Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2007, номер - 16

«РАЙ» ЮРИЯ КУЗНЕЦОВА

№ 2007/16, 23.02.2015

Сразу хочу пояснить, что речь не пойдёт о незаконченной поэме Кузнецова «Рай»; в ярких начальных строфах поэмы самого «Рая» нет ещё: есть рассказ о движении, трудном пути («Плач покаяния есть возвращение в Рай») и чуть намеченный просвет: «Всё засияло. Мы стали в пространстве другом».

ЗАГАДОЧНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ ДУХОВ

№ 2007/16, 23.02.2015
Читая незатейливые и мудрые истории чукчанки Валентины Вэкэт, я невольно думал: до чего же огромен Земной шар, и как различны люди, населяющие его! Мы тут по наивной самоуверенности считаем, будто все народы, развиваясь, должны в итоге, подобно бегунам, пересечь один и тот же финиш. Себя, разумеется, при этом относим к тем, кто уже почти добежал […]

МАЛЕНКОВЫ: ОТЕЦ И СЫН

№ 2007/16, 23.02.2015
  В следующем году в моей личной истории дата: если говорить языком кадровиков, исполняется 50 календарных лет трудового стажа. В 17 лет пришёл в журналистику, работаю в ней штатно и сейчас. Нештатно последние 30 лет занимаюсь художественной прозой. К слову сказать, многочисленные литературные премии не дали мне права носить высочайшее звание Ветерана Труда – нужны […]

ЗАСЕКРЕЧЕННАЯЖЕНЩИНА

№ 2007/16, 23.02.2015
…Она протянула мне папку с рукописью своего последнего, документального романа, почти наверняка зная, что увидеть книгу изданной уже не успеет. – Даже теперь о моей работе в разведке не всё можно рассказать, – произнесла задумчиво. – Не пришло ещё время… За окнами переделкинской дачи хмурилось промозглое подмосковное лето девяносто первого. Августовский «путч» ГКЧП разразился считанные […]
№ 2007/16, 23.02.2015
ШКВАЛ НАГРАД Ещё совсем недавно литературные функционеры жаловались на то, что их забыло государство. Мол, перестали награждать орденами, не допускают в телеэфир и не экранизируют их романы. При этом акцент писательские начальники делали на то, что власть зажимает патриотов. Действительно, при Ельцине писатели-патриоты были не в чести. Но в последние два-три года ситуация изменилась. Буквально […]

ЗАПРЕЩЁННЫЙ БЕЖИН ЛУГ

№ 2007/16, 23.02.2015
Сын об отце   Знаток мирового кинематографа Жан Габен говорил, что для хорошего фильма нужно три вещи: первое – сценарий, второе – сценарий и третье – ещё раз – сценарий. Всеволод Вишневский писал: «Примат драматургии – закон для кинематографии». Многим казалось, это ясно. Но со временем журналисты, да и некоторые теоретики кино привыкли упрощать. Так […]

ИЗУМЛЯЕМСЯ ВМЕСТЕ С АЛЕКСАНДРОМ ТРАПЕЗНИКОВЫМ

№ 2007/16, 23.02.2015

Сироп с кровью 
      
     
Если Шопенгауэр говорил, что «люди подобны часовым механизмам, которые заводятся и идут, не зная зачем», то современные литераторы напоминают сломанные будильники: они не только не звонят, но по ним даже нельзя определить время. При этом число их растёт с катастрофической скоростью, как при делении инфузорий-туфелек. Речь снова пойдёт о «дамском романе». Представители этой не то флоры, не то фауны сегодня особенно популярны. Такое пустописание выглядывает из всех щелей, буквально навязывается читателю, загораживает ему серьёзную, подлинную, действительно нужную для развития ума и души литературу. 
     В аннотации к роману Ольги Черных «Влюбить в себя олигарха» (издательство «Гелеос») претенциозно сказано: «Каждая уважающая себя женщина мечтает выйти замуж за олигарха». Уже сразу начинается фальшь. Можно ли собственные желания выдавать за абсолютную истину? Почему «каждая», что за дичь такая? Мечты сотен тысяч «уважающих себя женщин» не столь пусты и нелепы. Далее говорится: «да, как ни удивительно, олигархи тоже влюбляются». И опять полная чепуха: чего же здесь удивительного? Уж это-то, по недавним куршевельским событиям, просто норма. Но давайте пройдёмся по самому тексту, подкрепляя развитие сюжета авторскими цитатами. 
     Главная героиня, Леся, женщина бальзаковского возраста, разведясь со вторым мужем, едет из Средней Азии в Москву. В поезде сталкивается с цыганкой, которая ей пророчит: «Любовь большую встретишь... Слёзы и печаль станут твоими попутчиками... А деньги у тебя ещё будут и много...» Словом, устами цыганки автор простодушно вываливает перед читателем всю нехитрую концепцию своего романа. Остаётся только ждать появления обещанного олигарха. И он появляется на 91-й странице: «Лёгкий и приятный аромат мужской туалетной воды... тёмно-синяя футболка плотно обтягивала его спортивную фигуру». Разумеется, он красив, умён, страдает от непонимания и одиночества (жена-фотомодель не в счёт – это по определению «стерва», очевидно, она тоже была когда-то «уважающей себя женщиной», мечты которой наконец-то сбылись; теперь пришла очередь Леси). Наша героиня попадает в этот особняк не случайно – её устраивает туда домработницей знакомый частный детектив, который намерен шантажировать олигарха Игоря. Действие происходит в средне-волжском городке, олигарх местного разлива. Он оказывается глубоко несчастным по жизни, хотя и сам не сахар, не Дед Мороз, чтобы приносить детишкам одни радости. Как и следовало ожидать, между Лесей и Игорем начинается медленное сближение, развивающееся на фоне ссор с переставшей «уважать себя женщиной» – женой олигарха. Проходят недели. Бизнес у Игоря трещит по швам, супруга бьёт горшки, детектив требует от Леси компромата, охранник олигарха Аслан, похожий на Ибрагима из «Угрюм-реки», сверкает глазами и ненавидит домработницу. Затем следует диалог Леси с зеркалом: 
     «– Неужели мне для полноты счастья нужен только взгляд этих зелёных глаз? (олигарха. – А.Т.). 
     – А его душа? Его душа тебя не интересует? (отвечает амальгама. – А.Т.). 
     – Пойми, я всего лишь слабая женщина и хочу быть счастлива. Он рядом, и мне этого достаточно. 
     – Одумайся и уходи из этого дома, пока не поздно. 
     – Ни за что». 
     В таком же стиле, почерпнутом из романов г-на Загоскина, происходит и решающее свидание: «Дыхание его стало неровным, и он приник к её желанным губам. Поцелуй был долгим и страстным... Игорь решительно подхватил Лесю на руки. Стук его сердца отдавался в её груди. Её губы что-то шептали, слегка касаясь его уха. Судьба долго готовила эту встречу. И чувство, вспыхнувшее столь неожиданно, поглотило их полностью... 
     – Как долго я ждал тебя! Где же ты была раньше? 
     – Бродила по свету и искала тебя…» 
     Забавная особенность авторов «дамских романов» скатываться в позапрошлые века, но попутно ещё и наполнять тексты трупами. С одной стороны – «они тонули в любви и нежности, всплывая на поверхность, чтобы набрать побольше воздуха и снова с головой окунуться в бездонное море чувств» (это просто какой-то кисель клюквенный), с другой – автор пepepeзает горло жене-стерве, детективу, убивает приютившую Лесю подругу, Аслана и ещё десятка два людей. Самого Игоря вроде бы тоже: Леся видит по телевизору обгоревший труп со знакомым браслетом на руке. Но мы-то «Однажды в Америке» смотрели, да и вообще нехорошо пользоваться штампами. Короче, в конце концов оказывается, что главным заводилой в этой «техасской резне бензопилой» был полковник милиции Саша, друг Леси, уж его-то она мочит сама, расстреляв всю обойму. Потом появляется воскресший Игорёк: «Она молча спрятала лицо на его груди и ощутила абсолютное счастье. Всё остальное уже не имело для неё никакого значения». 
     Кафке принадлежит фраза: «Ясность всех событий делает их таинственными». Здесь иной случай – изначальная ясность всего, хотя бы со слов цыганки, ведёт лишь к пустой трате времени. 
     Постскриптум. Я не поленился зайти в книжный магазин и узнать цену этого романа: 200 рублей. Думаю, исходя из его художественного уровня, реальная стоимость сопоставима с коробком спичек. Но от них хоть польза. А кому нужен этот семитысячный тираж? Где же найти столько олигархов для «уважающих себя женщин»? 
      
      
      
      
     Остался 21 год. Прогноз Булгарина 
      
     Фигура Фаддея Булгарина в истории русской литературы представлена весьма негативно. И при жизни, и после смерти, и в советское время, и в нынешнее – он выглядит одиозной, дурной личностью. А это не так. Книга Никиты Филатова «Тайные розыски, или Шпионство» (издательство «Амфора») развенчивает сей злосчастный миф, восстанавливает историческую справедливость, начать с того, что Фаддей Венедиктович участвовал в шестнадцати сражениях, был храбрым и мужественным офицером, получал ранения и заслуженные награды. О его литературных дарованиях скажу позже. Ещё корнетом он бился с французами в Пруссии, потом судьба сделала крутой поворот. Ему поступило предложение от начальника особой канцелярии военного министерства Воейкова поступить на секретную службу. Будучи патриотом своей новой родины (Фаддей-Тадеуш был по происхождению поляк), к тому же склонный по характеру и молодости к приключениям, он согласился. Была проведена, как говорят теперь, операция прикрытия: его «с дурной славой» уволили со службы, и Булгарин подался на полном основании к польским волонтёрам, очутился уже среди французских войск в Испании (потом это ему никак не могли простить, не зная всех обстоятельств дела, а рассекречивать своих ценных сотрудников не любит никакая разведка мира). Булгарин поставлял важнейшие сведения о дислокации польских войск в войне 1812 года. Когда в Париже, в отсутствие Наполеона произошёл однодневный переворот генерала Мале, Булгарину удалось воспользоваться этим, похитить с риском для жизни секретный архив министра внутренних дел Савари и переправить его в Россию. Много было и других славных шпионских дел, так что Фаддея Булгарина можно считать нашим чуть ли не первым российским Джеймсом Бондом, учитывая ещё и то, что он часто пользовался услугами красивых женщин. 
     Затем способности Фаддея Венедиктовича были применены внутри России. Убеждённый монархист и противник всяческих революций, он был верной опорой трона. Если кто думает, что Булгарин – обыкновенный доноситель, то он глубоко ошибается. Напротив, свободомыслие он почитал делом естественным и необходимым, ратовал за ослабление цензуры, а смысл своего служения искренне видел в том, чтобы «просвещённый образ мыслей не совсем погиб в России». Булгарин числился чиновником особых поручений по Министерству народного просвещения, а штатным сотрудником Третьего отделения, возглавляемого Бенкендорфом, также человеком далеко незаурядным, не был никогда. Хотя и имел с ним самые дружеские отношения. После мятежа декабристов Булгарин сумел оградить от «неприятностей» и Пушкина, и Грибоедова (ему принадлежит фраза, что «революционеров у нас в России всегда много, а вот хороших поэтов – один-два на целое поколение»). Оберегал он также и Баратынского, Лермонтова. А вот сами декабристы «топили» друг друга на допросах изо всех сил. 
     Но почему же Булгарина так ненавидели при жизни? В столичных литературных кругах к нему питали глубокое презрение, осыпали градом колких, язвительных эпиграмм. Ни талант, ни блестящие организаторские способности, ни потрясающее трудолюбие журналиста Булгарина, ни даже небывалая популярность и коммерческий успех издаваемой им «Северной пчелы» (и других журналов) – в расчёт не принимались. Писателя Булгарина постоянно упрекали в потакании неразборчивым вкусам толпы, а ведь его роман «Иван Выжигин», в отличие от салонной прозы, был написан просто и выразительно, остросюжетно, стал настоящим русским бестселлером. С Пушкиным произошли разногласия, когда Булгарин позволил себе без подобострастия и восторга отозваться о седьмой главе «Евгения Онегина». Грибоедов (чего скрывать) «отплатил» Булгарину тем, что стал любовником его жены. 
     Но вернёмся к литературно-издательской деятельности Булгарина. «Северная пчела» издавалась тиражом в семь тысяч экземпляров (такое и многим современным «толстым» литературным журналам не снится). Либеральные критики ненавидели Булгарина за то, что он, по известному выражению того времени, «десять тысяч человек приохотил к русскому чтению», то есть открыл литературу для тех слоёв населения, которые могли читать только по-русски. Булгарин впервые в России как издатель открыл на страницах «Пчелы» постоянный раздел фельетонов, отдел нравов, литературно-критические разборы и театральные рецензии, колонку внутренних известий, судебную и криминальную хронику, сообщения о научных и технических новинках, печатал статьи на международные темы, стихи, очерки, прозу. Реклама товаров тоже его изобретение. И всё же представители «элитной прозы» видели в нём своего конкурента, мазали чёрной краской. Что ж, везде и всегда, где только есть литература, – там есть и литературные партии, вражда, склока, а согласие – несбыточные мечты, что мы и имеем счастье наблюдать сейчас. 
     Постскриптум. Ф.В. Булгарина можно считать ещё и основателем русской фантастики. Вот как он описывает идеально-монархическое общество в России в своей повести «Сцены из частной жизни в 2028 году»: «Счастливая Россия. Счастливая оттого, что мы, русские, умели воспользоваться нашим счастливым положением и все сокровища, тлевшие в недрах земли, исторгли нашим терпением, любовью к отечественному, прилежанием, учением, промышленностью. Пожалуй, если бы мы не думали о завтрашнем дне и кое-как жили, позволяя иностранцам брать у нас сырые материалы и продавать нам выделанные, то мы навсегда остались бы у них в зависимости и были бы бедными...» Очень своевременные мысли. Остаётся 21 год. Может быть, это и не фантастика вовсе? 
      
      
      
      
     Вход и выход из Зазеркалья 
      
     На авторитете и духовных ценностях Православия, с одной стороны, и глубоком невежестве и беспечности людей – с другой, паразитируют сегодня великое множество «целителей». Этот рынок мистических услуг поистине огромен: от мелких колдунишек-бесов, вроде всяких «магистров», «бабушек», «матушек», выставляющих атрибуты православной веры напоказ, до «дипломированных» оккультистов, стремящихся перещеголять друг друга в «клятвах верности» Богу. К их услугам реклама в СМИ и на телевидении, концертные залы и даже общеобразовательные школы. Но что общего может быть у Велиара с Христом, у света и тьмы, у православного человека и лицемерного экстрасенса? Какими путями и способами действуют псевдонаучные манипуляторы и их покровители, как проникают в православную среду, что представляют из себя сектантские группы, складывающиеся вокруг самочинных «старцев» и «стариц»? И как противодействовать этим астральным колдунам и ведьмачкам, действующим от имени Православия? Об этом книга известного иеромонаха, доктора медицинских наук отца Анатолия (Берестова) и врача-психотерапевта Алевтины Печерской «Под маской Православия» (издательство Душепопечительского центра святого праведного Иоанна Кронштадтского, столетие которого со дня кончины произойдёт в этом году, – но о том СМИ помалкивают). 
     Со дня первого издания книги, которая называлась «Православные колдуны. Кто они?», прошло семь лет. Но что изменилось за эти годы? Ничего, стало только хуже, поскольку государству до духовного здоровья людей нет никакого дела. Разгул мистических методов «исцеления» стал ещё более безбрежным – почти нет печатных изданий, которые не обещали бы устами различных «народных целителей» и «медицинских центров» исцеление буквально от всего: от «сглаза и порчи» до «лечения кармы и избавления от любых болезней и проблем за один час». И самое нелепое и гнусное, что эти предприимчивые врачеватели проворачивают свои делишки под православной вывеской, прикрываясь крестом, иконами, молитвой – как индульгенцией за участие в мракобесии и шабаше. Впрочем, сейчас только ленивый не называет себя «православным», не давая себе труда воцерковления и богопознания, постижения хотя бы основ христианской веры. Выступает, к примеру, по телевидению известный артист Пороховщиков и говорит: «Я человек верующий и очень хочу клонировать близкого мне человека, который умер». Что это, как не глубокое непонимание истинной веры? Где недопустимы всякие дьявольские эксперименты над живыми и мёртвыми, над душой человеческой, которыми широко пользовались Лонго и Кашпировский, Джуна и Грабовой. Но взгляните на судьбу самих этих «целителей». Почти все они кончают весьма скверно. А по христианским канонам занятия магией и колдовством считается одним из самых страшных грехов, подобные люди отлучаются от Церкви – идут прямиком в пасть к дьяволу. Тогда уже поздно взывать к Богу и пить агиасму: душа продана, надо платить по счёту. 
     Это книга разоблачительная. В поле зрения авторов попали такие «популярные» сектанты, как «митрополит» Рафаил, «академик» Федоренко, «целитель» Цибульский, так называемый «первоиерарх истинно-православной церкви» Лисовой и многие другие. Но авторы не только вскрывают сатанинскую сущность этих «легионеров антихриста» на русской земле, но и знакомят читателя с опытом противодействия оккультистам, действующим от имени Православия. Книга помогает задуматься тем, кто не хочет быть обманутым, кто стремится научиться духовному рассуждению, «умному деланию», кто ещё не погиб для Бога. 
     Постскриптум. Зная отца Анатолия (Берестова) очень давно, советую всем, кто страдает от воздействия тоталитарных сект или от наркотической зависимости, обращаться прямо к нему и его сотрудникам в Душепопечительский центр на Крутицком Подворье в Москве. Сколько людей ими уже было возвращено к жизни светлой, чистой и праведной! 
      
      
      
     

Александр Трапезников

КТО РВЁТСЯ В БОЛЬШУЮ ПОЛИТИКУ

№ 2007/16, 23.02.2015

ШКВАЛ НАГРАД 
      
     Ещё совсем недавно литературные функционеры жаловались на то, что их забыло государство. Мол, перестали награждать орденами, не допускают в телеэфир и не экранизируют их романы. При этом акцент писательские начальники делали на то, что власть зажимает патриотов. 
     Действительно, при Ельцине писатели-патриоты были не в чести. Но в последние два-три года ситуация изменилась. 
     Буквально на днях стало известно о награждении орденом Почёта председателя правления Московской писательской организации Владимира Гусева. Этот же орден дали и главному песеннику-патриоту Михаилу Ножкинку. Чуть раньше высокие правительственные награды получили председатель Союза писателей России Валерий Ганичев, первый секретарь Союза писателей России Геннадий Иванов, главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, руководитель писателей Адыгеи Исхак Машбаш, первый заместитель председателя исполкома Международного сообщества писательских союзов Феликс Кузнецов, бывший ректор Литинститута Сергей Есин и целый ряд других, не менее именитых и влиятельных должностных лиц. 
     Что же касается телевидения, то сейчас не сходят с экранов Александр Проханов и Юрий Поляков. Они постоянно мелькают по всем федеральным каналам. 
     Дошла очередь и до экранизаций. К примеру, сейчас в Нижегородской области заканчиваются съёмки по повести Валентина Распутина «Живи и помни». 
      
     Александр ПРУДНИКОВ 
     


      
      
      
     ДОКТОР КИНЧЕВ СНОВА ЛЕЧИТ 
      
     Рок-музыку невозможно отделить от тех процессов в СССР, что принято называть эпохой перестройки. Во многом благодаря рокерам социализм и рухнул – правда, спетая со сцены, была для людей куда понятней сложных экономических докладов и косноязычных речей наших первых демократов. И одним из первых, если не первым, в ряду тех борцов с микрофоном и гитарой в руках, конечно же, был Константин Кинчев. С его песнями «Настало время менять!», «Мы вместе!» толпы молодёжи валили по Дворцовой площади во время «альтернативной» демонстрации в ноябре 1989-го, бежали на баррикады у Дома советов в августе 1991-го. 
     Но при демократии голос Кинчева ослабел. Нет, альбомы выходили, но признавались неудачными, на концертах публика требовала «старого». Вспышка популярности произошла во время президентских выборов в 1996 году, когда Кинчев призвал гасить коммунистические звёзды. А в последние несколько лет мы наблюдаем явный ренессанс таланта пожилого уже рок-творца. Бурю эмоций вызывают строки «благослови на войну» (времена второй чеченской войны), «зверя лечит только отстрел» (трагедия в Беслане), «как собирать всё, что было рассеяно смутой? Как донести, если каждый себе голова?» (период выстраивания вертикали власти). 
     И вот – новый хит Кинчева периода постдемократии: 
      
     


     Адептов передела сольют за бугор, 
     На пепле революций возродится террор. 
     Оранжевые сопли – очкариков сны 
     В предчувствии гражданской войны. 
     

     Это было спето в Москве 14 апреля, в день, когда в окрестностях Пушкинской площади «ратны воины» били палками и тащили в автозаки тех, кого воспитывал Кинчев своими бунтарскими песнями в конце 80-х – начале 90-х. Но теперь у «Доктора Кинчева Со Товарищи» другие песни и другие воспитанники. Пациенты. 
      
     Роман СЕНЧИН 
     


      
      
     В ПОЛЁТЕ – «ПИСАТЕЛИ ЧУВАШИИ», 
     или Расправа с недовольным
 
      
     На прошлой неделе в Чебоксарах должно было состояться собрание Союза профессиональных писателей Чувашской республики. Формально-то оно вроде бы и прошло, и на нём якобы рассмотрели дела писательской организации за прошлый год. Наверное, так называемого председателя правления Валери Тургая вполне устраивало бы это, также как и то, что на собрании было мало присутствующих, но вдруг на собрании стали брать слово недовольные тем, что союз изо дня в день распадается, а дела в нём идут всё хуже и хуже. Но разве станет Тургай терпеть критику? Давно уже привыкший запугивать писателей старше себя криками как у себя в рабочем кабинете, так и на собраниях, на сей раз он также вмиг «образумил» одного известного профессора – запустил в него книгой «Писатели Чувашии»! Таким образом хотел всем дать понять, что он никого не боится. Хорошо хоть, под рукой у него оказалась всего лишь книга о писателях, которых он не ценит. А если бы под рукой у него оказался кусок металла, тогда металлом бы запустил? И чего ждать в дальнейшем от такого человека? 
      
     Л. ДЕНИСОВ 
     Газета «Хресчен сааси» («Голос крестьянина»)
 
     


      
      
     ДЫМ БЕЗ ОГНЯ? 
      
     Один из самых влиятельных парламентариев Грузии Гига Бокерия выступил на днях с неожиданным заявлением: «Грибоедов был гениальный поэт, выдающийся дипломат и общественный деятель. Но только не Грузии, а собственной страны – Российской империи. Я думаю, что ему не место в Пантеоне». 
     Стоит отметить, что могила именно Александра Сергеевича Грибоедова на горе Мтацминда в Тифлисе стала первой на территории будущего Пантеона литераторов и общественных деятелей. Грибоедов многое сделал именно для Грузии, ему принадлежит проект экономического устройства этой российской (простите, Гига) губернии, реконструкции и расширении Тифлиса. И потому заявление Бокерии вызвало негодование не только в России, но и в самой Грузии. 
     На специально созванном брифинге спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе заверила: «Нет никаких оснований для разговоров о перезахоронении останков Александра Сергеевича Грибоедова. Могиле выдающегося русского поэта в Грузии ничего не угрожает». 
     Но опасения всё-таки остаются. Бокерия зарекомендовал себя как человек слова – просто так с заявлениями он не выступает. 
      
     Антон КИРИЛЛОВ 
     


      
      
      
     С КЕМ ВЫ, НАЧИНАЮЩИЕ ДАРОВАНИЯ? 
      
     Неисповедимы пути Господни. Ещё вчера Сергей Шаргунов, бьющийся за право называться лидером молодой русской прозы, везде и всюду доказывал, что он и только он должен возглавить молодёжное движение второй прокремлёвской партии «Справедливая Россия». Говорили, что под это дело он мечтал выбить щедрое финансирование, а заодно зарезервировать себе проходное место в партийных списках на выборах в будущую Госдуму. До этого автор повестей «Ура!» и «Малыш наказан», поразивших в самое сердце вечных оппозиционеров Владимира Бондаренко и Александра Проханова, успел отметиться и у коммунистов, и у «яблочников», и в различных других движениях. 
     Но, судя по всему, руководство современных эсеров сделало ставку на других людей. Одним из начальников молодёжного крыла «Справедливой России» стал, кажется, сын управляющего делами Союза писателей России Юрий Лопусов. И, похоже, Шаргунов обиделся. Видимо, теперь его симпатии на стороне «Другой России». 
     После «Марша несогласных» Шаргунов вывесил в «Живом журнале» следующий текст: 
     «Почему я пошёл туда? 
     Потому что я гражданин России. Ха-ха. Потому что люди имеют право пройти в выходной по бульварчику, если захотели. Власть говорит нет? А не послать ли такую власть? 
     – Надо пройти, – решил я. – Иначе завтра власть запретит тебе писать книжки и отменит любые собрания больше трёх. 
     Как бы это пошло не звучало. 
     Был с 11.00 до упора. 
     Приехали с женой в 11. Выпили жасминовый чай в кафе-хаусе напротив Ленкома. Потом была Пушка. Зачищали всех. Человека с железным звоном бросили в кузов, а он кричал про права человека. Мы укрылись в кафе Пирамида. Вышли. Зачистка продолжалась. Жена попросилась домой. Чао, милая! 
     Через какое-то время я был на Тверском бульваре. Пообщались с Касьяновым. Он шагал, по-наполеоновски скрестив руки. Ментов на всех не хватит, поэтому нас остановили не сразу. И вот – ОМОН. Я свернул в переулок, удирал, бешено задыхаясь. Сунулся в монастырь, меня выперли: «Прочь, красный бес!». Потом воспользовался уборщицей, мывшей порог полуоткрытого подъезда, и схоронился в случайном доме на чердаке. Вышел минут через пять и попал в следующую процессию. Её тоже встретил ОМОН, но уже ближе к Чистым Прудам. Опять бежал переулками. 
     Так, удачно бежав столкновений, я побывал на этом марше... 
     Я не фанат организаторов марша, хоть и дважды шагал в прорыве. Но я видел: людей давили и винтили. Я видел: людям не давали собраться. 
     РАДИ ЧЕГО? 
     РАДИ КАКИХ ИДЕЙ? 
     Ради дебилов с их позорной шелухой о «фашистах» и «ЦРУшниках». 
     Если власть и дальше позволит себе так наглеть – НЕ БУДЕТ ПОЩАДЫ ЭТОЙ ВЛАСТИ». 
     Сразу скажу: действия ОМОНа по разгону «Марша несогласных» ужасны. Кажется, в минувшую субботу произошла страшная провокация. И пока до конца не ясно, кто сыграл роль Гапона. 
     Но я сейчас о другом. Зачем лукавить? Ещё месяц назад Шаргунов с таким энтузиазмом организовывал всевозможные митинги. Деньги тогда не пахли. Что же потом изменилось? 
     К слову замечу, в прошлую субботу в Москве, помимо «Марша несогласных», прошло ещё несколько массовых акций. Устроителем одной из них выступил небезызвестный Дмитрий Рогозин. В своё время это именно Рогозин доверил Шаргунову возглавить молодёжное движение партии «Родина», задвинув в сторону якобы за финансовые нарушения сына известного патриотического критика Владимира Бондаренко. Ходили разговоры, что деятельностью Шаргунова был очень недоволен главный финансист «Родины» депутат Бабаков. Но якобы Рогозин настоял на том, чтобы Шаргунов не испытывал никаких проблем с материальными средствами. Теперь же Рогозин вроде бы в опале. И что мы видим? Сразу от бывшего вождя в сторону отошёл и Шаргунов. Во всяком случае, в рогозинской акции он не участвовал. Неужели теперь протеже Рогозина сделал ставку на «Другую Россию»? 
     В общем, одни воросы. 
      
     В. ОГРЫЗКО

 

НАСТОЯЩИЙ ПИСАТЕЛЬ ПОХОЖ НА РЕБЁНКА

№ 2007/16, 23.02.2015
Ирина Леонидовна Мамаева родилась в 1978 году в Петрозаводске (Карелия). Окончила Петрозаводский государственный университет. Жила на Кубани, в Москве, Петербурге, Архангельске, в Рязанской области. Занималась частным предпринимательством, работала телятницей, журналистом, берейтором (объездчиком лошадей), торговым представителем, фотографом, издавала газету, рисовала по конным заводам портреты жеребцов-производителей на заказ. Прозу пишет с 2003 года, повесть «Ленкина свадьба» была […]

ПРИ ЧУЖИХ СВЕЧАХ

№ 2007/16, 23.02.2015
Почему модный драматург полюбила Ханты-Мансийск Надежда Птушкина уже давно выступает не только в роли драматурга, но и как режиссёр. Значит ли это, что прошлое позабыто? – Я и сейчас выступаю во всех качествах сразу, – говорит Птушкина. – Драматург, сценарист, режиссёр. Не знаю, чем это закончится, потому что не скажу, что очень переутомлена, но всё […]

АЛБаНЦЫ И РУССКИЕ ЛЕГКО ВПАДАЮТ В КРАЙНОСТИ

№ 2007/16, 23.02.2015
Исмаиль Кадарэ (род. 1936), албанский писатель, проживающий в Париже, один из классиков современной мировой литературы. Член Французской академии (один из 12 иностранных членов Академии моральных и политических наук, наряду с Папой Римским Бенедиктом XVI, принцем Чарльзом, Вацлавом Гавелом и королём Испании Хуаном Карлосом), кавалер ордена Почетного Легиона, первый лауреат Международной Букеровской премии (2005). Многократно выдвигался […]

КНИГИ – СОБЫТИЯ

№ 2007/16, 23.02.2015
Выбор прозаика и издателя Анта СКАЛАНДИСА Александр ЖУРБИН. Орфей, Эвридика и я (издательство «ЭКСМО»). Андрей ЛАЗАРЧУК. Параграф 78 (издательство «ЭКСМО»). Дмитрий БЫКОВ. ЖД (издательство «Вагриус»). Юрий АРАБОВ. Флагелланты (издательство «Вагриус»). Наталья ЛАЗАРЕВА. Сон (издательство «Текст»).
№ 2007/16, 23.02.2015
КНИГА – УДАЧА ЧЕРТОГ СТРАХА Произведения писателя и журналиста Вадима Бурлака не устают радовать читателя своей уникальностью и непосредственностью. Не так давно московский издательский дом «Вече» опубликовал книгу под названием «Петербург таинственный» из серии «Тайны знаменитых городов». Произведение повествует об одном из старейших городов России, где, казалось бы, традиционное описание, благодаря острому слову автора, а […]

ДОРОГА В НИКУДА

№ 2007/16, 23.02.2015
Кто мы, откуда пришли, кем были, куда идём и кем станем? – эти вопросы, мучившие древних гностиков, захватывают и нас в периоды безвременья и духовной смуты. Народ, загнанный террором и тотальной идеологией в беспамятство, оглушённый либеральной трескотнёй о реформах, постепенно приходит в себя и начинает понимать: страна запрограммирована на самоуничтожение. И нет пророка в нашем […]
№ 2007/16, 23.02.2015
Сироп с кровью Если Шопенгауэр говорил, что «люди подобны часовым механизмам, которые заводятся и идут, не зная зачем», то современные литераторы напоминают сломанные будильники: они не только не звонят, но по ним даже нельзя определить время. При этом число их растёт с катастрофической скоростью, как при делении инфузорий-туфелек. Речь снова пойдёт о «дамском романе». Представители […]

ПОДЗЕМНЫЙ РОСТ ДУШИ

№ 2007/16, 23.02.2015
Блок в статье «Душа писателя» справедливо утверждал, что художник – «растение многолетнее», произведения его – «только внешние результаты подземного роста души». Выясним закономерности этого роста через статьи, дневники, записные книжки, письма. Блок не раз говорил о противоречивости своего мировоззрения и духовного мира, в частности, в письме к А.Белому от 15 – 17 августа 1907 года: […]

РАЗМЕТАЛОСЬ КРОМЕШНОЕ ЭХО

№ 2007/16, 23.02.2015
РАЗМЕТАЛОСЬ КРОМЕШНОЕ ЭХО

     


     ЯСАК 
      
      1 
     – Что ещё русские, плачут? 
     – Воют и волосы рвут. 
      
     – Видно, они нас дурачат, 
     Если так дюже ревут. 
     Что же, обратно идите. 
     Режьте, как подлых собак. 
     Глотки зубами порвите, 
     Но соберите ясак. 
     Бейте. Давите арканом, 
     Жгите огнём и бичом. 
     Видно, презренным шакалам 
     Есть ещё плакать о чём. 
      
      2 
     Что ещё русские, плачут? 
      
     – Нет! Они горькую пьют. 
     Пляшут. Друг друга собачат. 
     Песни срамные поют. 
     Видно, устали бояться. 
     Нечего больше терять. 
     Если к рассвету проспятся, 
     То соберут свою рать. 
     Шибко они матерятся 
     В пьяном угарном бреду... 
      
     – Значит, пора возвращаться 
     Нам в Золотую Орду.

      
      ***


     


     С детских лет неокрепший мой разум 
     Будоражил персидский восток, 
     Где в цветущей долине Шираза 
     Бьёт поэзии чистый исток. 
      
     Там склонились великие тени – 
     Рудаки, Фирдоуси, Балхи... 
     По-рязански, по-русски Есенин 
     О любви им читает стихи. 
      
     И внимают поэту поэты – 
     Гургани, Ибн Сина, Аттар… 
     И небесных светил минареты 
     В их сердцах возжигают пожар. 
      
     Саади от волнения замер... 
     И уверовал мудрый аллах, 
     Что в далёкой славянской Рязани 
     Небеса в облаках, как в чалмах. 
      
     Соловьи разливают рулады, 
     И тюльпаны дрожат на ветру... 
     Ничего мне для счастья не надо – 
     Я за песни Шираза умру! 
      
     В понедельник, во вторник иль среду, 
     Дайте только мне время и срок, 
     Я в долину Шираза уеду 
     На цветущий персидский восток. 
      
     Разменяю рубли на динары 
     И куплю у чайханщика с рук 
     Для своей черноокой Гульнары 
     Шитый златом кафтан-архалук. 
      
     Кротких глаз потаённая нежность 
     Обжигает сильнее огня... 
     Если глотки неверным там режут, 
     Пусть в Ширазе зарежут меня! 
      
     Мне известна такая расправа 
     Среди смуты российской и тьмы, 
     Разгулялась разбойная слава – 
     Резать глотки умеем и мы. 
      
     Разлилось по Руси половодье. 
     Разошлось, как круги по воде, 
     Воровское блатное отродье… 
     Разве Родину бросишь в беде? 
      
     В понедельник, во вторник иль среду. 
     Для себя я усвоил одно: 
     Ни в какой я Шираз не уеду – 
     Вышла замуж Гульнара давно. 
      
     И ещё мне известно заранее: 
     В дни народных смятений и бед 
     Ни в Ширазе, ни даже в Рязани – 
     Никому ты не нужен, поэт! 
      
     Разметалось кромешное эхо... 
     ...А Шираз ослепительный мой 
     Не дождался меня – сам приехал. 
     И на рынке торгует хурмой.

      ***


     


     Поговори со мной, ворона. 
     Про светлый день, про отчий край! 
     Тебя, племянницу Харона, 
     Архангелы не пустят в рай. 
      
     Всю жизнь объедками питаться, 
     Не нанося другим вреда. 
     И над рекой времён болтаться – 
     Туда-сюда, туда-сюда. 
      
     Кому-то с неба – Божья манна 
     И соловьиный райский сад. 
     А нам, скрежещущим гортанно, 
     Дороженька прямая в ад. 
      
     И хоть характером не робки, 
     Не застим мы судьбы ничьей. 
     Авось сгодимся для растопки 
     Вселенских пламенных печей. 
      
     Покуда райские ворота 
     От нас скрывает злая тьма, 
     Поговори со мной, ворона! 
     Не обижай меня, кума!

      
      ***


     


     Рванул из отчих берегов 
     К небесной славе. 
     А мне завистливых врагов 
     Своих оставил. 
      
     Мои враги – не слабаки. 
     Твои – покруче. 
     Мне отмахнуться не с руки. 
     Беру – до кучи! 
      
     Как твоему ученику, 
     Куда мне деться? 
     Вторую подставлять щеку – 
     Не отвертеться! 
      
     Теперь по обе щеки бит. 
     Как по Писаньям. 
     И, может, стану знаменит 
     Врагов стараньем. 
      
     Отныне с двух идут сторон 
     Ко мне напасти... 
     Учитель, мой тебе поклон! 
     Спасибо, Мастер!

      ***


     


     Вышел и бросил стихи на дорогу. 
     Видно, пришёл их черёд 
     Или же чёрт на ходу сломит ногу. 
     Или же Бог подберёт. 
     Бог не торопится. Чёрт догоняет. 
     Всё же решился настичь. 
     Глазки прищурил, лукаво пеняет: 
     «Вы обронили кирпич. 
      
     Ежели так станет, походя, каждый 
     Всякий разбрасывать хлам... 
     А уверяли доверчивых граждан, 
     Что строить будете храм». 
      
     Господи! Что он ко мне привязался? 
     Я никогда не любил 
     Этих досужих, премудрых мерзавцев – 
     Парнокопытных дебил. 
      
     Боже, избави от этого срама. 
     Всем, чем могу, услужу. 
     В стену небесного вечного храма 
     Скромно кирпич возложу. 
      
     Пусть он в сверкающей кладке лучистой 
     Грозной восстанет стеной 
     Против пронырливой силы нечистой 
     Этот кирпич именной.

      
      
      
     Евгений СЕМИЧЕВ г. НОВОКУЙБЫШЕВСК, Самарская обл.

В КРАСКАХ МУЗЫКА ИГРАЕТ

№ 2007/16, 23.02.2015
В КРАСКАХ МУЗЫКА ИГРАЕТ

      
     

***


     


     «Вспомни во гневе о милости», – 
     Бога просил Аввакум. 
     Знал, что душою не вынести 
     непостигаемых дум. 
     Знал, что нахлынут халдеи, 
     знал, что падёт Вавилон... 
     Худо в родной Иудеи 
     будет, – предсказывал он. 
     Бога рискуя обидеть, 
     вёл с ним такой разговор: 
     «Боже, зачем же мне видеть 
     войны, убийства, раздор?!» 
     И лишь однажды услышал 
     то, что Всевышний изрёк: 
     «Верой, отпущенной свыше, 
     жив и пребудет пророк...» 
     Знал Аввакум, что ответить, 
     но убоялись уста... 
     Было ещё шесть столетий 
     до появленья Христа. 
     

      ***


     


     Над нами возвращались журавли 
     и всей своей усталостью кричали. 
     Мы их так долго взглядами вели, – 
     да-да, вели, вели, а не встречали. 
      
     Как будто впрямь показывали путь 
     над лугом, над рекою, над болотом, – 
     куда теперь им лучше повернуть, 
     куда потом лететь за поворотом. 
      
     Со встречным ветром вот и мы в борьбе, 
     как журавли, наверное, устали... 
     Любимая, не кажется ль тебе, 
     что взглядами теперь всю стаю тянем 
      
     туда, где дышат волнами поля, 
     где озеру уютно за лесами, 
     где ждёт и нас родимая земля 
     тропинками, обрывами, крестами... 
     

      ***


     


     Даль или синь предрассветная, 
     белые призраки гор... 
     Скиния ветхозаветная – 
     церковь, палатка, шатёр? 
      
     Вижу, иль всё-таки видится 
     то, что нельзя различить? 
     Вот она бережно высится – 
     с памятью не разлучить. 
      
     Помню бесстенную, белую. 
     Свечи, хотя не темно. 
     Помню ковчег, что над стелою, 
     помню и хлеб, и вино. 
      
     Это лишь для причащения 
     тем, кому свет оставлять... 
     Господи, нету забвения – 
     скинию вижу опять. 
     

      ***


     


     Жизнь для жизни и вправду короткая, 
     но поэт стать собой успевал... 
     «Ой ты, Русь, моя родина кроткая!», – 
     как Есенин, никто не сказал. 
      
     Не слова это вовсе, а магия. 
     Что им годы и что им века... 
     Жизнь, и впрямь до безумия малая, 
     оказалась ему велика. 
      
     И так просто, так явственно видится, 
     что её ни о чём не моля, 
     в ленинградской унылой гостинице 
     всё до точки сжимала петля. 
      
     Но остался не сплетней да водкою, 
     а строкой, что от счастья светла: 
     «Ой ты Русь, моя родина кроткая!» 
     Дай-то, Бог, чтоб такой и была. 
     

      ***


     


     Наверно, в этом и моя вина – 
     пойму однажды, всё-таки заплакав, – 
     по ту и эту сторону окна 
     мир никогда не будет одинаков. 
      
     Не станет он таким, как я хотел, 
     и с этим надо всё-таки смириться. 
     Но снова там, где шорох пролетел, 
     мне душу окликающая птица. 
      
     О чём она, о чём она, о чём? 
     И как её там ветер не сбивает?.. 
     В квартире этой мир и за окном 
     одним и тем же миром не бывает. 
      
     Я слышу зов: «Не ври себе, не ври 
     и сам себя сомнением не мучай!» 
     Ах, птица, птица, душу не зови! 
     Я форточку прикрыл на всякий случай 
     

      
      
     

Изяслав КОТЛЯРОВ

ЛАДКА

№ 2007/16, 23.02.2015
Добрую тысячу километров она едет по России на чужой машине, без документов. Её останавливают на постах ГАИ, она рассказывает свою историю – мужики в форме смеются и отпускают её (с Богом!). Она садится за руль и едет дальше. Ей уже за тридцать, но она, что называется, в цвете лет и неплохо выглядит и модно одевается. […]