Заседание правления или секты?

№ 2017 / 11, 30.03.2017

Прочёл я выступление В.Ганичева на последнем писательском пленуме и опечалился. Сочувствую Валерию Николаевичу по поводу нездоровья, желаю ему скорейшего выздоровления и долгих лет жизни. Но печаль моя о том, что писательский союз совсем захирел. И о том, что выступление председателя СП (со спичами многочисленных сопредседателей не знаком, поскольку на пленумы давно не хожу, да и не приглашаем я на них), показалась мне схожей с проповедью архиерея. Уставшего и отошедшего от дел своей епархии.

Я – православный человек, крещён тайно в 1940 году, сына своего крестил в 1970 году также тайно, ибо был ответработником ЦК ВЛКСМ. Потомок священников Изюмского полка, и сегодня один из моих родственников, тоже Александр Ольшанский, протоиерей, пресс-секретарь Изюмской епархии Московского Патриархата, настоятель Свято-Варваринского храма под Изюмом.

В советские времена вместе с Сергеем Семановым я ходил на пасхальные богослужения в московские храмы, а сейчас не хожу. Потому что я такой человек, у которого всегда найдутся вопросы и к церкви, и к власти. На что Михаил Петрович Лобанов как-то заметил мне: «Не путай клир с Богом». Стараюсь не путать, но посредников всё равно не люблю.

Особое внимание в речи Ганичева уделено тому, что можно назвать клиризацией Союза писателей России. Превращению писателей в мелких церковнослужителей? Почему так получается? Выскажу предположение: у Ганичева в оные годы была коммунистическая идеология, инстанциями служили ЦК КПСС и ЦК ВЛКСМ, а когда их не стало, его лично и его Союз писателей взял под крыло патриарх Алексий II и Московский Патриархат. Соответственно коммунистическая идеология была заменена православием. Патриарх Кирилл получил СПР и Ганичева по наследству в качестве заместителя главы Всемирного Русского Собора, то есть самого себя.

Прошу прощения, но у меня не вызвало особый восторг то, что Патриарх Кирилл возглавил, да ещё по просьбе президента В.В. Путина, Общество российской словесности. С одной стороны, хорошо, что такое общество возрождено. Но с другой стороны, решать православному предстоятелю проблемы российской словесности в мусульманских регионах не совсем с руки. А с третьей стороны, трудно не усмотреть здесь желание высокого чиновничества переложить ответственность за государственное дело, коим являются русский язык и многострадальная русская литература, исключительно на плечи церкви и общественности. Но не станет же Патриарх принимать законы о союзах художественной интеллигенции, в том числе писателей, выделять деньги из госбюджета на литературное дело, устанавливать правила оплаты больничных листов членам так называемых творческих союзов, обеспечивать их пенсиями, включать в государственные документы профессию «писатель» …

У меня вопрос: почему руководство СПР считает, что российская и русская литература не самодостаточны, без всяких идеологических помочей не способна выполнять свою великую роль? Употребляю слово «российская» не случайно: Союз писателей России состоит не только из православных, в нём есть ещё писатели, принадлежащие к другим христианским конфессиям. Есть и мусульмане – их около четверти населения страны, буддисты, иудеи… Религиозные убеждения и содержание литературного творчества – далеко не одно и то же. Лев Толстой до сих пор отлучён от церкви – и ничего, он и по сей день классик, правда, одна питерская дама предложила выбросить «Войну и мир» из школьной программы, но покушение на шедевр было дружно осуждено.

Если кто не забывает о благотворности литературных связей русских писателей и писателей из национальных республик, советую прочесть на моём сайте блестящую статью Гария Немченко «Обряд воскрешения». О воскрешении духовного и литературного единства России и Северного Кавказа печётся мой друг и кунак многих кавказских авторов. О том, насколько это сегодня важно и необходимо. О воскрешении, а не о погребении. В этом я усматриваю настоящий патриотизм, патриотизм на деле, а не на словах-пустышках.

Опасаюсь, что если так и пойдёт дальше, то для того, чтобы пройти в здание на Комсомольском, 13, придётся показывать не писательский билет, а расстёгивать рубаху и предъявлять нательный крест. А критики будут искать в литературных произведениях не художественные достоинства, а соответствия православным канонам.

Мне представляется, что в СПР своих дегенеративных процессов выше крыши. До съезда ещё целый год. Сомневаюсь, что при таком настрое решение многих организационно-творческих и материально-финансовых проблем СПР сдвинется в лучшую сторону хоть на йоту. Не потерять бы Союз писателей России вообще. А такая угроза после такого пленума не стала меньше.

 

Александр ОЛЬШАНСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *