Вячеслав ОГРЫЗКО. ЗОЛОТАЯ КЛЕТКА ДЛЯ ПЕРВЫХ КОСМОНАВТОВ

№ 2016 / 22, 18.06.2015

Чем была недовольна правящая верхушка

 

Занимаясь историей газеты «Литературная Россия», я, естественно, особое внимание обратил на материалы состоявшегося 31 октября 1962 года заседания Секретариата ЦК КПСС. Ведь именно в тот день руководство партии решало, что делать с одним из провалившихся проектов Хрущёва (я имею в виду газету «Литература и жизнь»). Накануне заседания три партийных функционера – Евгений Чехарин, Василий Снастин и Егор Лигачёв – внесли записку с предложением преобразовать неудачную газету в еженедельник с названием «Литературная Россия».

31 октября в ЦК собрались шесть секретарей: Пётр Демичев, Леонид Ильичёв, Фрол Козлов, Борис Пономарёв, Михаил Суслов и Александр Шелепин. Председательствовал Козлов. Вопрос о газете значился в повестке седьмым. До этого секретарям ЦК предстояло обсудить работу парткома Ново-Краматорского машиностроительного завода по техническому прогрессу, недостатки в работе Главдорстроя Министерства транспортного строительства, структуру Среднеазиатского бюро ЦК КПСС, новый состав редколлегии журнала «Вопросы истории КПСС» и ряд других тем. А вообще повестка того секретариата включала 51 тематический вопрос и 91 вопрос по кадрам и награждениям. Отдельно, без протокола, тогда же секретариат ЦК дал поручения по работе с космонавтами.

Интересно, что осенью 1962 года озабоченность у высшего советского руководства вызвали не проблемы с реализацией космических проектов, а поведение героев космоса в быту. Как оказалось, соответствующие службы бдительно следили за каждым чихом космонавтов и обо всём незамедлительно информировали партийное начальство. Наверху решили, что некоторые покорители космоса стали вести себя чересчур самостоятельно и их следовало укротить.

1 CKKPSS

Выполняя поручение секретариата ЦК КПСС, начальник Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского флота генерал Епишев распорядился 26 ноября 1962 года начать проверку состояния воспитательной работы в Центре подготовки космонавтов.

Проверка выявила, что, во-первых, все космонавты занимались в Военно-Воздушной инженерной академии имени профессора Н.Е. Жуковского. В подготовленной позже справке было отмечено:

 

«Рабочее время космонавтов в течение недели распределяется следующим образом: 3 дня – занятия по программе обучения в академии проводятся в Центре подготовки космонавтов ВВС, 1 день – лабораторные работы выполняются в учебном корпусе академии в Москве, 2 дня – полёты по программе специальной лётной подготовки, занятия по изучению теории космических полётов, работа на тренажёрах, выезды на предприятия по изучению космической техники.

Отряд космонавтов для обучения в академии разделён на две группы. Первая группа к декабрю полностью заканчивает программу обучения за первый курс академии. Вторая группа, в которую входят Гагарин, Титов, Николаев, Попович и их дублёры, к январю 1963 года заканчивает программу обучения в академии за первый семестр первого года. Гагарин сдал 3 экзамена из 4-х (История КПСС – 5, физика – 4, высшая математика – 4); Титов, Николаев и Попович сдали экзамены только по Истории КПСС» (РГАНИ, ф. 4, оп. 18, д. 1039, л. 14).

1 spravka kosmonavty0 opt

Отдельно в справке было рассказано о партийно-политической работе в Космическом центре.

 

«В отделе лётной и космической подготовки Центра, – отметили авторы справки, – создана парторганизация (24 человека). Коммунисты-космонавты в количестве 13 человек состоят в этой партийной организации. Партийная организация имеет бюро, в состав которого избрано 5 космонавтов. Секретарём партийного бюро являлся Попович П.Р., в настоящее время избран подполковник Беляев П.И. С августа 1961 года по ноябрь 1962 года проведено 11 партийных собраний и 13 заседаний партийного бюро. В январе, апреле и сентябре месяцах.1962 года партийные собрания не проводились в связи с тем, что все космонавты и руководство Центра были в командировках по обеспечению полётов и в отпусках. На партийных собраниях и заседаниях бюро обсуждались вопросы, связанные с мобилизацией коммунистов на успешное выполнение космических полётов, повышение уровня специальной подготовки, а также вопросы политического и воинского воспитания и внутрипартийной работы.
В парторганизации широко развёрнута критика и самокритика. В отряде регулярно выпускается стенная газета. Коммунисты отряда изучали и продолжают изучать материалы и решения ХХП съезда КПСС. Все космонавты показали высокий уровень знаний изучаемого материала и сдали экзамены по Истории КПСС только хорошо и отлично (средний балл – 4,8). Для космонавтов проводятся доклады и беседы на политические, военно-технические и специальные темы. В настоящее время изучаются доклад Н.С. Хрущёва и решения ноябрьского Пленума ЦК КПСС. Космонавты Гагарин, Титов и Комаров ведут работу в агитпропколлективе, созданном при партийном бюро Центра. Организуются коллективные выезды космонавтов и членов их семей в музеи, театры, на выставки, исторические и памятные места.

В центре стало хорошей традицией – перед ответственным полётом космонавты идут на Красную площадь к мавзолею В.И. Ленина. В отделе лётной и космической подготовки создана и работает комсомольская группа. Группкомсоргом избрана Терешкова» (РГАНИ, ф. 4, оп. 18, д. 1039, лл. 15–16).

 

И только в четвёртом пункте справки руководство Главпура и ВВС отметило то, ради чего и городился весь огород, а именно были перечислены все случаи, которые так возмутили Кремль. В этом пункте говорилось:

 

«В отряде космонавтов поддерживается крепкая воинская дисциплина. Однако, были единичные случаи нарушения дисциплины и неправильного поведения космонавтов.

1 Gagarin– В октябре 1961 года, находясь на отдыхе в Крыму, Гагарин находился с медсестрой в отдельной палате и, чтобы избежать встречи с супругой, прыгнул с балкона, в результате чего повредил себе лицо. Этот проступок обсуждался на собрании партийной организации отдела лётной и космической подготовки и вынесено решение «ограничиться разбором и обратить внимание Гагарина на недопустимость подобных случаев.

– В августе 1961 года Титов без разрешения командования выехал на личной машине в Москву, управлял машиной шофёр. При возвращении домой была сбита женщина, которой нанесены ушибы. Этот проступок разбирался на партийном бюро отдела Центра, а Главнокомандующим ВВС Титову был объявлен выговор.1 Titov

Титов поддерживал личные связи с корреспондентом АПН Докучаевым (Булышевым), художником Яр.Кравченко, бывал у них на квартирах, где организовывались вечера с выпивками. В феврале с/г Титов на машине нарушил правила уличного движения и столкнулся с автобусом. По этому вопросу с Титовым беседовали и предупредили о его неправильном поведении. Этот факт также обсуждался в парторганизации. Титову задержано присвоение очередного воинского звания «подполковник».

– В марте с/г космонавты Рафиков и Аникеев самовольно убыли из гарнизона в Москву, где посетили ресторан, за что Рафиков был откомандирован из Центра подготовки космонавтов, а Аникееву объявлен выговор»

(РГАНИ, ф. 4, оп. 18, д. 1039, л. 16).

 

В этом пункте справки начальство недвусмысленно давало понять, что за неправильное поведение героев в быту ответственны не только космонавты, значительная часть вины возлагалась на журналистов и деятелей культуры. Вывод напрашивался такой: соответствующим службам следовало оградить космонавтов от плохих корреспондентов и сомнительных художников. Такое впечатление, что космонавты были не взрослыми людьми, а детсадовцами, которые без совета с начальством не имели права решать, с кем им встречаться и водить дружбу.

Кстати, в справке не случайно делался акцент на то, что неплохо бы впредь проверять по полной программе всех журналистов, пишущих о космосе.

 

«При поездках за границу, – писали авторы справки, – космонавтов сопровождали 14 корреспондентов от агентств, газет и журналов. Посылка корреспондентов за границу производилась решениями ЦК КПСС по каждому выезду, за исключением корреспондента АПН Барашева П.Р., о котором были решения ЦК КПСС сопровождать космонавтов «во всех поездках за границу» (Гагарина – Постановление Секретариата ЦК КПСС от 29.7.61 г.; Титова – Постановление Секретариата ЦК КПСС от 23.9.61 г.)» (РГАНИ, ф. 4, оп. 18, д. 1039, л. 18).

 

Чуть позже, а именно 18 декабря 1962 года Главком ВВС Вершинин, начальник Главпура Епишев и руководители отдела административных органов ЦК Миронов и Сербин доложили в ЦК, что впредь непосредственно руководить Центром подготовки космонавтов будет первый заместитель Главкома ВВС маршал авиации Руденко, а в сам Центр будут назначены новый начальник и замполит. Отныне все встречи космонавтов как с трудящимися, так и журналистами могли проводиться лишь с личного разрешения Главкома по обязательному согласованию с Главпуром. Отдельно было замечено:

 

«По согласованию с отделами пропаганды и культуры ЦК КПСС, с Министром культуры СССР приняты необходимые меры по ограждению космонавтов от корреспондентов и киноработников, которые допускали неправильное поведение и оказывали отрицательное влияние на космонавтов в бытовом отношении» (РГАНИ, ф. 4, оп. 18, д. 1039, лл. 12–13).

 

Сообщение Вершинина, Епишева, Миронова и Сербина было немедленно доложено второму человеку в партии Фролу Козлову, о чём осталась помета на первом листе документа. Похоже, Кремль принятыми мерами остался доволен. Мнением же самих космонавтов никто даже не поинтересовался. Героев космоса просто поставили перед фактом, что и впредь вся их жизнь, в том числе выбор друзей и поведение в быту, будут тщательно отслеживаться. Права на самостоятельность их давно уже лишили.

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *