возмещения арендных платежей. Нам тоже тогда перепало чуть больше двухсот тысяч рублей. Как и положено, мы в начале 2015 года предоставили отчёты за израсходованные суммы. Правда, сотрудники Департамента раза четыре заставляли нас переделывать отчёты, находя какие-то недочёты. При этом каждый раз приговаривали: мол, вам ещё повезло, а вот какой-то журнал (типа «Промокашки») мы заставляли переделывать все отчёты аж восемнадцать раз, а вас (подумаешь!) только четыре раза погоняли! Ну погоняли и погоняли. Главное ведь всё-таки приняли. И мы, естественно, успокоились. И вдруг через год, сразу после новогодних праздников, из Департамента пришла странная депеша: мол, в бухгалтерии до сих пор нет никаких подтверждающих документов, поэтому редакции надо выделенные ей двести с лишним тысяч срочно вернуть в казну. Потом со слов чиновников выяснилось, что левая нога в департаменте не ведала, что творила правая, всё прекрасно и ничего возвращать никому не надо. А то, что редакция пережила психологический шок, кому это интересно? Но поскольку буквально через несколько месяцев нам стал мстить другой департамент Правительства Москвы, мы вынуждены были высказать своё возмущение на одном из мероприятий в Московской городской думе. После чего заведующий одним из отделов Департамента СМИ и рекламы Владимир Лысяков, лично занимавшийся нашей проблемой, признал: да, не всё ещё отлажено в департаменте. Даже назвал в качестве проштрафившейся фамилию начальницы одного из управлений этого департамента. Но тут же сказал: забудьте всё, ваш отчёт принят, никаких вопросов к вам нет, а ту даму вот-вот уволят, она, мол, всё равно в департаменте работала временно, замещая другую замечательную даму, находившуюся в декретном отпуске. Но Лысяков выдал желаемое за действительное. Ровно к следующему Новому году мы опять получили из Департамента СМИ странную депешу. Тут уже наше терпение лопнуло. Мы обратились со своими недоуменями в федеральные городские органы власти. Ответ прислала заместитель мэра Москвы Наталья Сергунина: мол, вам всего лишь направили сверку, которая ни к чему не обязывала; при этом она ясно дала понять, что все свои обязательства перед Департаментом мы давно и успешно выполнили, и поэтому никаких претензий к нам нет. Кстати, тогда же нам позвонил и Лысяков, попросив немедленно странную депешу порвать в клочья и выбросить в урну и подтвердив, что наш отчёт давно принят и никому ничего поэтому мы возвращать не должны. И вот, спустя несколько лет, руководитель Департамента СМИ Шубин, вместо того, чтобы принести извинения за то, что его сотрудники на протяжении долгого времени нас терроризировали своими странными депешами (якобы «сверками»), внаглую заявил: а с чего, мол, вы взяли, что вы отчитались переда нами? Дескать, слова Лысякова не имеют никакой юридической силы, и он (Шубин) в любую секунду может поставить вопрос о том, чтобы редакция немедленно возвратила Департаменту двести с лишним тысяч рублей. Ничего себе поворот! Как это воспринимать? Как угрозу, шантаж, давление? Или просто как непрофессионализм высокопоставленного чиновника?

Боюсь, что это был самый элементарный шантаж. Нам внаглую намекали, чтобы мы заткнулись и больше не ставили никаких проблем, иначе нас замучают всевозможными штрафами и т.д. И это ведь не пустые угрозы! Посмотрите, что сейчас творится с издательством «У Никитских ворот». Несколько лет назад с этим издательством Департамент, которым тогда ещё руководил Черников, заключил договор на выпуск на бюджетные средства книги сказок. Свою работу это издательство давно выполнило и значительную часть тиража передало координаторам городской программы книгоиздания – издательству «ОГИ». Никто никаких претензий к этой организации не предъявлял. Все были довольны. И вдруг через несколько лет разразился скандал. Причём на пустом месте. Издателей обвинили в нарушении технических условий. По договору издатели должны были на книге сказок поставить информационную марку «6+», но кто-то из редакторов на последнем этапе решил, что эти сказки лучше читать детишкам постарше и поставил другой информационный значок «12+». Что, это огромное преступление или какая-то великая крамола?! Но Департамент, который несколько лет был всем доволен, вдруг встал на дыбы, придрался к «букве» договора и засудил издательство, потребовав вернуть почти 350 тысяч рублей. На наш взгляд, это просто глупость. В конце концов, если департамент решил, что кто-то где-то что-то нарушил, то легко можно было отпечатать новые наклейки «6+» и вручную наклеить на каждый экземпляр книги. Ну, на худой конец можно было ещё оштрафовать издателей на 5-10 тысяч. А тут прямо рогом упёрлись – верните всю сумму! Согласитесь, вся эта история вызывает множество вопросов. Мы не удивимся, если узнаем, что кто-то из издателей в каком-нибудь разговоре сказал частичку правды о Департаменте СМИ, а те не на шутку разозлились и примерно наказали смельчаков. Других логических объяснений всему этому скандалу трудно найти. Ещё раз подчеркнём: если департамент действительно убеждён, что издательство «У Никитских ворот» совершило чудовищное преступление, то объясните, почему чиновники столько лет молчали? Кто мешал им сразу обратить внимание на допущенную издателями ошибку? Тут поневоле напрашивается другой вывод: просто департамент хочет всех повязать верёвочкой и держать на коротком поводке, грозя в случае неповиновения обрушить на смельчаков всю мощь репрессивной машины. Но неужели этот метод шатажа полностью разделяют и поддерживают наши главные московские начальники – Собянин и Ракова?!

 

 

В чём мы оказались с Департаментом СМИ едины

 

Но пора сказать о том, ради чего мы всё-таки добивались встречи с Шубиным. Нас очень волнует ситуация, которая сложилась в Москве на рынке распространения прессы. Мы так и не поняли, ради чего несколько лет назад в столице были снесены все старые киоски печати и лишь недавно открыты новые ларьки. Во-первых, разве в условиях жесточайшего кризиса у Правительства Москвы были лишние деньги, и некуда было потратить несколько миллиардов рублей, вместо того, чтобы заменять неплохие старые конструкции на пока ещё не понятные новые?! Второе – как могло произойти, что почти год крупнейший мегаполис мира оставался без киосков прессы? И третье – пошёл ли последовавший за этим передел рынка распространения на пользу москвичам, и не сделал ли он многие печатные издания вообще недоступными для покупателей?

Мы уже не раз писали, во что превратились нынешние ларьки. Они только называются «Пресса», а прессу в них не всегда разглядишь даже через увеличительное стекло. Практически все витрины заставлены напитками, игрушками и прочим ширпотребом.

Естественно, для Шубина всё, что мы постоянно пишем и о чём сообщили ему на личной встрече, не новость. Он и сам всё это прекрасно знает. Как он заявил, общий пафос он с нами вполне разделяет. Ну, хоть в этом вопросе мы полностью сошлись с Департаментом СМИ!

 

 

А в чём мы разошлись и так и не поняли друг друга

 

Впрочем, разделять пафос и разрешать назревшие проблемы – совершенно разные вещи. Шубин тут же очень красиво перевёл стрелки: мол, давайте свою программу, как исправить ситуацию! А когда мы начали ссылать на западный опыт – как там решают проблемы киосков прессы, – тут же оборвал: мол, мы неконструктивно подходим к решению вопроса. Но вообще-то решать возникающие вопросы – это не совсем задача нашей или какой-либо другой газеты. Задача любого печатного издания – прежде всего, информировать общество о происходящем, в том числе и о возникновении разного рода проблем, которые мешают нашей жизни. А устранять эти проблемы – это уже задача прежде всего властей. Для того они и существуют, чтобы делать жизнь людей удобней и лучше. Тем не менее, мы не отказываемся от поиска решений. Ещё раз сошлёмся на западный опыт. Почему его так решительно отвергает Шубин? Он считает, что там пресса дорогая и благодаря этой дороговизне киоски получают неплохие доходы, поэтому торговать прессой на западе выгодно. А у нас, если повысить цены на газеты, никто прессу покупать не будет. И за счёт чего тогда киоскам выживать? – сетует Шубин.

Хороший вопрос. Наверное, всё-таки прежде всего за счёт резкого расширения ассортимента печатных изданий. Вы пройдитесь по нашим киоскам! Вы видели хоть в одном из них какой-нибудь толстый журнал или «Роман-газету»? А посмотрите на ассортимент газет. Вы же нигде не увидите ни «Учительскую газету», ни «Красную звезду», ни «Книжное обозрение», ни «Медицинскую газету», ни многие другие издания. Везде один и тот же набор – «Комсомолка», «АиФ», «Московский комсомолец»... Но это ещё полбеды. Давайте помотрим на систему локации киосков в Москве и на то, кто ими управляет, кто в них торгует. Тут столько чудес обнаружится, что мама не горюй! Формально многие киоски действуют под вывеской одной конторы, а реально ими управляют совсем другие предприятия. Откуда взялись эти посредники? Кстати, из-за обилия посредников на этом рынке стоимость многих изданий в киосках (о которой так заботится Шубин) очень серьёзно завышена. Об этом говорят сами киоскёры. Что, нельзя здесь навести порядок? И вот тут-то кроются наши основные разногласия с руководством Департамента СМИ и рекламы. Шубин и его первый заместитель Юлия Казакова убеждены, что произошедшая на столичном рынке распространения прессы реформа принесла одни блага, не говоря уже о том, что теперь якобы всё стало открыто и прозрачно. Но, похоже, московские чиновники живут в зазеркалье. Если бы было всё так замечательно, зачем бы десятки индивидуальных предпринимателей пользовались услугами более мощных участников рынка? Им же выгоднее работать напрямую и арендовать киоски прессы не у сторонних организаций, а непосредственно у города. Между тем, сейчас многие вынуждены, чтобы как-то уцелеть в этом бизнесе, грубо говоря, «химичить» и идти на всевозможные подлоги. И не видит этого только слепой.

Причём страдают не только мелкие бизнесмены. Страдают и многие киоскёры. В новых условиях далеко не со всеми киоскёрами хозяева заключают официальные договора (предпочитают выплачивать зарплаты «в конвертиках»). Сотни киоскёров, выходит, не имеют социальной защиты. Что самое интересное, всю эту ситуацию прекрасно знают в руководстве недавно созданного казённого предприятия «Мосгорпечать», которое напрямую подчиняется Департаменут СМИ. Но в той же «Мосгорпечати» сразу оговариваются: мол, у них нет инструментов всё проверить и вывести всех на чистую воду. По словам руководителей «Мосгорпечати», они при выездных проверках обращают только внимание на соответствие ценников (с тем, чтобы в ценниках фигурировало название той фирмы, которая выиграла у города конкурс на аренду данного киоска, и чтобы ни в коем случае на этих ценниках не «светилось» имя реального индивидуального предпринимателя, который на самом деле занимается управлением этим киоском), а всё остальное, как говорят в «Мосгорпечати», это уже не их прерогатива, а правоохранительных органов. Как заявляют чиновники, они не могут даже проверить наличие трудовых договоров с киоскёрами, так ак это, мол, обязанность Федеральной трудовой инспекции, но никак не их.

Что на это сказать? Лично у нас нет ни малейшего желания выводить на чистую воду отдельно взятого индивидуального предпринимателя. Во-первых, это ничего не даст. Во-вторых, дело не в одном или в двух бизнесменах, вынужденных применять различные запутанные схемы. Дело в СИСТЕМЕ! Надо не стрелочников искать, а выявлять пороки в новой сформировавшейся системе. А вот этим заниматься Департамент как раз и не хочет. Шубин с Казаковой считают, что город итак создал все условия для прозрачного развития бизнеса в сфере распространения прессы. Но если б это было так, не было бы запутанных схем. И странно слышать от Шубина упрёки в адрес редакции, что мы, дескать, неправильно освещаем данную тему. Руководители департамента считают себя молодцами. По их словам, сегодня каждый может участвовать в конкурсах на право аренды киосков. Да, с этим не поспоришь: действительно, может участвовать каждый, тем более, что там разыгрываются и крупные лоты, и мелкие. Вопрос в другом: каждому ли по карману такое участие? Денег-то это стоит сумасшедших. И откуда их возьмёт мелкий бизнес? А вот тут Шубин разводит руками. К его неудовольствию мы вспомнили опыт предшествующих лет. И, в частности, сослались на десятилетиями существовавшее на данном рынке агентство «Роспечать». Нельзя сказать, что у «Роспечати» всё было гладко. Там тоже имелись проблемы. Но, во-первых, все киоскёры, работавшие под эгидой «Роспечати», всегда были социально защищены, поэтому у них работали не только одни пенсионеры, но и немало людей среднего и даже молодого возраста, люди видели перспективу. Во-вторых, менеджеры среднего, да и высшего звена в «Роспечати» умели сочетать бизнес с интересами разных слоёв населения. Та же литература была для них не пустым звуком, и в каких-то вещах они шли навстречу писательскому сообществу, понимая, что не всё измеряется рублём. Но уже одно упоминание «Роспечати», кажется, вызвало у Шубина изжогу. По его утверждению, от киосков «Роспечати» город ничего не имел. Возможно, и так. Но ведь очень многое от этих киосков «Роспечати» имело население! А разве это плохо? Теперь же на месте киосков «Роспечати» появились ларьки других фирм, и у них кроме «Комсомолки» и «Аргументов и фактов» никаких газет нет. Нет даже официоза вроде «Праламентской газеты», не говоря уже об оппозиционных изданиях в виде газеты «Советская Россия». А что тут город приобрёл? Так, может быть, прежде чем ломать старую систему, надо было всё досконально просчитать, опробировать и только потом всё сносить?

И это ведь не первый случай, когда городские власти, не продумав и семь раз не отмерив, сразу всё крушат. И только выбросив на ветер сотни миллиардов рублей, набив миллион шишек, а главное – вызвав массовые протесты среди населения, они начинают чесать репу. Вспомним, как в 2008 году московская власть начала масштабную программу по капитальному ремонту домов. Городские службы, лишь бы угодить Лужкову, провели сотни тендеров и устроили вселенский, извините за неблагозвучное слово, срач. Почти во всех домах, где затеяли капитальный ремонт, больше года нельзя было никуда пройти. А управы и префектуры беспомощно разводили руками: мол, они же действовали по закону и не их вина, что победившие в тендерах организации не имели ни квалифицированных строителей, ни качественных стройматериалов, ни даже необходимой проектной документации. Только под давлением горожан через несколько лет удалось кое-что изменить в той сфере. Правда, для этого пришлось частично изменить процедуру конкурсов и тендеров. Но почему тот опыт нельзя использовать и в сфере распространения прессы?! Возьмите такую организацию, как ООО «Московская периодика». Все на рынке прекрасно знают, что у этой конторы нет никакой инфраструктуры. В частности, нет собственных складских помещений для хранения и сортировки той же прессы. Нет у них и своих киоскёров. Уже исходя из одного этого, понятно, что нормально функционировать данное ООО вряд ли сможет и наверняка будет задействовать какие-то сомнительные схемы. Это что, секрет для Шубина? Вряд ли. Тогда что мешает ему усовершенствовать конкурсные процедуры? Или просто нет желания?

 

 

Почему власть мирится с незаконными поборами торговых сетей?

 

Очень болезненный для всех вопрос: могут ли киосковые сети требовать под видом различных маркетинговых исследований или прочих химер деньги с некоторых печатных изданий за присутствие в киосках? Казалось бы, что за вопрос! Конечно, нет. Все участники рынка по закону должны иметь равные возможности для вхождения в сети. Но это лишь на словах. Позиция Шубина: Департамент якобы не имеет права вмешиваться в хозяйственную деятельность киосков и отменять, скажем так, маркетинговые поборы. Но кто же тогда должен следить за соблюдением действующего законодательства в этой сфере? Как мы поняли, Шубин считает, что рынок должен сам всё урегулировать. Но эти сказки мы проходили ещё в 1992 году при Егоре Гайдаре. Нам тогда тоже говорили, что рынок всё урегулирует сам, и из-за этого чуть не рухнула великая держава. Весь мир живёт по одним законам, а нас продолжают кормить протухшими баснями. Впрочем, у Шубина на это есть свои примеры. Он с удовольствием рассказал, как в начале нулевых годов, работая в правительственном издании «Российская газета», он решал данную проблему. По его словам, в какой-то момент «Российская газета» тоже всем платила за непонятные «маркетинговые исследования», но потом она предложила киоскам некие свои условия, которые бизнесменам показались очень выгодными, после чего правительственные издания стали везде брать без каких-либо поборов. Честно говоря, я, работая в отрасли несколько десятилетий, никогда ни от кого не слышал на рынке о том, что «Российская газета» якобы когда-то кому-то платила деньги за присутствие в газетных киосках. Это очень похоже на какой-то миф. Впрочем, сейчас не место подтверждать или опровергать воспоминания Шубина. Замечу только одно: «Российская газета» все годы своего существования содержалась на обильные бюджетные средства, и, имея такие возможности, почему бы часть бюджетных средств не швырнуть и на всевозможные бонусы торговцам. Шубин забывает о другом: литературная периодика после развала Советского Союза всегда находилась на голодном пайке и вела полунищенское существование. И заставлять культурологические издания выбрасывать с трудом добытую копеечку на какие-то фальшивые «маркетинговые исследования» – просто безумие. Но Шубин не только эту историю вспомнил. Он трогательно рассказал о том, как, будучи заместителем генерального директора «Российской газеты», руководил в этом издании юридической службой. По его словам, каждую статью внимательно изучали сразу несколько юристов. От журалистов требовали предоставить мощную доказательную базу, кучу подтверждающих документов и т.д., и т.п. Если хоть в чём-то у юристов были сомнения, сразу звучали предложения или из статьи целые куски убрать, или вообще данный материал не печатать. Мы так понимаем, что Шубин неспроста с нами поделился этим опытом... Что мы можем сказать? Мы тоже хотели бы иметь в штате редакции хотя бы пять юристов. Шубина наше желание изумило. «Зачем вам юристы? У вас же ли-те-ра-ту-ра...» – сказал он с непонятной интонацией, похожей на пренебрежение или отвращение. Хотелось бы напомнить большому московскому чиновнику, что вообще-то литература всегда для России очень много значила. Слово писателя имело порой бОльший вес, чем все заявления политиков. Не зря же Евтушенко писал: «Поэт в России – больше, чем поэт». Именно писатели заставили всесильное Полибюро ЦК КПСС отменить губительный для страны проект по переброске части стока северных рек на юг. Именно писатели потребовали от Правительства защитить одно из наших национальных достояний – озеро Байкал. И именно писатели сказали, что не потерпят такого отношения к центру России, когда политики презрительно называли его «нечерноземьем», пытаясь закрыть сотни неперспективных, по их мнению, деревень. Как раз именно писатели всё сделали, чтобы вернуть жизнь в уже умиравшие сёла. А где были тогда юристы и что они делали, страна до сих пор не знает. Но пять или шесть юристов нашей газете нужны даже не столько для перепроверки наших материалов и соответствующей перестраховки, сколько для того, чтобы такие ведомства, как, к примеру, Департамент СМИ и рекламы Москвы, наконец стали считаться с мнением народа и не отмахивались бы от гражданского общества, как от стайки мух. Должны признаться, что, слушая задушевные воспоминания Шубина, мы не удержались от того, чтобы подколоть всесильного московского начальника. Сколько бы юристы «Российской газеты» ни выверяли каждую строчку из статей своих авторов, читать эту газету было невозможно – всё очень скучно, казённо и, как бы помягче сказать, с многочисленными поклонами властям предержащим. Последний раз острые материалы там появлялись, кажется, при Наталье Полежаевой, ещё в первой половине 90-х. Причём, когда Полежаеву прислали в «Российскую газету» из журнала «Социальная защита», многие говорили: ну вот, теперь ничего живого в этом издании не будет, а будет ещё один официозный журнал. Однако всё оказалось с точностью до наоборот: при Полежаевой там не боялись ругать даже могущественного в то время Лужкова, доставалось от газеты и многим министрам. А что потом стало с «РГ»? Одно подобострастие! Газету-то эту уже лет двадцать мало кто читает. Или Шубин и этого не знает?

 

 

Подведём итоги

 

Итак, что же дал наш поход к руководству столичного Департамента СМИ и рекламы? Скорее всего, ничего. Не случайно Шубин, хоть и признал, что его тоже не радуют своим наполнением и ассортиментом киоски с названием «Пресса», тут же развёл руками: мол, больше он ничего сделать не в состоянии. Другими словами, один из членов Правительства Москвы расписался в собственном бессилии. Но тогда зачем он нужен городу? Может, было бы куда полезнее для всех вернуть его в «Российскую газету» на должность юриста? Пусть перепроверяет там официозные статьи о работе правительства.

И ещё одна небольшая ремарка в заключение. Иногда многое о человеке говорят даже не его слова, а обстановка его кабинета. Чем же интересен кабинет руководителя столичного департамента? Не поверите: над креслом хозяина кабинета гордо красуется чей бы вы думали портрет? Ни за что не угадаете! Нашего мэра Сергея Семёновича Собянина. Такого не было даже в кабинетах московских начальников при Лужкове. Понятно, что портрета Собянина тогда нигде не было, но не было и портретов Лужкова. Теперь, видимо, во властных коридорах Москвы появилась новая мода. Трактовать эту моду можно по-разному. Кто-то видит в этом просто раболепие перед вышестоящим начальником, а кто-то усматривает в этом и некий знак. Знак возможных президентских амбиций Собянина... Но не рановато ли московское начальство начало молиться на Собянина? Господа хорошие, где ваши дела во имя улучшения жизни москвичей?! Или вы пока умеете только шантажировать, а на большее не способны?

 

Вячеслав ОГРЫЗКО


Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий

     

Комментарии  

# Алексей Курганов 07.08.2017 10:46
А вот этот застенчиво улыбающийся молодой человек с добрыми глазками и наеденными щёчками как попал на такое жирное место? Или у него просто-таки выдающиеся способности к административной работе? И кто у него ПАПА?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Гюрза 04.08.2017 21:23
Как возможно расписаться в бессилии именно устами?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Вадим Тимофеевич Кулинченко 04.08.2017 17:39
Дорогой Вячеслав, как Вы правы, я ч Вами полностью согласен - это стиль работы всего нынешнего класса чиновников. Полная некомпетентность и отстранённость от дел и проблем. Я не единожды слышал такое в ответ на правду - вы нас обидели и мы прекращаем иметь с вами переписку. Я бы много мог говорить по этому вопросу, главное я обеими руками за Вашу статью!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Изергиль Старухин 15.08.2017 02:29
Руками - хорошо. А другими частями тела?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать