Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 1973, номер - 17

Валентин Распутин, Марк Сергеев, Анатолий Шастин, Вячеслав Шугаев. МОЛОДАЯ СИБИРЬ И МОЛОДОЙ ПИСАТЕЛЬ

Рубрика в газете: , № 1973/17, 28.05.2015

Молодая проза Сибири – это книги авторов окрепших и утвердившихся, ставших плечом к плечу после Читинского и Кемеровского семинаров молодых литераторов. Серия этих книг выпускается Западно-Сибирским издательством по решению Государственного комитета Совета Министров РСФСР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли и Центрального Комитета комсомола. Думаем, широкое, всероссийские обсуждение серии ещё предстоит, потому что давно пора заметить такое интересное явление в литературе республики и страны. Первая книга библиотеки вышла в 1967 году, а теперь в ней насчитывается 40 томов. Пора «оконтурить» это серьёзное литературное месторождение, выявить находки и потери, неизбежно сопровождающие столь длительный поиск.

Книги библиотеки объединены острым чувством современности, одарённостью авторов, их пристрастной и чистой любовью к Сибири. При прочтении всей серии перед читательским взором возникает ЛИК ВРЕМЕНИ, вечная юность народа... Партизан Северька – герой романа Альберта Гурулёва «Росстань» – протягивает руку из двадцатых годов своим ровесникам: Галочкину, сегодняшнему рабочему, герою романа Гария Немченко «Здравствуй, Галочкин!», юным добытчикам нефти, героям очерковой книги «Будни романтики», – в сущности всем героям серии, потому что они, как и авторы, служат времени, строительству социалистической Сибири.

Библиотека распадается как бы на три русла, на три направления. К первому относятся книги собственно сибирские, в которых сибиряки рассказывают о сибиряках; ко второму – книги, написанные авторами, которые раньше жили в Сибири, или «иногородними» авторами – на основании их впечатлений от поездок в Сибирь. И, наконец, третье составляют произведения писателей, представляющих молодые литературы народов Сибири.

Начнём с двух «иногородних» книг, имеющих, на наш взгляд, характерные достоинства и просчёты.

...Повесть Юрия Сбитнева «Стрелок из лука» – об эвенках. Эта серьёзная и умная книга, написанная густым, сочным и точным языком, – прекрасный пример проникновения автора в дух и суть «чужого» народа, пример уважения и любви к его людям, к его обычаям и труду. Образ Макара Почогира, старого охотника эвенка, мудрого, трудолюбивого, щедрого на добро и необычайно мужественного человека, – один из лучших в нашей литературе о северных народностях. Жаль только, что автор не до конца выдерживает жанр «своего произведения – начав его как очерк с обязательным строгим следованием фактам и событиям, он затем вдруг сбивается на стиль, так сказать, возвышенный и красивый.

Если в книге русского писателя Юрия Сбитнева ярко и влюблённо изображён эвенк Макар Почогир, то у молодого тувинца Алдын-оола Даржаа в романе «Удаль молодецкая» образы вожака колхозных коммунистов Печенкина и его отца, первого тувинского тракториста, русского брата аратов, вырастают в символические фигуры, знаменующие подлинную дружбу народов. И что особенно важно – автор показывает корни этой дружбы.

Уже несколько лет живёт на крайнем северо-востоке Олег Куваев. Он прошёл там завидную жизненную школу: работал с геологами, полярниками, рыбаками, каюрами, хорошо знаком и с местными, коренными жителями, и с людьми, которые едут туда за длинным рублём, но как писатель он ещё не сумел пропустить сквозь магический кристалл души свои впечатления, они ещё не отстоялись в его сознании. Жизненный опыт Олега Куваева, несомненно, богаче и глубже того, что принято называть впечатлениями, но в интересной в целом книге «Весенняя охота на гусей» он едва ли выходит за пределы этого понятия. При всём обилии проблем, характерных для Севера, при богатстве характеров, сильных и недюжинных, автор явно выдумывает необычные ситуации (повесть «Чудаки живут на востоке»), выдумывает своих необычных, как ему кажется, более интересных героев, которые на самом деле оказываются и бестелесными, и бездуховными персонажами (повесть «Весенняя охота на гусей»). Стремление сказать не просто, а непременно покрасивее, позаковыристее то и дело оборачивается для него ложной, пустой многозначительностью («Здесь все были мужского пола, и была весна. Весной каждый сам выбирает себе дорогу») или смешным, нелепым словотворчеством (так, дед, который ходит в полушубке, называется у автора «полушубочным». Интересно, какое слово подобрал бы он для деда, который носит доху, – дошлый или дохлый?).

А теперь – о самих сибиряках. Массовый читатель хорошо знает молодую томскую писательницу Любовь Асееву, автора книги «Настасьино счастье». Образы Настасьи из заглавной повести и Глафиры из одноимённой повести покоряют точным и глубоким знанием характера сибирской женщины – волевой, умной и по-мужски крепкой...

В предисловии Асеевой к своей книге находим такое признание:

«Написать книгу – всё равно, что жизнь прожить. Прожить заново. И что из того, что твоя жизнь ничуть не похожа на судьбы героев, скажем, на судьбу той же Глафиры или Настасьи? Пока писала, я жила вместе с ними. Вместе с молоденькой Глафирой провожала на фронт мужа, а вместе с пожилой Настасьей – сына. Лично я не провожала. Ни мужа, ни сына. В войну я была ребёнком. И всё равно отлично помню, как провожали другие. Как провожала моя мать моего отца. И если тогда я только видела, то теперь, став взрослой, поняла, что они чувствовали, те женщины, когда провожали».

Детство. Как часто память о нём приходит к нам много лет спустя. Она приходит тревожными снами, запахами осенних листьев и первых цветов, цепкими, неизвестно как запомнившимися эпизодами своего и чужого горя, своей и чужой радости. Память о детстве постоянно живёт в нас. Может быть, именно поэтому подавляющее большинство писателей во все времена так или иначе обращались к той поре своей жизни. При этом они стремились не только отдать дань грусти о невозвратно ушедшем и подсчитать убытки, которые мы несём, теряя вместе с детством непосредственность чувств, ощущений и восприятий, – авторы каждой из таких книг поднимали общественно значимые проблемы.

Итак, книги писателей-сибиряков, которые через восприятие детства и ранней юности пытаются осмыслить время, человеческие взаимоотношения и общественные явления. Мы имеем в виду книги Владимира Колыхалова «Дикие побеги», Геннадия Михасенко «Кандаурские мальчишки» и Геннадия Машкина «Синее море, белый пароход».

«...Дело второстепенное – для кого писать – для детей или для взрослых. Жизнь одна. И на год жизни приходится некая константа мудрости. Человек мудр в каждом возрасте. И человечность человека я определяю не объёмом умудрённости, а страстностью отношения к жизни. Для меня мальчишки и девчонки – не заготовки для будущих людей, но уже люди. Их тяга, их порыв к добру первозданно чисты и неподдельны. Именно это, я думаю, и питает моё творчество».

Слова эти принадлежит Геннадию Михасенко. Но подобное отношение к творчеству характерно и для каждого из писателей, чьи книги вошли в «детский» – официально не помеченный – раздел библиотеки «Молодая проза Сибири». И, может быть, именно такое отношение к своей работе предопределило их высокую ценность и всеобщее признание, выразившееся, в частности, в том, что роман Владимира Колыхалова «Дикие побеги» удостоен премии на конкурсе имени Н.Островского, а повести Геннадия Машкина и Геннадия Михасенко – премий на всесоюзных конкурсах на лучшую книгу для детей.

О трёх этих книгах писалось немало. Для каждого из названных авторов характерна своя манера письма, своя мера таланта. Но всех их роднит одна и та же привязанность к автобиографичности, стремление осмыслить чувства, мысли, заботы, которыми живут герои их повествований, и выявить объективные и субъективные факторы, под влиянием которых складывались их характеры, мироощущение...

Мы привыкли называть Сибирь землёй будущего – столько надежд, чаяний и грандиозных планов связано сегодня с ней. Но пора уже привыкнуть и к мысли, что Сибирь – это земля настоящего, без которой нельзя сегодня представить ни экономику, ни политику страны. И образ молодого поколения, возникающий на страницах сибирской библиотеки, вобрал в себя лучшие и наиболее яркие черты сегодняшней жизни. Поколению этому присущи подлинно современная деловитость, дерзкий творческий риск, мальчишеская, комсомольская непосредственность и умение принять на свои плечи груз ответственности. Необстрелянные инженеры с хрустящим дипломом в кармане, увлекая своей дерзостью старших товарищей, сокращали сроки пусков, ломали планы перекрытий сибирских рек, и, видимо, в Сибири, именно в Сибири, возможно такое парадоксальное словосочетание: «юная зрелость».

Книги библиотеки «Молодая проза Сибири» исследуют духовное формирование юных героев. Как правило, это ребята, приехавшие по комсомольским путёвкам или просто так, сами по себе, молодые рабочие, недавние солдаты, одержимые мыслью на новом месте начать новую жизнь. Либо же героями книг становятся молодые руководители, комсомольские работники, утверждающие на стройке новые формы и методы руководства, воспитания истинно коммунистических отношений в трудовом коллективе.

Рассмотрим два романа из серии – «Здравствуй, Галочкин!» Гария Немченко и «Берег правый» Геннадия Емельянова.

Первый исследует судьбу молодого рабочего, каменщика Мишки Галочкина, второй – судьбу комсомольского работника, комсорга Вадима Каткова. Авторы следуют давно закрепившемуся в советской литературе правилу: покажи, как работает человек, и мы увидим, что это за человек, – правилу, порой забываемому многими литераторами, особенно молодыми. И Немченко, и Емельянов с упоением, порой даже чрезмерным, рассказывают и показывают, как работают их герои. Серьёзная художественная удача Емельянова – образ Вадима Каткова, комсорга стройки, человека творчески деятельного, для которого общественное дело – и долг, и страсть, и ежедневное подвижничество.

Мишка Галочкин из романа Гария Немченко поначалу предстаёт перед нами этаким настырным, кержаковатым, несколько разбойным трудягой, для которого ремесло, профессиональная добросовестность представляются главными ценностями в жизни. Мишка считает, и правильно считает, что честно, искусно выполненная работа украшает любого человека. Но Мишка не прав, полагая, что профессиональное мастерство позволяет ему пренебрежительно относиться к своим товарищам, не понимая, что рабочая гордость, не подкреплённая нравственной чистотой и гражданской зрелостью, превращается в самодовольство, бахвальство. Психологически точное исследование того, как Мишка из работяги превращается в созидательного представителя рабочего класса, составляет главное достоинство романа Немченко.

Вместе с тем романы эти не свободны от некоторой плакатности, от изобразительной однозначности, безусловно, снижающих достоверность изображаемого. Авторы нередко «перебарщивают» с добродетелями своих героев. Возможно, одна из причин этого – влюблённость писателя в своё детище, пристрастие к нему, не приторможенное холодком разума. Особенно огорчительно, что плакатность и схематизм в романах Гария Немченко и Геннадия Емельянова присущи образам старших товарищей, наставников и руководителей молодёжи.

Вероятно, имеет смысл задуматься: почему мало книг отдано такому оперативному и боевому жанру, как очерк? Здесь возможны разные причины: то ли редколлегия, задумывая серию, имела в виду только рассказ, повесть, роман; то ли наши сибирские журналы и альманахи не пропагандируют, не культивируют жанр очерка; то ли сами молодые писатели недооценивают его. Не лишена смысла и такая постановка вопроса: а почему бы Западно-Сибирскому или какому-либо другому издательству на востоке страны не начать серьёзную очерковую серию о стройках Сибири и её людях?

В этой серии могли бы появиться очерки о молодых городах, об удивительных проблемах, которыми занимается наука в Сибири, о первооткрывателях, героях пятилеток, строителях, хлеборобах, охотниках, геологах, о судьбах национальных республик и национальных округов Сибири, о наших современниках – бурятах, якутах, тувинцах, алтайцах, шорцах, эвенках, тофаларах, хантах и манси, удэге и чукчах...

В марте 1965 года в отчётном докладе Второму съезду писателей РСФСР Леонид Соболев в числе уже известных сибирских литератур – чукотской, нанайской, хакасской, мансийской – назвал и только что родившиеся: селькупскую, юкагирскую, ульчийскую, кетскую, ительменскую, нивхскую. Тогда ещё мало кто знал имена писателей – представителей этих народов. Теперь положение иное: например, роман юкагира С.Курилова «Ханидо и Халерха», изданный «Роман-газетой», уже известен широкому читателю.

В предисловии к изданию книги в библиотеке «Молодая проза Сибири» Курилов пишет:

«Мне хотелось проследить путь моего народа, рассказать о его истории. В 1967 году закончил первую часть, в которой отражены события последнего десятилетия прошлого вена (примерно 1892 – 1902 гг.).

Всего юкагиров немногим более четырёхсот пятидесяти человек. Если бы Советская власть пришла на несколько лет позже, о юкагирах осталось бы только воспоминание, как о вымершем народе... Работая над этой книгой, я сознавал свою ответственность – ведь мне предстояло выступить с первым крупным художественным произведением о жизни юкагиров».

История – как осознание сегодняшнего дня: неграмотный глава юкагирского рода Куриль как родоначальник сегодняшних Куриловых; бунтарь, до всего доходящий стихийным умом, и советский интеллигент, создающий о нём роман... Здесь есть о чём подумать!

Нам кажется, книги молодых сибирских национальных литераторов в составе библиотеки – явление примечательное. «Удаль молодецкая» Алдын-оола Даржаа, в которой рисуется жизнь сегодняшних аратов (любопытно было бы сравнить её с первой большой прозаической тувинской книгой Салчака Токи – «Слово арата»), «Синий ветер каслания» Ювана Шесталова, «Ханидо и Халерха» Семёна Курилова, готовящиеся к изданию романы алтайских и бурятских писателей – книги эти аккумулируются друг от друга, подпирают друг друга. И это уже не просто несколько книг из серии, это явление сложное и многозначное.

Библиотека «Молодая проза Сибири» – единственная в своём роде художественная летопись сегодняшней Сибири. Здесь, на необозримых сибирских пространствах, возник новый отряд рабочего класса – образованный, культурный, молодой; в Сибири, как и во всей нашей стране, совершается процесс коммунистического переустройства жизни, процесс развития общественного сознания: от социалистического энтузиазма первой пятилетки до коммунистической трезвости и мудрости девятой – всё это в той или иной степени нашло художественное отражение в книгах библиотеки «Молодая проза Сибири». 40 уже вышедших томиков предлагают читателю рассказ о наших, больших и малых, духовных открытиях – взамен экзотических баек о сибирских морозах, таёжных кострах, стремительно побеждённых реках, коими грешит некоторая часть нашей литературы о Сибири. Библиотека собрала вокруг себя молодые писательские силы, размещённые от Урала до Тихого океана, и силы эти устремлены к одной цели – писать правду о современности, воздвигнуть памятник нашему удивительному времени.

Валентин РАСПУТИН,

Марк СЕРГЕЕВ,

Анатолий ШАСТИН,

Вячеслав ШУГАЕВ

г. ИРКУТСК