Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 1979, номер - 30

Александр Проханов. Кристаллография Маканина

Рубрика в газете: , № 1979/30, 28.05.2015

В. Маканин. «Ключа рёв и Алимушкин». Издательство «Молодая гвардия». 1979. 288 стр. 1 руб. 20 коп.

 

В этой книге, как и в предшествующих, наблюдаю кропотливый, рассчитанный из целую жизнь, поиск, исследование того особого уровня человеческих отношений, в котором зарождаются и присутствуют особая трудноуловимая социология, не обязательные для социологов закономерности, невидимые для незоркого глаза связи, хрупкие, двоящиеся, но всё же достаточно стойкие, чтобы соткаться в целостную ткань, в первичную основу, на которой уже видны знакомые узоры: семья, дружба, рабочий коллектив, одинокое существование. Именно они, зримые узоры, срисовываются учёными, бытописателями в свои альбомы в атласы. Но сама канва, основа – к ней добираются с великими трудами и только, пожалуй, те, кто оснащён уникальным инструментом, уникальным опытом, имя которому – талант художника.

Среди этих открываемых Маканиным типов мне особенно интересен тип провинциала, являющегося в Москву, – отражение непрерывного, размытого в венах притона свежих, полнокровных сил с русских окраин в центр. Являлись целыми семьями, родами, сёлами, почти целыми областями. Гнездились в столице, создавая в ней свою Россию, свою державу, уменьшенный рисунок огромного, размытого между трёх океанов чертежа. Поэтому-то в «маканинских» московских квартирах, московских конторах, московских лабораториях и общежитиях видна вся Россия. Дышит Урал, волнуется оренбургская степь, зеленеет уссурийская тайга. И эти пришельцы – вовсе не те, недавно описанные межеумки, между городом и селом, между водкой и молодкой, бремя для села и для города, предмет наших литературных сожалений, оплакиваний, возведённый чуть ли не в национальный тип и характер. Нет, маканинские провинциалы из своих городков и посёлков садятся на скамьи столичного университета, занимают посты в НИИ, рассчитывают баллистику ракет, строят, думают, вкалывают, гоняют на машинах, обзаводятся семьями, без особого комплекса перед столицей, ну, разве лишь с самым малым, с самым тайным, дающим силу их честолюбию, направляющим их неистраченную в провинции энергию.

Маканин создаёт свою оригинальную философию, свою «метафизику». Обрывает свои законы цветения души, способы соотнесения одной души с другой: с матерью, братом, другом, возлюбленной, женой. Он конструирует мир по своим оригинальным законам, которые всё же в последней инстанции оказываются законами добра и зла, стремления к благу не грубо материальному, а утончённо духовному, добываемому нами в страдании, в жертвах, самопожертвованиях. Ибо каким бы путём ни шёл художник, а их, этих путей, не счесть, – если он талант, он выведет в итоге всё ту же простую извечную формулу нравственности, одинаковую в крестьянской избе и городском небоскрёбе.

Слежу за его эстеткой не менее пристально, чем за социологией. Он мастер коротких, чуть условных диалогов, в которых, как в магнитные ловушки, улавливает плазму сильных и жарких состояний его ирония, обращённая не только на персонажей, но и на себя самого, позволяет ему сохранять выгодную дистанцию между творцом и действом, заглядывать в это действо со всех сторон и вдруг в финале снимать эту дистанцию мгновенным, разящим приближением, слиянием, и в этом стремительном, сверхскоростном слиянии много истинной боли, иногда до слёз.

Я люблю мир Маканина, жёсткий, структурный мир, в котором он по открытым ему одному законам заключает хаотический рой явлений, непроизвольных человеческих действий. Он строит свою кристаллическую решётку, превращает перенасыщенный раствор современной социальной среды в чёткие кристаллы своих рассказов, повестей и романов. Конечно, народная жизнь – не кристалл. Она – стихия, неочерченная, огнедышащая. Но всякий, кто хочет её узреть, не опалив при этом глаза, строит свой собственный уникальный прибор, вставляет в него свои стёкла, свои горные хрустали, свою уникальную оптику. Загляните в новую книгу Маканина напряжёнными, ждущими чуда глазами, и прибор заработает.

 

Александр ПРОХАНОВ