ПОЭТ – АРХИТЕКТОР ЛИЧНОГО БРЕНДА

Рубрика в газете: Новая звёздочка, № 2018 / 25, 06.07.2018, автор: Юрий ТАТАРЕНКО (НОВОСИБИРСК)

В свои 23 года Данилова – автор восьми книг стихов, аспирант PR-направления СПБГУ, триумф-лауреат премии «Послушайте!» имени Велимира Хлебникова, звезда телешоу «Бабушка Пушкина», победитель литконкурсов имени Константина Романова, Александра Грина, Виталия Верушкина, обладатель приза зрительских симпатий «Филатов Феста». Выступала в нескольких городах РФ, Греции, Кубы, Украины, Индии с концертными программами «Альтерреальность», «Диалоги с Другой Женщиной», «О чём я бегу», «Книгопад», «Заберименяморе», «34 бусины». Весной в Красноярске Стефания Данилова стала одной из самых заметных участниц шестого Всероссийского литфестиваля «Книга. Ум. Будущее», где провела несколько творческих встреч и мастер-класс «Книжный PR».

 

Стефания ДАНИЛОВА

 

– Для чего нужен книжный пиар? Поэту мало писать хорошие стихи?

– С книгами – как с детьми: мало родить ребёнка, надо ещё и воспитать достойного человека. Вначале ты составляешь корпус текстов, переругиваешься с дизайнером, растишь книгу, а потом она будет заботиться о тебе, если ты её успешно раскрутишь. Тебя начнут слышать и слушать, учитывать твоё мнение, приглашать на форумы. Книга – это как безлимитная MasterCard, где речь идёт о других, бесценных валютах. Мои книги подарили мне несколько стран, тысячи – не побоюсь этой цифры – знакомств, море впечатлений. Это не предел. Это логичная судьба любой книги, над которой много работали.

– Насколько сложна раскрутка книги?

– В любой профессии есть необходимый арсенал знаний и навыков. Этим инструментарием нужно овладевать, и нет пределов совершенству. Сейчас я учусь в аспирантуре пиара Санкт-Петербургского университета. Знания, которые нам там дают, разрозненно встречались мне на практическом пути проб и ошибок. Жалею, что не поступила на это направление раньше. Там мне дали понять, что делать пиар-ходы в жизни и творчестве абсолютно не зазорно. Как говорится, я человек, и ничто человеческое – а что же есть книга, как не продукт человеческой деятельности? – мне не чуждо.

– Значит, у поэта, не применяющего научный подход в продвижении себя, нет шансов стать известным?

– Почему же нет? Он может изучить академические труды по пиару и маркетингу, внедрить близкие ему по духу приёмы. Дело не только в научном подходе. Сегодня написаны неплохие методички по продюсированию музыкантов. Но они бесполезны для поэтов, дающих концерты. Музыку слушают и любят все, четыре аккорда и звонкий голос – и публика уже покорена. Со стихами сложнее: все знают Пушкина, Бродского, Цветаеву, а живых современников зачастую не принимают. Нет ничего плохого в любви к классикам, однако, страшный моветон любить только их, отрицая потенциал современности. Поэтому я не позиционирую себя как исключительно сольный исполнитель. Мне важно что-то сделать для современной поэзии, раз я работаю на стыке искусства и маркетинга.

– Например, написать методичку?

– Я работаю над этим, оттачивая каждое слово в живой практике. Мои семинары – сильный личный поток, где важно смотреть людям в глаза. За 7 лет тренерской деятельности убедилась неоднократно: главный барьер для людей – их неверие в самих себя. Я даю каждому удочку и говорю, какую рыбу лучше ловить в вашем озерце, а потом переходить к речным, морским и океанским координатам. Я за индивидуальный подход к поэту. Это сварщиков можно обучать по общей методике. А поэт со сцены рассказывает публике личную историю. И двух похожих друг на друга поэтов не бывает. Даже у близнецов есть различия. Хотя в литературном мире есть течения, школы, объединения, тусовки, но всё это – социальное поле по Пьеру Бурдье, каждый поэт – это страна, вселенная, в ней, в идеале, всё аутентично, от языка до валюты. Конечно, без заимствований и колонизаций не обходится. Выстраивание личного бренда каждого автора – это создание путеводителя по его вселенной.

– А если человек не способен считать свою книгу товаром?

– А зачем же он её издаёт? Мы живём в России, где нет места литературным агентам. Они есть только у так называемых звёзд класса А – Ольги Бузовой, Егора Крида, которых знают все без исключения. Если они вздумают написать книгу, это будет продаваться легко. Если кто-то не воспринимает свою книгу товаром, ему не стоит жаловаться на отсутствие денег. Знаю поэтов, которые хорошо зарабатывают не поэзией. Они издают книги, чтобы раздаривать их. Это тоже подход – почему нет? Но всё же большинство коллег по цеху позиционируют себя как бренд и желают хорошо продаваться. Две последние книги мне предложили издать в АСТ. Я сама не напрашивалась. С прозой, в Рипол Классик, произошла аналогичная история. Если твоя вечеринка – огонь, на неё обязательно кто-то придёт.

– Что помимо книги считаете атрибутом писателя?

– Что угодно. Сейчас готовится к выходу мой сборник короткой прозы «Атлас памяти». К нему как атрибутика хорошо пойдут флешки с гравировкой логотипа книги, потому что флешка – первая ассоциация с темой воспоминаний.

– Готовитесь открыть бутик на Невском?

– Нет, конечно. Это будут Интернет-продажи. Не хочу быть связанной товарно-денежными отношениями в вопросах аренды помещения, «Атлас» – это добрая камерная история, не массовая.

– А как часто вы дарите свои книги?

– Уже три года не дарила их – после того, как в издательстве АСТ случился казус. Мне не причиталось авторских экземпляров, я выкупала книги для нескольких близких людей. Покупать собственные книги в магазине – занятие странное, мягко говоря.

– Обычно вы читаете свои стихи по смартфону – их трудно выучить наизусть?

– Читать можно с любого носителя, если смотреть в него периодически, а не утыкаться глазами в экран. Не хочу в ходе концерта запнуться и облажаться. Как говорится, сделаешь что-то плохо однажды – не забудет никто и никогда. К тому же зрители не акцентируют внимания на шпаргалках. У меня очень много текстов, и нет смысла каждый раз учить новую подборку. Тем более, что в процессе создания стихотворения возникают варианты катренов. И на сцене могу продекламировать черновой вариант. Никто ничего не заметит. Но я буду знать, что не донесла того, что хотела. На грандиозных выступлениях использую бумажные листы – на полу, пюпитре и так далее. Важно чтобы руки были свободны для жестикуляции. Когда презентовала новеллу из «Атласа памяти», на телешоу, где бумага не смотрелась бы, выучила текст буквально за 5 минут. Если очень нужно, всё возможно.

– Признак удачного стихотворения – это… ?

– Когда текст после прочтения хочется кому-то переслать. Но, разумеется, не с усмешкой – посмотри, мол, какая хрень! К слову, про свои жизненные ситуации встречаю довольно много чужих стихов, которыми и делюсь с друзьями.

В целом отличительными чертами современной поэзии считаю неровность и дерзость. Появилось очень много женской поэзии. Женская душа ранима и требует эмоционального выплеска. Но женская поэзия – ни слёзы, ни сопли, а знак силы, тут я согласна с американской поэтессой Сильвией Плат.

– Поэзия иерархична? Много ли для вас авторитетов?

– Мне кажется, своё иерархическое древо каждый выстраивает сам. Любимого поэта у меня нет. Мне нравится то, что пишут Михаил Дидусенко, Сергей Гандлевский, София Капилевич. В их текстах совершенно отсутствует персона, но есть сверхличность. Этот список не имеет начала и конца. Однако, повторить слова Гребенщикова в «Живых поэтах» – «Все хорошие поэты» – не смогла бы.

– Пишущих стихи – миллионы, а покупают билеты едва ли на десяток поэтов – Быкова, Родионова, Астахову, Полозкову, Данилову. Почему так?

– Все эти авторы работают на свой имидж и бренд. Но та же Полозкова добилась доверия публики не только благодаря своим стихам. Она выкладывает в Сеть и короткие рассказы. И Быков известен не только как поэт, но и прозаик, лектор, колумнист, драматург.

Важна цельность образа, публике интересно, чем человек живёт. Сильная личность всегда притягивает. Знаю поэтов, пишущих великолепные стихи. Но они никогда не соберут зала, потому что им проще жить ведомыми. Ведомый не хуже лидера, это два разных мира, и того, и другого его собственный мир устраивает. Стать просто участником большого литфестиваля и довольствоваться только и только этим – не моя тема.

– Разделяете мнение о том, что поэзии осталось всего полвека жизни?

– Поэзия будет искать новые выходы самовыражения, поскольку язык стремительно модифицируется. Это как с тургеневской проблемой отцов и детей. Родители привыкли к агу-агу, а чадо вырастает, ругается матом, слушает хэви-метал. Язык всегда в стадии пубертата. Отсюда неизбежные конфликты отцов и детей. И пуристы, то есть родители, – в неизбежном проигрыше.

– Чьим современником себя считаете?

– Мне нравится узнавать о людях с большими амбициями, честно сделавших себя. Из поэтических: Вера Полозкова, её альбом «Знак неравенства» мне очень близок. Сильвия Плат. Различные представительницы феминистских движений. Причисляю себя к ним, сколько себя помню. Я же воспитывалась без отца – мамой и бабушкой. Меня с детства окружали сильные женщины. Преподаватели-мужчины, чей ум меня искренне восхищал, появились только в вузе. Правда, кроме ума, восхищения больше ничто не вызвало. Поэтому образ лидера у меня неизменно ассоциировался с женщиной.

– Чему вы научились у мамы, а мама – у вас?

– Мама научила мыть после себя посуду сразу после еды (улыбается). Если серьёзно, учусь у неё ежедневно – мудрому взгляду на мир, ответственности за каждое принятое решение.

В свою очередь, мама научилась быть матерью нестандартного ребёнка женского пола, которого интересуют не мальчики, а непонятно что. Мама с большим терпением относится к тому, что я не хожу по концертам, а регулярно устраиваю их сама, что мне 23, я не замужем, плевать хотела на ведическое становление женщины и прочий домострой, не мечтаю о колечке, не планирую детей и курю две пачки в день, интересуюсь наукой, политикой и коллекционирую книги классных современных поэтов. Да, мама со всем этим смирилась. Как мне кажется.

– Простите, а чем так плохи мальчики?

– Когда тебе 37, а ты всё ещё мальчик и маменькин сынок, это очень плохо.

– Принято считать, что поэтессы – это много вина, секса, рок-н-ролла и полное отсутствие борща. Это всё и про вас?

– Я действительно не умею готовить. Вести хозяйство – не про меня. Мне нравится в любой момент сорваться куда угодно. Поэтому поддерживаю идеологию чайлдфри. Рада встречать людей, разделяющих мои взгляды, дарящих сильные положительные эмоции. Главное – в том, чтобы рядом с близким человеком каждому жить своей жизнью и восхищаться друг другом, непременно стремиться к новым вершинам, к совершенствованию себя и мира.

Рок-н-ролл и прочее – если это есть, это хорошо. Нет – тоже хорошо. Любовь – не самое главное в жизни. Я умею жить без любви. Пережила тяжелый разрыв и считаю его новым важным дополнением к своему существованию.

– Самая ненужная вещь в доме?

– Наверное, пыль – она вообще никому не нужна.

– Кем хотели стать в детстве?

– В пять лет признавалась бабушке, что хочу стать парашютистом. Или Пугачёвой. Надевала на голову магнитную ленту из аудиокассет и подпевала радио. Певицы из меня не вышло. Сцена сбылась.

– Какие книги вас сформировали?

– Вся домашняя библиотека, включающая в себя мамины книги по медицине, годную золотую фантастику, вьетнамскую литературу, якутские легенды, научпоп, культурологические труды, книги на иностранных языках в оригинале, чтобы лучше прочувствовать атмосферу. Тоска по не бытовым вещам, динамичная мысль – вот что более всего меня привлекает в художественном произведении.

– Вашему проекту – фестивалю «Всемирный День поэзии» – стукнуло три года. Довольны динамикой его развития?

– Фестиваль охватывает уже 70 городов в 17 странах и больше 7 тысяч человек. В одном Питере задействованы 700 любителей поэзии. В этом году Гран-при фестиваля остался как раз в Петербурге – его выиграла Ефросиния Капустина. Первое место – у Анны Гераскиной из Арамболя (Гоа, Индия). Работало звёздное жюри – Светлана Сурганова, Сергей Калугин, Михаил Багдасаров, Дмитрий Воденников, Михаил Андреев…

Чтобы понять региональную специфику, в апреле посетила Калининград и Красноярск, пообщалась вживую с местными кураторами проекта. Стала участником образовательной программы «Территория Успеха» Екатерины Формальновой, чтобы прокачаться как арт-менеджер. Снова обнулила систему в голове и начала смотреть на вещи иначе.

– Недавно вы посетили Индию – как сильно она непохожа на Россию?

– Провела там 16 дней под девизом «Верни меня мне». У меня умерла бабушка. И по всем фронтам неумолимо надвигался сногсшибательный звездец. Клиническая эндогенная депрессия – мой диагноз. То, что в депрессии люди не могут смеяться – это миф. Но жизнь идёт только фоном.

Решила, что только Индия меня и спасёт – и поехала. Одну ночь провела на крыше гестхауза. Под звездами. Рядом Аравийское море. Зажгла ароматическую палочку… И вдруг поняла: всё утрясётся и рассосётся, и любой кошмар я смогу пережить.

А ещё я дала там три концерта. Это серьёзный прорыв в моей сценической биографии. Было радостно узнать, что в такой отдыхающей стране, как Индия, есть люди, готовые свой вечер подарить стихам.

Вообще, меня с детства манила индийская культура – особенно поэзия. Хорошо знакома с некоторыми видами йоги. Люблю петь мантры. В Индии попала к друзьям-кришнаитам. Это в России кришнаиты пытаются завлечь тебя в секту и выкачать побольше денег во славу Кришны. А в Индии никто ничего не вымогает. Для очистки кармы совершила ритуал парикрама – прошла 21 км босиком вокруг холма Говардхана, любимого места Кришны. Мне стало лучше. Поскольку сделала то, что никогда раньше не делала. Впервые религиозная история стала для меня не пустой церемонией, а смыслом, какой я сама в него вложила.

– Стихи это тоже то, что ты ещё не делал…

– Конечно! Каждое стихотворение – абсолютно новое для тебя. В этом и притягательность работы со словом.

– Где ещё мечтаете побывать?

– Меня уже ждут в Беларуси и в США. Хорошо бы более осознанно посетить Израиль, с полновесными концертами, переговоры с организаторами ведутся. А ещё – Мандалай, Мьянму, Тибет, королевство Бутан. Надеюсь, там тоже есть русская диаспора, и можно будет выступить.

Прошлым летом на молодёжном форуме «Таврида» одна девочка выиграла грант на проект «Вокруг России за 80 дней», это видеоблог о творцах в провинции. Хочу выбить грант на аналогичный проект по Европе. Думаю, у меня получилось бы. Тем более, что там меня немного уже знают. Мои стихи выходят в самой массовой газете Польши – в переводах пана Станислава Сроковского. Меня переводят на 10 языков. Но я никуда не тороплюсь. Как пел Олег Медведев, «кто понял жизнь – ходит не семеня». В моих движениях больше суеты, чем мне хотелось бы, но меньше, чем это было семь лет назад, когда я начала этот путь.

– Вы именуете поэтическое выступление концертом – почему?

– Потому что это не просто творческая встреча или чтение стихов. Для каждого случая тщательно составляю программу выступления, под которую подбираю имидж. К примеру, «Альтерреальность» – концерт на тему психических девиаций. Это сейчас мы живём в центре Питера, а до этого я 15 лет провела в неблагополучном районе на окраине города, что дало мне огромный бэкграунд об этом писать. Много репетирую под специально написанную музыку. Петр Малаховский, автор песен Сургановой, – мой хороший друг, он написал лучшие из моих треков.

В среднем концерт в среднем идёт полтора часа. Это чуть больше 20 стихотворений – оптимальный объём. Мои концерты – для ума и сердца, они развивают душу. Но это работа в красной зоне, то есть на пределе возможного, как для меня, так и для зрителя.

Я бывший бегун на 5–10 км, в прошлом 60 медалей и порванный мениск. Прошлой весной в Питере организовала авторский полумарафон «Бегущая строка». Эйнштейн говорил: гениальность это 1% дара и 99% вкалывания. А спорт – это дисциплина, сила воли, ежедневная практика. Занятия спортом дисциплинировали мою поэзию. Стараюсь не растекаться мыслью по древу, как-то устроила себе челлендж – месяц писать стихи только из 3 катренов. Привычка не прижилась полностью, но сделала последующие тексты заметно лаконичней.

– Что вкалывают себе поэты, чтобы стихи начались?

– Чужой жизненный опыт. К примеру, мои тексты про неблагополучный двор и наркоманов вызывают вопросы, что именно я употребляю, под чем пишу. Отвечаю – под дождём.

В плане хорошего настроения на меня очень сильно влияет весна. Вообще, когда светит солнце, ощущаю прилив энергии. В такие моменты во мне пробуждается маленький праноед, видимо. Зимой у меня упадок сил, и я чувствую себя сурком, стараюсь никуда не выползать, нигде особо не светиться. Рада, что этой зимой со мной случилась солнечная Индия.

– Зимой и пишется мало?

– Пишу постоянно. Всё, что проходит мимо нас, остаётся в голове. Не обязательно каждый день куда-то ходить. В Питере я вообще больше люблю сидеть дома. А вот в путешествиях стараюсь напитываться впечатлениями. Хожу по музеям, обязательно знакомлюсь с местной поэтической братией. Выступаю сольно. Как правило, организую какой-либо креативный проект. Веду себя, как сурок со всплесками активности.

– Насколько вы суровый сурок? На что не можете закрыть глаза?

– На несправедливость, попытки что-то скрыть, утаить – от меня или моих близких. У меня патологическая аллергия на ложь и равнодушие. Могу очень жёстко раскритиковать человека, но это поможет ему выжить. Обижаешься – значит, не развиваешься, ну и сиди в своём тупике. В Индию поехала с другом, он талантливейший парень. Но не видел перспектив. Пришлось дать ему леща в прямом смысле. Сейчас у него огромные успехи, и мы по-прежнему дружим.

– Новые знакомства с коллегами всегда приятны?

– По территории современной поэзии всегда хожу с глазами влюблённого туриста. Очень радостное знакомство состоялось в Калининграде, где я попала на вечер трио «Лос Поэтос» в научной библиотеке. Думала, участники этой группы просто прочтут стихи по очереди. Но они поразили меня, выступив как заправские лекторы. Я присоединилась к ним, и началась бурная дискуссия о том, кто такой поэт, талант, гений, что такое поэтический дар – с точки зрения нейропсихологии, физики, быта. Вкус пряного супа из этого философского котелка помню до сих пор. А ещё в Калининграде живёт замечательная Ольга Арофикина. В меня, как снег в лицо, попали её стихи. Взяла их с собой в Красноярск.

В Сибири я впервые. Здесь – целое созвездие открытий. В первый же день фестиваля мне подарили два десятка отличных поэтических книг. Большая радость – личное знакомство с Мариной Немарской, чьи тексты читаю довольно давно. Чувствую некий синхрон как с поэтом и личностью с красноярской поэтессой Ольгой Левской. А ее землячка Татьяна Филиппова просто потрясла. После инсульта она в 60 лет начала писать стихи, издала уже 20 книг. От неё исходит драйв молодой женщины, как поэту ей интересно множество тем. А мне интересно проследить за её творческим ростом.

– Как часто участвуете в конкурсах, как часто побеждаете?

– Я лауреат более сотни конкурсов в науке, журналистике, бизнесе, кинематографии, поэзии, спорте и так далее. Веду единственный в стране мастер-класс «Искусство конкурсной игры» в формате индивидуальных консультаций. В принципе, механизм победы или поражения можно просчитать. Другое дело, что к победам нельзя привыкнуть. По крайне мере, мне. Но победы и не опьяняют – и давно. Победа утратила для меня привкус алкоголя. Я больше не «всеядна», не иду на все конкурсы подряд, стремлюсь «брать» только то, что мне интересно.

– Нет намерения закончить ещё и Литинститут?

– В своё время меня туда брали без экзаменов. Я не захотела жить в московской общаге. Я эгоист, нарцисс, индивидуалист. Для меня важно постоянное уединение, психологическая гигиена и контроль допуска людей в мою жизнь. Это позволяет функционировать нормально. Трудно жить, когда твоя аура стиснута чужой энергетикой.

Общение в виде полилога приветствую – но только в социальных сетях. Обмен репликами на стене ВКонтакте меня не утомляет, не опустошает, а наоборот, наполняет. В обычной, не виртуальной жизни у меня немного друзей, и я не стремлюсь расширять их круг. А вот хороших знакомых у меня действительно тысячи. С каждым из моих 7000 друзей ВК я общалась некоторое время в Сети.

– Что вам необходимо для творчества – тишина, одиночество, ночь, кофе, сигарета?..

– Важно, чтобы в эти моменты никто не подворачивался под руку, рассказывая свою жизнь или отвлекая по мелочам. Творчество – это только я и много сигарет. Причём я их забываю курить, они дымятся в руке как необходимая эстетика. Не пишу стихи в нетрезвом виде. К наркотикам равнодушна.

Работа над новым произведением идёт в точности по Жаку Лакану. Сперва я набираюсь впечатлений. Вторая стадия создания текста – на уровне понимания грамматики и синтаксиса. Третья – собственно письмо на потоке. Если чувствую недоработку, могу отложить текст – на пару лет, такое бывало. Много времени уделяю личностному росту и, соответственно, качеству письма.

– А неологизмы любите?

– Конечно. В 13 лет придумала себе возраст – веснадцать. И поняла, что обязательно назову так свою книгу. Так и произошло. Планирую запустить в продажу открытки «С веснадцатилетием!» Вторая книга, вышедшая в АСТ, тоже называется весьма необычно – «Неудержимолость». Неологизмы – это своеобразные талисманы поэта, то, что никто у него не украдёт. Скоро в Таганроге издадут моё Семикнижие на сценическое семилетие. Один из сборников называется «Стихи про любовь» – с написанием наоборот, «Ьвобюл орп ихитс». Этакое любовное зазеркалье. В этом названии слышится «вобла» и «ихтис», оба названия – рыбьи, первое – такое кухонное, бытовое, про пиво и обыденность, второе – мистическая хтонь. Книга о том, что любовь с изнанки очень и очень скользкая. А рыба – это символ молчания. Или немоты.

Второй, то есть девятый в общем счёте, я назвала «Свидетельство о полусмерти». Это революция в сознании тех, кто знал меня как девочку, пишущую только о любви. Никакой пропаганды оптимизма и всякого рода романтических историй в этой и последующих книгах не будет.

– В свои 23 года вы звезда. Что дальше?

– Я не звезда, просто тяну много лучей в разные стороны. Сейчас важно защитить кандидатскую по продвижению современной поэзии. Потом запланированы туры по России и зарубежью.

– Интересно ли зайти на новую литературную территорию – басни, сказки, романа?

– Было бы здорово замахнуться на роман. Но я предпочитаю «искусство маленьких шагов», как писал Сент-Экзюпери. И как раз «Атлас памяти» – это сборник прозаических миниатюр. Сейчас именно сверхкороткая проза нейрохирургически верно меня характеризует.

Что касается крупных форм, пишу фантастический роман для подростков. Первый вариант набросала в 13 лет. Сейчас его надо переписать нормальным слогом. Это история про девушку-кошку, классический попаданец.

А вот сказки мне не особо близки. Хотя, когда подруги оставляют меня со своими маленькими детьми, начинаю травить им истории о женщине, меняющей лица, показываю свои фото на разных концертах. У меня на фотографиях действительно лицо меняется едва ли не каждую неделю. Как будто оно – глина, из которой можно вылепить что угодно. Помню, ребёнок задумчиво спросил: «Если ты всё время разная, как я тебя потом узнаю?» И я не нашлась с ответом.

– К слову, о будущем. Какой себя видите в 46?

– Доктором наук. Всегда хотела им быть. Я изучаю мир и собираю залы в любом городе, в который захочется поехать. На каждом пальце серебряное кольцо с символом значимых для меня событий. Фестиваль «Всемирный день поэзии» развивается, отмечает своё 20-с-лишним-летие. Есть некая история с благотворительностью. Живу у моря. У меня есть сурок. Может быть, два сурка. Мама жива. Кто там ещё будет или не будет рядом – это не только ко мне вопрос.

– Как вам кажется, у известности больше плюсов или минусов?

– Впору вводить в обиход термин «толерантность к медийности». Иногда расстраивают люди, с которыми я знакома шапочно, но от кого постоянно идут напоминалки: ну, что ты мне уже целую неделю не отвечаешь? А сообщений в соцсетях приходит реально очень много. Как-то с другом подсчитали, сколько времени потребовалось бы, чтобы на всё ответить – полтора года при 8 часовом рабочем дне! А ведь хочется ещё и пожить своей жизнью…

Ещё мне дарят много книг – не знаю отнести это к плюсам или минусам. Если бы моя комната была безлимитная, а все без исключения книги – грамотными и вкусными, стопроцентно плюс. Однозначный плюс – если ты известный блогер, то легко найдёшь вписку в любом городе: тебя накормят, покажут местные достопримечательности, познакомят с креативными людьми.

У меня, надеюсь, не поклонники – а читатели, зрители, слушатели. Поклонник легко может стать хейтером: узнать о тебе что-либо и писать всякие неприятные вещи. Не доверяю тем, кто чрезмерно восторгается мною. Ставя меня выше себя, человек считает меня идеальной. А это не так. Я здесь не для того, чтобы соответствовать чужим ожиданиям.

И фанаты, и хейтеры одинаково много уделяют внимания тебе, и у каждого своя версия того, как ты добился успеха.

– Петербург – театральная столица России. Как часто вас можно встретить на премьерах?

– Не особо часто. Последний поход в театр был в Мариинку на «Кармен-сюиту». Из всех видов искусства мне ближе и понятнее – поэзия. С радостью посещаю спектакли, поставленные коллегами по перу. В будущем мечтаю подружиться с миром театра более теплым и основательным образом.

– Где вы, а где кино?

– Иногда мы соприкасаемся. Люблю снимать авторские видеоклипы. К примеру, для шоу «Бабушка Пушкина», «Посмотри на меня». Часто снимаю клипы мысленно – на нравящуюся мне музыку. В ходе прошлогоднего Фестиваля молодёжи и студентов мы сняли 20 видеороликов: я получила мастер-класс по распределению времени и сил, а ещё научилась ездить в переполненных автобусах на полу.

Мне нравится современное реалистичное кино, особенно короткометражки. Люблю творчество своей московской подруги Вероники Грицук – режиссёра, актрисы, музыканта. Запомнилась картина Звягинцева «Нелюбовь». Тарковского и Вырыпаева понимаю по-своему. Иногда смотрю видео из паблика «Чо» – очень помогает разгрузить мозг.

Мечтаю снять полный метр по «Атласу Памяти».

– Последний вопрос: чего вы не сделаете даже за миллион долларов?

– Не стану вводить внутривенно наркотические препараты. Причинять физическую боль живому существу. Прощаться с литературой.

 

Фото Катерины СКАБАРДИНОЙ

46 комментариев на «“ПОЭТ – АРХИТЕКТОР ЛИЧНОГО БРЕНДА”»

  1. Даже за миллион долларов Стефания не станет вводить внутривенно наркотические препараты… А сублингвально или перетонеально будет?

  2. Какая же жутчайшая мешанина в голове у этой девочки! Она сама-то понимает, что говорит?

  3. Давайте все-таки соберем по рублю этой Стефании Даниловой миллион долларов.
    Авось она клюнет и простится-таки с литературой.
    Тем более, что она с ней и не здоровалась ни разу.
    Наплела разной чуши с три короба — и радуется.
    Перестаешь уважать газету после таких публикаций.

  4. Как видно из интервью, Стефания — победитель неких конкурсов (правда, для меня непонятных и невнятных), обладатель многочисленных премий, имеет много сборников (однако, в серьезных литературных журналах не представлена). Скорее всего, тиражи небольшие и серьезные специалисты на эти сборники рецензий не писали. Не увидела оценки ее поэзии коллегами-поэтами. Публика и читатели — не в счет: профессионал определяется профессионалами (у Пушкина — «…доколь в подлунном мире жив будет хоть один пиит»). Возникает вопрос: если она победитель, то каковы же тогда проигравшие? Кроме того, как правило, молодой поэт имеет наставника, к которому он обращается, начиная писать стихи (например, Вознесенский понес свои стихи Пастернаку). Преимущество Литературного института в том, что студент попадает в среду себе подобных и гордыня снимается. Вот у нас в классе была девочка — писала стихи, она была одна такая среди всех других; такое приводит к неоправданному самомнению и мыслям о своей исключительности. Мне кажется, что у Стефании этого слишком много. В ее словах избыток хвастовства, самолюбования; выпячиваются ее занятия, которые — банальная суета сует. А она представлчет их как нечто уникальное. Ее мнения (весьма обычные для ее возраста) выдаются за истины. На мой взгляд, в жизни этой девушки мало главного и много шелухи. Мировоззрения нет вообще, все очень поверхностно. Нацеленность на успех и самопиар, на мой взгляд, творческому человеку только мешает. Свой единственный путь и стиль девушка пока не нашла. Возможно, ошибаюсь. Но мне она не показалась творчески самостоятельной. Возможно, публикация ее стихов в «ЛР» помогла бы лучше узнать Стефанию как поэта. Иначе — зачем это интервью, не подкрепленное самым главным — поэтическими примерами?

  5. Как сказали бы у нас в деревне: МУЖИКА ЕЙ НАДО! Тогда и в УМ войдёт!

  6. Хоть бы одно адекватное мнение, обоснованное чем-то кроме личных примеров и «ятакщитаю». Чистый негатив и высеры. И это реальные читатели «Литературной России»?
    Стефания прекрасная разносторонняя молодая поэтесса. Вы можете ознакомиться с её стихотворениями и проанализировать их. Можете ознакомиться с её деятельностью и не согласиться с чем либо. Но вместо этого вы выставляете свои комплексы и заскоки за комментарии к интервью.

  7. Ангелине. Здесь каждый имеет право высказать свое мнение, что и делают. Кстати, в интеллигентной и не в хамской форме, как это здесь позволили себе Вы. Молодость Стефании — именно аргумент против желания анализировать ее творения. Как говорилось в «Горе от ума»: «Скликай других…». Ваше мнение, возможно, другие сочтут тоже неадекватным. И не каждый сочтёт её «прекрасной поэтессой». И это право любого, как и Ваше право ее расхвалить. а её собственное — себя пиарить и искать себе критиков.

  8. Ангелине. Буду признательна, если Вы укажете источник, где можно было бы найти серьезный анализ творчества уважаемой Стефании известным специалистом с именем ( критиком, филологом, литературоведом и тп.). Хотелось бы, чтобы это был доступный источник, скажем, авторитетный литературный журнал или сборник статей. Вы ведь понимаете, что одно дело, когда автор сам себя хвалит и рассказывает о том, что он считает своими заслугами (иногда, не имеющими отношения к творчеству), а другое — когда его «шедевры» комментирует человек со стороны, сведущий в литературе и именно в поэзии и уже отметившийся серьезным анализом работ других авторов. Вы ведь тоже, хотя и критикуете остальных комментаторов, кроме «ятакщитаю» и «заскоков» ничего внятного не сказали. Укажите нам на серьезную оценку стихов Стефании. Судя по тому, что она о себе пишет, она это, похоже, заслужила. И если Вы предлагаете ознакомиться с ее творчеством, то скажите, пожалуйста, где это можно сделать, не упоминая, конечно, доморощенных сайтов и дружеских оценок, которыми переполнена Сеть. Заранее спасибо. Надеюсь, это Вас не затруднит и Вы быстро и дружелюбно откликнетесь на мою просьбу. .

  9. Складывается ощущение, что вышеотписавшиеся разучились думать, оценивать и анализировать самостоятельно. Здорово, когда литературные критики, сведущие в поэзии, выносят свой вердикт. Но слепо перенимать чужое, даже отмеченное регалиями, мнение, не прочитав ни строчки автора — крайне странный подход. Присоединюсь к мнению Ангелины — попробуйте почитать и проанализировать стихотворения автора самостоятельно и, прежде чем обращаться к мнению критиков, составить свое.

  10. Замуж ей, замуж — и СРОЧНО! Тогда весь этот псевдо-интеллектуальный бред мигом пройдёт.

  11. Она не хочет замуж и не хочет детей. Она хочет продвигать свои стихи и зарабатывать организацией своих поэтических вечеров по всей стране.

  12. Предлагаете произвести самостоятельный анализ стихов Стэф? Сначала попробуйте прочесть до конца хотя бы одну из ее простыней. И уловить мысль. Понять о чем этот выхлоп? Один из многих сотен.
    Девочка начитана, даже напичкана книжной информацией сверх меры, наделена впечатлительным и цепким умом. И она с радостью вываливает на вас эти мегабайты, а уже гигабайты плохо переваренной и неважно структурированной информации. Ее стихи так и кричат — посмотрите, какая я умная! Как я умею чувствовать, мыслить, жить!
    Ну такая она и все… Бегунья-феминистка.
    Пиарщица 5 разряда.
    Стэф была бы безумно интересна критиками и ценима ими, если бы писала раз в 10 поменьше и по количеству в общем и по объему по каждому.

    Но сложно дать оценку, когда тебя заваливают стихами.

    При всем уважении к трудолюбию Стефании.

  13. Начитанность и эрудированность любого человека не производит на меня обычно никакого впечатления. Всегда найдутся люди, еще более эрудированные, начитанные и пробивные. Несколько стихотворение Стефании прочитала. На мой взгляд, девушка описывает якобы стихами все, что встречается ей на пути и что попадает под руку. Самостоятельности (которой всегда радуюсь у творческого человека), как в мышлении, так в форме и содержании, — не увидела. Возможно я ошибаюсь, но хочу видеть в поэзии не пересказ (или не только пересказ) сюжетов, а мировоззрение и мировосприятие автора, выраженные прочувствованно и самостоятельно, личный духовный опыт. Пишущий человек прежде всего рассказывает о себе, о чем бы он не писал. Стефании желаю всего хорошего.

  14. Гюрза, ну как это нет опыта??? Если ей 23, из которых 25 она пишет стихи, 30 — побеждает в конкурсах и 7 — ведет тренинги по личностному росту!
    А чтобы такое ворочать -надо иметь опыт ого-го!
    нам просто не дано ее понять!

  15. академические труды по пиару и маркетингу

    PR-Технологии стали фундаментальной наукой?

  16. Стефания выбрала свой путь и будет им идти. У нее разнообразны интересы. Возможно, она пока в поиске. Пусть живет, как хочет.

  17. Глупость. Каждая НОРМАЛЬНАЯ женщина хочет замуж. Но это я говорю о нормальных.

  18. Только не надо вот этих загадочных песен! Всё очень просто: есть женщины НОРМАЛЬНЫЕ ( то есть. которые хотят стать жёнами и матерями), а есть НЕНОРМАЛЬНЫЕ. Особенности тут не при чём — да и какие особенности? Всё это напускное. «Хороша я, хороша. Да плохо одета. Никто замуж не берёт девушку за ЕТО!». Вот и вся особенность.

  19. Алексей, поверьте, не каждая! И при этом она может быть не карьеристкой-феминисткой, как Стефания, а вполне обычной женщиной. Но замуж не хочет. И таких женщин много — им не заложили понятие о настоящей семье, они бояться мужчин и не представляют как распределяются роли в семье. Это дочери матерей-одиночек. А скоро нас ждет легион инфантильных мальчиков — воспитанных одинокими мамами.
    А Стэф всего 23. И что-то подсказывает, что будет у нее и муж и дети. Девочка просто рано хлебнула «отношений»

  20. Не думаю, что поэтесса — какая-то особенная женщина. Просто они на виду. как и актрисы, и спортсменки, и певицы. Их личная жизнь — на глазах у всех. В обычных профессиях, представительницы которых не выплывают на экраны телевизора и на страницы газет, тоже много всяких «особенностей» — и замужних, и незамужних, и бездетных и многодетных… Много чести обсуждать еще и «особенности» этой Стефании и нужен ли ей или не нужен муж. Пусть живёт, как ей хочется.

  21. Оксане. Своё мнение — не очень благоприятное, прямо скажу, о стихах Стефании. Может быть, маститые критики найдут там что-то стоящее, чего аз грешный не понял и не оценил.

  22. Интересно, в 21 веке кукарекать, простите, о том, что не хотеть семью и детей — это НЕНОРМАЛЬНО. В каком мире люди живут…
    А выйдешь замуж, родишь детей, осудят — оооо, наплодили нищету. И да, имея детей трудно найти ресурс на остальное. Опять же, каждый делает выбор. )))

  23. Господа, что происходит вообще? Представлено интервью с талантливым, молодым и амбициозным человеком. А Вы кого привыкли видеть? 80-тилетних бабушек, которые читают стихи с рифмой «горшочки-цветочки»? (Пример не придумала, реально как-то сидела на заседании Московского совета литературных объединений, и слушала толпу «заслуженных» бабулек).
    Да, здесь есть и самолюбование, и самопиар, и восторг от открывшихся горизонтов, и гордость за себя, и много лишних слов… но это же все атрибуты молодости!
    Да, это отличное поле для критики, которая показывает лишь эмоциональную дряхлость критикующих.
    Ну и, конечно же, ни один селянин со своими советами выйти замуж и варить борщи, конечно же, не может пройти мимо энергичной столичной поэтессы. Этот персонаж вообще умилил )

  24. Оценивать творчество поэта/музыканта/писателя, любого творца — всегда субъективное занятие. Кому-то вполне может не нравиться то, что делает Стэфания, мне лично нравится.

    К сожалению каждый, кто добился популярности, всегда страдает от ее оборотной стороны — хэйтеры. Но я, например, прямо сейчас участвую в организованном ею онлайн-марафоне. Стэф собрала творческих людей в одном месте, сплотила и сделала жизнь многих чуточку ярче и увлекательнее. И это хорошо. Некоторые после этого оживили свои погибающие творческие паблик я некоторые нашли единомышленников, некоторые (среди которых и я) — новых клиентов для своего только начиющего развиваться бизнеса. Все получили что-то положительное.

    Подводя итог: не каждое творение Стэф «заходит». Это нормально, ведь любому близко что-то своё и произведение не универсально написано под всех. Но точно что она делает для литературного сообщества оффлайн и онлайн дорого стоит.

    Кто-то может не любить деятельность и творчество Стэфании Даниловой. Лично я люблю.

  25. Троллинг в полном цветении. Слава Богу, что есть люди, умеющие себя показать наитупейшим образом — читать комменты очень ржачно. Держите марку. И ни в коем случае не читаете Поэзию — даже Пушкина: только испортитесь

  26. За этим феминизмом стоит боль, а на поверхности бинты и защитная реакция. Сама проходила через отрицание всяких отношений, но без принадлежности к фем-движению и нацеленности на карьеризм. Прошла, как личный ад, куда закрыт вход. Само по себе строить карьеру неплохо, помогать другим вообще замечательно. Плохо, когда карьера и различные общества «защиты прав» становятся вариантом алкоголизма. По большому счету, отношения, семья и дети совместимы с творчеством и карьерой (если что-либо из списка не является «пунктиком»). Есть же совместный бизнес, целые семьи ученых, артистов, талантливых врачей. Что-то многие подзабыли, что не на войне находятся, да и там случались судьбоносные встречи, иногда любовь на всю жизнь. Почитайте истории ветеранов, блокадников. А вот где любви нет — по разные стороны баррикад. Не ищите войны.

    Главное не торопиться. Лучше просто жить, чувствовать жизнь. А время подскажет, где рано, а где рана, и где путеводная нить запуталась или потерялась. Главное не подменять жизнь «жизнепродуктом» на почве ругани. Знать границы, не кусаться без повода, не лить яду — это касается всех имен без исключения.

  27. Курганов, […] у тебя комплексы. «Мужики» это у тебя в деревне, […]. А нормальная женщина себе ищет (если ей это нужно вообще) нормального мужчину, который не будет ей мешать развиваться и заниматься тем, что ей нравится, и уж тем более не будет видеть в ней исключительно резиновую куклу и инкубатор по совместительству.

  28. Наташе. Великолепно выразились: «и что-то подсказывает». Не расшифруете ЧТО?.

  29. Александре. Я заметил: в этой полемике только я и ещё пару человек подписываются именами и фамилиями ( как и принято среди людей культурных). остальные — просто именами или каким-то глупыми кличками. Это о чём говорит? О том, что все эти Натальи, Александры, рыси и прочие представители фауны и флоры — люди закомплексованные. Сиречь, одинокие. Это раз. Второе. Запомните, Шурочка, раз и навсегда: селянин без столичной поэтессы преспокойно обойдётся. А вот столичная поэтесса без селянина элементарно помрёт от голода. Потому что она, что говорится, не пахать -не сеять. не шить-не варить.

  30. Рыси. Сколько пафоса! И сразу вспоминается эпизод из «Калины красной», когда Егор Прокудин говорит:» И поедете вы на курорт. И повстречаете там молодого красивого адвоката». Это к вам, Рысь, относится. Хотя какая вы рысь? Рысь не комплексует. Она охотится и котится. А у вас всё то же одиночество.

  31. Какое всем этим людям дело до личной жизни Стэф? Нравится варить борщи — варите, она вам что, мешает? Смешно читать все эти возмущённые комментарии. По-моему, круто, что человек нашёл себя и занимается своим делом, развивается, учится новому, организует фестивали, реализует амбициозные проекты. Такие, как Стэф, двигают вперёд не только себя, но и сотни других талантливых людей, у которых не хватает собственной энергии на то, чтобы выбиться вперёд. Она очень многим помогает, никогда не сидит на месте и не останавливается на достигнутом. А вы продолжайте варить борщи и строчить возмущённые комментарии.

  32. Культурный человек при перечислении лиц никогда не поставит впереди других местоимение «я». В Вашем случае он написал бы «только пара человек и я подписываются. ..» и так далее по Вашему тексту. Прежде, чем назидать другим, культурный человек обратится к собственным ошибкам согласно принципу «чем к уму шекелей считать — трудиться. ..»

  33. Лукомской. Да никто не против! Пусть реализует, организует и двигает! Пусть только НЕ ПОУЧАЕТ! Потому что научить она ничему путному не может в ПРИНЦИПЕ! И ещё: чего это вы так пренебрежительно о борще-то? Умение варить борщ — большое искусство. А уж похлебать его ни одна поэтесса не откажется! Которая сама что говорится, не шить и не варить.

  34. Данилова совершенно не умеет писать. И тут не нужны никакие критики. Откройте в интернете её стихи и эссе – и всё станет ясно. Действительно, девушка малость зазналась. В её возрасте это бывает. Но стоит ей обратиться с её книгами и регалиями в Союз писателей России, там ей скажут – гуляй. Никакого таланта. Она просто бездарность. И хватит её обсуждать. Мой вердикт – недостойна.

  35. Наташе. Таковых гораздо меньше чем тех, кто терпеть не может «энергичных столичных поэтесс».

  36. А может, наоборот?
    Там ей скажут: к нам, дорогая, к нам! Нам как раз такие и нужны!

  37. Судя по уровню большинства комментариев (за редкими исключениями в лицах Елизаветы и Анастасии), этот ресурс по своему качеству приближается к уровню рабфаковской стенгазеты времён усатого семинариста-расстриги, перебравшегося в белокаменную из родного аула.

    Большинство отважных комментаторов, ничтоже сумняшеся, решают за других, как им жить, что чувствовать, чего и кого хотеть, и тэ дэ…

    Совок — это наследственная болезнь, здесь можно, при соблюдении некоторой элементарной гигиены, наблюдать симпотмы совка (нарушение личных границ, бестактность, отрицание и принижение талантов, неспособность различать ремесленничество и мастерство, внимание к формальной мишуре, а не к сути, и тэ пэ).

  38. Адам! Не Вы ли сами решаете за комментаторов, о чем им писать, какой уровень у них, какая должна быть элементарная гигиена, как и что различать?. .. Не Вы ли сами берете на себя смелость определять уровни. Не лучше ли подумать о своем несовершенстве и тогда не останется времени на чужие?

  39. Адам, а Вы отличаете совок от метлы и тряпки?
    И рабфак от фака?
    И что такое «формальная мишура», Адам?

  40. Мне кажется, что комментаторы должны высказываться по поводу содержания публикации, а не обсуждать личность друг друга, тем более автора сообщения, не превращать ресурс в базар и в балаган. Это позволит избежать оскорблений, ненужных сравнений и неоправданных выпадов в адрес друг друга, упреков в плохой орфографии и пунктуации и много чего лишнего, что засоряет дискуссию и отвлекает от главного. Пусть будут высказаны мнения, а не изощренные упреки. Это поднимет культуру и уровень ресурса. (ИМХО тысячу раз и ничего личного).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *