17/10/2015 Назад

Нужно ли изучать в школе бардов-шестидесятников?

На прошедших выходных в Москве состоялось открытие мемориальной доски известному барду, актёру и журналисту Юрию Визбору. С одной стороны, это безусловное признание автора всем знакомой песни «Милая моя, солнышко лесное…». С другой стороны, вопрос о том, насколько серьёзное место вообще в нашей культуре занимают барды-шестидесятники, остаётся. Заслуживают ли они, скажем, изучения в школе на уроках литературы?


ПЕСНЯ НАЧИНАЛАСЬ ЗДЕСЬ…

 

Имена поэтов-шестидесятников и бардов сегодня известны далеко не всем. Конечно, старшее поколение с уверенностью скажет вам, кто такие Визбор и Якушева, Ким и Егоров. Но нынешние школьники и студенты, к сожалению, не знают этих имён. Причина тому – недостаточное внимание к направлению «Авторской песни» второй половины прошлого века.


Авторская песня зародилась в тяжёлые для нашей страны времена. Её истоки восходят к песне «Бригантина поднимает паруса», написанной в 1937 году Георгием Лепским и Павлом Коганом. На период второй мировой войны авторская песня угасает и вновь возрождается только в 50–60 годах XX века. Всем известные Владимир Высоцкий и Булат Окуджава поднимают авторскую песню с колен. Их творчество становится отражением эмоционального состояния народа, и кроме того, позволяет заглянуть в душу самих авторов.

Следующее сильное поколение бардов – Юрий Визбор, Ада Якушева и её октет (ансамбль из восьми человек), Вадим Егоров, Юлий Ким, Юрий Ряшенцев, Вероника Долина и многие другие. Сочинять собственные песни и учиться играть на гитаре все они начали, когда были студентами литературного факультета МГПИ имени В.И. Ленина (ныне – МПГУ). В народе его даже прозвали «Московский Государственный Поющий Институт», ведь из главного корпуса всегда доносились звуки музыки и мелодичные голоса студентов. Молодость, желание жить полной жизнью, романтика походов и университетских стен – всё это давало им вдохновение и силы начать свой поэтический и творческий путь. Писали ребята везде – в институте и за его пределами, в походах и в горах. Всегда у Юрия Визбора была с собой гитара, всегда находилось время для любимого и милого сердцу дела. «В институте под сводами лестниц, одержимые жаждой творить…» – напишет Якушева в своей «Песенке о Москве». Авторская песня была и о родине, и о далёких походах в горы, и о боли утрат Великой Отечественной войны, и о любви, и о дружбе – одним словом, в ней светилась душа и играла мысль. Именно поэтому творчество бардов наполнено простотой и искренностью, настоящими эмоциями и духом времени, духом советской России. Как же можно обойти стороной такое яркое явление русской литературы, как бардовская песня?

Думается, что 60-е годы XX века – это действительно особый период истории русской литературы. Так почему бы школьникам не изучать его наравне с другими? Мощный исторический фон, яркие личности поэтов, особый стиль и манера письма, которые украшает авторское музыкальное оформление – разве этого недостаточно, чтобы уделить авторской песне хотя бы один или два урока в старших классах? Ведь во многих московских школах действительно проходили такие уроки. Конечно, инициатива исходила от учителей русского языка и литературы, некоторые из них даже проводили уроки-презентации и уроки-концерты. Конечно, многие считают, что включение в школьную программу творчества бардов не имеет смысла. Во-первых, потому что это занимает время, которое можно потратить на изучение классической русской литературы, и во-вторых, рассматривать бардов как литературное явление не представляется возможным, скорее, это можно рассматривать как явление культуры. Может быть, те, кто так считают, и правы. Но разве можно здесь забывать и о том, что авторская песня (помимо всего прочего) – это прекрасный символ единения поколений? Она может прийтись по душе каждому школьнику и каждому преподавателю.

У всякой исторической эпохи есть свои поэты. В «Золотом веке» это Пушкин, Лермонтов и Гоголь, далее – Гончаров, Тургенев, Достоевский, Толстой. Лирика «Серебряного века» бесценна. Так почему же Визбора, Якушеву, Кима, Ряшенцева, Егорова, Долину и многих других мастеров авторской песни нельзя считать певцами и поэтами своей по-своему очаровательной и по-своему сложной эпохи и знакомить с ними подрастающее поколение? Авторская песня – часть нашей истории, часть нашей литературы и пусть малая, но всё же необходимая частичка нашего русского сердца.

Ольга РУДАКОВА,

студентка  3-го курса филфака 
Московского педагогического

государственного университета

 


 

Блиц - опрос


Насколько серьёзное место в отечественной культуре занимают барды-шестидесятники и вообще барды (от Окуджавы до Митяева)?

Достойны ли они не только мемориальных досок (подобно недавно установленной
в Москве – Ю.Визбору), но и, скажем, изучения в школе?

 


 

 

 


17

 

Анна РЕТЕЮМ, поэт

 

Тема весьма любопытная. И моё личное мнение, что, конечно, достойны изучения в школе – в определённой пропорции,
в вершинных своих проявлениях.

 

 

 

 


 

Павел БЫКОВ, оперный певец и прозаик

 

13Барды 60-х, такие, как Шпаликов, Визбор, Окуджава, Высоцкий и другие, занимают прочное и достойное место в системе отечественной культуры – и поэтической, и песенной. В школе изучать хорошо бы – только вместо чего? Дети, очевидно, перегружены, но хорошим песням будут рады, поэтому нужно брать! А разве сейчас их ещё не изучают? Памяти же и мемориалов достойны все.

 

 

 

 

 

 

 


 

РЯДОВЫЕ   ПЕСЕННОЙ  АРМИИ

 

В течение долгого времени творцы авторской песни, иначе – «барды» наших дней, числились по «ведомству» литературы. В этом есть своя логика, ведь создатели текстов для многих чудесных романсов также считались поэтами. Впрочем, их имена практически неизвестны широкой читательской аудитории. Другое дело – соединение слов с музыкой и рождение песенного шедевра. Но здесь речь идёт о романсе такого-то композитора, и подобная характеристика носит определяющий характер. Исключением в этом жанровом правиле кажется только Алексей Фатьянов. Разумеется, песни на стихи больших поэтов, в первую очередь, связываются именно с их именами.

16В нашем сегодняшнем случае говорить о музыке и стихах бардов-шестидесятников как о составных частях песен, которые на слуху, не приходится. Тут и с музыкой дела обстоят неважно, и стихи выглядят, мягко говоря, слабовато. Отдели одно от другого – и предмет для серьёзного разговора исчезнет сам собой. Ныне мы касаемся этой темы только потому, что либеральная интеллигенция искусственно придаёт избыточный вес бардовской песне, в первую очередь, песням Булата Окуджавы. Его романы забылись читателем как смутный сон, а вот голос, ритмические переборы струн и интонация голоса по сей день влияют на эмоции слушателей. Хотя в стихотворных текстах этого автора полным-полно суждений, которые трезвый ум воспринимает скептически. Но песня – прекрасный способ воздействия на собрание экзальтированных людей, особенно – молодёжи. Так вот, убери из общественного сознания подкачку имени Окуджавы превосходными характеристиками, и это творческое пространство съёжится и со временем канет в забвение.

С Высоцким несколько по-другому – там присутствует, наряду с приметами внелитературными и внемузыкальными, яркий характер певца, который стремился к искренности и не жалел себя. И пусть эти его душевные движения обременены самыми разными оговорками со стороны русского человека и православного прихожанина, Высоцкий – фигура значительная, хотя, разумеется, не в координатах литературы и музыки. И уже поэтому – преходящая фигура, привязанная только к своей эпохе, к её событиям и мировоззрению,  но  не  к  её  размышлениям  и  эстетическим  поискам.

Всё иное – это рядовые песенной армии, похожие один на другого не только приверженностью к этому смысловому и мелодическому способу самовыражения, но, главным образом, отсутствием художественных прозрений, единственных в своём роде. Как-то, ещё при жизни Окуджавы, когда мэтр стоял на сцене, огромный зал, заполненный бардами, встал в едином порыве, и все как один ударили по струнам гитар и запели хором «Возьмёмся за руки друзья…» Зрелище было жуткое, противоречащее индивидуальному смыслу определения «авторская песня». И, напротив, совпадающее с образом абсурдной армии взаимно похожих исполнителей.

Поэтому мемориальные доски таким певцам, находящимся за пределами вокального искусства, суть свидетельство малой образованности нашей власти и её слабоволия. Что касается изучения их «творческого пути» в школе, то это очередной знак разрушения отечественного образования, когда отбрасываются вещи, значительные по смыслу и человеческому достоинству, а вместо них предлагаются другие – искусственной величины и обманного веса. Так на базаре подделывались гири в прежние годы. Именно с этих прилавков и началась наша рыночная эпоха, бесцеремонная и неискоренимо лживая.

Вячеслав ЛЮТЫЙ

г. ВОРОНЕЖ 

 

Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий