статьи
  • статьи
  • новости

НОВОСТИ

  • 14/09/2017
    Пойдёт ли на пользу дагестанской литературе всевластье клана Ахмедовых?

    По мнению поэта, литературного критика и публициста Миясат Муслимовой, захваченный кланом Ахмедовых "Союз писателей Дагестана со своими установками советских лет сегодня стал опасен... Деятельность этого союза преступна, потому что он раскалывает творческие силы, сеет вражду, потому что он ведёт политику культурного геноцида, потому что он обворовывает дагестанский народ, утаивая достижения культуры и заменяя их произведениями послушных, удобных и серых авторов. И власть республики поддерживает эту политику..."

  • 07/09/2017
    На Можайском полиграфкомбинате прописались то ли хитрые мошенники, то ли наглые лгуны

    Как известно, Можайский полиграфический комбинат в последнее время сильно лихорадит. Обострились все процессы после заключения руководителя этой организации Евгения Фельдмана под домашний арест. Комбинат перестал выполнять перед заказчиками свои обязательства.

  • С 6 по 11 cентября в 75-м павильоне ВДНХ пройдёт 30-я Московская международная книжная выставка-ярмарка
    04/09/2017
    С 6 по 11 cентября в 75-м павильоне ВДНХ пройдёт 30-я Московская международная книжная выставка-ярмарка

    Этот год для ярмарки особенный. ММКВЯ отмечает двойной юбилей: сорокалетие с момента проведения первой выставки и тридцатую по счету книжную ярмарку. Стенд "Литературной России" ищите в "Зоне СМИ", зал "C".

  • 27/08/2017
    "Литературная Россия" поучаствовала в московском фестивале прессы

    В субботу 26 августа в Москве на Поклонной горе прошёл юбилейный 15-й Московский фестиваль прессы. В этот раз в празднике поучаствовала и наша газета.

  • 22/08/2017
    Продлён конкурс "Расскажу о своём народе"

    В рамках проекта «Мы – один мир» мы несколько месяцев проводили конкурс «Расскажу о своём народе». Эта акция вызвала огромный интерес в нашей многонациональной стране. Статьи, рассказы, очерки, стихотворения продолжают поступать на редакционную почту. Поэтому мы решили продлить его до конца 2017 года.

  • 17/08/2017
    Если префекты в Москве воры, то почему мэр Собянин не инициирует их отставки и аресты?

    14 августа в «Новой газете» появился странный материал Юлии Латыниной в защиту мэра Москвы Собянина. Странно не то, что известная писательница и правозащитница так горячо взялась отстаивать московского градоначальника. Это её полное право, и не надо бросаться обвинениями, что, мол, Латынина кому-то продалась или срочно из-за каких-то благ переметнулась в другой лагерь. 

  • Скончался поэт Андрей Тарханов
    14/08/2017
    Скончался поэт Андрей Тарханов

    14 августа 2017 г после продолжительной болезни, скончался классик российской литературы Андрей Семёнович Тарханов.

  • ЗА ПРАВО ДЫШАТЬ!
    14/08/2017
    ЗА ПРАВО ДЫШАТЬ!

    В поддержку первого общего дальневосточного митинга «За право дышать!» вышли 12 августа на площадь Красных Партизан горожане Находки, проявив солидарность с жителями Славянки, Советской Гавани, порта Ванино.

  • 14/08/2017
    ТРИ СОБЫТИЯ В ОДИН ДЕНЬ

    Каждый день происходит много событий, особенно в сакральном 2017-м. Паводки, наводнения, землетрясения, аномальная жара, автокатастрофы с обилием трупов, пожары, теракты ... Но ЗНАКОВЫХ для России 10 августа 2017 г. случилось три.

  • 11/08/2017
    ЯРОСЛАВСКАЯ ЛИТЕРАТУРА В ОПАСНОСТИ: Чиновничий беспредел

    Вбит ещё один гвоздь в крышку гроба ярославской литературы. Вбит уверенно, цинично, нагло, со знанием дела.

Архив: №28. 4 августа 2017 Назад

ДВА ДНЯ И ВСЯ ЖИЗНЬ

Новый роман Николая Железняка «Одинокие следы на заснеженном поле» резко выделяется на фоне того, что сейчас печатают издательства, что популярно у массового читателя. На слуху сейчас книги мастеров детективов, фэнтези и подобных книг, далёких от реальной жизни, события в которых либо пересказываются, любо авторы повествуют о них. А Николай Железняк в своей книге изображает внешнюю и особенно внутреннюю жизнь своих героев с мельчайшими подробностями, неторопливо, зримо, как это всегда делали классики мировой литературы. Роман совершенно справедливо опубликован в серии «Мастера современной российской прозы».


События в романе длятся всего два дня. Последний день жизни одинокого старика профессора Павла Иосифовича Барабаша и первый день после его смерти. Павел Иосифович вроде бы не совсем одинок. Жена его умерла несколько лет назад, но в этом же городе живёт семья сына Михаила, а младший сын Юрий работает в далёкой Москве. Юра уже несколько лет не бывал в родном городе, перестал поддерживать связь с отцом. Потому Павел Иосифович говорит о сыне в прошлом времени, из-за чего новые знакомые старика считают, что Юрий давно умер.

14 nizСтарик Барабаш плох. Он понимает, что жить ему осталось немного, подводит итоги своей жизни, думает: «Нет... Я не наследил... Оставил след... И я счастлив, должен быть счастлив. Всё ведь случилось, сбылось, о чём мечталось...». Да, на внешний взгляд, кажется, что жизнь профессора Барабаша удалась. Он человек известный в своём мире, уважаемый автор научных книг, но мы видели, как перед тем как утешить себя, что он счастлив, старик обдумывал, как покончить с собой: «Что теперь делать?.. Становиться на колени и совать голову в пыльную духовку глупо... Интересно, если отвернуть все конфорки, за какое время газ наполнит кубатуру кухни?.. Дверь поплотнее прикрыть... Удовольствие, конечно, ниже среднего...».

Старик хорошо понимает, что счастье обошло его дом. И весь свой последний день он от ассоциации к ассоциации вспоминает всю свою жизнь с самого раннего детства. Перед нами проходит история его семьи, его детей. Профессор пытается понять, почему он так одинок? Почему так случилось, что самые близкие люди так далеки от него? Вспоминается время, когда были «все такие открытые и весёлые», когда были «все вчетвером, семьёй». А теперь каждый сам по себе, каждый одинок.

Нет кровной связи не только между ним и его детьми, но и между его сыновьями. Младший Юра ещё в отрочестве частенько убегал из дому, а потом совсем исчез в ненасытной Москве, выпал из его жизни, даже дозвониться до него невозможно. Старший Михаил хоть и живёт поблизости, но заходит к нему только тогда, когда нуждается в деньгах. Старику даже своё обручальное кольцо пришлось сдать ювелиру, чтобы дать деньги сыну.

А в последние дни сын Михаил, чувствуя скорую кончину отца, контролирует каждый его шаг, опасаясь только одного, как бы тот не разбазарил чужим людям самые ценные вещи из своей квартиры. Старик винит в этом меркантильную, жадную до денег жену Михаила, но в глубине души чувствует, что причина того, что так неудачно сложилось в его семье, он сам, его отношение к жизни, к семье, к своим детям. Именно он не сумел выстроить близкие и тёплые отношения в своей семье, такие отношения, когда каждый дорожил бы друг другом, думал не только о своих интересах, но и учитывал бы желания близких. И не только бы учитывал их, но и помогал воплощать в жизнь. Не было этого в семье Барабашей. Каждый жил своей жизнью, каждый в одиночку преодолевал «бескрайнее заснеженное поле» жизни. Да, верно, «каждый должен перейти это своё поле сам и своим единственным путём». Это так! Но как переходить поле? В одиночестве? Или рядом с близкими людьми, которые могут поддержать, когда споткнёшься или попадёшь в засыпанную снегом яму?

Старик уже в старости читает жене вслух размышления шестнадцатилетнего сына Юры: «Ты должен пройти по выбранной стезе один, в полном одиночестве, собственно, даже не должен... а вынужден, обречён, будучи выведенным в мир на равнооткрытую розу ветров, где нет преобладающих воздушных потоков, и где, как почему-то считается, ты призван господствовать». Он восхищается словами сына, но жена его после таких слов Юры «сидела, наклонившись вперёд, сжимая седую голову в ладонях, как в тисках». Мы понимаем, почему она сжимала голову, как в тисках. Она видела, чувствовала, что такой взгляд на жизнь привёл к краху её семьи. Человек обречён не в одиночестве идти по выбранной им стезе, а наоборот вынужден с первой секунды своей жизни быть среди людей. Рождаясь, он сразу же попадает в ласковые руки человека, который помогает ему как можно комфортнее провести первые секунды жизни.

И умирать человек не обречён в одиночестве. Рядом обязаны быть близкие люди, которые тоже, как и в первые секунды его жизни, должны облегчить ему уход в иной мир в последние секунды. Если этого нет, значит, жизнь не удалась. И старик это понимает в последний день своей жизни, когда исправить уже ничего нельзя. Умер он в одиночестве, на полу.

Роман «Одинокие следы на заснеженном поле» можно назвать семейной сагой. В нём нет особых примет времени. Оно никак не влияет на судьбы и характеры героев. Такая драма могла случиться в любое время, и, думается, тоже самое произойдёт в жизни ещё множество раз. Человек на чужих ошибках не учится, а свои осознаёт слишком поздно.

После чтения в душе надолго поселяется грусть, томительная печаль, невольно оглядываешь свою жизнь, невольно задумываешься правильно ли ты жил и живёшь, так ли выстраиваешь свои отношения с близкими людьми. Видимо, это главная примета, что новый роман Николая Железняка
удался!

Заканчиваю свои размышления о романе «Одинокие следы на заснеженном поле» цитатой из книги: «Жизнь чистый лист, заснеженное поле, белое-белое, сливающееся с горизонтом, уходящее за него в белое небо... Отчего же мы вынуждены каждый раз идти по нетронутому снегу, ступая на наст и ломая его снова и снова!.. Попадая в ямы, ТЕ ЖЕ, опять и опять, опять и опять...».

 

Пётр АЛЁШКИН

 


Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий

     

Комментарии  

# Изергиль Старухин 11.08.2017 02:44
Слышишь этот громкий звяк?
Это пишет Железняк.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Изергиль Старухин 14.08.2017 03:58
Но читатель - поделом -
Все снесет в металлолом.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
# Изергиль Старухин 05.08.2017 00:51
Вот книга так книга. Прочтешь заглавие, и дальше читать уже ни к чему. Об авторе и так известно до конца. Одинокими следы быть не могут, ежели они во множественном числе. Был бы одинокий след - другое было бы дело. Не осилил автор названия.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать