ДРЕВНЕЕ РУССКОЕ СЛОВО В ТЕАТРЕ

№ 2015 / 36, 15.10.2015

Нынешний 27-й театральный сезон в Русском духовном театре «Глас» проходит под знаком продолжающегося в стране грандиозного события года – 1000-летия со дня преставления Великого равноапостольного князя Владимира.

Знаковой в театральной жизни стала последняя премьера «Гласа» – выпущен спектакль «Корсунская легенда (Похвала Владимиру)», рассказывающая о Святом Владимире и о его выборе – принятии Русью христианства. Спектакль вызвал большой зрительский интерес. Он будет показан вновь в октябре,
ноябре, и декабре.

Действо основано на древних текстах: «Повести временных лет» летописца Нестора, «Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона и других исторических литературных источниках.

 

27Рассказывает режиссёр-постановщик спектакля, заслуженный деятель искусств РФ Никита Астахов:

«Мы живём в «нашем» времени. Мы – современники. И восприятие времени каждого из нас – своё, индивидуальное. А Святые – без времени.

Наши «подвиги» скоротечны. А Святые соединяют два мира: сиюминутный и вечный. Понять, почувствовать то далёкое время, значит в то же время – понять время сегодняшнее. В этом нам
помогают Святые. Наш интерес к далёкому прошлому продиктован, именно, наличием Святых, которые жили в нём. В данном случае – это Равноапостольные Княгиня Ольга и Князь Владимир. Наша связь со Святыми не материальна. Святые зовут нас к христианским ценностям: Богу, Семье, Отечеству, Вере, Любви.

Работая в пространстве Святости, приходится пересматривать традиционный сценический язык. Вот, например, мизансцена на фоне декораций икон Ольги и Владимира в полный рост. Близко к ним исполнители, впечатление, что икона и персонаж – единое целое. Говорю: когда произносите монологи от имени святых, пробуйте так, будто сама икона их говорит… Артисты пробуют… и в реализации этой, на первый взгляд, странной задачи, отчётливо выступает другая эпоха, исчезает дистанция.

Возникает то временнóе сценическое пространство, которое нас соединяет, зритель чувствует эффект прорыва в прошлое, туда, где Святость. Даже сложный летописный материал даёт (как ни удивительно) такую возможность, и, именно, через Слово. Древнее Слово обладает мощным эффектом переноса во времени, люди прошлого становятся ближе нам. А мы им.

Нужно сказать, что персонажи спектакля общаются между собой и со зрителем на древнерусском языке. Это – впервые на современной сцене. И это обстоятельство дополнительно усиливает тот эффект сближения эпох, о котором и говорит режиссёр.

В почти два часа сценического действия театр сумел вместить ряд мощных эпохальных событий отечественной истории более чем тысячелетней давности. Режиссёры Никита Астахов и Татьяна Белевич избрали верный, вероятно единственно возможный подход к материалу – художественный лаконизм. Чем дальше в историю, тем скупее, строже отбор событий. Именно, ключевые события нашей истории были взяты режиссёрами, и, именно, в моменты их кульминаций.

В роли княгини Ольги в разные периоды её жизни – пять исполнительниц. Каждая олицетворяет одну из черт многогранного характера правительницы Руси: полноту любви, жёсткость, чадолюбие, стойкость, мудрость.

Запоминаются сцены в спектакле с участием Ольги. Это – «Плач Ольги» (арт. Анна Хапкина) по убиенному древлянами мужу, князю Игорю (арт. Даниил Коробейников). Мы видим Ольгу момент отчаяния, когда она в своём горе обращается со словами прощания к воинским атрибутам (шлем, щит, меч) мужа. Это – «Месть Ольги» (арт. Наталья Шеховцева) – по приказу властительницы Руси «было тогда умерщвлено более пяти тысяч древлян» (здесь и далее свидетельства летописца Нестора, эту роль исполнил засл. деят. иск. РФ Никита Астахов). Это – «Искупление» – когда Ольга (арт. Ася Чернова) «много добра во имя Божие делая, всякими добрыми делами освещаясь, милостынею обогащаясь…, захотела пойти в Царьград и без какого-либо сомнения креститься».

И наступило «Крещение». Святейший Патриарх Константинопольский (засл. арт. Чувашии Николай Калёнов) сказал Ольге: «Иисус Христос сохранит твоё возвращение в землю, которой ты владеешь, чтобы быть как овца среди волков…»

Полна духовного драматизма сцена княгини Ольги (арт. Ксения Соломяная) с сыном Святославом (арт. Александр Яцентюк). «Ты же чадо, послушай меня, прими веру истинную и крестись, и спасён будешь». Но холоден Святослав к призывам матери, боясь насмешек своего воинства.

Кульминация линии Ольги в сцене – «Прощание». Когда Ольга (засл. арт. РФ Татьяна Белевич) вновь взывает уже со смертного одра к Святославу. «Куда идёшь, чужого желая? А свою землю кому поручаешь?.. Уже приближается время моей кончины, я уйду к желанному Христу, в которого верую». «И сподобилась Ольга, – как пишет Нестор, – перейти в обители вечные и удостоиться небесного чертога…».

Вторая часть спектакля отдана внуку Ольги – Владимиру, Великому князю, которого в народе называют Красное Солнышко, и представляет собой зримый парад мировых религий, проходящих перед князем, желающим обрести Веру для себя и своего народа. Но, как бы не были привлекательны: иудаизм, католицизм, магометанство, представленные в спектакле очень живописно, через танец и пение) – всё отвергает Владимир (арт. Александр Ильин): «Идите, откуда пришли», – говорит он.

И только Православие затрагивает душу князя (не напрасны старания княгини Ольги, её земные и небесные молитвы!). Речь ещё одного гостя, Греческого философа (арт. Пётр Каледин), закончившаяся словами: «Пророки предсказывали, что родится Бог, что распят будет и погребён, но в третий день воскреснет и взойдёт на небеса», стала ключевой в решении Владимира. «Где примем Крещение, братие»? – вопросил он у своего окружения…

На вопрос этот история (вместе с театром) ответили: «в церкви Святого Василия. А стоит та церковь в городе Корсуни, посреди града». Ныне же это город Севастополь.

Юрий АЛЕКСАНДРОВ

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *