ВОПРОСЫ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ МГО ВЛАДИМИРУ ГУСЕВУ

№ 2008 / 48, 23.02.2015


Когда я писал свою толерантную и добродушную статью «Человек не на своём месте», я наивно надеялся, что Председатель Московской городской организации Союза писателей России (МГО) Владимир Гусев в ответной статье докажет всем писателям, что я не прав
Когда я писал свою толерантную и добродушную статью «Человек не на своём месте», я наивно надеялся, что Председатель Московской городской организации Союза писателей России (МГО) Владимир Гусев в ответной статье докажет всем писателям, что я не прав, что он активно действовал на посту Председателя МГО и добился успехов в творческой и деловой жизни организации, полагал, что он покажет финансовые доходы и расходы МГО и снимет все подозрения в коррупции и хищении средств общественной организации в особо крупных размерах. Но надежды мои были напрасны. Владимир Гусев удосужился напечатать в ответ какие-то жалкие стишки да своё выступление на «круглом столе» в Международном сообществе писательских союзов (МСПС), где ему пришлось искать поддержки у ответственных сотрудников МГО и МСПС. Естественно, там он нашёл сочувствие, ведь в большинстве своём и те, и другие одни и те же лица. И в поддержке Ганичева нет ничего удивительного, ведь в СП России дела ещё пострашней. Одно твердит Гусев всюду, как заклинание, что у него всё чисто и прозрачно, как установил аудитор. О том, что такое аудиторская проверка, «ЛР» писала совсем недавно. Не я один ждал ответа, многие члены МГО ждали, многие сомневались, задавали вопросы: почему Гусев молчит? Неужели ты прав? Не скрою, мне предложили написать коллективное письмо, задать конкретные вопросы Председателю МГО, чтобы он развеял наши подозрения в коррупции и хищении. Но я противник коллективных писем, никогда их не подписывал. На мой взгляд, ответственность в них размывается между подписантами, а я люблю отвечать сам за свои мысли, слова и поступки. Под этой более жёсткой статьёй, чем прежняя, могли бы стоять десятки подписей. Поэтому, Владимир Иванович, не только я задаю Вам эти вопросы, а многие члены МГО, которых Вы почему-то считаете «человеками со стороны», а не хозяевами МГО. Но перейдём к вопросам. Начнём с самых простых.
Владимир Иванович, скажите, пожалуйста:
1. Какова площадь в квадратных метрах в здании МГО и в помещении в Борисоглебском переулке? Сколько квадратных метров из них сдаётся в аренду и по какой цене?
В своей статье я на глазок написал, что сдаётся в аренду тысяча метров по тысяче долларов, но меня поправили, вроде бы сдаются полторы тысячи метров по полторы тысячи долларов. Потом сотрудник МГО сказал мне, что в здании три тысячи кв. метров, а сдаются из них две с половиной тысячи. Я умножил эти новые цифры и себе не поверил. Неужели МГО у нас такая богатейшая организация? И почему же ни один московский писатель этого не чувствует?
2. Каковы расходы у МГО на коммунальные услуги, зарплату, всевозможные налоги и прочее?
Ганичев расходует на здание на Комсомольском проспекте, по словам Юрия Лопусова, ежемесячно один миллион двести тысяч рублей, то есть сорок пять тысяч долларов. А, как пишут газеты и говорят по телевидению, СП получает в месяц за аренду 150 тысяч долларов, то есть остаётся больше ста тысяч долларов. Но сдают там в аренду всего 1452 метра. МГО в любом случае сдаёт больше площадей и по большей цене, значит, и выручка больше. Даже если Вы расходуете в месяц два миллиона рублей, то Вам остаётся в распоряжение больше трёх миллионов рублей. Так ли это?
3. Спрашивал ли у Вас аудитор, кому Вы сдаёте чердак? По какой цене за квадратный метр? И чем там занимается эта организация?
Почему у Вашего сотрудника, когда он шёпотом рассказывал мне о том, что они там делают, дрожали колени, и он всё время оглядывался по сторонам? Может быть, Вы сами не знаете, что творится в доме, которым Вы руководите?
4. А что за организация арендует подвал и что она там делает? Всё ли там чисто и прозрачно? Есть ли договоры на сдачу в аренду чердака и подвала?
5. Спрашивал ли у Вас аудитор, существуют ли на самом деле люди, которые расписывались в ведомостях «Подсолнушка» за получение солидных сумм? И выполняли ли они работу, за которую получали деньги?
6. Спрашивал ли у Вас аудитор, почему сотрудники МГО зачастили в Болгарию в командировки? И почему вдруг из Болгарии пошли звонки строителей?
Неужели Вы там затеяли строительство Дома творчества МГО? Почему же Вы тщательно скрываете такую радость от писателей? Не верю, что в Болгарии строятся личные особняки сотрудников МГО! Легко выяснить это. Или особняки записаны на милых дам, Ваших сотрудников? Какая же тогда на самом деле зарплата у сотрудников МГО?
7. Кстати о зарплате. На недавнем секретариате СП России, где мы с Вами присутствовали и Вы, выступая, вновь повторили своё заклинание, что в МГО всё чисто и прозрачно, и что все расчёты идут в безналичном режиме, так вот на этом секретариате было сказано, что у сотрудников зарплата 3 – 5 тысяч рублей. И мне сразу вспомнилось, как Ваш сотрудник, сорокалетний поэт, больше нигде не работавший, рассказывал многим, что он сделал омолаживающий укол за восемь тысяч долларов. Раньше я думал, что такие уколы делают только олигархи, обворовавшие народ, оказывается, делают их и молодые поэты сотрудники МГО со скромной зарплатой. Знакомый сотрудник говорил мне, что один из Ваших приближённых получает 130 (сто тридцать) тысяч рублей в месяц. Я не поверил, предположил, что, видимо, чёрными, но сотрудник уверял – белыми. Так ли это? Или лжёт завистник?
8. Правда ли, что администрация президента России несколько раз выделяла МГО президентские гранты по несколько миллионов рублей (говорят, по 3, 5, 10 и более миллионов), но эти деньги перечислялись не на счета МГО, а на счёт фонда «Евразия»? На что же истрачены эти деньги? Писатели хотят знать. Неужели на покупку квартир и на строительство особняков в Болгарии? Не хочется верить.
9. Почему Вы считаете, что у сотрудников, отвечающих за грязные деньги, не осталось тетрадочек с записями дат и сумм, выданных руководству МГО? Суммы там впечатляющие! Почему Вы думаете, что сотрудники эти суммы не обнародуют?
10. Спрашивал ли у Вас аудитор, есть ли у Вас Договор с «Еврейским культурным центром» на установку видеокамер на стенах здания МГО?
11. Куда Вы дели помещение из 36 комнат с видом из окон на Кремль на углу Тверской улицы и переулка напротив Центрального телеграфа? Ордер на это помещение я, будучи директором издательства «Столица», выбил с большим трудом? Все четыре директора, которые были после меня в «Столице», говорили, что ордер у них был. Где же теперь это помещение?
12. Куда Вы дели 11,5 гектара земли в Нарофоминском районе, которые я в то же время, что и помещение, выбил для садовых участков московским писателям и сотрудникам издательства «Столица»?
Как Вы помните, моя работа в МГО начиналась не с распродажи имущества писателей, а с приобретения и приумножения собственности МГО.
13. Почему Вы решили, выступая на «круглом столе» о статье, критикующей Вашу деятельность, что дело не в Вас, а в здании МГО, что, мол, алёшкины хотят завладеть зданием и продать его? Вы целенаправленно, иезуитски смещаете критику «с себя любимого» на здание МГО. Неужели Вы думаете, что писатели такие лохи, что забыли, кто руководил и руководит писательскими организациями, имущество которых продано? Если Вы забыли, то напоминаю. Вы, Владимир Гусев, незаконно узурпировали власть в МГО в 1990 году, когда всё писательское имущество было в целости и сохранности. Вспомнили? И во время Вашего руководства за восемнадцать лет большая часть имущества утеряна, разворована. А я все эти годы руководил собственным издательством, занимался любимым делом, выпускал книги, по личной инициативе, за личные деньги пропагандировал русскую литературу, русских писателей в стране и за рубежом, фактически подменял всех вас бездельников и никакого отношения к писательскому имуществу не имел и не буду иметь в будущем. Упаси Бог! За эти годы гусевы отдали на сторону поликлинику Литфонда, лишив всех писателей медицинской помощи; гусевы продали часть Дома Ростовых (Гусев, насколько мне известно, был членом Президиума МСПС, когда продавался Дом Ростовых, то есть принимал участие в продаже); гусевы продали половину писательской земли во Внуково, распродали Дома творчества в Подмосковье; совсем недавно гусевы хотели приватизировать переделкинские дачи, а алёшкины воспротивились и не дали им сделать этого; гусевы за три копейки продали огромнейший издательско-производственный комплекс на Цветном бульваре с шестиэтажным административным зданием и т. д. и т. п. – так хранили гусевы нашу коллективную собственность. Факты – упрямая вещь. Прямо, как в Вашем стишке: «вор кричит: Держите вора!»
Теперь о нравственном и духовном.
14. Вы, незаконно захватив власть в МГО, восемь лет не отчитывались, не переизбирались, а в 1998 году, подделав документы о проведении отчётно-выборной конференции, перерегистрировали МГО по поддельным, никем не утверждённым документам. Писательский народ хочет знать, неужели Вы действительно считаете, что навсегда приватизировали МГО в личную собственность?
15. Вы намекнули в «МЛ», что моя статья клевета, что же Вам мешает подать на меня в суд за клевету? Неужели Вы не знаете, что есть такая статья в УК?
И здесь Вы судите по себе. Если почитает Ваши статьи несведущий человек, то он решит, что Вы борец за народное дело, но мы-то знаем Вас, как человека любящего оболгать, втоптать в грязь наиболее деятельных людей, любящего пускать и поддерживать мерзкие сплетни, не имеющие под собой почвы, о таких людях.
16. Вы называете меня, полноправного члена МГО, «человеком со стороны». Неужели для Вас все члены МГО «люди со стороны», которые не имеют отношения к делам МГО? Неужели правы те члены МГО, которые считают, будто МГО сейчас состоит из пяти сотрудников? Но если полистать подшивку «МЛ» и посмотреть на новости, то всё вроде бы подтверждается: МГО состоит из нескольких человек, которые принимают участие во всех мероприятиях, поездках, получают премии и награды и т. д. Полистайте, посмотрите!
17. Вопрос о премиях и наградах. Неужто Вы решили по этим цацкам обогнать Льва Котюкова? Не получится. Перечисление Ваших цацок и регалий в «МЛ» заняло одну пятую полосы, а если перечислить все премии и награды Котюкова, то на газетной полосе вряд ли найдётся место хоть для одного его стихотворения. Если Вы ещё восемнадцать лет просидите в кресле Председателя МГО, то, возможно, догоните соратника по цацкам. А как покинете кресло, то вряд ли Вам кинут хоть одну цацочку. Вы это сами хорошо знаете. Кстати, поясните мне, никак не могу сам понять, для чего Вы так рвётесь, унижаетесь, выпрашиваете, покупаете, обмениваете награды и премии, неужели Вы действительно думаете, что Ваш награждённый жалкий стишок от этого станет художественно состоятельным? Или Вы полагаете, что у всех писателей нет художественного вкуса, и они только по премиям различают, что хорошо, а что плохо? Или премии греют Ваше самолюбие? Но Вы сами-то про себя знаете, как Вы, унижаясь, выбивали премию за слабенькую вещь. Неужели после этого Вы, наедине с самим собой, можете уважать себя, считать творчески состоятельным? Странно! Или Вы это делаете для мнения о себе других? Неужели Вы так не уважаете писателей, считаете, что они ничего не понимают ни в прозе, ни в поэзии?
18. Кстати, о поэзии. В юности я слышал историю о том, как один считающийся живым классиком писатель и функционер на спор послал своё новое произведение под псевдонимом в несколько журналов, назвав себя начинающим писателем. Он был уверен, что его вещь так хороша, что за неё сразу ухватятся все редакторы. Но отовсюду пришли отрицательные разгромные отзывы.
Я готов поспорить с Вами, что если Вы пошлёте свои стишки в любую районную газетёнку, назовётесь молодым поэтом и скромно спросите совета, стоит ли Вам дальше заниматься литературой, то, убеждён, Вам ответят, что литература не Ваше поприще, в ней Вы никогда не добьётесь успеха, займитесь чем-то другим. И как же они будут ошеломлены, когда узнают, что Вы олауреаченный многократно и даже многолетний теоретик стиха. Поспорим?
19. Не понимаю я и другого: почему суждения функционеров так однобоки и примитивны? Это от долгого сидения в кресле? Помните, как только Вы прочитали мою статью, Вы сразу же заявили, что её заказал Ганичев. А Ганичев, прочитав, тут же сказал, что её заказал тот-то. И так далее. Неужели Вам в голову не приходит, что все люди разные, что есть люди с совестью, что есть люди с повышенным чувством справедливости. Вы же не только администраторы, но и писатели. Где же ваше воображение? Почему вы обо всех судите по себе? Почему Вы считаете, что все, как Вы, должны всеми правдами и неправдами драться за кресло? Когда я боролся против приватизации переделкинских дач, каких только сплетен не услышал о себе. Примитивные люди искали выгоду в моих статьях. Каков же результат после победы? Когда я писал статьи о приватизации, я был членом Президиума Литфонда России, а теперь рядовой член Литфонда. Нет, меня избрали на Конференции членом Президиума Международного Литфонда, но я сам, когда улеглись страсти, написал заявление о выходе из членов Президиума. На Конференции, когда меня предложили в Президиум, я не мог отказаться, чтоб не возбуждать лишних разговоров, а потом потихоньку ушёл. Ушёл довольный собой! Да, я победил. Получил моральное удовлетворение. Переделкинские дачи не будут приватизированы. Цель достигнута. И теперь цель моя не Ваше кресло и не кресло Ганичева, а защита обездоленных писателей от мародёров. Я стою «за други своя, а не за собственную задницу». Скоро пленум правления СП России, на котором, думается, будет решаться вопрос об отчётно-выборном съезде СП. На этом пленуме я внесу предложение включить в повестку дня съезда вопрос об изменении некоторых пунктов Устава. Во-первых, нужно ограничить возраст претендентов на место Председателя пенсионным. Страной давно успешно правят сорокалетние, а у нас в СП в креслах дремлют древние старцы. То же самое и в МГО. К съезду мне исполниться 60 лет. И я по возрасту выпаду из претендентов. Во-вторых, предложу принять пункт о том, что руководитель должен занимать кресло один срок, пять лет и не больше. Если он отлично справлялся со своими обязанностями, то пусть поработает следующие пять лет вторым лицом, а потом снова претендует на первое место. Как видите, я отрезаю сам себе пути к креслу. Мне нужно только моральное удовлетворение.
20. Почему Вы решили, что я «заведомо враждебен к Правлению МГО СП России»? Откуда Вам пришла в голову такая мысль? Где факты? Даже эта статья, пусть жёсткая, критическая, но написана для того, чтобы помочь Вам! Представьте себе, что первые десять вопросов Вам задаёт прокурор. Что было бы? Но, прочитав статью, Вы немедленно освободите чердак и подвал от тех организаций. Кто бы ни пришёл к Вам потом, на чердаке тишина, всё чисто и прозрачно. Да и другие дела имеете время почистить. Поможет Вам в этом моя статья? Поможет. Я допускаю, что о некоторых делах, о которых идёт речь в статье, Вы впервые узнаете из неё. Но Вы первое лицо, отвечаете за всё, потому-то я к Вам и обращаюсь.
Кстати, если у Вас действительно всё чисто и прозрачно, то Вам легко снять подозрения писателей в коррупции и хищении общественной собственности. Помните, что я сделал, будучи директором издательства «Столица», когда Вы предложили главному редактору Леониду Бежину и его заму Сергею Панасяну организовать против меня коллективное письмо на Ваше имя, чтобы заменить директора, слишком, мол, я самостоятельный, а Вам нужен ручной директор, что они и сделали, помните, как я тут же, когда узнал о письме, сразу же прибежал к Вам с заявлением немедленно создать Комиссию по проверке моей финансовой деятельности. Я-то знал, что у меня всё чисто и прозрачно, потому-то и сам написал такое заявление. Помните, кого Вы включали в Комиссию с поручением найти любые нарушения, чтоб убрать Алёшкина. Члены Комиссии потом мне сами говорили это. Три месяца искали. Ничего не нашли. Вспомните, сколько было заседаний Секретариатов и Правлений МГО по этому делу? Вы ими всеми руководили. Все документы: протоколы, решения Комиссии и Правления у меня есть с Вашими подписями. Берегу их для истории. Помните, как Вы потом сказали на собрании, что Комиссия признала, что в «Столице» нарушений нет, а Алёшкин почему-то написал заявление об уходе. Это напечатано, «МЛ» у меня есть. Неужели Вы вправду не поняли, почему я ушёл? Опять судите по себе, по тому, как Вы зубами вцепились в руководящее кресло, и думаете, что так все должны поступать. Нет, есть и другие люди. Ушёл я по одной причине: не хотел работать с подлецами!
Я это рассказал к тому, что и Вы, если знаете, что у Вас всё чисто и прозрачно, можете написать заявление Ганичеву, чтоб он назначил проверку Вашей финансовой деятельности. Я с удовольствием войду в такую Комиссию. Она проверит все первые десять вопросов этой статьи, увидит, что всё чисто и прозрачно, и я, обещаю Вам, напишу статью о Вашей замечательной деятельности по материалам проверки Комиссии. И Вы убедитесь, что никакой враждебности ни к Вам, ни тем более к Правлению МГО, у меня нет. А то у Вас слишком развит комплекс царя Ирода, который так боялся, что кто-то займёт его кресло, что даже тысячи младенцев не пожалел, уничтожил, лишь бы истребить новорождённого Царя Иудейского, якобы будущего претендента на его кресло.
Правда, как только вышла моя статья, я сам написал заявление Ганичеву с просьбой создать Комиссию. Чтоб не быть голословным, привожу полный текст:
«В №43 газеты «Литературная Россия» опубликована моя статья «Человек не на своём месте» о деятельности Председателя МГО СП РФ Владимира Гусева.
Предлагаю рассмотреть статью на расширенном Секретариате и принять какое-то решение. Со своей стороны выношу такие предложения на голосование Секретариата:
1. Создать Комиссию по проверке финансовой деятельности В.Гусева, руководителя нижестоящей организации. Включить в неё членов ревизионной комиссии МГО и два-три человека из Секретариата СП РФ.
2. Рекомендовать МГО провести отчётно-выборный съезд, на котором необходимо укрепить руководство МГО.
Гусев слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, писателями, становится нетерпимым в должности Председателя МГО. Поэтому я предлагаю руководству СП РФ рекомендовать съезду МГО избрать на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от Гусева только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к писателям, меньше капризности и т. д.
Такими качествами обладают члены МГО Геннадий Иванов, Андрей Воронцов».
Конечно, Ганичев никак не отреагировал на моё заявление. Не до этого ему, у самого дела круче. Но об этом в другой раз.
Как видите, я даже предложил на Ваше место конкретных людей. По моему мнению, если ткнуть пальцем в список членов МГО с закрытыми глазами и избрать случайного человека, то он всё равно будет лучше Вас справляться с делами МГО.
Но у каждого кандидата на место Председателя МГО должна быть своя программа.
Кроме того, я считаю, что надо категорически запретить совмещение должностей руководителям СП. Хочется быть главным редактором, работай, но не лезь в другое кресло. Избрали Председателем, уходи из профессоров, директоров, главных редакторов, отдавай все силы руководству СП. Ваш пример совместительства показывает, когда человек сидит на многих стульях, то успеха в работе нигде нет. Одни провалы.
А сам я мечтаю об одном: скорее бы на пенсию, да писать, писать, и путешествовать! Слава Богу, я могу себе это позволить.
Я сожалею, что многие писатели этой возможности не имеют, ведь для всех нас важны новые впечатления, смена обстановки, которые дают толчок для будущих произведений, поэтому мы с Таней бесплатно и навечно дарим московским писателям наши семейные апартаменты на двух человек на Канарах на острове Тенериф, которыми мы пользовались 15 лет. Все налоги за них оплачены, никаких долгов не было и нет. За собственные средства я оформлю дарственную и оплачу все другие юридические формальности для перевода апартаментов на баланс МГО, как только Правление пожелает принять наш дар. Пусть и московские писатели в виде поощрения поживут бесплатно на Канарах хоть один раз в году в августе, отдохнут от московской суеты, подышат морским воздухом, полюбуются чудесными пейзажами острова, накопят творческую энергию.Пётр АЛЁШКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *