СТРАНА ЧИТАТЬ ПЕРЕСТАЁТ, А СЛУГИ НАРОДА ЗАНЯТЫ ПЕРЕПАЛКОЙ С ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫМИ ЧИНОВНИКАМИ

№ 2015 / 26, 16.07.2015

1. Неутешительная статистика

 

Для начала несколько цифр. Если верить президенту Российского книжного союза Сергею Степашину, ещё в 2009 году в нашей стране не читало 27 процентов населения, а теперь не читают более 50 процентов.

18

Сергей СТЕПАШИН и Владимир ГРИГОРЬЕВ

 

Теперь посмотрим, что у нас с книжными магазинами. В относительно благополучной Москве у нас на каждый миллион населения приходится 10 магазинов (для сравнения: во Франции этот показатель составляет 69,8, и Москва занимает только 8-е место, впереди Канада, Швеция, Великобритания, Финляндия и др.). Не лучше ситуация и с библиотеками. В Москве на 10 тысяч населения всего 0,4 библиотеки (когда в Финляндии 11,4). Кстати, в Финляндии в расчёте на душу населения библиотечный фонд составляет 15,5 экземпляров, а в Москве только 7,5 экземпляров. Впрочем, что Москва: хуже всего дела обстоят с инфраструктурой чтения в Забайкальском и Приморском краях и, как это ни странно, в Томске, который вообще-то является одной из студенческих столиц России (а тут получается, что уже даже студенты почти ничего не читают).

 

2. У семи нянек дитя без глаза

 

В общем, цифры ужасающие. Понятно, что надо что-то делать. Вопрос: кто именно должен что-то делать? На федеральном уровне у нас проблемами чтения занимается сразу чуть ли не десять ведомств: Министерство культуры (оно курирует, в частности, библиотеки), Федеральное агентство по печати (финансирует программы по пропаганде чтения), Министерство образования и науки (оно вроде занимается школьными и вузовскими библиотеками), Министерство экономического развития и Минпромторг (кажется, от них зависит книжная торговля) и т.д. Но, как это у нас водится, у семи нянек дитя без глаза. И как быть?

Вроде у нас этой проблемой наконец озаботился четвёртый человек в государстве – председатель Госдумы Сергей Нарышкин. Во всяком случае он 13 июля 2015 года решил собрать Оргкомитет по проведению в России года литературы, свой совет по культуре и Российский книжный союз. Но что удивило: позвали почему-то не всех членов Оргкомитета по проведению года литературы, а только узкую группу важных чиновников и лояльных к этим чиновникам медийных лиц. Что это – случайность? Да нет.

 

3. Кто и почему игнорирует члена Оргкомитета

Года литературы Владислава Артёмова

 

Так кто же остался за бортом? Лично меня, к примеру, удивило отсутствие на заседании у Нарышкина главного редактора журнала «Москва» Владислава Артёмова. Я ещё подумал: может, Артёмов уже в отпуске и поэтому его просто не смогли разыскать и пригласить на заседание оргкомитета? Но нет, Артёмов на месте. Более того, он всегда рвётся на подобные заседания, ибо считает, что больше ему негде поднять проблемы руководимого им журнала (у «Москвы» миллионные долги, пени за неуплаты аренды помещений превысили все разумные пределы, люди месяцами не получают зарплату, журнал на грани закрытия). Так в чём же дело?

А вот в чём. Артёмов стал играть не по тем правилам, к которым привыкли чинуши. У нас ведь как всё раньше делалось? Никто системно никакими проблемами не занимался. Всё решалось в кулуарах и разруливалось ручными методами. Когда Владислав Артёмов первый раз столкнулся с непомерными арендными платежами, советник нашего президента по культуре Владимир Толстой пообещал подготовить поручение главы страны, а потом по сути умыл руки, и дальше всё зависело от настроения какого-то клерка из администрации Москвы (кто вызывал у него симпатии, тот получил для покрытия долгов по аренде какие-то рекламные деньги; кто чем-то возмущался, тому показали кукиш). Тот же Артёмов, как только заявил, что одной подачкой проблемы не решить и что нужен системный подход, сразу навлёк на себя гнев бюрократов. Артёмов не сдался. Он потом выступил с открытым письмом к министру культуры Мединскому. Естественно, министр ему даже отписку не прислал. А зачем? Наш министр, похоже, привык лишь к тому, чтобы его облизывали, и никакой критики не терпит. В другой раз на Артёмова накинулись заместитель руководителя Федерального агентства по печати Григорьев и хозяин издательства «Эксмо»; главный редактор журнала «Москва» был обвинён в том, что не чувствует пульса жизни. Артёмов не сдержался и спросил: а кто читателя последние двадцать лет пичкал разной падалью? Нашим видным либералам это очень не понравилось. Впрочем, они ещё надеялись перевоспитать Артёмова на свой лад на выездном заседании оргкогмитета Года литературы в Санкт-Петербурге. Один из соратников ЕльцинаСергей Филатов посоветовал главному редактору журнала «Москва» быть поосторожней в выборе друзей и тщательней подбирать на публичных мероприятиях слова. Артёмов не удержался и уточнил, что от него хотят: чтобы он в тряпочку молчал? Это переполнило чашу терпения либералов. Репрессии последовали незамедлительно: Артёмову не оплатили командировку в Санкт-Петербург на заседание правительственного оргкомитета, потом не пригласили на совещание редакторов «толстых» журналов в Екатеринбург, а затем не позвали на очередное заседание Оргкомитета Года литературы.

Были ещё иллюзии, что в ситуацию вмешается советник президента по культуре Толстой. Но и они потом исчезли.

– А что Толстой? – говорит Артёмов. – Он, видимо, занимается только своими делами.

Кстати, на заседании оргкомитета Года литературы, которое состоялось 13 июля, забыли пригласить не только Артёмова. Никого не позвали из многочисленных Союзов писателей, литфондов и пен-центров. А писательские-то союзы почему забыли (или упустили)? Или это знак сверху: мол, все эти союзы себя изжили и незачем больше тратить на них время?

 

4. Кто же хозяин Года литературы

 

Лично у меня после заседания Оргкомитета сложилось впечатление, что Год литературы проводится прежде всего в интересах Российского книжного союза, где первую скрипку играет издательство «Эксмо». Такого ещё не бывало: на одном заседании выступило сразу несколько человек от данного союза – Степашин, Новиков и Абрамова.

19Впрочем, чему удивляться. «Эксмо» давно уже прекрасно научилось поглощать конкурентов и лоббировать на самых разных уровнях свои коммерческие и иные интересы. Литературные издания могут сколь угодно плакаться о невнимании к себе федеральных и региональных властей. Ну кого волнует, что журнал «Наш современник» могут в ближайший отопительный сезон отключить от тепла, ибо до сих пор неясно, кто должен менять прохудившиеся девятнадцать метров труб на Цветном бульваре. Все – депутаты, сенаторы, министры – поглощены другим: как отреагировать на прозвучавшее от одной милой менеджерши из Российского книжного союза предложение срочно собрать всех губернаторов. Никто не мог понять, зачем девочке понадобились губернаторы, пока кто-то на галёрке не брякнул: как для чего? – чтобы подкормить даже не Российский книжный союз, а издательство «Эксмо»!

Кстати, из всех прозаиков на оргкомитет Года литературы была приглашена только Татьяна Устинова. Оно и понятно. Ведь Устинова – визитная карточка издательства «Эксмо». Других писателей для окружения председателя Госдумы Нарышкина, похоже, не существует. Правящая элита, видимо, никогда ничего не слышало об Андрее Битове, Викторе Лихоносове, Юрии Козлове, Еремее Айпине, Викторе Пронине или Петре Краснове.

 

5. Когда зачешется правительство?

 

Само июльское заседание Оргкомитета было созвано, похоже, в основном ради проекта поправок в закон о конкуренции. Вопрос этот, не спорю, важный. Суть поправок в чём? У нас в стране катастрофически сократилось количество книжных магазинов: с семи с половиной тысяч до полторы тысячи. Главная причина поголовного уничтожения книжных магазинов – непомерные цены на аренду торговых помещений. Спасти рынок могло бы разрешение учреждениям культуры – библиотекам, театрам, музеям – без конкурсов, безвозмездно или на льготных условиях сдавать часть помещений под книжные киоски.

Вообще-то эта идея обсуждается на разных уровнях уже несколько лет. Последний раз она прозвучала 12 октября 2014 года на заседании оргкомитета по проведению Года культуры. Почти девять месяцев после этого никто не чесался. Во всяком случае, министр Мединский дальше слов не пошёл.

Теперь инициативу вроде перехватил председатель Госдумы Нарышкин. Но сколько месяцев или лет вопрос будет проходить согласования в комитетах Госдумы и правительстве, этого пока никто не знает.

 

6. Кого окормляет замруководителя

Федерального агентствапо печати г-н Григорьев

 

Меж тем ситуация в отрасли день ото дня ухудшается. Пока идут всевозможные согласования, Московский дом книги уже закрыл в спальных районах столицы 10 магазинов и ещё 13 готовит к выселению. С чтением ещё хуже. Из всего бюджета Федерального агентства по печати на пропаганду чтения тратится всего 0,14 процента. А куда идут остальные деньги?

Кто должен ответить на этот вопрос? Правильно – Федеральное агентство по печати. Однако заместитель руководителя этого ведомства г-н Григорьев, похоже, не привык отчитываться. Он, видимо, научился только распределять бюджетный пирог в пользу одних либералов и лояльных ему изданий. У него на все вопросы один ответ: мол, зато мы книжный фестиваль на Красной площади провели. Правда, он умолчал, что большинство экспертов, а главное, покупатели и читатели оценили этот фестиваль скорее со знаком минус. Плюс поставили Григорьеву единицы. Одна из участниц фестиваля, Лидия Сычёва, отметила в прессе: «Содержательно фестиваль представлял очередной праздник либерализма. Немногие «патриотические» вкрапления стали «подтанцовкой» под основную идею – книга равна сосиске или гамбургеру, это предмет потребления, индустрии развлечения, незатейливого досуга или – для самых идейных – инструмент борьбы с государством за «права человека». Как раз в дни фестиваля писатель Владимир Сорокин, которого Роспечать многие годы осыпала всяческими державными милостями, заявил в Варшаве: современная Россия – зомби, средневековое государство, советский труп и пр. И, наконец, о главном. Где смета фестиваля? Во что обошлись бюджету и спонсорам (генеральный – Сбербанк) эти «потёмкинские ларьки» на Красной площади? И какая сумма, кстати, полагалась писателям? Сколько, например, заплатили нашему «новому Гоголю», Владимиру Познеру? Или ему деньги не нужны, он просто так пришёл, попиариться?! На сайте госзакупок можно обнаружить некоторые расходы Роспечати по организации сходных мероприятий. Так, формирование (!) оргкомитета по подготовке и проведению фотовыставки «В России моя судьба» в 2014 году Роспечать оценила в 1 млн. 800 тыс. руб. Ну, про Год литературы и представить даже страшно – сколько стоит «формирование»…»

Что тут сказать?

Да, пыль пускать в глаза г-н Григорьев научился. Но пора уже отвечать и за провалы в отрасли: за уничтожение большей части отечественной полиграфической промышленности, за развал книжной торговли, за нищету литературных изданий. Хватит г-ну Григорьеву уповать на поддержку олигархов и ездить с узкой группой любимчиков из числа либералов по Европе. Когда-то надо и российскими проблемами заняться.

 

7. Когда советник президента

займётся не личными,

а государственными делами

 

Очень верным было замечание советника президента по культуре Толстого: у нас, к сожалению, плоха исполнительская дисциплина. По мнению Толстого, если б все, кому положено, своевременно выполняли поручения президента страны, оргкомитет Года литературы не мусолил бы одни и те же вопросы, многие проблемы уже давно были бы решены. Ещё раз подчеркну: Толстой тут прав на все двести процентов. Но что смущает? Почему Толстой боится огласить список неисполненных поручений президента и пофамильно назвать тех чиновников, кто саботирует указания первого лица?

Помнится, в январе этого года Толстой очень возмущался действиями заместителя руководителя Федерального агентства по печати Григорьева: мол, чиновник чересчур увлёкся либерализмом и, по сути, плюнул на государственников. Это, конечно, хорошо, что советник президента всё видит и всё понимает. А дальше-то что? Что лично Толстой сделал для того, чтобы поправить г-на Григорьева или заменить зарвавшегося деятеля, действующего лишь в интересах узкой группки проклинающих Россию сочинителей, на умного и эффективного менеджера? Да ничего. Он предпочитает действовать чужими руками, советуя всем недовольным работой Григорьева обращаться в Общероссийский народный фронт. Простите, а г-н Толстой для чего?

Вообще складывается впечатление, что Толстой до сих пор мыслит категориями директора музея «Ясная Поляна» и никак не может подняться на федеральный уровень. Похоже, он, заняв должность советника президента, почти всё время продолжает тратить в основном на продвижение своего яснополянского кружка и на сведение счётов с неугодными, посмев топнуть даже на 85-летнего Зоила – Игоря Золотусского. Видимо, прав Артёмов, когда говорит, что Толстой чересчур занялся собой и своими делами. Такое впечатление, что самое главное для Толстого – финансируемая иностранными корпорациями премия «Ясная Поляна». Но отечественная литература не исчерпывается одним яснополянским кружком.

 

8. Страшно далеки наши

депутаты от народа

 

Уже после заседания оргкомитета я подошёл к известной актрисе Елене Драпеко, занимающей пост заместителя председателя комитета Госдумы по культуре. На заседании оргкомитета она вступила в яростную перепалку с заместителем руководителя Роспечати г-ном Григорьевым. Правда, я не совсем понял, что слуга народа не поделила с влиятельным правительственным чиновником. Поэтому хотел договориться с Драпеко об интервью. И что в ответ услышал?

20По мнению Драпеко, наша газета не так, как надо, написала о другом чиновнике – министре Мединском. Прекрасно, вот и давайте поговорим в интервью о том, как надо писать о Мединском, приведите свои аргументы в защиту министра. Но актриса есть актриса. Ой, уже лето, надо на дачу, потом предвыборная борьба, раньше конца сентября не получится. Однако любопытство сильнее; актрисе, несмотря на дачный настрой, хочется знать, какие вопросы я всё-таки собирался ей задать. Я успел озвучить только один, связанный с запредельными тарифами на услуги государственных архивов. О, что тут началось! Якобы это и мелко, и не тот уровень, и вообще всё не так. Но что именно не так? Оказалось, Драпеко уверена в том, что в наших национальных библиотеках за ксерокопирование берут не меньше 120 рублей за страничку, и это, по её мнению, ещё очень мало. Каково же было удивление Елены Драпеко, когда ей сказали, что в ближайшей к Госдуме Российской госбиблиотеке (бывшей Ленинке) лист ксерокса стоит всего 7 рублей. Актриса воскликнула: не может быть! Может, Елена Григорьевна. Проблема в том, что наши депутаты давно оторвались от народа. Они ничего не читают (кроме официальных бумажек), реальных цен не знают и живут в зазеркалье. А что? Сумасшедшие депутатские зарплаты позволяют слугам народа жить в собственное удовольствие, ни о чём не тужить и не думать о нуждах народа.

 Вячеслав ОГРЫЗКО

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *