ПИСАТЕЛЬ № 1

№ 2018 / 25, 06.07.2018, автор: Григорий ШУВАЛОВ

Прочитал обе части романа-пеплума Алексея Иванова «Тобол. Много званых» и «Тобол. Мало избранных». Безусловно, это лучший роман последних лет. После его выхода Иванов оставил далеко позади всех остальных писателей своего и более младших поколений – 
Роман Сенчин, Захар Прилепин, Сергей Шаргунов и другие теперь в роли догоняющих. Не надо обращать внимания на жанр, именование романа «пеплумом» – это скорее дань киношной традиции, ведь изначально Иванов писал сценарий, а получился русский эпос.

Именитые критики вроде Дмитрия Быкова или Галины Юзефович увидели в «Тоболе» продолжение традиции советских исторических эпопей, возможно, потому что сами, будучи до сих пор советскими людьми, читали его как всего лишь исторический роман. Но Иванов не так прост, он пишет роман о Петровской эпохе, в котором сам Пётр I является второстепенным персонажем, а действие происходит не в Петербурге и Москве, а в далёком Тобольске. И это очень удачный ход – взглянуть на переломную эпоху из Сибири, а не из столицы. В советское время для описания этой эпохи достаточно было дихотомии Восток-Запад – Иванов идёт дальше и сводит в одну точку несколько разных цивилизаций. Русские, малороссы и шведы, остяки и вогулы, бухарцы, джунгары и китайцы. Кроме того, разделение идёт не только по национальному, но и по религиозному признаку – православные, раскольники, протестанты, язычники, мусульмане, буддисты, и у каждого своя правда. Действие происходит в городе и на речном берегу, в тайге и степи, в военной крепости и старообрядческой деревне. Иванов прекрасно работает с исторической фактурой, он, например, берёт малоизвестный военный поход полковника Бухгольца и делает его подлинным историческим событием. При этом все сюжетные линии так переплетены, что остаётся только восхищаться мастерству писателя.

Роман про Тобольск периода освоения Сибири, кажется, не мог быть не написан, поскольку сама идея вроде бы лежит на поверхности. Что может быть интересней для писателя, чем описать перекрёсток цивилизаций на переломе эпох. Конечно, в написании столь масштабного полотна Иванов опирался и на развлекательный жанр, сравнение с «Игрой престолов» Джорджа Мартина напрашивается. Но если вселенная Мартина выдуманная, то мир героев Иванова вполне реальный, осязаемый, это не путь фантазии, а поступь цивилизации. Уже снятый по роману фильм «Тобол» вряд ли ждёт и десятая часть успеха американского сериала, хотя сам роман чрезвычайно кинематографичен. Впрочем, это издержки нашего кинопроцесса. Хотя без самой идеи продюсера Олега Урушева снять такой фильм, наверное, не было бы и этой книги. И получилось неплохо, поскольку автором сценария стал не просто хороший, а ответственный писатель, который выдал не халтуру, а очень качественный продукт, оказавшийся не по зубам нашим киношникам. Будем верить, что достойная экранизация когда-нибудь появится.

Удивителен и язык героев, абсолютно каждый герой говорит по-своему. Автор признаётся в одном из интервью, что составлял словари языка для каждой социальной страты: словарь «петровского новояза» для вельмож и офицеров, старославянского языка для раскольников, некий «суржик» для ссыльного малоросса, «артиллерийский лексикон» для артиллеристов, «языческий лексикон» для инородцев. Такой метод работы позволяет погрузить читателя в историческую эпоху не только на уровне реалий, но и на уровне языка. При этом ошибочно считать роман Иванова реалистическим, сам писатель считает его образцом естественного постмодерна в его «демократическом», игровом изводе. Роман полон мистических и даже фантастических переживаний, которые при этом не разрушают реалистическую картину романа, а скорее подчёркивают её основу. В романе огромное количество отсылок к современности, хотя это уже зависит от образа мышления автора. Вот, например, Пётр I, упрекающий своего сподвижника Меньшикова за воровство и бросающий ему фразу: «Вы хуже бородатых». Это не только о Петровской эпохе, но и о нашем с вами времени. Или история малоросса Григория Новицкого, обманутого своим шведским товарищем, примерившего на себя кольчугу Ермака и ушедшего на речное дно: это же явная аллегория на современную Украину, возникающая не благодаря авторскому произволу – возможно, автор об этом даже не задумывался – а благодаря скрупулёзной работе с историческим материалом.

Есть в романе и неприглядные моменты, особенно ярко проявившиеся во взаимоотношениях аборигенных жителей Сибири и русских находников, часто действующих по праву сильного. Иванов не считает нужным лакировать действительность и повторять вслед за школьным учебником, что покорение Сибири было исключительно мирным и добровольным. Критик Сергей Казначеев в «Литературной газете» даже обвинил Иванова в русофобии, но, по-моему, он роман просто не читал либо просмотрел его по диагонали и сделал ничем не подкреплённые выводы. Ведь из всей логики романа выходит, что избранным народом, призванным на званый ужин, является как раз русский народ. Оставим библейский пласт романа в стороне, уверен, что литературоведы будущего сделают немало открытий на этом поле. Русские в романе тоже разные: казнокрад и хитрый царедворец Матвей Гагарин, старообрядец Авдоний, архитектон Степан Ремезов и молодой солдатик Ванька Демарин. И если первые двое заканчивают свой путь плачевно, то Ванька и старый архитектон оказываются теми самыми зваными. Человек долга, выполняющий приказ, и человек просвещения, который и в старости готов учиться.

Подводя итоги, могу сказать, что роман Иванова – это мощное художественное эпическое высказывание, которое практически все наши литературные критики проглядели. Странным образом «Тобол» не попал даже в длинные списки раскрученн

 

ых премий, первая часть, по-моему, вошла только в длинный список «Нацбеста». Тем более, что роман был напечатан в издательстве Елены Шубиной, которая всегда проталкивает своих авторов, и их произведения зачастую составляют половину шорт-листов этих премий. Даже «патриотичная» премия «Ясная Поляна» «прокатила» роман Иванова. Видимо, писатели из «яснополянского кружка» видят в Иванове конкурента и боятся его даже просто номинировать. Разумеется, судьба «Тобола» уже не зависит от каких-либо премий, поскольку сам роман наголову превосходит всю премиальную литературу, о которой говорят только до вручения следующей премии, и, судя по отзывам в интернете, уже нашёл своего читателя. Печально другое: те, кто выдаёт себя за так называемое экспертное сообщество в литературе, оказываются на самом деле местечковым клубом по интересам, тормозящим развитие литературного процесса и дезинформирующим читателя. Что ж, нужно почаще говорить, что король-то – голый, и радоваться тому, что писатель, взявший высокую планку, в отечественной литературе наконец-то появился.

5 комментариев на «“ПИСАТЕЛЬ № 1”»

  1. Гриня, с чего ты взял, что Дмитрий Быков — «именитый критик»?
    Да ни разу он не именитый. И не критик.
    Так, погулять поц вышел, жирок растрясти, лапшу русским людям на уши понадевать…
    Но из всего этого у него хорошо выходит только погулять.
    Не ведись на групповой PR, Гриня. Пиши только то, в чем сам убежден.

  2. Дима Быков был и остаётся вечным литературным мальчиком из московской литературной тусовки. РЕАЛЬНОЙ российской жизни он не знает и не может знать. Да она ему и не нужна.

  3. Дмитрий Быков — талантливый человек. Но слишком бойкий и поверхностный, как мне кажется.
    Что касается основной темы публикации, то странно рассматривать всех писателей в качестве участников забега — кто первый и кто кого должен догонять и перегонять. Все перечисленные писатели — разные. У каждого свое мировоззрение. У каждого свои читатели и даже критики. И если «премиальная литература» , которой реценент противопоставляет расхваленные им романы, так слаба, то так ли уж почетны для уважаемого автора его, рецензента, похвала и славословие?

  4. Что касается «забега», то соглашусь с Гюрзой. Все мы именно что РАЗНЫЕ. Правда, все — амбициозные. Но это обязательная черта характера человека пишущего.

  5. исторические романы для писателя жанр скучнейший и тупейший как надо себя не любить чтобы пробавляться хлыщеватой историей да ещё! -ха-ха- !петровских времён -пиши о чём наболело -а у него что,о Петре наболело?И ведь брехня!Ну когда уже поймут что исторические личности тоже срут,с мудями-с ,с отклонениями и прочей билибердой самого пошлейшего человека!Ну хватит уже натирать фарфоровые гипсовые цементные куклы исторических симулякров патриотическим воском-лоском!Какая чёртова безвкусица!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *