Руки коротки

№ 2009 / 46, 23.02.2015

Вот уже ров­но год про­шёл с тех пор, как ред­кол­ле­гия жур­на­ла «Ли­те­ра­тур­ная учё­ба» пре­тер­пе­ла зна­ко­вые об­нов­ле­ния. На­чи­ная с ию­ля-ав­гу­с­та 2008 г. («ЛУ», 2008, № 4) за­ме­с­ти­те­лем глав­но­го ре­дак­то­ра «ЛУ» вы­сту­па­ет та­лант­ли­вый мо­ло­дой по­эт Мак­сим Ла­в­рен­ть­ев

Авангардисту Алексею Цветкову неймётся своим оппонентам посчитать зубы






Вот уже ровно год прошёл с тех пор, как редколлегия журнала «Литературная учёба» претерпела знаковые обновления. Начиная с июля-августа 2008 г. («ЛУ», 2008, № 4) заместителем главного редактора «ЛУ» выступает талантливый молодой поэт Максим Лаврентьев, а в сентябре-октябре того же года («ЛУ», 2008, №5) в редколлегию журнала вошли известные юные критикессы – Елена Погорелая и Алиса Ганиева. С приходом молодёжи к руководству в «Литучёбе» многое значительно изменилось к лучшему.


Во-первых, «ЛУ» сменила направленность, превратившись, по словам Максима Лаврентьева, «из расплывчато литературно-философского снова в сугубо литературно-критический» журнал. Во-вторых, на страницах «Литучёбы» стали чаще появляться произведения молодых авторов – поэтов, прозаиков и критиков. На этом моменте мне хотелось бы заострить особое внимание, поскольку, к сожалению, практически во всех именитых столичных изданиях – как либеральных, так и патриотических – действует негласная монополия на слово. Одним, зачастую весьма посредственным авторам дают это самое слово по любому поводу и без повода, в то время как другие писатели, будучи куда более способными, но куда менее раскрученными, не могут выступить в федеральной прессе даже по самым насущным вопросам. Вот, к примеру, не так давно в «Литературной газете» была опубликована статья Евгения Степанова «Мы наш, мы «Новый мир» построим» («ЛГ», 2009, 30 сентября), подвергшая жёсткой критике редакционную политику упомянутого «толстяка». В вину редакции «Нового мира» вменялось отсутствие на страницах журнала «панорамной поэтической картины» и не в меру активное продвижение творчества сотрудников. Согласимся, что и первое, и последнее действительно имеет место, и это, конечно, нехорошо, но почему объектом разгрома выбран именно «Новый мир»? Чем, в сущности, отличается его редакционная политика от редакционной политики других толстых журналов – «Нашего современника», «Знамени», «Молодой гвардии», «Звезды»? Абсолютно ничем – убедился на собственном горьком опыте. Везде господствует постыдная групповщина, об открытии новых имён – что, по сути, является первостепенной задачей периодических литературных изданий – редакции и слышать не хотят. Честно говоря, мне вообще представляется, что «ЛУ» – единственный литературный журнал в Москве, обладающий легендарной историей и популярностью, где редколлегия принимает решение о публикации тех или иных материалов, исходя сугубо из их содержания и литературно-художественных достоинств, а не из фамилий и степени раскрученности авторов, как это зачастую бывает.


В-третьих, хотелось бы отметить, что с обновлением редколлегии в «ЛУ» появился ряд новых занимательных постоянных рубрик, как-то: «Давайте разберёмся?» – рубрика, посвящённая «разбору десятков стихотворных подборок, которые приходят на электронную почту журнала» («ЛУ», 2009, № 2) и «Субъектив» (данная рубрика открывается скандальной публикацией Евлампия Салопова, яростно критикующего нашумевшую поэтическую «знаменскую» подборку Елены Файналовой «Балтийский дневник» («ЛУ», 2009, № 4)). Отдельно следует сказать о рубрике «Из почты «ЛУ». Я уже писал в «Литературной России», что «без непрерывного диалога с читателем не может существовать ни одна настоящая газета» («ЛР», 2009, 16 октября); это же утверждение, разумеется, применимо и ко всем журналам. Лично мне из материалов названной рубрики особенно понравилась статья Дениса Басаргина «После творческого этюда и даже дальше…» («ЛУ», 2009, № 3), посвящённая ответу на любопытную работу ответственного секретаря приёмной комиссии Литинститута имени А.М. Горького Оксаны Лисковой «До и после творческого этюда» («ЛУ», 2009, № 1), в котором, по верному замечанию Дениса, проводится мысль о «препечальном состоянии абитуриентов» данного учебного заведения, поскольку они, с точки зрения госпожи Лисковой, «не готовы не только к поступлению в институт, но и к настоящей взрослой жизни». Отметим, что материал Басаргина написан живым литературным языком, доступным пониманию неискушённого читателя, чего, увы, подчас нельзя сказать о творчестве многих молодых критиков, излишне углубляющихся в филологию.


В-четвёртых, изменился в лучшую сторону дизайн «Литературной учёбы». С одной стороны, он стал постоянным и предсказуемым, с другой – более строгим, что и предполагает подлинный литературно-критический журнал. Но несмотря на кажущуюся суровость, на обложке журнала всё же чувствуется лёгкая улыбчивость и столь же лёгкая осенняя грусть – их ощущаешь, вглядываясь в чёрно-белые круговые пейзажные зарисовки.


Наконец, в-пятых, «ЛУ», подобно «Литературной России», стала размещать на своих страницах скандальные, остро-полемические статьи, способные породить дискуссию, привлечь внимание читателей к журналу и тем повысить спрос на него, равно как и место издания в современном литературном процессе. На одной из таких статей я считаю необходимым остановиться несколько подробнее.


Как вы, наверное, уже догадались, речь пойдёт об уже упоминавшемся мною материале Евлампия Салопова «Гримасы новой гражданственности» («ЛУ», 2009, № 4), который вызвал целую бурю негодования среди либеральной общественности. Уже в самом Живом Журнале «ЛУ» по данной публикации завязалась полемика читателей. Но всех дальше пошёл известный авангардный поэт Алексей Цветков, откровенно написавший в своём ЖЖ: «Допустим, вы отравились, и вам надо срочно очистить желудок. Тогда вам сюда» (под словом «сюда» даётся ссылка на работу Е. Салопова), а в комментариях господин поэт и вовсе опустился до того, что назвал критика «ублюдком» и предложил «за один псевдоним» посчитать ему зубы (http://aptsvet.livejournal.com/516848.html).


Впрочем, некоторые комментарии к статье Салопова в Живом Журнале «ЛУ» удивили меня не меньше. Ommenysh утверждает: «Статья пропитана ненавистью. Мне кажется, поэт имеет право на ненависть… критик – нет. Люблю Елену Файналову, не ожидала такого от ЛУ» (http://lit-ucheba.livejournal.com/4499.html). Позвольте узнать, с чего Вы решили, уважаемая Ommenysh, что автором двигала именно ненависть при написании рассматриваемого материала? На мой взгляд, им двигала боль. Боль за ту великую неизбывную трагедию, что случилась с нашей страной в кошмарные девяностые, когда Россия сделалась послушной марионеткой в руках Запада, а великодержавное советское прошлое с бесстыдным цинизмом, ядовитой ненавистью и безудержным злорадством ежедневно оплёвывалось в новоявленных либеральных СМИ, наводнивших, подобно саранче, все прилавки. Боль от того, что поэтесса со свойственной постмодернизму бестактностью опошляет знаменитую патриотическую песню Булата Окуджавы к кинофильму «Белорусский вокзал», начиная одно из своих стихотворений «знаменской» подборки «глубокомысленной» строфой «Здесь птицы не поют и деревья не растут и только мы плечом к плечу ничё не говорим врачу» и продолжая его словами «Сидим сычом и мыслим как кастрат сначала морда кирпичом но нам не то чтоб нипочём весь этот груз…» (http://magazines.russ.ru/znamia/2008/7/fa3.html). От того, что подборка Файналовой буквально пропитана русофобией, крайне модной в прошлое десятилетие. Если не верите мне на слово, прочитайте её самостоятельно и убедитесь сами (ссылка дана чуть выше). Между тем критик Михаил Бойко справедливо заметил в беседе с А.Родиковым: «Если текст пропитан болью, он достоин внимания» («ЛУ», 2009, № 4). Почему же тогда, господа либералы, текст Салопова, по вашему мнению, заслуживает лишь негодующего презрения? Тон его работы, возможно, излишне язвителен, соглашусь с вами, но ведь на личности автор не переходит, ни на чью честь и достоинство не посягает и уж точно никак не заслуживает, Алексей Петрович, столь грубых оскорблений в свой адрес с вашей стороны.


Указанные позитивные изменения в «ЛУ» позволяют нам сделать вывод, что данный журнал, преданный почти полному забвению в постсоветское время, действительно «испытал чудесное воскрешение» в прошлом году, как отмечалось в недавнем номере «НГ Ex libris» («НГ Eх libris», 2009, 29 октября). Правда, некоторые СМИ откровенно злорадствуют по этому поводу. Так, авторы статьи «И ссориться не нужно, и можно всех любить», размещённой на сайте www.openspace.ru, ознакомившись с публикацией Евлампия Салопова, ехидно заявили, что «Литературная учёба» наследует «традициям журнала «Молодая гвардия» позднесоветского периода» (http://www.openspace.ru/literature/projects/10038/details/11965/?expand=yes#expand). Это, конечно, абсолютно не так. Можно ли представить Ольгу Медведеву, Алису Ганиеву, Елену Погорелую, Михаила Бойко, Алёну Бондареву, Максима Бурдина, Сергея Арутюнова – всех этих молодых талантливых критиков, активно сотрудничающих с «Литучёбой», авторами почвеннической «Молодой гвардии»? Не знаю. Лично у меня в голове это как-то не укладывается. Скорее, редакции «ЛУ» удалось, казалось бы, невозможное – объединить вокруг себя литературную молодёжь самых разных взглядов и убеждений: с одной стороны, таких консерваторов, как Дмитрий Колесников, Арсений Замостьянов и Евлампий Салопов, а с другой – представителей либеральной интеллигенции, подобных названным выше авторам. В том, что «Литературная учёба» превратилась в площадку для самовыражения столь разнополярных имён – великая заслуга её обновлённой редколлегии.


Завершая статью, мне остаётся только поздравить замечательный журнал с возрождением и пожелать ему побольше юных ярких самобытных звёздочек на небосклоне.


С возрождением тебя, «Литучёба»!

Дмитрий КОЛЕСНИКОВ,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *