МИНИСТР МЕДИНСКИЙ НЕ УМЕЕТ ТРАТИТЬ БЮДЖЕТНЫЕ СРЕДСТВА

№ 2015 / 24, 02.07.2015

Не так давно председатель Счётной палаты Российской Федерации Татьяна Голикова, выступая на Петербургском экономическом форуме, высказала критические замечания относительно эффективности финансирования предоставляемых государственных услуг. По её словам, в 2014 г. из федерального бюджета на госуслуги было направлено 657 млрд. руб., из которых 208 млрд. руб. остались невостребованными, в том числе в таких сферах как здравоохранение, образование и культура (информация с официального сайта Счётной палаты РФ от 18 июня 2015).

Чуть позже появилась уточняющая информация о том, что ведомство Владимира Мединского (то бишь Министерство культуры Российской Федерации) недораспределило в прошлом году 880,4 млн. рублей своих бюджетных обязательств (там же, 24 июня 2015).

Но, как мы помним, 2014 год у нас был торжественно объявлен Годом Культуры, что предполагало особенно внимательное отношение к поддержке отечественной культуры – её объектов и работников. Неужели же у нас настолько всё замечательно и безупречно с театрами, библиотеками, архитектурными памятниками, музеями, литературно-художественными изданиями, наконец, что не на что было с пользой потратить почти миллиард рублей?! На что Мединский в Год культуры откладывал государственные средства, которых так ждут многие бедствующие деятели культуры? На золотой унитаз или на новый служебный автомобиль представительского класса?

И это при том, что весь Год культуры и уже половину Года литературы постоянно раздаются возгласы недовольства со стороны тружеников и знатоков культуры и литературы – везде людям видится лишь показуха взамен реального дела.

Мы решили спросить у самих людей, а на что бы они потратили эти оказавшиеся не у дел 880,4 миллиона рублей, что бы они посоветовали властям в культурной сфере, если бы имели на них влияние…

 


 

 

ВОПРОС В ЛОБ

Если бы вы вдруг оказались самым главным и влиятельным советником президента по культуре, что бы вы в первую очередь ему посоветовали?

 

 

Александр КОЛЕСОВ, главный редактор альманаха «Рубеж»

09

Я бы посоветовал насколько возможно максимально поддержать региональное книгоиздание. В первую очередь на Дальнем Востоке. Потому что книжного пространства на Дальнем Востоке просто не существует. Это рваное, клочковатое одеяло, если позволить себе такую метафору. Чтобы пересчитать эффективные издательства на всём Дальнем Востоке, хватит пальцев одной руки. А люди, живущие там, дальневосточники, между тем, просто не знают, где они живут. Потому что в советские годы старая и древняя история этого края была табуированной темой, закрытой по идеологическим соображениям, связанным с китайским вопросом, с пограничными проблемами. Предпочитали не говорить о Бохайском царстве, о джурдженях и всяком другом… Люди как считали, так и до сих пор считают, что россияне живут там, лишь начиная с советских времён, и что вообще у этой территории другой истории не существует. А всё потому, что просто нет книг, нет литературы, нет нормального учебника истории Дальнего Востока. Это колоссальная проблема. У нас сейчас разрабатывается стратегия развития Дальнего Востока, «территории опережающего развития» (ТОР)… Но никакие ТОРы, по моему мнению, не заработают, если не будет поддержана гуманитарная сфера, если на эмоциональном уровне люди не начнут понимать, что они здесь не временщики, что это территория с грандиозной историей, с великим прошлым и, может быть, с великим будущим.

 

г. ВЛАДИВОСТОК

 

 

10Роман БОГОСЛОВСКИЙ, лауреат премии им. Демьяна Бедного,

номинант Нацбеста-2015

В первую очередь я посоветовал бы Президенту заставить всех попсовиков хотя бы попытаться создать что-нибудь стоящее. Пусть бы записали один огромный профессиональный мюзикл все вместе. И тот, кто откажется или не сможет – лишается карьеры навсегда.

 

г. ЛИПЕЦК

 

 

 

 

Николай ГРЕБНЕВ, председатель Курского регионального

отделения Союза писателей России

11Я бы в первую очередь посоветовал собрать всех литераторов, писателей, всех, кто склонен к поэзии, прозе, публицистике и краеведению, призвал их прекратить усобицы и объединиться. Иначе – вразнобой – мы слабая и беспомощная аудитория, которая не может поставить ребром вопрос перед властью: когда же у нас прекратится такое неуважительное отношение к автору, писателю, литератору?

Между прочим, опыт Курска, может быть, даже нелишне частично перенимать. У нас довольно уважительно власти относятся к мастерам слова. У нас за последние пять лет сделано столько, сколько не делалось за пятьдесят предыдущих в сумме. Поставили великолепные памятники Константину Воробьёву и Евгению Носову. Открыли литературный музей. Издали полное собрание сочинений вышеназванных наших замечательных земляков. И, что нас особенно удивило и порадовало, помогли открыть современный во всех отношениях (и по оборудованию и по обустойству) Дом литераторов в самом центре города. А мы в ответ объединили литературные силы региона в Союз курских литераторов, наладили издание книг курских авторов, так что в год выходит по сто книг поэзии, прозы, публицистики и краеведения местных авторов. Мы создали лицей для начинающих авторов, где отбираем из молодых студентов ребят, склонных к литературному письму, и обучаем их совершенству, рассказываем, консультируем, помогаем издавать книги. И мы на пути к тому, чтобы в Курске появился Дом детской молодёжной печати.

Дело в том, что у нас появилось содружество Союза курских литераторов и издательского дома «Славянка». И это очень хороший опыт.

До этого наша книжная лавка, наше литкафе, наш Дом литераторов были в запустении. Сейчас же мы на подъёме, научились даже работать без денег. Денег нам власть на текущие расходы не даёт. Так что нам надо как-то самим зарабатывать средства на мероприятия, поездки, встречи… Хотя, должен сказать спасибо нашему губернатору, – в больших делах он нас поддерживает. Например, в этом году он впервые в Год литературы учредил премию «Курская битва», которая будет вручаться 23 августа на Втором съезде курских литераторов. На этот съезд мы собираем не только действующих курских писателей, но и наших земляков, живущих за пределами Соловьиного края, прославляя его своим творчеством. И нас, оказывается, ни много ни мало двести пятьдесят мастеров слова. Мы даже сами не ожидали, как много талантов родила на свет Курская земля. Среди них и Даниил Гранин, и Евгений Носов, и Михаил Еськов, и Борис Агеев… Таких имён десятки. Благодаря таким нашим светочам художественного слова, как Евгений Носов, мы, его ученики, славя его и нашу малую родину, притягиваем всех наших земляков к литературе, воспитываем в них особое уважение к слову и к книге…

 

г. КУРСК

 

12Нино КАТАМАДЗЕ, грузинская джазовая певица

и композитор

Отвечает о культурной ситуации в Грузии

Я бы не только посоветовала, а сразу сделала бы! Поменяла бы всю систему постсоветского стереотипного пространства, потому что из восьмидесяти миллионов денег сорок миллионов уходит на зарплату, и при этом не понятно, кто за что отвечает. Так что я изменила бы всю систему Министерства культуры, чтобы там были фонды для людей, которые создают что-то новое, и для людей, которые уже создали нечто. А сейчас совершенно не понятно, кто, кого и как оценивает и куда уходят средства. Так что я бы применяла жёсткие-жёсткие меры. Пусть меня бы называли страшной, но я согласилась бы носить такое имя, чтобы поменять всё. Даже не поменять, а построить заново. Потому что в Турции, например, поэтов и писателей поддерживает Министерство обороны. То есть у них есть N миллионов долларов, чтобы поддерживать творческих людей. За ними ухаживают, их печатают, куда-то отправляют. Во Франции есть очень хорошая система: специальный фонд, куда ты вкладываешь какую-то копеечку, когда работаешь, приносишь туда какие-то проценты, а потом, если ты хочешь, в течение года они тебе платят, чтобы ты развивалась, ездила, смотрела, набиралась опыта. А у нас надо часами работать и работать, чтобы хоть что-то заработать… И люди просто задыхаются.

 

Платон БЕСЕДИН, номинант Нацбеста-2014

14Это очень сложный для меня вопрос. Тут, из Крыма, и вопросы-то взаимоотношений России и Украины увидеть бы верно, решить бы, не навредить бы. А на таком высоком уровне что-то решать – не буду врать, я просто теряюсь… Перед нами сейчас стоят куда более прозаические задачи, не решив которые мы потеряем и единое культурное пространство, и нечем просто командовать будет.

 

г. СЕВАСТОПОЛЬ

 

 

 

Андрей КЛЮКИН, продюсер музыкального фестиваля «Дикая Мята»

16Я могу так сказать. Мне очень нравятся люди, которые делают то, что любят делать, и то, чем живут. И я очень не люблю формалистов. Сейчас на нашем фестивале процентов тридцать-сорок корневой музыки, основанной на народной культуре, не важно – рок там, джаз или собственно фолк, но эта музыка совсем другая по сравнению с тем, что принято называть нашей народной музыкой на всевозможных Днях городов, когда выходят такие тётки-матрёшки и формально что-то такое в сарафанах делают… Формализм меня очень расстраивает. И если бы я был советником по культуре, я бы, наверное, сделал всё возможное, чтобы соответствующими вопросами занимались те люди, которые дышат этим, которые хотят этого, которые не пришли просто за чиновничьей звёздочкой или зарплатой, а которые без этого дела просто не могут жить. Я в своё время, когда думал, с чего мы будем начинать «Дикую Мяту», с какого жанра, у нас была идея это назвать «дикорастущей музыкой», то есть музыкой не продюсерской, искусственно созданной, а естественно выросшей в людях. И вот мы думали, с какого жанра начать первый фестиваль. И я решил, что мы возьмём корневых фолк-музыкантов, у которых не было ни радиостанций, ни телеканалов, ни журналов, ни концертов, потому что я понимал, что эти люди занимаются этой музыкой потому, что они хотят ей заниматься, а не ради перспектив, которых на самом деле ноль. Так что я бы в качестве советника по культуре именно этим занялся: постарался бы найти людей, которые больны своим делом, которые очень хотят им заниматься и отнюдь не ради выгоды.

 

Сиэн КЫНАТ (Анатолий СТАРОСТИН), якутский поэт

17Трудно на такой вопрос отвечать без подготовки… Я как писатель, наверное, пожелал бы создания условий, начиная с бытовых и кончая издательскими, для талантливых творческих работников. Им нужна поддержка. Писателям нужно помогать издавать книги, а художникам – устраивать выставки. Вообще сейчас писателей, художников, поэтов люди мало знают. Поэтому со стороны государства нужна какая-то агитация, пропаганда искусства. Но прежде всего – помочь решить бытовые вопросы.

У нас, кстати, в Якутии есть государственное Национальное книжное издательство «Бичик». Оно очень хорошо работает. Думаю, такого не хватает во многих других регионах России.

Большая проблема с переводами. Очень трудно сначала делать подстрочники с якутского, а потом ещё и найти переводчика, который органично передаст мои стихи на русском языке. В этом плане нужна какая-то государственная программа поддержки переводчиков.

Я вот побывал в Москве на фестивале «Книги России» на Красной площади. Конечно, такие книжные ярмарки нужны. Но их нужно делать более масштабными, чтобы было больше места. Ведь у нас очень большое государство, в котором очень много регионов. Более восьмидесяти! А на фестивале оказались представленными, кажется, только половина, да и то каждому выделили очень маленький уголок, а то и пол-уголка. Очень тесно было.

Хорошо бы ещё организовать международные фестивали у нас в стране, чтобы про наших писателей знали во всём мире.

 

г. ЯКУТСК,

Республика Саха (Якутия)

 

 

Глеб НАГОРНЫЙ, «Золотое перо Руси» (2014), победитель III Международного конкурса

современной драматургии «Время драмы, 2014, зима»  в номинации «Пьеса»

15Как юрист в первую голову я бы озаботился следующими направлениями:

1) Финансирование. Для начала следует перестать растрачивать бюджетные средства. Скажем, если стартапер обращается к бизнес-ангелам или любым другим инвесторам, то он приносит бизнес-план, в котором хотя бы ориентировочно прописывается как, сколько и когда проект начнёт приносить прибыль. Иначе никто не вложит в такого самородка денег. У нас же влёгкую разбазариваются бюджетные деньги на кинематограф, который не только не приносит дохода, но попросту уходит в убыток. Знаете, ведь нет ничего легче, чем прикрывать «распил бюджета» витиеватой фразой о «поддержке культуры». Поэтому хватит плодить кинопаразитов, снимающих фестивальные, не нужные зрителю, унылые притчи. Если вас одаривают наградами на фестивалях, а старпёры-критики хвалят ваши кинозабавы – это ещё не означает, что вы состоялись как режиссёр. Это говорит только о том, что кучка членов жюри наградило вас бумажкой с подписями. Но кино – это не только искусство, это ещё и бизнес. Причём бизнес, приносящий на Западе баснословные доходы. И если на ваши фильмы зрители не ходят в кинотеатры, значит, вы снимаете не кино, а занимаетесь самовыражением за чужой счёт. Поэтому на питчингах по презентациям своих проектов, надо не столько рассказывать о том, какое «гениальное кино» вы снимите за бюджетные деньги, а сколько ваше «гениальное кино» впоследствии принесёт денег в этот бюджет. Потому что получаете вы не просто деньги, а суммы, состоящие из налогов, которые заплатили ваши будущие зрители. Это надо знать наизусть как «Отче наш». А теперь зайдите на порталы Кинобизнеса, Кинопоиска и Википедии. Цифры минкультовских вложений в киноленты вопиющие, цифры же по прибыли от этих кинолент – не просто мизерные, а неадекватные вливаниям. В любой другой сфере за такие цифры посадили бы. И, на мой взгляд, нужно сделать следующее. Поставил чиновник подпись под неперспективным с финансовой точки зрения многомиллионным проектом, ушли деньги из бюджета, не вернулись прибылью – чиновник сел. И не как «великолепная» поэтесса и художница Евгения Васильева, а на вполне реальный срок без права на УДО. Потому что, пока чиновник не сядет, система «откатов» в кино будет цвести буйным цветом, а режиссёры будут выдавать на гора километры никому не нужной фестивальной шелухи. Все остальные капризы: унылый арт-хаус или развесёлый трэш – это, пожалуйста, сколько угодно. Но за ваши кровные деньги, а не налогоплательщиков. Тут никаких претензий.

2) Недвижимость. Когда появляются новые театральные проекты по примеру «Гоголь-Центра» – лично я считаю, это замечательно. Безусловно, надо искать новые формы, развиваться, не стоять на месте и не костенеть. Но нельзя развиваться за счёт разрушения других. Сегодня мы как раз и наблюдаем результат таких реформ. Увольнения в театре имени Гоголя. Непрекращающийся Майдан на Таганке. И это при том, что в той же Москве десятки заброшенных дворцов культуры и убитых кинотеатров советских времён. Кто мешает под «новое искусство» выделить эти здания, реструктурировать их, не разрушая при этом то, что создавалось десятилетиями, не переступая через своих коллег и не калеча судьбы? Отдайте новым центрам ДК. Пусть творят, ищут и находят. Пусть поют и пляшут. В конце концов, пусть цветут все цветы. Но пусть это будут не пляски на костях, а цветы не превращаются в венки. И, к слову сказать, в сложившейся ситуации виноваты как раз не новомодные режиссёры с актёрами, а именно чиновники, которым почему-то не пришло в голову использовать другие объекты недвижимости, мёртвым грузом висящие на балансах различных министерств, департаментов и ведомств. И виной тому, на мой взгляд, не только разгильдяйство с халатностью, но ещё и абсолютное чиновничье непонимание процессов, творящихся в театральной среде.

3) Советы при Минкульте. Необходима ежегодная ротация членов жюри в разных советах, распределяющих гранты. К сожалению, опыт предыдущих лет показал, что нахождение в советах одних и тех же лиц ведёт к неприкрытой коррупции и сектантству. Гранты стали распределяться кулуарно. Между своими. По принципу – рука руку моет, а кукушка хвалит петуха. С этим не просто надо кончать, эту ситуацию нельзя допускать. Именно поэтому ротация должна проводиться очень часто. Иначе через два-три года на месте старой секты появится новая.

4) Союзы. Союзы творческих организаций, все эти СТД и разнокалиберные Союзы писателей, должны не только высасывать членские взносы, но и обязаны заниматься своими непосредственными обязанностями. Наделять квартирами своих членов, продвигать их труды, выделять материальные пособия, заниматься защитой прав. Вот конкретный пример. В Союзе писателей Москвы членские взносы заносят шариковой ручкой в разлинованную тетрадь. 21 век на дворе, между прочим. Сколково, Йотафон, В Контакте, Яндекс.Деньги. А в Союзе писателей Москвы – шариковая ручка и разлинованная тетрадь. Вопрос. На что уходят членские взносы? Кому? Может, пора провести серьёзные ревизии во всех этих организациях?

5) Авторские права. На Западе, если актёр снялся, пусть даже в самой незавидной второстепенной или эпизодической роли, он постоянно получает проценты от последующих показов киноленты. Даже, если фильм снят многие годы тому назад. У нас же система абсурдна. Гонорар, и точка. Таким образом, актёр живёт от проекта к проекту. Есть работа – он в шоколадной глазури. Нет работы – побирается, собирая хлебные крошки. В итоге, чтобы зарабатывать, вынужден сниматься зачастую в низкопробном сериале, напрочь гробя свой талант.

6) Ветераны и пенсии. Заслуженные и народные артисты, люди, положившие жизни на творческие профессии, не могут получать пенсии, которые чуть повыше прожиточного уровня бомжей. Говоря иначе, наши семидесятилетние звёзды не должны жить хуже гипотетических «альпачин». Хотя бы по той простой причине, что уровень их дарований и заслуги перед государством ничуть не меньше, чем у западных звёзд перед своими странами. Думаю, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять – 6 пункт неразрывно связан с 5-ым.

7) Кадры. Основополагающий пункт. На самом деле его можно поставить первым, поскольку все остальные пункты от него зависят. В Минкульте должны сидеть не просто чиновники, подмахивающие бумажки, а люди с очень жёсткой ответственностью за поставленные подписи. Иначе приходится опять вспоминать художницу и поэтессу из другого не менее креативного ведомства, которая вот-вот выйдет по УДО.

8) Строй. Мы живём не при коммунизме. За окном капитализм – мир жёсткой конкуренции. Мир, в котором никто никому ничего не должен. А Минкульт – не дойная корова. Это надо уяснить раз и навсегда. И если вы не умеете зарабатывать кино, спектаклями и драматургией, переквалифицируйтесь в управдомы. Сосать бюджет легче всего – но что вы вернёте этому бюджету? И вот именно на этот вопрос должен ответить каждый, кто придёт защищать свой проект в Минкульт. Не что я с этого «поимею», а что – дам взамен. Тогда и шутки про «прачечную» закончатся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *