Ленин – 2K17

Рубрика в газете: Человеческим голосом, № 2018 / 23, 22.06.2018, автор: Алла ВОЙСКАЯ

Пожалуй, главная особенность современной русской литературы – это её предельная историчность. Нулевые с их политизированностью, острыми социальными подтекстами отправлены в утиль, сейчас в моде – «осмысление» исторического прошлого России, в первую очередь – рефлексия по «трагическому советскому опыту», хотя этому осмыслению подвергаются и более отдалённые от нас эпохи, например, Опричнина Ивана Грозного, описанная в недавнем романе «Тайный год» Михаила Гиголашвили. Впрочем, так уж ли близка нам по времени советская эпоха? С момента развала Советского Союза прошло почти тридцать лет, Октябрьская революция и вовсе прогремела уже более ста лет назад, а интеллигенты до сих пор с пеною у рта спорят, выясняя, кто был прав: Красные или Белые (к слову, склоняются они в большинстве своём ко второму варианту). Понятное дело, что эти споры прорастают не на бесплодной почве. Бесконечное возвращение к Октябрю – это попытка сравнить две формации: социалистическую и капиталистическую, понять, почему наш постсоветский капитализм оказался неправильным, нерентабельным, ну, и на всякий случай ещё раз сказать, что «он-то лучше государства-ГУЛАГа».

Конечно, осмыслению подвергаются не только эпохи, но и конкретные исторические личности. Бьёт все рекорды, флагман СССР – Владимир Ленин, который, по данным каталога Библиотеки Конгресса США, входит в первую тройку ста самых изученных людей в мировой истории.

 

Тысячи страниц воспоминаний от ближайших соратников и случайных людей, пятьдесят пять томов сочинений самого Ленина дают обширный материал не только для серьёзного исследования, но и для всякого рода спекуляций по типу: «Интимная жизнь Ленина», или притче о Ленине-грибе.

 

В 2017-м году премию «Большая книга» получил Лев Данилкин с его «Пантократором солнечных пылинок», очередной главой «лениниады», развернувшейся ещё при жизни Ильича. Казалось бы, что можно сказать нового о человеке, фигура которого украшает почти каждый город на постсоветском пространстве?

 

 

На удивление, в биографии Ленина до сих пор много белых пятен: это и история «романа» с Инессой Арманд, и загадочное «Письмо к съезду».

 

Лев Данилкин не ставил перед собой цели сорвать покровы и открыть, скажем, ранее неизвестную любовницу Ленина. «Каждая эпоха пытается перепридумать своего Ленина. В девяностые годы его представляли как объект поп-арта, как Микки Мауса, как гриб. В тридцатые годы это был «Ленин в Октябре», такой странный, чудаковатый тип, эксцентрик, которому нужен кто-то более вменяемый, более рациональный – например, Сталин, который там присутствует и приглядывает за ним. А вот каким Ленин был на самом деле – это история не в двух словах», – говорит Данилкин в рамках цикла публичных лекций «Искусство и революции».

 

Но и сам Лев Данилкин для удобства интегрирует Ленина в современную эпоху, называя его «Марксом на стероидах» и сравнивая агентов «Искры» с персонажами киновселенной «Марвел», хотя Владимир Ленин – это безусловный продукт своей эпохи, и автор вынужден сопровождать книгу многочисленными справками не только о родных местах Ленина, но и о об устройстве типографии революционной газеты или о распорядке дня ссыльного.

 

У Данилкина Ленин существует сразу в нескольких временных пластах. Ленинские места строго даны в плоскости: «тогда» и «сегодня». И описывая дореволюционную Россию, Данилкин тут же возвращается в нынешний попкультурный мир, где «даже Индиана Джонс оказывается ленинцем». Получается, что Ленин Данилкина становится образом вне времени, преломляемым к любому веку и к любому пространству и системе.

 

Но всё же Владимир Ленин – это не абстракция, ведь сущность Ленина не зиждется на одном лишь его образе, который принимает форму, диктуемую конкретной эпохой. Трудно оспорить то, что Ленин был крупным политиком, а также выдающимся теоретиком, классиком марксизма. Изучение феномена Ленина, его ранних лет и становления как политического деятеля немыслимо без обращения к нему же самому как уже зрелому марксисту, поэтому теоретические изыскания неизбежны. Но, как ни странно, прожжённого материалиста-Ленина Лев Данилкин выставляет в каком-то совершенно идеалистическом свете, приписывая марксизму религиозную подоплёку. И, несмотря на то, что в многочисленных интервью Данилкин бравирует своими познаниями в теоретических работах Ленина, он не придаёт серьёзного значения спору Ленина с Богдановым, хотя первый был диалектическим материалистом, а второй – продвигал эмпириокритицизм (по сути, субъективный идеализм). И раз Лев Данилкин знаком с трудами Ленина, то не мог обойти стороной и работу «Три источника и три составных части марксизма», где одним из столпов марксизма и называется диалектический материализм. (О том, что спор с Богдановым подтолкнул Ленина к написанию главной его философской работы «Материализм и эмпириокритицизм», не стоит и говорить.)

 

Данилкин попытался дистанцироваться от своих личных симпатий к Ленину, разграничив себя (как автора) и рассказчика (см. интервью Льва Данилкина «Российской газете» от 1 декабря 2017 г.), но, невзирая на внешнюю объективность, порой сквозь его рассказ просачиваются лирические нотки. Данилкин трогательно заканчивает историю о Ленине на его жене, Надежде Константиновне Крупской. Даже описав смерть Ленина, он всё не хочет расставаться со своим героем, цепляясь за всё, что от него осталось.

 

Биография Владимира Ленина от Льва Данилкина – это не очередной вздох о России, которую мы потеряли благодаря тирану/ извращенцу/ садисту (нужное подчеркнуть) Ленину, и, конечно, не безжизненный и прилизанный панегирик (что, в принципе, ожидаемо), а в первую очередь рассказ. Рассказ о личности, с одной стороны, появившейся в удачное время и в удачном месте, а с другой, совершенно самодостаточной и вне контекста своего исторического периода. Данилкин изобразил Ленина живым человеком, который мог встать и уйти с концерта Фёдора Шаляпина, услышав, что аплодируют ему, а не самому Шаляпину, или расхохотаться из-за сущего пустяка, или сбежать в горы и пройти по ухабистым дорогам десятки километров – за эти девятьсот страниц перед нами проносится жизнь, больше похожая на снятый изощрённым режиссёром авантюрный фильм.

 

Стоит поставить Данилкину в заслугу и то, что он пренебрёг возможностью очередной раз деконструировать Ленина, как это было сделано в свежем номере журнала «Новый мир» (Речь идёт о рассказе Валерия Вотрина «Ленин в Тюмени») (который чуть ли не полностью посвящён Советскому Союзу, отчего его «новость» стоило бы поставить под сомнение). Несмотря на то, что Лев Данилкин взялся за столь далёкую эпоху, ему всё равно удалось быть современным, хотя, может быть, кому-то сравнение казни Александра Ульянова с убийством Лоры Палмер из «Твин Пикса» покажется излишним, впрочем, это дело вкуса.

2 комментария на «“Ленин – 2K17”»

  1. ОТРЫВОК ИЗ ПОЭМЫ О ЛЕНИНЕ

    Хотя Ленин человек скромный,
    помнят раскаты
    ленинского мата
    скучные стены Совнаркома.

    Нет, кое-в-чем можно подражать Ленину —
    например, жить скромно, как Ленин.

    Там, где крутятся большие бабки,
    непримиримые враги объединяются —
    патриоты и демократы
    и этого не стесняются.
    Русофобы и антисемиты,
    олигархи и газета «Завтра»,
    белые и красные,
    и все у них прекрасно.
    Остальное — химеры.
    Ленин всегда служит примером.
    (sic!..)
    Готовят, ренегаты, невиданные потрясения…
    Ленина нет на них,
    Ленина…
    В этом
    смысле
    Ленин
    жив,
    Ленин
    будет
    жить,
    если не идеалистом, а марксистом быть.

    Нет на них Ильича..,
    защитника сирых и убогих.
    Пламенеет за упокой души раба Божьего Владимира свеча…

  2. Цитирую: «Изучение феномена Ленина, его ранних лет и становления как политического деятеля немыслимо без обращения к нему же самому как уже зрелому марксисту, поэтому теоретические изыскания неизбежны. Но, как ни странно, прожжённого материалиста-Ленина Лев Данилкин выставляет в каком-то совершенно идеалистическом свете, приписывая марксизму религиозную подоплёку».
    Интересное наблюдение…
    И было бы важным, представляется, для нашего времени попытаться понять, в чём заключаются корни приписывания этой самой религиозной подоплёки. Но… Книги Данилкина я не держал в руках… Вообще, ничего не читаю из текущей литературы, дорого, книги мне не по карману. А брать в библиотеке — это не то, это не для меня, ведь книги — мои рабы; читаю я только с карандашом в руках, испещряя страницы многочисленными заметками. Поэтому хотелось бы, чтобы авторы, особенно популярные, сочтя сие не бессмысленным, присылали бы мне свои книги. Почтовый адрес всегда могу сообщить по Фейсбуку.
    Цитирую: «Данилкин изобразил Ленина живым человеком, который мог встать и уйти с концерта Фёдора Шаляпина, услышав, что аплодируют ему, а не самому Шаляпину, или расхохотаться из-за сущего пустяка…». — Впервые слышу о подобных фактах, однако, читая произведения Ленина, таким всегда его и представлял.

    Содержательная рецензия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *