Путешествие внутри стен – «Трояна»

№ 2015 / 30, 02.09.2015

Ярков М. ПОЛЁТ ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ. Роман. – М., Продюсерский центр Александра Гриценко. 2015. — 220 с. («РосКон» представляет автора»).

Читателя ждёт очень жёсткое путешествие. Автор не то в шутку, не то всерьёз написал предуведомление к роману, смысл которого – 18+. “Взрослый” роман. Большие люди, большие отношения, великая идея освоения космоса землянами. Одна из мыслей Станислава Лема (высказанная в романе “Солярис”) – человеку не интересен космос. Человеку интересен только человек.

16

Герои “Полёта длиною в жизнь” вошли в “Троян” (и название-то выбрал вирусовое!) из обычной земной жизни. Они сплетничают, не доверяют друг другу, ревнуют, страдают от неудовлетворённых желаний. Судя по всему, цивилизация на земле развивалась, благодаря сонным технологическим рывкам, ни шатко ни валко, перенесла положенные катастрофы, общество окончательно сплавилось в единую человеческую семью, а привычки и отношения человека разумного остались прежними. И остался тот самый, указанный Лемом, страх. Человек называет это – вирус. Столкновение с вирусом и происходит на “Трояне”.

Межпланетная Деметра, гениальный агрофизик Вига Заремба, не прошла вовремя медосмотр, хотя была заражена. Герой романа, доктор Джим Харт обнаружил её в полуразложившемся состоянии, но ещё живую. Именно Харт не настоял в прошлом на медосмотре Зарембы. На корабле появилась смерть. А на палубах корабля протекает обычная жизнь. Толстая кошка поймала толстую крысу. Наркоманы таскают дозы из медчасти. Рабочий, чувствуя своё несколько униженное положение, прикидывается больным. И все смотрят сериал про звёздных девочек. Что ждёт этот новый “Титаник”? В конце романа показывается ещё одна крыса – заражённая вирусом, умирающая.

Роман и психологический, и фантастический. Автор мастерски воссоздаёт душную атмосферу космического лайнера, идущего в глубинах космоса годы и годы. Написан – легко, умело, эквилибрирует на трёх нотах. Как известно, фантастике противопоказаны стилистические красоты, и этот роман – тот самый случай. Зато в этой словесной скупости очень много жизни. Женщина-провокация, верная помощница Харта, психолог Лиза Островская не нуждается в особенном описании волос и фигуры, довольно одного вопроса Джима: с кем на этом корабле ты ещё не спала? И скромного ответа Лизы: не знаю. Язык этого романа можно назвать шоковым: сжатые фразы, как раненые люди, которым каждое движение причиняет боль: “Человечество десятки, если не сотни, лет ждало встречи с инопланетянами, человекообразными инопланетянами, инопланетянами с дом или инопланетянами-неорганиками, но оказалось совершенно не готово к встрече с формой, намного меньшей, чем мог различить человеческий глаз. Но сейчас это было уже все равно. Он закрыл свой здоровый глаз, волна боли накрыла его, словно любящая мать, теплым одеялом, и он потерял сознание”. Это речь человека под наркозом перед операцией. Или же речь того, кто отходит от наркоза после операции. Шизофреническое (и возможно неслучайное) столкновение двух “глаз”: один собирательный глаз человечества, другой, чудом не повреждённый в драке, принадлежит герою. Который, возможно, погиб.

Механик Хафиз, обнаружив признаки болезни, подорвал на себе бомбу в реакторном отсеке. Без руля и ветрил “Троян” оказался в пучине космоса. История человечества в спрессованном, искорёженном виде повторилась на борту корабля, созданного для колонизации новых пространств. Палуба пошла войной на палубу. Многие верят, что доктор Джим Харт избавит “Троян” от космической чумы. Вот как описывает начало болезни один из героев: “Все так, как и говорил Хафиз… Первые две недели ты чувствуешь себя отлично. Подъем сил, энергия так и бьет изо всех щелей, тебе кажется, что ты можешь абсолютно все… И черт меня дери, я действительно могу абсолютно все сейчас! Я Бог!”

“Когда люди стоят на пороге отчаяния, когда безумие уже стучится к ним в двери, остается только надежда. Не веришь в Бога, это твои дела. Но не убивай надежду в себе, хотя бы ради тех, кто будет рядом с тобой до конца,” – говорит Стерджис, помощник Харта, которого распнут голодные пассажиры в припадке гнева. Трудно поверить, что это не пустые слова. Но что-то в них есть. И есть Томас, человек с синдромом дауна, сын Виги Зарембы, у которого, как оказалось, есть иммунитет к совершенному вирусу.

Читателю, имеющему вкус к жёсткой фантастике, “Полёт длинною в жизнь” понравится. Путешествие пройдёт внутри стен “Трояна”. Может быть, всё, что происходило на земле, – такой же троян для космоса, как и те, что отцеживает компьютер при скачивании фильма? Не стоит забывать, что космос больше человека. Но человеку так трудно заинтересоваться чем-либо кроме человека. Пока не обнаружится существо, растущее из спор и пользующееся телом человека как питательной средой.

Яна МАЛЕНКОВСКАЯ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *