Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2014, номер - 11

Писательские организации обменялись заявлениями

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
В принципе мало кого сейчас удивляет, что на заявления Союза писателей России почти не обращают внимания средства массовой информации. Что уж говорить, если решающий во многом съезд Союза прошёл тихо и незаметно.

Правда о Крыме

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
Мы все самым внимательным образом следим за эпохальными событиями в Крыму и других юго-восточных регионах Украины. Мы видим, как в центре Европы разрастается коричневое пятно.

Сей камень…

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
Леонид Смородин начал странствовать ещё по стране Советов. Приехал в Спировский район Тверской области в 1990-х и обосновался здесь, поверив Ельцину и Стреляному

Конституция и штрафы

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
Уже давно очевиден факт – автолюбителей выживают с дорог Москвы и Санкт-Петербурга. Причём власти беззастенчиво говорят о том, что хотят добиться улучшения трафика именно за счёт той категории автовладельцев

Внутри себя

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
Почти каждый писатель с громким именем отличается чем-то от других. Многие по-настоящему самобытны. Но как ни странно, все они, рассказывая о своём творчестве

Виссарионы, потерявшие неистовость

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
Прочёл статью Р.Сенчина о критике и критиках («лр», 2014, № 4), и решил немного поразмышлять на эту же тему. Кто же он, сегодняшний критик, и какова его роль в текущей литературе?

Облить литературой — вот наша задача!

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
Ещё не так давно наша литература стояла на грани вырождения. Пусть некоторые критики и называют этот промежуток пустоты «замечательным десятилетием»

Всё, что вы хотите узнать о драме

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
Журнал «Современная драматургия» был основан как альманах ещё в 1982 году, а в журнальном формате выходит с 1987 года, то есть уже более четверти века.

Малороссийская Сафо

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
Украинскую поэтессу ХVII в. Марусю Чурай называли «Малороссийская Сафо» — по имени древнегреческой. Она являет собой удивительный пример не только страстной женской лирики

Гостья из будущего

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
В 1961 году, задолго до высадки астронавтов на Луну и обнаружения там внеземных артефактов, в Конгресс США поступил отчёт института Брукингса.

Свободный полёт

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
Марина Саввиных — не новичок в русской литературе; она — на сегодняшний день — один из самых прекрасных и сильных её художников

Дом в прерии

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
На днях узнал, что американский кинематограф жив. Именно кинематограф, – киноиндустрия-то работает на полную мощь, выпуская потрясающие воображение

Серым по серому

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
По размаху рекламной кампании, организованной вокруг фильма «Трудно быть богом» под режиссурой покойного Алексея Германа, в наших СМИ за последнее время можно сравнить только фильм Фёдора Бондарчука «Сталинград».

Легенды и мифы заводской культуры

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
Последнюю книгу Ксении Букши «Завод «Свобода» уже успели окрестить новым производственным романом. Определение смелое и сомнительное.

ВСТРЯСКА

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
 

Всё происходящее мною воспринималось в каком-то отупелом оцепенении, не знаю, как у других. Наша батарея встала прямо напротив этого кишлака, скопища глиняных коробок с торчащими кое-где деревьями. Кишлак находился неподалёку от города Газни, центром провинции со старинной цитаделью, тощей речкой, гробницей знаменитого средневекового поэта Санайи и минаретами двенадцатого века. Поблизости ещё одна батарея была приведена в готовность. Также позиции заняли танки. Кишлак был как на ладони. Двумя днями ранее здесь погибли трое солдат из нашего полка, выполнявших вместе с подразделением боевое задание. И теперь артиллеристы и танкисты явились для возмездия.

Приказ был отдан, и начался обстрел кишлака прямой наводкой. Глиняная пыль поднималась к небу. Бедняцкие лачуги превращались в кучи глиняных обломков. И это делали мы, солдаты рабоче-крестьянской армии. Да, ребят из рабочих и крестьянских семей у нас было большинство. Наши деды знали вкус земли, знали крестьянский труд. Ну и кое-кому из нас тоже довелось уже поработать и на земле, и за станком. А сюда мы пришли вызволять дехкан — крестьян — и рабочих мелких предприятий, дорожных работяг, каменотёсов, учителей из беды, в которой они оказались по причине враждебных происков недобитых басмачей, богатеев и заокеанских воротил. Мы и пришли добить басмачей и обеспечить мир труженикам Афганистана.

А вот громили сталью и свинцом глиняные дома и стены вокруг садов, совсем не похожие на дворцы или горные цитадели банд. Как это получилось? Что за фантасмагория?

Таков абсурд войны.

Война никогда не бывает чистой и гуманной. И победителей надо встречать плачем, учил Лао Цзы.

В тот день у Газни я не думал всего этого. На меня нашло отупение. Выполнял свою работу, и всё. Из орудийных номеров меня уже перевели, я стал топогеодезистом, но и с картой здесь нечего было делать, и комбат приказал мне тянуть связь с командным пунктом. Потом по этому телефону и был получен приказ открыть огонь.

Мы проучили этих дехкан, жителей глиняной деревни, разгромили всё и колонной вернулись в полк чистить орудия, писать письма, ужинать. В себя я пришёл позже. Явилась простая мысль о том, что это была карательная акция. Но разве мы каратели? В те времена этот термин обычно применяли к идеологическим и историческим врагам. И не верилось, что так обыденно и мы стали карателями.

А именно это и произошло. Но в условиях боевых действий термин этот ещё не обрёл всей своей уничижительной силы. Психическое поле войны нейтрализует всякие мудрые изречения и житейские соображения, ну, вроде того, например, что если бы твою деревню так-то «наказали», где бы ты оказался после этого? на чьей стороне? и что же это за собратья по классу, таким-то манером помогающие?

Ещё сильнейший заряд это воспоминание получило с годами. И если бы только оно одно. И разряд уже встряхнул с настоящей силой.

Все эти соображения пришли этой ночью во время бессонницы. Да, бессонница — удел граждан страны, собравшейся снова воевать. И это ещё не самое худшее, как зарница — ещё только тихая весть грозы и бури.

В эти дни встряхнуло многих. Многие граждане с изумлением поняли, что они безъязыкие. Депутаты, радио, телекомпании, чиновники говорили совсем не то. Все рвались в бой. Защитить и покарать. Быстро организовали шествие тех, кто поддерживает ввод войск в Украину. Интересно, много бы осталось людей в этом шествии, если бы вдруг их сразу и повели к грузовикам, а дальше повезли на аэродром?

Люди, далёкие от политики, вдруг поняли, как это глупо — сидеть и молчать, пока «представители» дружно поощряют президента. Внезапно стало ясно, что «политикой» необходимо заниматься всем от конюха до учителя, от сторожа до литератора-созерцателя, если мы не хотим видеть новые разрушенные деревни, если мы не хотим снова окунуться в морок психического поля войны, упраздняющего обычные человеческие понятия.

Мир качнулся. Замер в ожидании. И как будто пока устоял. Но он уже точно не будет прежним.


Олег ЕРМАКОВ, 

г. СМОЛЕНСК

Дмитрий Ларионов. БАБОЧКИ ВОСПОМИНАНИЙ

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
    Дмитрий ЛАРИОНОВ

* * *

имя рек названия мостов

не проходили в школе

к встрече с ними будь готов

их повстречаешь вскоре

и лодка вынесет  тебя

в провинциальный город

и сложишь домну из огня

а с домной в море

не маяками выколот маршрут

но дрогнет жилка

есть каждодневный труд

в песке снежинка

теряешь несколько шагов

не быть великим

неважное число слогов

в твоей копилке

и вот уж лодку подают

мосты и реки

увы не повернут на юг

отход на север

 

 

ЦВЕТОК

 

О, если бы я был цветком в саду тенистом,

то вздрагивал плечом прожилистым, лиловым;

усвоил ветра естество /ветра – подобия дефисов,

относят запахи земли.../. Но всякий запах – слово.

Тогда бы выдыхал поэзию цветка. С такой пыльцой

не нужно смысла; к созвездиям глухим стремил лицо

своё. И если ты сорвал меня

/приколот венчик на жилете.../ –

эклоги травной не прочёл – с ладоней ускользнула цветень...

Ты наречёшь меня читателем. Я нареку тебя отцом.

ФЕНОМЕН

Когда бы мир, каким его задумал ты

/карандашом подчёркнутый, обросший облаками/,

родился на листе альбомном, и тотчас сделался размыт –

допустим. Что тогда? В конце концов:

бумага, ножницы и камень –

сам кистью смоделируешь грядущее, искусственный сюжет,

а в актуальном персонаже – обнаружишь ленинградца...

Но коль к тебе прикатит он, ему в надёжном гараже

поставишь горькую, и – ваша очередь гадаться.

Элементарным помыслом – в моём набоковском сачке

опять сверкают бабочки глухих воспоминаний...

А жизнь течёт по принципу космических блок-схем,

относит в завтра нас. И азбучно осознаётся нами.


Дмитрий ЛАРИОНОВ, 

г. НИЖНИЙ НОВГОРОД

ПЛАЧ ПО БРАТЬЯМ

Рубрика в газете: , № 2014/11, 23.02.2015
 

Строки в Книге Судеб

опять заливает кровь…

Участь отцов наших, люди,

мы претворяем вновь!

Лад булатом порушен

и вынесен приговор –

и это по наши души

всадник с высоких гор

скачет простором дольним.

Чёрное солнце над ним…

Люди родные! Как больно!

Украина. Крым.


Наталья АХПАШЕВА, 

г. АБАКАН