Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2007, номер - 11

А СУДЬИ КТО?

№ 2007/11, 23.02.2015
Оргкомитет премии «Русский Букер», возглавляемый критиком Игорем Шайтановым, объявил о новом составе жюри. В этом году главным судьёй будет Асар Эппель. Правда, в нашей стране это имя мало кому что говорит. Поэтому на всякий случай дадим небольшую справку. По профессии Эппель – инженер-строитель, а по призванию души – переводчик. В отличие от многих своих коллег […]

В ЧУЖОМ КАРМАНЕ

№ 2007/11, 23.02.2015
Что волнует нынешнего обывателя? Правильно, чужие заработки. Вот замелькал сейчас по всем телеканалам Сергей Безруков. Он у нас и Пушкина сыграл в фильме Натальи Бондарчук, и роль Есенина исполнил, и участкового милиционера показал. Но народ хочет знать, что артист с этого поимел. Докопалась до истины, кажется, лишь «Комсомолка». По её сведениям, Безруков за роль Пушкина […]

КТО ИСПУГАЛСЯ ПРАВДЫ

№ 2007/11, 23.02.2015
В эти дни знатоки отметили 70-летие фильма «Бежин луг», снятого в 1937 году Сергеем Эйзенштейном. Правда, на экран эта лента так и не вышла. Партийная верхушка сочла, что картина получилась антихудожественной. Режиссёр был обвинён в политической несостоятельности, а его детище угодило под запрет. Для несведущих отметим, что «Бежин луг» – это вовсе не экранизация тургеневского […]

ОТКРЫТЫЕ ПЛОЩАДКИ РАСКРЕПОСТИЛИ ТЕАТРАЛЬНУЮ ЖИЗНЬ

№ 2007/11, 23.02.2015
Павел Руднев (родился в 1976 году) – театральный критик, театральный менеджер. Кандидат искусствоведения. Окончил театроведческий факультет ГИТИСа, курс Натальи Крымовой. Арт-директор Театрально-культурного центра им. Всеволода Мейерхольда. Театроведческая специализация – современная драматургия. Ведёт авторские колонки в интернет-газете «Взгляд» и журнале «Новый мир». Опубликовал более 750 статей. Член жюри драматургических премий «Евразия», «Свободный театр» и других. Автор […]

СОПЕРНИК ТВАРДОВСКОГО: ЯРОСЛАВ СМЕЛЯКОВ

№ 2007/11, 23.02.2015
Советская эпоха подарила нам несколько хороших лириков. Вспомним хотя бы имена Николая Заболоцкого, Леонида Мартынова, Александра Межирова, Давида Самойлова, Николая Рубцова… Но официальная критика долго считала, что первым в этом ряду должно было стоять имя Александра Трифонова. Если верить слухам, такое утверждение очень бесило Ярослава Смелякова. Ему казалось, что он мог соперничать с Твардовским на […]

Книги – события

№ 2007/11, 23.02.2015
Выбор писательницы Наталии КЛЕВАЛИНОЙ Александр РЕКЕМЧУК. Мамонты (издательство «Мик»). Элизабет Баррет БРАУНИНГ. Стихи (издательство «Прогресс»). Энни ПРУЛ. Корабельные новости (издательство «Амфора»). Анн ДЕЛЬБЕ. Камилла Клодель. Женщина (издательство Фолио АСТ). Мария БАШКИРЦЕВА. Дневник (издательство «Захаров»).

ВЕСТИ ИЗ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ РОССИИ

№ 2007/11, 23.02.2015
В городе Ишиме Тюменской области прошло вручение литературной премии имени П.П. Ершова, автора «Конька-Горбунка», родившегося в деревне Безруково под Ишимом. «Литературная Россия» уже сообщала имена лауреатов. Награждение проходило 6 марта, в день рождения великого сказочника. В этом году в празднике принял участие Василий Михайлович Песков, знаменитый писатель, журналист и путешественник, автор многих сказочных очерков о […]

МОЁ ПОКОЛЕНИЕ

№ 2007/11, 23.02.2015
На ступенях магазина «Молодёжный» сидит солдат-афганец, без ноги, перед ним лежит газета, на которую бросают монеты. Лицо красное от водки. Рядом стоит невзрачный человек. «Это мой командир», – говорит афганец. Командир читает вслух собственные стихи о войне, пытаясь привлечь публику. Некоторые останавливались на минуту, давали деньги, да молча отходили. Стихи были плохие. Поэт то слишком […]

ЧЕХОВ НА ПУАНТАХ

№ 2007/11, 23.02.2015
В последнее время наши театры чего только не вытворяли с чеховской «Чайкой»: то в детектив или в оперетку превратят (театр «Школа современной пьесы»), то постмодернистский фарс разыграют (А.Жолдак). Уж казалось бы, все способы глумления над пьесой исчерпаны, и Чехова оставят наконец в покое. Не тут-то было. Современные люди искусства – большие выдумщики, не чета прежним. […]

БРИЛЬЯНТОВАЯ ШЕЙКА

№ 2007/11, 23.02.2015
Ещё лет двадцать-тридцать назад выступления музыкантов по контракту за рубежом считались чем-то неприличным, попахивающим антисоветчиной. Вспомним Г.Вишневскую и Р.Ростроповича. Как их только не склоняли в советской печати. Впрочем, эта звёздная парочка из своей «антисоветской» деятельности извлекла максимум прибыли и вернулась на родину триумфаторами. Сегодня работать за границей разрешено и не зазорно. Тут главное – попасть […]

НАГРАДЫ МАСТЕРАМ ПЕРЕВОДА

№ 2007/11, 23.02.2015
Когда-то переводчиков называли мостом, соединяющим культуры. Сегодня российский рынок заполонён переводными книгами очень низкого качества.

В ДЕСЯТЫЙ РАЗ – ВДВОЙНЕ

№ 2007/11, 23.02.2015
Лауреатами десятой литературной премии Александра Солженицына стали: литературовед Сергей Бочаров и лингвист Андрей Зализняк.
№ 2007/11, 23.02.2015
КТО ТАКОЙ МИХАИЛ БАРЩЕВСКИЙ Михаил Юрьевич Барщевский родился 27 декабря 1955 года. Начинал как обычный юрисконсульт. Окончил Всесоюзный заочный юридический институт. В постсоветское время Барщевский погнался за двумя зайцами: не оставляя научной карьеры, заявил себя как адвокат, умеющий защищать нашу элиту в самых сложнейших ситуациях. И ведь везде он добился успехов. Как учёный Барщевский прославился […]
№ 2007/11, 23.02.2015
ЖЁЛТАЯ ПРАВДА Жёлтый (в сочетании с чёрным) цвет обложки «романа-провокации» Ирины Майоровой «Про людей и звездей» (ЗАО «РОСМЭН-ПРЕСС»), конечно, не случаен. Как и кокетливые женские трусики, обложку украшающие. И обещание рассказать «правду о звёздах – это захватывающе интересно и крайне опасно». Как вы уже догадались, под звёздами (или «звездями») имеются в виду не космические тела, […]
№ 2007/11, 23.02.2015
Поздравляем! Председателю Исполкома МСПС и любимому писателю детворы Сергею Михалкову 13 марта исполнилось 94 года. В адрес именинника поступают многочисленные письма и телеграммы. Детские подарки – одни из самых главных: «Здравствуйте, уважаемый Сергей Владимирович! Мы, кружковцы видеостудии «Калинка», поздравляем Вас с днём рождения и в подарок посылаем мультик, снятый по мотивам Вашего стихотворения «Песенка друзей». […]

ДОЛГОЕ ЭХО

№ 2007/11, 23.02.2015

 

ДОЛГОЕ ЭХО

     


      Светлой памяти отца моего, 
     гвардии лейтенанта, 
     командира артиллерийской батареи 
     Анатолия Алексеевича Колюбакина


      
     


     Вместо пролога 
     Историю и географию 
     страны 
     Учить мне по учебникам 
     не надо. 
     В судьбе семьи моей – 
     вся боль войны 
     От гор Уральских 
     и до Ленинграда. 
     Всё долгим эхом 
     в ней отозвалось, 
     Переплелось, 
     как радости и беды… 
     Но никогда так сердце 
     не рвалось, 
     Не радовалось так, 
     как в День Победы! 
      
      
     Красная площадь. 
     Май 1941
 
      
     Ты идёшь по брусчатке кремлёвской, 
     Первокурсник МИИТа пока, 
     Не спортсмен – 
     худощавый подросток 
     Без фуражки и без пиджака. 
      
     В новой тенниске и шароварах, 
     Что вам выдали всем на парад… 
     И сияет от счастья недаром 
     Твой задорный мальчишеский взгляд. 
      
     Вождь с трибуны глядит Мавзолея, 
     Неприступный, как будто гора. 
     И ты, связок своих не жалея, 
     Во всю глотку рокочешь: 
     – Ур-рра!.. 
      
     Расцветают и плещут знамёна, 
     Будто маки в высокой траве. 
     И не слышно гулагского стона 
     В первомайской 
     весёлой Москве. 
      
     Твой отец из застенков не видит, 
     Как сегодня тебе хорошо. 
     Он бы был на тебя не в обиде 
     И слова бы поддержки нашёл. 
      
     Ты – как все… 
     И шагаешь со всеми, 
     Вновь плечом ощущая плечо. 
     Ты – не винтик в могучей системе, 
     Просто любишь страну горячо. 
      
     И когда ты в своём маскхалате 
     По брусчатке кремлёвской пройдёшь 
     На другом, 
     на ноябрьском параде, 
     То почуешь священную дрожь. 
      
     Не ругая судьбу роковую 
     И обиды в душе не держа, 
     Ты со всеми 
     на передовую 
     Будешь грозно печатать свой шаг. 
      
      
     Под Москвой. 
     Ноябрь 1941
 
      
     Лейтенантик молодой 
     С золотой петлицей, 
     Вот уж немец под Москвой 
     Пьёт и веселится. 
      
     До Кремля рукой подать – 
     Так войти охота! 
     Ты ж обязан устоять 
     Со своим расчётом. 
      
     А тебе-то, боже мой, 
     Батя, восемнадцать. 
     Только школа за спиной, 
     А уже сражаться. 
      
     За три месяца всего 
     Стал ты командиром – 
     И теперь у одного 
     Сорок канониров. 
      
     Ты годишься им в сыны, 
     А кому – во внуки. 
     Копотью обожжены 
     Их сердца и руки. 
      
     Ваши пушечки легки, 
     Тяжелы снаряды… 
     А проклятые враги 
     Не в кино, а рядом. 
      
     «Тигры» серые ползут 
     Медленно и жутко, 
     Их стволы прицельно бьют – 
     Это уж не шутка. 
      
     И подняв свою ладонь, 
     Бог войны безусый, 
     В первый раз махнёшь 
     – огонь!!! 
     Не прослывши трусом. 
      
     И потом в бреду опять 
     Будешь в лазарете 
     Бесконечно отдавать 
     Ты команды эти. 
      
      
     Московская Славянка. Июль 1941 
      
     Московская Славянка – 
     Старинное село. 
     Время немецким танком 
     Вдруг по тебе прошло. 
      
     И мирное вчера лишь, 
     Ты стало рубежом. 
     Там – Ленинград, товарищ… 
     А тут – сгоревший дом. 
      
     И то, что уцелело – 
     Все доски до одной – 
     Бойцы пустили в дело, 
     Чтоб – в бой с передовой. 
      
     Вчера лишь, хорошея, 
     Тут улица цвела, 
     А нынче здесь траншея 
     Границей пролегла. 
      
     Нет больше дома, мама, 
     А только блиндажи – 
     Обугленные рамы, 
     Расстрелянная жизнь. 
      
     Как прежнею остаться, 
     Когда так горек взгляд?.. 
     И вас везут спасаться 
     В блокадный Ленинград. 
      
      
     Ленинград. Проспект Добролюбова, 25. Декабрь 1941 
      
     Никогда, никогда не забыть этот дом, 
     Где мгновение годом казалось. 
     Столько мук и страданий ты вынесла в нём, 
     Что и плоти уже не осталось. 
      
     Только дух – он один над тобою парил, 
     Над твоею судьбою блокадной, 
     И над прорубью невской, чтоб дать тебе сил 
     Саночки дотащить до парадной. 
      
     Только дух – он один, словно ангел, витал 
     Над закутанной в шали тобою… 
     Но замерзнуть, уснуть и забыться не дал 
     В этом доме над чёрной Невою. 
      
     Дом, как памятник, в землю священную врос, 
     Устояв под сплошным артобстрелом… 
     Столько жизней отдал, столько пролил он слёз, 
     Чтобы чудом, хоть ты уцелела. 
      
      
     Ладога. «Дорога жизни». Март 1942 
      
     Из блокадного цепкого плена 
     В полудрёме иль в полубреду 
     Ты в полуторке едешь военной 
     По весеннему талому льду. 
      
     Лёд трещит и буксуют колёса, 
     По раздолбанной жиже скользя. 
     И шофёр зло жуёт папиросу, 
     Ведь при детях ругаться нельзя. 
      
     Эх, потянем, родимая, ну же, 
     Напоследок нас всех выручай! – 
     Он смеётся, а ты видишь ужас 
     В обезумевших детских очах. 
      
     Как кутята, вцепились друг в друга, 
     Отправляясь в спасительный путь… 
     И ты тянешь прозрачную руку, 
     Чтобы их успокоить чуть-чуть. 
      
     Ведь тебе уже скоро шестнадцать, 
     Хоть по виду не дашь десяти, 
     И ты знаешь, из всех комбинаций 
     Только эта способна спасти. 
      
     Пусть полуторка бьётся до дрожи, 
     Пусть ревёт разъярённый мотор. 
     Не заглохнет, так с помощью Божьей 
     Одолеет он этот затор. 
      
     И сквозь бреющий вой «мессершмиттов», 
     Что колонну окатят свинцом, 
     До своих вы в ковчеге разбитом 
     Доберётесь в конце-то концов. 
      
     И буханку к груди прижимая, 
     Будто это не хлеб, а дитя, 
     Ты заснёшь, моя бедная мама, 
     Под целительный шёпот дождя. 
      
     Хоть тебе ещё долго ночами 
     Будет сниться тот ладожский лёд, 
     Над которым кружится не чайка, 
     А с немецким крестом самолёт. 
      
      
     Дорога на Урал. 
     Апрель 1942
 
      
     В холодной теплушке под стук монотонный 
     Ты едешь со всеми, не зная куда… 
     Навстречу гружёные мчат эшелоны, 
     И жутко пустые молчат города. 
      
     Не слышно ни стонов, ни детского рёва, 
     От голода дремлет замученный люд… 
     А ты прибауткам артиста Царёва 
     Внимаешь, как зритель, презревший уют. 
      
     Ты только в кино его видела раньше, 
     А нынче он рядом, как будто родной, 
     Ведь нет в его смехе наигранной фальши – 
     Он свой здесь ведёт артистический бой. 
      
     И люди от смеха его оживают, 
     И сами готовы смеяться уже, 
     Хоть память, как рана болит ножевая, 
     У каждого в незащищённой душе. 
      
     А поезд товарный летит по России, 
     Везя свой спасённый, бесценный свой груз 
     Сквозь милый до слёз березняк и осинник – 
     И нет на земле этой кровнее уз. 
      
      
     Днепровский плацдарм. Октябрь 1943 
      
     Ах, Украйна, Украйна… 
     На крутом берегу 
     Между адом и раем 
     Бьёт расчёт по врагу. 
      
     У смертельного края 
     Кровь рекою течёт. 
     Между адом и раем 
     Переправа идёт. 
      
     В этом вареве адском – 
     Все, как черти, черны. 
     За душою солдатской – 
     Белый ангел войны. 
      
     Он незримо летает 
     Над кипящим Днепром, 
     И тебя заслоняет 
     Перебитым крылом. 
      
     Плот тяжёлый, как щепку, 
     Поднимает волна, 
     Но вы держитесь цепко, 
     Чтоб не смыла война. 
      
     Чем попало гребёте, 
     Без ветрил и весла, 
     На подмогу пехоте, 
     Что в песке залегла. 
      
     Умирать неохота 
     От осколка в груди, 
     Но из целого взвода 
     Ты остался один. 
      
     Между долгом и правом 
     Больше выбора нет – 
     Позади – переправа, 
     Впереди – лазарет. 
      
     Из свинцовой купели 
     Всё ж ты вышел, отец… 
     И как память – на теле 
     Узловатый рубец. 
      
     Но в той славной когорте 
     Ты не зря устоял, 
     Ведь твой воинский орден 
     На груди засиял. 
      
      
     Встреча. Май 1945 
      
     Челябинск от зимы встряхнулся, 
     Запели птицы на ветвях, 
     И мой отец с войны вернулся 
     Живой, хоть и на костылях. 
      
     В фуражечке молодцеватой 
     Пришёл единственный сынок. 
     Хоть Бог не спас от пуль проклятых, 
     Зато от смерти уберёг. 
      
     А дальше всё почти, как в песне 
     Про родину и про завод, 
     Где встретил он свою невесту 
     В победный сорок пятый год. 
      
     Она по-прежнему ранима, 
     От голода – одни глаза. 
     Но путь их неисповедимый 
     Благословили небеса. 
      
     И будут рядышком полвека 
     Идти с мгновения того 
     Два самых близких человека – 
     И в этом жизни торжество! 
      
      
     После войны 
      
     Мой отец не любил надевать ордена 
     И тем более хвастаться ими спьяна. 
     Он в коробочке красной их молча берёг, 
     И о чувствах святых его ведал лишь Бог. 
      
     Мой отец не любил говорить про войну, 
     Словно в сердце его оборвали струну. 
     Вспоминал только в редкие он вечера 
     Про пропавшего без вести друга Петра. 
      
     И всегда подходил он при этом к окну, 
     Чтобы спрятать волнений своих глубину. 
     Но для нас всех рассказов дороже была 
     Та слеза, что по жёсткой щетине текла. 
      
      
     Вместо эпилога 
      
     Не знаю, мне печалиться иль нет, 
     Что ты, отец, покинул белый свет 
     И что не видишь там, в далёкой мгле, 
     Что делается нынче на земле. 
      
     Что всё, за что ты честно воевал, 
     Низверг давно предатель и вандал. 
     На лике его Каина печать, 
     Да, жаль, ему за то не отвечать. 
      
     Что ты в дали не видишь неземной 
     Блокадницу с протянутой рукой, 
     Которая всё так же голодна, 
     Хотя давно закончилась война. 
      
     И что ты не узнаешь никогда, 
     Что русские мы сдали города 
     Другим баронам, панам, и пашам, 
     И что за то совсем не стыдно нам. 
      
     Но если капля совести в нас есть, 
     Мы постоим ещё за вашу честь, 
     Как вы, отец, стояли под Москвой, 
     Приняв, кто первый, кто последний бой. 
      
     Но в майский день девятого числа, 
     Знай, наша память о тебе светла... 
     И рюмка горькой и кусок ржаной – 
     На прежнем месте, 
     Хоть твой стул пустой… 
      
     
г. МАХАЧКАЛА


      
     Марина Анатольевна Ахмедова (Колюбакина) родилась в Челябинске. Детство и юность провела в Харькове. Окончив в 1977 году Литературный институт, уехала в Дагестан. В 2004 году выпустила том избранных произведений «Кавказская тетрадь».
      
      
     

Марина АХМЕДОВА

В чём, на Ваш взгляд, выразилась гениальность Валентина Распутина?

№ 2007/11, 23.02.2015

Дмитрий ЖУКОВ, руководитель Русского клуба в 1960-е годы – Валентин Распутин – замечательный писатель. Хотя у меня отношение к нему двойственное. Поясню. Я хорошо помню свои впечатления после прочтения одной из первых его повестей «Деньги для Марии».

КОНЕЦ ИГРЫ

№ 2007/11, 23.02.2015
«В институте тихо, сумеречно и болотно. Людей не хватает на смех, они ползут по коридорам и лестницам, как серые призраки, а если сидят на стульях, то места после них остаются холодными. Плач и стенания раздаются в этой юдоли скорбей из каждого угла, из-за каждой двери и из пустынных туалетов. На стенах и партах нет привычных […]

СОЛОВЕЙ НЕ СТАНЕТ ЖИТЬ В БЕРЛОГЕ

№ 2007/11, 23.02.2015
Одна из возможных точек зрения на «женскую прозу» состоит в следующем: давно пора покончить с феминистским предрассудком, что женщины отличаются от мужчин только анатомически, а потому нечего критикам-контрабандистам вторгаться в женский заповедник. Так уж получается, что мужчины и женщины пишут по-разному. Биология, стало быть… Уважая эту точку зрения, хочу привести соображения, вынуждающие меня нарушить «заповедное […]

Ты – моя золотая чаша…

№ 2007/11, 23.02.2015
Сенсация: издательство «Алгоритм» отвлеклось от публицистических обличений «свинцовых мерзостей капитализма» и выпустило в свет лирические стихи. Это так же удивительно, как если бы в советское время в «Политиздате» взялись бы вдруг за пропаганду есенинского наследия. «Дрейф» в сторону художественной литературы ещё можно было бы объяснить, если бы «Алгоритм» выдал на-гора беллетризованную биографию Чубайса или Грефа […]

ПАРАЛЛЕЛЬНАЯ КУЛЬТУРА

№ 2007/11, 23.02.2015
Для того чтобы выяснить, почему современная неоромантическая поэзия является «параллельной культурой», необходимо установить точное содержание таких понятий, как «романтизм», «романтическое мировоззрение» и «параллельная культура». Слово «романтизм» имеет два значения. Первое из этих значений: «романтизм» – литературное (и шире – общекультурное) направление второй половины XVIII – первой половины XIX века – давно вошло в научную практику […]

Тайна на краю Заказа

№ 2007/11, 23.02.2015
Это уже инстинкт – приходит начало сентября, и русские писатели, как птицы на юг, тянутся в Ясную Поляну. Повод-то внешний – «Писательские встречи» по случаю дня рождения Льва Николаевича, начавшиеся десять лет назад в самую отчаянную пору общего разбегания. А на деле – острая тоска по цельности, по живой, земной, крепкой, полной, как будто ускользающей, […]

«Бес», «Идиот», «Мальчики»

№ 2007/11, 23.02.2015
«Кинотеатр.doc» вышел в мейнстрим и отправился на учёбу В продолжение семи дней на двух «продвинутых» столичных площадках – в «Театре.doc» и «Актовом зале» – проходил третий по счёту фестиваль действительного кино «Кинотеатр.doc». И если первый подобный кинофорум возник как альтернатива «возрождённому» отечественному кинопроизводству, а второй – дал критикам повод говорить о «новой натуральной школе», то […]

ПРАВДА О МАДАМ МАО

№ 2007/11, 23.02.2015
До эмиграции в Америку вся жизнь Анчи Мин была заполнена коммунистической партией Китая, во главе которой стоял могущественный Мао Цзэдун. Коммунистическая империя, которую он создал, существует до сих пор. Её история хранит немало тёмных мест, но в современном Китае не любят ворошить собственную историю и вспоминать о прошлом. Именно поэтому книги Анчи Мин, в которых […]

ИЗУМЛЯЕМСЯ ВМЕСТЕ С ОЛЬГОЙ РЫЧКОВОЙ

№ 2007/11, 23.02.2015

ЖЁЛТАЯ ПРАВДА 
      
     Жёлтый (в сочетании с чёрным) цвет обложки «романа-провокации» Ирины Майоровой «Про людей и звездей» (ЗАО «РОСМЭН-ПРЕСС»), конечно, не случаен. Как и кокетливые женские трусики, обложку украшающие. И обещание рассказать «правду о звёздах – это захватывающе интересно и крайне опасно». Как вы уже догадались, под звёздами (или «звездями») имеются в виду не космические тела, а популярные личности из мира шоу-бизнеса. Автор книги раньше вела светскую хронику в одном из «российских изданий», поэтому о жизнь кумиров ей известно гораздо больше, чем рядовым зрителям и читателям. Так что трусики и прочее бельё «звездей» будут вывернуты наизнанку со всей тщательностью. 
     Занятие это небезопасное, поэтому автор предусмотрительно не указывает настоящие имена народных любимцев. Как правило, она меняет в них одну-две буквы: и узнать можно запросто, и придраться не к чему. Угадайте, кто скрывается за певицей Аксу? А кто такой телеведущий Махалов? Певец Баксов? Актриса Люсьена Гурденко? Ирина Майорова вместе со своей героиней, журналисткой Улей Асеевой из вымышленной газеты «Бытие» (кстати, название ничего не напоминает?), специализирующейся на светских скандалах и сплетнях, приглашает заглянуть за эстрадные кулисы и даже в неглубокие (как правило) души эстрадных «звездей». 
     Например, желающие могут узнать всю подноготную «вчерашнего короля всех концертов и забойных элитных вечеринок» «двухметрового Фёдора Хиткорова»: «После того, как жена-бизнесменша застала его в постели с симпатичным пареньком и разбитной девицей (как они одновременно оказались в его койке, Федя и сам сказать не мог) и подала на развод, слава «мега-звезды» отечественной эстрады пошла на убыль. Сейчас он пребывал во втором, а то и третьем эшелоне, но пока Хиткоров судорожно бултыхался, удерживаясь за край больших сцен, он оставался объектом Улиного внимания. Вот окончательно свалится в оркестровую яму или куда пониже – тогда «до свидания». Асеева даже на его телефонные звонки отвечать не станет – а чего тратить время на отработанный материал?» Впрочем, и сама Уля – 25-летняя провинциальная выдерга без образования, пробившаяся в столичную «тусу» благодаря наглости, напору и тому подобным ценным в мегаполисе качествам, – тоже интересна Феде и прочим постольку-поскольку. «Ты им нужна до тех пор, пока их пиаришь да про их конкурентов грязные сплетни в газету проталкиваешь», – замечает бывший Улин жених. 
     Сами творческие достижения «звездей» «Бытию» до лампочки. В книге есть эпизод, где Хиткоров просит Асееву написать про его новый клип. «Ну и кому это интересно? Ты же знаешь, Федя, чтобы на первую полосу попасть, скандал нужен. А о клипе… ну так, заметулька в колонку. Без фотографий», – парирует Уля. Но Хиткоров находит выход: выдумывает историю об украденном перстне – подарке жены, который «стоит миллион баксов». Хотя на самом деле «пропажа» проиграна в казино… 
     Однако перед нами не просто расширенный вариант «жёлтых» газетно-журнальных статеек. Авторская миссия заключается не в разоблачении продажного и беспринципного мира шоу-бизнеса, а в разоблачении продажного и беспринципного мира «жёлтой» прессы. Светские хроникёры по части цинизма способны не только потягаться с шоуменами и шоувуменами, но и дать сто очков вперёд. Уля считалась подругой популярной певицы Пепиты (догадались, кто это?). Пепита проводила Асееву на закрытые тусовки, куда журналюг и близко не подпускали, делала подарки, а однажды пожалела Улиного коллегу – перепившего фотографа Робика Булкина – и отвезла его к себе домой, чтобы тот проспался и пришёл в себя. Хотя никакой корысти или сексуального интереса у неё нет. Единственное, о чём просит Петипа подругу, – чтобы вызванный на замену Робику фотограф её не снимал: «Я, пока твоего Булкина тащила, платье помяла, да и макияж от потенья-пыхтенья поплыл…» Однако через день фотография помятой певицы украшает центральный разворот «Бытия» с заметкой Асеевой «Пепита пустилась во все тяжкие»… 
     В общем, ложь, «подставы», клевета – лучшие друзья некоторых светских журналистов, и теперь читатели будут знать, из какого сора растут «заметульки» в «жёлтой» прессе. Портрет грязного шоу-бизнеса и пишется грязью. Вот только для кого это станет откровением? Для читателей «Бытия» – «торговцев рынков, консьержек, дворников, приехавших в Москву на заработки из бывших союзных республик, а также вахтёрш и охранников, занимавших нехитрым чтивом тягучее, как гудрон, рабочее время»? А может, не стоит лишать их любимого занятия: какое-никакое, а чтение… Всё лучше, чем водка или что похуже. А можно пойти дальше и обнародовать историю про издательско-писательский мир, в котором своего сора навалом. Из которого растут истории про бесчестных журналистов, которые малюют враки про продажную эстраду, которая, в свою очередь... Копаться в грязи можно долго. Пока не достигнешь самого дна. 
      
      
      
      
     Мистика для дамочек 
      
     Сначала я думала, что «Камень, ножницы, бумага» (издательство «Октопус»Ольги Шатохиной – это просто дамский роман. История не слишком удачливой (и в личной жизни, и в карьере) московской журналистки Вероники, которая «работает ведущим редактором в информационном агентстве «Круиз». Получает, если повезёт, долларов четыреста в месяц, – вместе с гонорарами. Информационное агентство редко бывает хлебным местом, тем более такое маленькое, как «Круиз». Правда, оно живучее, перетерпело даже достопамятный дефолт 1998 года, погубивший престижное издание, в котором Вика работала музыкальным обозревателем. Минул не один год, но о том времени Вика вспоминать не любит. Тогда она не только потеряла хорошую работу, но и окончательно похоронила надежду пробиться на сцену со своими рок-балладами в качестве самобытной певицы по имени Вера Ника. Она пела собственные композиции, аккомпанируя на рояле или синтезаторе. Тонкие ценители хвалили…» 
     Что касается личной жизни, то в прошлом остались так и не родившийся ребёнок и муж-самоубийца, выбросившийся с крыши 17-этажного дома. Из близких у Вики только подруга Лера да домашний кот. Родственники не в счёт: родители постоянно подтрунивают над дочкой, а сестре Наташе не даёт покоя отдельная квартира Вероники. Забегая вперёд: Наташа даже попыталась объявить Вику сумасшедшей, чтобы завладеть её столь драгоценной в столице жилплощадью… 
     И без того не слишком радостную жизнь осложняет телефонный звонок: некто требует от героини, чтобы её бывший сослуживец Валера по прозвищу Хиппи «вернул то, что взял», иначе «хуже будет». Хотя Вероника видится с Хиппи очень редко и не в курсе его дел и долгов. С этого звонка начинается цепочка странных и опасных событий: Вику преследуют зловещие тени, ей угрожают смертью, в её квартире буквально из-под ковра вырастает ужасная собака (ещё покруче собаки Баскервилей!)… К тому же среди её знакомых начинается волна внезапных, ничем не мотивированных самоубийств, которые происходят по прочтении таинственной рукописи. Чтобы разобраться в этом непонятном ужасе, героине понадобится двести с лишним страниц, на протяжении которых она избежит смерти, встретится с «воскресшим» экс-супругом (который, оказывается, и не думал умирать, но в финале всё-таки отправился на тот свет окончательно) и обретёт женское и человеческое счастье со своим старым знакомым… 
     «Камень, ножницы, бумага» получился довольно эклектичной смесью «мистики» и «дамскости». С одной стороны, автор детально и живо показывает суматошную сложную жизнь маленькой женщины в огромном городе – с бытовыми неурядицами, трудовыми заморочками, вечными поисками любви и денег. С другой – реальное бытиё перемешано с «потусторонним» не всегда тщательно. Повествование напоминает, скорее, слоёный торт из нескольких коржей – «жизненных» и «мистических». Для поклонников «бесовщинки» «женская» составляющая может показаться слишком пресной, для любительниц дамских романов вся эта мистика – чересчур «острой». Видимо, автора вдохновлял бессмертный роман «Мастер и Маргарита». Нового «Мастера» не получилось – получилась «дамская мистика». Кстати, в последнее время подобных произведений становится всё больше. Однако тенденция: от гламура – к «высокому»? 
      
      
      
      
     ТУАЛЕТНЫЙ РОМАН 
      
     Да, а что такого – у Булгакова был роман «Театральный», а у Никиты Питерского – туалетный. Действие книги «Семь кабинок» (ЗАО «РОСМЭН-ПРЕСС») разворачивается в женском туалете ночного клуба. Правда, туалет закрыт на ремонт, но это не мешает ему бурно функционировать – пусть и не по прямому назначению. Именно там назначают интимные свидания сотрудники ночного клуба (на всякий случай уточняю: разнополые). Именно там представители криминального мира Олег и Штрих ищут-ищут и никак не найдут оставленный для них диск с очень важной и ценной информацией. Именно там… Хотя проще обратиться к аннотации: «Авантюристка, наркоман, гламурные женщины и профессиональный убийца попадают в нелепую и опасную ситуацию, становясь поочерёдно то палачами, то жертвами. Это не просто детективная история, но и рассказ о том, какими люди бывают ошеломительно смешными и ошеломительно глупыми – в самые неподходящие моменты своей жизни…» 
     Насчёт «ошеломительно смешного» аннотация загнула – ничего такого в романе нет. А вот что касается «ошеломительно глупого», она права на все сто. Это касается и натужного сюжета, выстроенного по принципу «рояль в кустах» (причём не один рояль, а много), и стиля. Персонажи сталкиваются друг с другом как-то ошеломительно нелепо и ведут себя соответственно. Бандит Олег, пришедший в туалет за диском и застукавший там милующуюся парочку, изъясняется высоким (чуть ли не одическим, как во времена Ломоносова) штилем: «…Я только что залез рукой в унитаз и копался там чуть ли не в фекалиях! Так я себя ещё никогда не унижал! И если ты думаешь, что мне нравится, когда от моих рук воняет всяким дерьмом, ты сильно заблуждаешься. Не ты одна делаешь что-то не по своей воле, а из-за сложившихся обстоятельств. Я бы лично предпочёл, чтобы вас тут вообще не оказалось! Созерцать твою наглую физиономию мне совсем не в кайф… Но так уж получается, что нам ещё какое-то время придётся побыть вместе. И если ты не хочешь, чтобы я превратил тебя и твоего дружка в две холодные синие тушки, тебе лучше заткнуться!» После такого диалога Олегов напарник Штрих «замер, не в силах понять, как у Олега получается так красиво говорить». «Мне и самому, кстати говоря, это не совсем ясно», – самокритично признаётся автор. 
     Впрочем, Никите Питерскому, похоже, много чего не совсем ясно. И самое главное – что такое книги и как их писать. В «Семи кабинках» помимо «туалетного действа» есть постоянные экскурсы в прошлое героев, изложенные столь же «ошеломительно». Вот портрет хозяйки ночного клуба (и, соответственно, туалета, в нём находящегося) Валерии Павловны: «Валерия Павловна любила читать гламурные журналы. Собственно, читать там особо нечего, – короче просматривать. Ей нравилась красивая жизнь – тех, на картинках, и её собственная. Между ними было много общего. Она тоже обожала косметические процедуры, до болезненности. Spa, например». После такого топорного письма надписи к фотографиям в упомянутых гламурных журналах начинают казаться просто литературными шедеврами. 
     Совет тем, кто успел посмотреть одноимённый фильм Дмитрия Месхиева: искать десять отличий между кино и книгой, как предлагает обложка, не нужно. Раз вы уже потратили полтора (или сколько длится фильм) часа экранного времени, наступать на те же грабли ещё раз не стоит. Тем более, на чтение уйдёт больше времени. А тем, кто кино не смотрел, браться за роман не надо тем более – послушайтесь народной мудрости и учитесь на чужих ошибках. Думаю, читатели «Семи кабинок» это подтвердят. 
      
      
      
     

Ольга Рычкова

 

Поздравляем!

№ 2007/11, 23.02.2015

Поздравляем! 
      
     Председателю Исполкома МСПС и любимому писателю детворы Сергею Михалкову 13 марта исполнилось 94 года. В адрес именинника поступают многочисленные письма и телеграммы. Детские подарки – одни из самых главных: 
      
     «Здравствуйте, уважаемый Сергей Владимирович! 
     Мы, кружковцы видеостудии «Калинка», поздравляем Вас с днём рождения и в подарок посылаем мультик, снятый по мотивам Вашего стихотворения «Песенка друзей». Мы очень долго рисовали – снимали его и надеемся, что он Вам понравится. Если Вы думаете, что это простой мультик, то ошибаетесь, в него мы вкладывали всю свою душу и даже некоторые случаи из собственной жизни. 
     Наш мультфильм получил награду и диплом на четвёртом мёждународном фестивале детских студий в Санкт-Петербурге (2006). А ещё мы любим снимать и смотреть фильмы про весёлые истории, такие как Ваши «Фитили». 
     Желаем Вам и Вашим близким всего хорошего: счастья, здоровья и много-много лет жизни. 
     Кружковцы народной детской видеостудии «Калинка» под руководством Руслана Николаевича Ступникова, г. Кашин, Тверской области». 
     


      
      
      
      
     Увлекательное и умное чтение 
      
     В известном издательстве детской литературы «Самовар» вышли сразу три новые книги сказок для ребят дошкольного, младшего и среднего школьного возраста соответственно: «Жили-были ёжики», «Свободу Змею Горынычу» и «В стране перепутанных сказок». Вышли они в серии «Новые сказочные повести». Объединяет их то, что сказки написаны молодыми талантливыми детскими писателями Андреем Усачёвым, Владимиром Благовым и Виктором Биллевичем, и при этом отличительной особенностью этих тёх книг является умение авторов разбудить в детях воображение и желание в игровой форме научить их «разумному, доброму, вечному». 
     Книжка Андрея Усачёва «Жили-были ёжики», как положено сказочной книге, начинается словами: «В одном не-очень-дремучем лесу жили ёжики: папа Ёж, мама Ежиха и ежата – Вовка и Вероника». Конечно же, основные приключения случаются с ребятнёй – «ёжику Вовке исполнилось три года, и он закончил первый класс лесной школы, а его сестрёнка Вероника была ещё совсем маленькой. Но характер у неё был жутко вредный. Она вечно увязывалась за братом, всюду совала свой чёрный носик и, если что было не по ней, пищала тоненьким голоском». Надо ли удивляться, что непоседливая Вероника, захотев сладкого, залезает в банку с малиновым вареньем, а Вовка норовит стать лучшим футбольным вратарём, но мячи сдуваются от его иголок. 
     В сказочной форме между делом ребятам преподаются уроки: о том, что нужно убирать за собой осколки стекла от разбитой банки, чтобы никто не поранился, о том, что нужно заботиться о младших сёстрах, уважать соседей, дружить со сверстниками и ещё о многом-многом другом. 
     В книжке Владимира Благова «Свободу Змею Горынычу» интрига завязывается, как пишет автор, «в обычный предпраздничный вечер в обычной интеллигентной российской семье. Папа готовил торт «8 марта», мама сидела за компьютером, Алёнка читала сказки, а брат её Ванька смотрел по «видику» очередной боевик. Каждый занимался любимым делом». Брат и сестра часто спорили, что интереснее – сказки или боевики. Их спор разрешил приснившийся обоим одновременно сон, где злодеи из кинобоевиков, очутившись в сказке, заковали в цепи Змея Горыныча и заточили в пещеру Василису Премудрую. Кто мог помочь попавшим в беду Змею и Василисе? Конечно же, отважные Ваня и Алёнка. 
     Свою повесть «В стране перепутанных сказок» Виктор Биллевич посвятил своим «замечательным внукам Даниле и Мишке». Стоит ли сомневаться, что он задумал рассказать их сверстникам историю, которая могла бы приключиться с его внуками. А потому героями повести стали мальчики Даня и Мока, которые любят путешествовать в сказку и для того, чтобы у неё был счастливый финал, им приходится самим участвовать во всех сказочных перипетиях. 
     Новые детские книги издательства «Самовар» получились по-домашнему уютными и по-человечески мудрыми, с чем их авторов можно поздравить. 
     


      
      
     Знойный день Левона Хечояна 
      
     Левон Хечоян – яркий, самобытный писатель сегодняшней Армении, известный далеко за пределами своей страны, и в России он всегда желанный гость, тем более что его связывают с нашей страной годы службы в советской армии на Дальнем Востоке. Недавно в составе делегации армянских писателей он побывал в МСПС и подарил свою новую книгу рассказов «Знойный день», вышедшую в Московском издательстве «Гуманитарий». Рассказы Л.Хечояна перевели с армянского на русский язык А.Г. Агаронян, Л.А. Осепян и Г.В. Петрова, написавшая в предисловии к книге: «Мне показалось, что чтение прозы Левона Хечояна требует особой сосредоточенности и непременного энергичного внутреннего соучастия. Поэтому и читаться разными людьми она будет по-разному. Сегодняшняя наша жизнь полна трагедий, катастроф и несчастий, природных и спровоцированных. Упорствуя же в своём стремлении «отодвинуть» чужую беду, не заметить чужую боль, человек черствеет и разрушается. Писателя постоянно мучают, раздирают эти кровоточащие, никуда не исчезающие вопросы». 
     В справедливости этих слов Галины Петровой я смогла убедиться, прочитав три рассказа Л.Хечояна («Колокол», «Обмен» и «Учитель»), опубликованных в изданном недавно в Москве сборнике прозы армянских писателей «Зов». 
     Хечоян-прозаик в своём творчестве идёт по лезвию бритвы, заставляя прикоснувшихся к его произведениям вздрагивать при каждом новом повороте сюжета. Так, с первой до последней строки в рассказе «Учитель» читателя не покидает ощущение тревоги и боязни за жизнь пробирающегося к своим родственникам в Кисловодск учителя, которому не поверили привыкшие к подлостям войны бойцы. Такого же напряжения нервов требует от вас рассказ «Колокол», где любимица всего селения учительница русского языка юная красавица Нвард оказывается отрезанной наводнением от суши и деревенские жители до последней минуты её жизни не теряют надежды и пытаются её спасти. 
     В книге «Знойный день» эта способность писателя заставлять звучать в читателе его самые лучшие человеческие струны проявилась с особой силой. И в первую очередь – это способность к состраданию. В рассказе «Апельсин» ситуация накалена до предела: ведь после землетрясения отец мальчика, его брат Саркис и автор пытаются вызволить из-под руин погребённых под ними ребёнка и петуха, молящих криками о спасении. Подъёмные краны, которые мгновенно освободили бы пленников из-под бетонных плит, где-то застряли, и отцу приходилось уговаривать сына набраться терпения и подождать ещё немного. Отец так старался спасти сына, что мало кто поверит в то, что ему это не удалось. 
     Левон Хечоян меньше всего пишет о себе. Разве что в рассказе «Пристанище» поселившийся в гостинице командировочный журналист может ассоциироваться у нас с автором книги в том смысле, что через его душу и сердце проходят судьбы жильцов, временно проживающих в многочисленных гостиничных номерах, и он никогда не бывает равнодушен к тем, с кем сталкивает его судьба. И тем самым старается поселить в своих читателях такую же всечеловеческую отзывчивость. Ведь все мы дети одной планеты – Земля. 
     


      
     Какая у вас вышла новая книга? 
      
     Георгий Юдин: 
     В столичном издательстве «Белый город. Даръ» увидела свет моя новая книга «Аз, Буки, Веди. Азбука православия для детей». В переводе с церковно-славянского название означает «Я буквы ведаю» или «Я познал письмена». В этом издании детям просто и доступно объясняется, кто такие Бог, Ангелы, Богородица, святые. Что такое Евангелие, икона, храм, Литургия, молитва, чудеса и многое другое, что необходимо знать маленькому христианину и просто человеку, любящему свою Родину и её историю. В «Азбуке» воспроизведены иконы и картины русских художников. Издание одобрено Издательским Советом Русской Православной церкви. 
      
     Александр Торопцев: 
     В конце 2006 – начале 2007 гг. в издательстве «ОЛМА», в серии «Россия великодержавная», вышли мои четыре новые книги: «Рюриковичи. Становление династии», «Рюриковичи. От Ивана Калиты до Ивана Грозного», «Романовы. Начало великой империи», «Романовы. Расцвет и падение дома Романовых». Относительно небольшие по объёму, эти работы адресованы самому широкому кругу читателей: от учащихся старших классов средних школ до всех, кто хочет приобщиться к многосложной истории Русского государства – Российской империи. Увлекательные сюжеты книг из жизни повелителей Русского государства – России выстроены в хронологическом порядке, издания являются введением в историю Государства Российского. Подобных работ не так много на современных книжных прилавках, но в них говорится о самых сложных, многочисленных историологических проблемах. 
      
     С новыми силами 
     На очередном заседании совета по казахской литературе, который открыл первый секретарь Исполкома МСПС Феликс Кузнецов, обсуждался план работы на 2007 год и прошли перевыборы руководства совета. Новым председателем совета избран Геннадий Гоц, сопредседателями – Омар Айшах и Денис Устинов. В работе приняли участие секретарь Исполкома МСПС Турсунай Оразбаева, председатель общества «Казах тили» Абу-Ислам Турсунбаев, заместитель председателя общества «Мурагер» Амангали Губайдуллин, главный редактор газеты «Казах тили» Орынбасар Куандыков, писатели Эдуард Балашов, Жаркын Утешева, Мушни Ласурия и другие.

 

Автор выпуска Марина ПЕРЕЯСЛОВА

КТО ТАКОЙ МИХАИЛ БАРЩЕВСКИЙ

№ 2007/11, 23.02.2015

КТО ТАКОЙ МИХАИЛ БАРЩЕВСКИЙ 
      
     Михаил Юрьевич Барщевский родился 27 декабря 1955 года. Начинал как обычный юрисконсульт. Окончил Всесоюзный заочный юридический институт. 
     В постсоветское время Барщевский погнался за двумя зайцами: не оставляя научной карьеры, заявил себя как адвокат, умеющий защищать нашу элиту в самых сложнейших ситуациях. И ведь везде он добился успехов. Как учёный Барщевский прославился работами о проблемах наследственного права. У него есть степень доктора наук. Что касается практики, напомним: он основал первое в России частное адвокатское бюро «Барщевский и партнёры». 
     Судя по всему, адвокатское бюро приносило Барщевскому немалые деньги. Однако он в начале путинской эпохи вдруг решился на крутой вираж и перешёл на государственную службу, которая отнюдь не сулила ему огромных финансовых доходов. Именитый адвокат уже несколько лет представляет российское правительство в Конституционном, Верховном и Арбитражном судах страны. 
     Долгое время отдушиной для Барщевского от многочисленных юридических дел было участие в знаменитой телевизионной игре «Что? Где? Когда?». Говорят, будто на него возложили роль хранителя традиций клуба знатоков, созданного ещё Ворошиловым. С другой стороны, благодаря клубу он стал регулярно мелькать на телеэкране и сильно, как теперь выражаются, раскрутился. 
     В последнее время у Барщевского появились два новых увлечения: литература и политика. 
     


      
     Знакомьтесь, это я 
      
     В одном из своих многочисленных интервью Михаил Барщевский поведал о начале своего писательского пути. 
     «Первые три рассказа появились ещё в школьные годы. Но люди сведущие, которым их показали мои родители, сказали – «Перо, кажется, есть, но всё придуманное. Жизни не знает». Поэтому и профессию юриста выбрал – получше людей узнать. Про писательство со временем и думать забыл. Но вот 7 лет назад вдруг стало распирать от одной придумки. Сел и написал рассказ; через год – ещё один. Короче говоря, к весне 2005-го набралось с десяток рассказов. Случайно показал их членам нашей команды «Что? Где? Когда?». А в ней люди серьёзные – А.Журбин, Л.Рубальская, Т.Устинова. Меня стали уговаривать – опубликуй. Тогда решился дать почитать Сергею Пархоменко, он и сам прекрасно пишет, и плюс крупный издатель. Правда, ему сказал, что это рассказы моего приятели «из-за зубцов», то есть из Кремля. Утром он позвонил, сказал, познакомь. Ну, я и раскололся – знакомьтесь, говорю, это я». 
     


      Yтро.ru, 27 апреля, 2006
     


      
     Книги Михаила БАРЩЕВСКОГО 
      
     Закон об адвокатуре: Хотели как лучше, а получилось?.. – М.: Рипол-классик, 2004. – Соавт.: Оксана Сарайкина 
     Автор: [Рассказы]. – М.: КоЛибри, 2006 
     Автор тот же: [Вторая книга рассказов]. – М.: КоЛибри, 2006 
     Мы?? Мы!..: [Сборник рассказов]. – М.: ОЛМА, 2006 
     Командовать парадом буду я!: Роман. – М.: ОЛМА, 2007 
     


      
     КТО И ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА ПОЛИТИЧЕСКИМИ АМБИЦИЯМИ ИЗВЕСТНОГО АДВОКАТА 
      
     Когда где-то полгода назад Михаил Барщевский заявил, что не прочь возглавить новую демократическую партию, публика опешила. Ведь есть уже «Яблоко», существует «Союз правых сил», что-то ещё создал бывший премьер-министр Михаил Касьянов. Ясно же, что потеснить старых демократов просто так не удастся. И зачем тогда придумывать себе очередную головную боль?! 
     Ещё больше политическую элиту удивил разговор той же полугодичной давности, будто Барщевский собрался делать ставку на партию «Свободная Россия». Эта партия до того времени ассоциировалась лишь с двумя людьми: предпринимателем Александром Рявкиным и феминисткой Марией Арбатовой, которые в 2005 году прославились тем, что сначала использовали при регистрации в Минюсте чужое имя (настоящий автор бренда «Свободная Россия» – Ирина Хакамада, она под этим названием собиралась учреждать собственное движение, но, как оказалось, её опередили), а потом на выборах в Московскую городскую думу «мочили» «Яблоко». 
     Но, видимо, у Барщевского возникли свои расчёты. Да, он обозначил свои политические амбиции. Да, пока он опёрся на «Свободную Россию». Но Барщевский надеется, что уже в апреле партия получит новое название – «Гражданская сила» и новый партийный символ – подсолнух. 
     В кремлёвских кулуарах утверждают, будто «Гражданскую силу» и её лидера – Михаила Барщевского поддерживает заместитель руководителя президентской администрации Владислав Сурков. Якобы «Гражданская сила» должна стать управляемым «демократическим проектом», которую в декабре на выборах в Госдуму обязали взять 10 – 12 процентов голосов. 
     До сих пор Барщевский не производил впечатления человека, способного на авантюры. Дав согласие возглавить новую политическую партию, он, видимо, поверил в победу. А что: четыре года назад тоже мало кто верил в триумф другого проекта Владислава Суркова – партии «Родина». Но что получилось? 
     


      
      
     ПРЕНИЯ В СУДЕ – ЭТО ЕЩЁ НЕ ЛИТЕРАТУРА 
      
     Когда Михаил Барщевский выпустил первую книгу рассказов «Автор», мало кто думал, что автор всерьёз собрался посвятить себя литературе. Многие читатели даже не спешили отделять литературного героя – адвоката Вадима Осипова от личности Барщевского. Уж очень многие детали биографии Осипова совпадали с тем жизненным путём Барщевского, который он прошёл в эпоху застоя. Среди интеллектуалов даже возникла версия: мол, человек устал от долгой юридической практики, у него накопилось много материалов и эмоций, захотелось всё выплеснуть и только по этическим соображениям он не рискнул всё и вся назвать своими именами, решив на всякий случай укрыться за вымышленной фамилией Осипов. В пользу этой версии говорило и то, как мастерски Барщевский отразил проходившие в судах прения сторон (но при этом весьма плохо справился с выстраиванием сюжетных линий). 
     Но прошло какое-то время, и мы увидели, как Барщевский расписался. Другое дело, он избрал относительно лёгкий путь. Ему некогда оказалось искать новые образы и какие-то особые художественные приёмы. Проще вышло скатиться на накатанный путь. Если в первой книге герой Барщевского живёт и действует при коммунистах, то во второй он делает поправку на усиление роли демократов. Потом осталось скомпоновать обе книжки в одну, и уже, глядишь, выстроился целый роман. 
     Безусловно, проза Барщевского к настоящему искусству никакого отношения не имеет. Есть хорошая фактура. Но нет пищи для ума. Но нынешним телевизионщикам, похоже, другого и не надо. Они сейчас с азартом взялись за съёмки восьмисерийного телесериала, в основу которого избрали байки Барщевского из его романа «Командовать парадом буду я!». 
     


      
     В ЗЕРКАЛЕ ПРЕССЫ 
      
     Книга адвоката Михаила Барщевского «Командовать парадом буду я» (М.: ОЛМА Медиа Групп) – дополненные новыми главами его же повествования «Автор» и «Автор тот же». Не особенно щадя своего героя, автор не скрывает ни обманом сданного экзамена по английскому, ни мелкой кражи в американском супермаркете, ни того, что «жаба задушила» и не дала выполнить данное жене обещание: искупать её в ванне с шампанским по случаю защиты диссертации. 
     


      Ольга Костюкова, 
     «Профиль», № 9, 2007

      
     Знаете ли вы, что наряду с «Единой Россией» и «Справедливой Россией» у нас появилась новая партия – «Свободная Россия»? Возглавляет её известный юрист, в прошлом адвокат, а с 2001 года – представитель федерального правительства в органах судебной власти Михаил Барщевский, больше известный нам как хранитель традиций в телевизионной игре «Что? Где? Когда?». Свою партию господин Барщевский обзывает оппозиционной, хотя трудно представить себе, каким образом она намеревается проявлять эту свою оппозиционность. Наверное, лидер «Свободной России», расписываясь в ведомости на зарплату в кассе Белого дома, каждый раз будет предупреждать: «Имейте в виду, что я против». 
     
      Валерий Куцый, 
     «Арсеньевские вести», № 10, 7 марта, 2007

      
     …Барщевского читают, и он популярен больше многих маститых авторов. Это неслучайно. У него есть живые сюжеты. Потому «Автор» – это некоторое кокетство. Автор – придумывает, а не записывает. Автор – эгоист над схваткой. Человек, без которого не обойтись. Уже за создание такого образа Барщевский заслуживает какой-нибудь литературной премии. 
     
      Марк Гурьев, 
     Polaris, 18 июля, 2006 г.

      
     По данным источника НИИ Социальных Систем, представитель правительства в Конституционном, Верховном и Арбитражном судах Михаил Барщевский может стать преемником Юрия Чайки (министра юстиции. – «ЛР»). Источник полагает, что кандидатура адвоката активно лоббируется главой аппарата правительства Константином Мерзликиным, а также неявно поддерживается Михаилом Касьяновым. 
     
      «Современная адвокатура России», 
     16 февраля, 2004

      
     Вторая книжка – очевидное продолжение первой. И не только из названия (первая – «Автор», вторая – «Автор тот же») и оформления обложки можно сделать такой вывод. Главный герой, кочующий из рассказа в рассказ, – адвокат Вадим Осипов – тот же самый. А если прочитать и само интервью, напечатанное во втором сборнике «вместо предисловия», то становится ясно: будет и третий, и, вероятно, четвёртый сборник. 
     
      Евгений Лесин, 
     «НГ Exlibris», 17 августа, 2006

     


      
     Мысли вслух: 
     Михаил БАРЩЕВСКИЙ
 
      
     «Единая Россия». Пройдёт ещё совсем немного времени, и девизом этой партии станет: «Народ и партия – едины». Всё к тому идёт. Они уже сейчас искренне считают, что «Единая Россия» – наш рулевой». Её представления о партийной дисциплине, дискуссии и т.п. всё больше напоминают даже не КПСС, а ВКП(б) того периода, когда она расправлялась с попутчиками в лице эсеров и других партий. 
     


      «Российская газета», 
     14 февраля, 2007

      
     Вообще, первые мысли о политике у меня возникли тогда, когда я стал спрашивать друзей, за кого они голосовали на прошлых выборах. Подавляющее большинство на прошлые выборы не ходило, а до этого голосовали либо за СПС, либо за «Яблоко», а на ближайшие выборы идти не собираются. И вот в какой-то момент я задал себе вопрос – а если не я, то кто же? Если не мы, те, кто объединились в Высшем совете (партии «Гражданская сила». – «ЛР»), то кто? Если нам не за кого голосовать, то что нам делать? Можно сидеть на кухне и трындеть по поводу того, что всё плохо, а можно попробовать самим. 
     
      Из интервью радиостанции «Эхо Москвы», 
     27 февраля, 2007

      
     Пишу я либо по ночам, либо в выходные. А так – как был адвокатом, так и остался. Только теперь у меня не много клиентов, а один – правительство. Не самый простой клиент, скажу я вам… 
     
      Из интервью Yтро.ru, 
     27 апреля, 2006

      
     В детстве я мечтал об известности, хотел, чтобы люди ко мне подходили и брали автографы. Но думал, что сделаю актёрскую карьеру (моя мама была актрисой, и я рос в соответствующей среде). Сцена, публика, аплодисменты, узнаваемость – так представлял я свою будущность. Но жизнь распорядилась по-иному. Впервые обо мне заговорили в 1984 году – после того как я выступил в прямом эфире (тогда это было в диковинку) в передаче «Родительский день – суббота». Помню, я получал письма, подписанные так: «Москва. Барщевскому». 
     
      Из интервью «Работа & зарплата», 
     25 декабря, 2006

      
     Я делю все письменные тексты на три категории: графомания, беллетристика и литература. Надеюсь, что это («Автор тот же». – «ЛР») не графомания, судя по количеству уже проданных экземпляров. На литературу не претендую. Значит, это беллетристика, то есть чтение в достаточной степени увлекательное, для самолёта, пляжа. Я не рассчитываю на то, что мою книгу кто-то будет читать в библиотеке. 
     
      Из интервью «Радио Россия», 
     26 июня, 2006

Авторы полосы – Вячеслав ОГРЫЗКО и Роман СЕНЧИН