Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2014, номер - 31-32

Иван ГЛАЗУНОВ: Кому-то Венера Урбинская, а кому-то кишки в банке

№ 2014/31, 23.02.2015

Встретил меня Иван Глазунов в своей мастерской в Брюсовом переулке, дышащей красотой, старинностью и традицией: мольберт, деревянная скамья , на кресле лежит волк, на стене – распятый Иисус, в книжных шкафах старопечатные энциклопедии, рукописи, карты. 

Назад к идеологии

№ 2014/31, 23.02.2015
Разговор о гуманитарном образовании почему-то всегда начинается у нас с конца. Максимум с середины. Обсуждают обычно сокращение часов, преподаваемых дисциплин

Дела и люди давно минувших дней

№ 2014/31, 23.02.2015
Собрание драматургов. Присутствовали Г.Иванов, Дёмин, Толмазов, Захаров М., Эфрос, Салынский, Ануров В. Выступили: Градов, Розов, Иванов, Алёшин, Минц, Эфрос…

Та самая дорога

№ 2014/31, 23.02.2015
Слава Богу, блоковская ироническая улыбка («Там жили поэты и каждый встречал другого надменной улыбой») писана не для всех. Я получаю из Владивостока письмо

Циничное время

№ 2014/31, 23.02.2015
Добрый день, уважаемая редакция «Литературной России». Хочу высказаться, как профессиональный филолог, поскольку это, тот самый редкий случай, когда реакцию удивления вызывает даже не рецензия

Роман Сенчин. БЕСПРОИГРЫШНАЯ ЛОТЕРЕЯ

№ 2014/31, 23.02.2015
 

Писать и говорить плохо о руководстве страны в последние месяцы не то чтобы очень опасно (никого почти не хватают за критику, не бросают за решётку, как происходило в эпоху «холодного прошлого»), но как-то стало непринято. Дескать, Россия переживает сложный период, не на словах, а на деле возвращает утраченные позиции сверхдержавы, а тут вы со своим тявканьем и щипками. Пятая колонна, нацпредатели, поклонники Запада…

Впрочем, многие из тех, кто публично – на ТВ, по радио, в разнообразных изданиях – безоговорочно поддерживают практически всё, что делают наши руководители (точнее, один, а окружение помогает, хотя есть и среди окружения скрытые противники движения вперёд и вверх), в кулуарных беседах высказывают тревогу. Источник этой тревоги – не Запад и не Восток, не бандеровцы и пятая колонна, а внутренняя политика. Правда, для пользы большого дела (а по-моему, не только по этой причине), тревогой этой люди, имеющие доступ к СМИ, делятся очень редко. Вообще предпочитают говорить о загранице, а не о внутренних наших делах.

«Щипать за каждый пустяк Кремль в нынешних условиях – просто-напросто непатриотично», – таково убеждение подавляющего большинства нынешних СМИ.

 С недавних пор вернулся интерес к писателю Леониду Леонову. Его много цитируют. Не останусь в стороне и я. «Патриотизм состоит не в огульном восхвалении или умолчании отечественных недостатков», – сказал Леонов не в самые простые для России (у Леонова в статье именно Россия, а не СССР) времена.

В статье той, «Рассуждение о великанах», 1947 года – про «большую родину», про «грохот нашегоДнепра». Лейтмотив же: заграница, не лезь в наши дела. Причём интересны приметы времени. Вот автор упрекает Запад в следующем: «В 1906 году, когда революция ещё развивалась в России, Запад помог царской реакции оправиться, ссудив ей два миллиарда рублей. И царизм действительно окреп тогда ценой новых народных бедствий». Нынче очень многие истинные патриоты России жалеют, что заграница тогда и после 1917-го помогла мало, слабо, отдала страну на растерзание большевикам…

Большевики, а точнее их выродившиеся наследники капээсэсовцы пали уже двадцать с лишним лет назад. Двадцать с лишним лет другое время, другой строй, другая политика…

Впрочем, политика меняется. Экономика, по существу, та же, что и в большей части мира, – капиталистическая, – а вот политика… В последние месяцы Запад, судя по всему, для нас должен стать однозначно противником, чуждым нам, в первую очередь, духовно. Да и в политической сфере ничего хорошего от Запада ждать не стоит.

Об экономической зависимости от него говорят всё реже и тише. Некоторые специалисты утверждают, что даже в условиях эмбарго мы устоим. В 1947 году то же говорил и Леонид Леонов:«Ушла пора нашей печальной зависимости от Запада – не культурной, которой и не было, а экономической». Словам Леонова у меня нет причин не верить (не жил в то время), но утверждения нынешних специалистов вызывают усмешку.

Интересно, что про плохой Запад громче всего кричат те, кто мотается на этот Запад бесперечь. Глянешь на график какого-нибудь представителя политической, экономической или культурной элиты – то Франция, то Испания, то Германия, то Англия, то США с Канадой. В Польшу часто ездят. Хотя вот тут санкции расширяются, Дни культуры отменяют, на экономические форумы делегации из России не приглашают. Думается, представителям элиты становится действительно несладко. Гадаю: станут ли с тоски проклинать Запад яростней или же не выдержат и бросятся в низкопоклонство?

Про Запад я знаю мало. Вижу только, что большинство вещей, которые меня окружают – не наши. Я не про что-то такое особенное, а про чайник, шариковую ручку, кухонный нож, туфли с носками, зажигалку, сигареты «ОАО Филип Моррис Кубань». Ноутбук у меня то ли с Запада, то ли с Востока… Что-то ничего стопроцентно нашего на глаза не попадается…

А аппараты для азартных игр у нас научились производить? Или тоже придётся закупать во враждебном зарубежье? А их понадобится, видимо, в скором времени немало. Не в чику же и пристенок играть.

Помнится, году в 2006-м национальный лидер вдруг обеспокоился азартными играми. Сказал собравшимся подчинённым: «Мы должны подумать о том, чтобы оградить наших граждан от того, что сейчас происходит в сфере игрового бизнеса».

Правильная была обеспокоенность. В Москве, например, возле каждого выхода из метро стояло в середине нулевых по два-три зала игровых автоматов, где тратили зарплаты мужчины и женщины; почти в каждом магазине торчали эти, как их? – «столбики», кажется, – куда старушки, разменяв купюры на пятирублёвые монеты, спускали свои пенсии…

Подумали радикально: запретили игорный бизнес на всей территории РФ, кроме четырёх зон по краям страны, где должны были возникнуть отечественные Лас-Вегасы.

Но, во-первых, можно было оставить в крупных городах по парочке казино, чтобы игорный бизнес не совсем уж ушёл в подполье (а подпольно играют в Москве дай боже, хотя старушек с пенсией там, к счастью, не увидишь), а во-вторых, зоны наметили не в пустынях и дикой тайге, а во вполне обжитых местах: Калининградская область, граница Ростовской области и Краснодарского края, Алтайский край, Приморский край. Там тоже ведь есть старушки, которые мечтают превратить свои жалкие пенсионные тысчонки в нечто большее. Выиграть на лишний килограмм сосисок.

О том, как в зонах строятся казино и прочие атрибуты сладкой жизни, сообщалось и сообщается скупо. Иногда появляются цифры про необходимые инвестиции. Фигурируют миллиарды рублей. Происходит призыв вкладывать деньги. Инвестором выступает и государство – оно ведь инициатор этого процесса – упорядочивания игорного бизнеса… Но в целом процесс создания зон не афишируется.

О реакции местных жителей тоже почти ничего не слышно. Правда, эта тема дала пищу для художественной литературы – в 2009 году вышел роман писателя из Ростова-на-Дону Дениса Гуцко«Домик в Армагеддоне». Там про строительство игорной зоны в Ростовской области, раздрай среди людей, противоречие между православными ценностями и жёлтым дьяволом, которые пытаются уместиться в мозгах отдельно взятых персонажей… В общем, очень невесёлая книга.

«Домик в Армагеддоне» прошёл почти незамеченным, но свою миссию (а это для литературного произведения самое важное) выполнил – игровую зону из Ростовской области убрали. Что стало с построенными (или строящимися) зданиями под казино, не знаю. Не обнаружил информации. Ну, найдут, наверное, им применение. Не бросят же. Может, и убытки инвесторам восполнят. Хотя чёрт его знает – рулетка, это такая вещь, всё от удачи, говорят, зависит.

Но, в общем, были эти четыре зоны и были, что-то там происходило потихоньку. Внимания на них, честно говоря, и обращать особо не хотелось. И тут бабахнула новость: президент РФ (он же – национальный лидер) уверенной рукой подписал закон о создании игорных зон в Крыму и Сочи. В Сочи для этого приспособят некоторые объекты, построенные для Олимпиады. Причём решается вопрос о ликвидации той зоны, что упорно строится на севере Краснодарского края и где работают уже несколько казино.

Местные власти этого севера в панике: 12% работающего населения останется без работы. А что опять же будет со зданиями? Есть планы приспособить их под воинские части и кадетские корпуса…

С Крымом же вообще интересно. С марта наши СМИ проводят параллели между нынешним присоединением полуострова к России и освобождением его от немецко-фашистских оккупантов 70 лет назад. И вот новое подтверждение того, что Россия несёт крымчанам свободу: кручение рулеток, блеск огней, звон сыплющихся в лотки жетонов – вот оно ощущение свободы! Тем более не в Алтайских горах это происходит, не в туманной Калиниградчине, не в холодном Приморье и не в сонных степях под Ейском, а в Крыму, куда стремились и стремятся все, обладающие хотя бы двадцатью тысячами лишних рублей. «Если только буду знаменит, то поеду в Ялту отдыхать». Как-то так мечтал поэт.

Ну да, из всей обширной и разнообразной территории Крыма намечено создать игорную зону в Большой Ялте. Не где-нибудь в малонаселённой сердцевине полуострова, а там, где туристы и более-менее развитая инфраструктура. На подготовленном плацдарме.

Задача-то: побыстрей выкачать из людей деньги и залатать ими те многочисленные пробоины, что появились и продолжают появляться в бюджетах. Не только в государственном, региональных, но и во многих других. Бабло всем крайне необходимо.

Сколько потенциальных лудоманов и вроде бы излечившихся от этой болезни, завидев призывысыграть, ринутся к аппаратам и рулеткам. Хорошо, если одинокие, но в Крым обычно ездят семьями, и редко богатые… Мало радости курортникам, зато приток денежных средств…

А развращать и тут же кричать о духовности, скрепах, государственности, это надёжный вариант. Беспроигрышная лотерея.


Роман СЕНЧИН

НЕКОМПЕТЕНТНОСТЬ РУКОВОДСТВА РОСАРХИВА

№ 2014/31, 23.02.2015
 

Многие историки уже давно недоумевают: как же так, Российский госархив новейшей истории (РГАНИ) регулярно издаёт сборники документов из фондов Хрущёва и других руководителей компартии, а сами эти фонды остаются для исследователей недоступны. Почему? Положение дел отчасти изменилось лишь пару недель назад, и то лишь после вмешательства нашей газеты. При этом в РГАНИ выявилось множество других острейших проблем, требующих незамедлительного решения.

Наша редакция возлагала очень большие надежды на встречу с руководителем Федерального архив ного агентства Андреем Артизовым. Дата приёма была согласована за месяц. Срок немалый, чтобы все заинтересованные стороны могли заранее подготовиться. Сама встреча состоялась 25 июля.

 

  

Первое удивление,

или Почему руководитель Росархива

не готовится к официальным приёмам исследователей

 

Вся встреча продолжалась почти полтора часа. Треть времени ушла у руководителя Росархива г-на Артизова на прощупывание идеологических позиций своего собеседника. Вместо того, чтобы дать исчерпывающие ответы на те вопросы, которые волнуют меня и многих других исследователей, г-н Артизов битых полчаса выяснял мою биографию и мои политические и литературные взгляды. Его очень интересовало, как позиционирует наша газета.

– Мы – государственники, – подчеркнул я.

Артизова такой ответ не устроил. Мол, это расплывчато, все теперь государственники. Пришлось пояснить, что своё кредо редакция газеты сформулировала не сегодня, а ещё в 1995 году, когда чиновники пытались всех поделить на «демократов» и «патриотов», а мы предпочли оперировать другими терминами, и до сих пор убеждены в том, что поступили правильно.

Артизову этих разъяснений показалось мало. Он стал задавать наводящие вопросы.

– А как газета относится к Дмитрию Быкову? А печатает ли газет Александра Проханова?

Прямо-таки допрос с пристрастием. И это вместо разговора по существу. Мне так и хотелось сказать: «Г-н Артизов, кто вам мешал заранее подготовиться к приёму и выяснить мои взгляды?»

 

Второе недоумение,

или Почему же фонды советских вождей были закрыты?

 

Что же я всё-таки хотел услышать во время встречи с г-ном Артизовым? Первое: почему в РГАНИ с 2002 года не обновлялся список фондов, доступных исследователям? Второе: когда будет исследователям представлен весь перечень фондов, хранящихся в РГАНИ? Третье: какие имеются в РГАНИ алфавитные, тематические и другие картотеки и когда исследователи получат к ним доступ?

Ответы я получил весьма расплывчатые. Г-н Артизов много рассуждал о важности архивов и трижды картинно перекрестился, что при нём не произошло утечек секретных материалов. А конкретики я так и не услышал (в частности, я не понял, можно ли исследователям работать с картотеками РГАНИ).

А ведь я заранее обозначил перед г-ном Артизовым волнующие меня проблемы. Мне так и осталось непонятным, кто виноват в том, что исследователям десятилетиями не выдавали описи из фондов Политбюро и Секретариата ЦК КПСС, рассекреченные, кажется, ещё в 1996 году?

Ещё один интересный сюжет. По ходу беседы с г-ном Артизовым не раз всплывала тема качества составленных РГАНИ сборников документов «Аппарат ЦК КПСС и культура» из серии «От Сталина до Горбачёва». Одно время сотрудники РГАНИ подавали эти сборники как уникальное событие. Но на поверку выяснилось, что часть этих сборников составлена по принципу «тяп-ляп». Составители не пояснили принципы отбора документов. За бортом этой серии оказалось немало бесценных материалов, касавшихся ключевых фигур литпроцесса 50–70-х годов, в том числе Анны Ахматовой, Александра Твардовского, Константина Симонова и других выдающихся писателей. Это не считая других претензий к серии.

Надо отметить, что г-на Артизова заинтересовали мои замечания о серии книг «От Сталина до Горбачёва». Больше того, он предложил свою протекцию, пообещав, если я напишу критический разбор серии, порекомендовать его к публикации в журнале «Отечественные архивы». О, если б это благородство г-на Артизова распространилось и на другие сферы деятельности Расархива.

 

 

Третье недоумение,

или Махинации с тарифами на копирование документов

 

Андрей Артизов

Помнится, ещё в апреле я решил в РГАНИ оформить заказ на ксерокопирование некоторых документов. Так бухгалтерия выставила мне умопомрачительный счёт: по 46 рублей с лишним за одну страницу (когда в другом архиве – РГАЛИ за эту же самую услугу брали по 15 рублей). После двух моих походов в Росархив директор РГАНИ г-жаТомилина распорядилась с меня также взимать 15 рублей, но никак не 46. И я до сих пор в недоумении: так какие же в РГАНИ существовали официальные расценки.

Я пытался у г-на Артизова выяснить, обманывали меня в апреле в РГАНИ или, наоборот, я не доплатил архиву деньги за оказанные услуги. Это первое.

Второе. За первые сто ксерокопий я заплатил в РГАНИ в общей сложности чуть больше полутора тысяч рублей. А потом с меня стали брать за каждый листочек в полтора раза больше – по 22 рубля 50 копеек. Почему? Якобы я превысил годовой лимит и поэтому должен платить пятидесятипроцентную надбавку.

Но где эти лимиты прописаны? И кто их регулирует? Вообще, откуда в наш век открытости и новых информационных технологий появились какие-то нормы на ксерокопирование? С этими вопросами я весь июль 2014 года регулярно обращался в профильное управление Росархива. В итоге мне показали прошлогодний приказ министра культуры России г-на Мединского о правилах пользования архивами, в котором никакие лимиты не фигурировали.

Получалось, что я переплатил РГАНИ несколько тысяч рублей. Лично для меня это немалые деньги. Но архив возвращать переплаченные суммы мне отказался. Почему? По словам г-на Артизова, закон обратной силы не имеет.

Позвольте уточнить: какой закон? Есть приказ министра Мединского. Он вступил в силу после регистрации в Минюсте ещё в ноябре 2013 года. Так почему Росархив до сих пор не выполнил приказ министра культуры? Поэтому я хочу повторить г-ну Артизову другой свой вопрос: когда в РГАНИ вернут деньги за незаконные наценки за давно упразднённые лимиты?

 

 

Четвёртое недоумение,

или Полная некомпетентность руководителя Росархива г-на Артизова

 

В ходе нашей встречи г-н Артизов постоянно выяснял: жаловался ли я на действия РГАНИ. У меня был встречный вопрос: кому жаловаться или где? Ведь в РГАНИ правильно оформленной книги предложений и жалоб до сих пор нет.

Г-н Артизов долго мне объяснял, что на архивы, по его мнению, действие закона о защите прав потребителей якобы не распространяется (или, уважаемый г-н Артизов, я неверно трактую ваши разъяснения?). Мол, архивы – это не торговые ларьки. Позвольте возразить. Закон не делит потребителей на категории. И торговые ларьки, и архивы оказывают платные услуги. А значит, и в ларьках, и в архивах права потребителей должны защищаться. А в РГАНИ главный бухгалтер даже не считает нужным вернуть по требованию исследователя квитанцию за оплаченные услуги. Видимо, чтобы потом исследователь нигде не мог доказать завышенную стоимость и плохое качество оказанных услуг.

 

 

Пятое недоумение,

или Грабёж средь белого дня

 

С первого июля Росархив ввёл новые тарифы на ксерокопирование. Услуги на ксерокопирование подорожали сразу в восемь (вдумайтесь, в восемь) раз. Это при годовой инфляции в 7–10 процентов.

Если раньше за одну страницу ксерокопирования мы платили 15 рублей и наш заказ выполнялся за один, максимум два рабочих дня, то теперь базовая ставка составляет 40 рублей (но при этом надо ждать больше двух недель).

Росархив ввёл понятие срочности. Причём появилось сразу два вида срочности с расплывчатыми сроками.

В понимании обывателей срочность означает один час, максимум – один рабочий день. Росархив установил другие сроки срочности. При выполнении услуги от одного до трёх рабочих дней (день оплаты заказа – не в счёт) действует повышающий коэффициент 3. Это значит, что за одну страницу ксерокопирования надо заплатить не 40, а 120 рублей. А дальше всё отдано на усмотрение сотрудников архива: захотят, вам всё сделают за один рабочий день; не захотят – ждите три дня.

Ещё интересней Росархив трактует вторую степень срочности, предусматривающую стоимость услуги 80 рублей за ксерокопирование одной странички. В этом случае срок выполнения заказа составляет от четырёх до одиннадцати рабочих дней (опять-таки на усмотрение сотрудников архива).

Это ли не грабёж? Видимо, г-н Артизов устанавливал эти грабительские ставки (а другого определения тут никак не подберу), исходя из своей министерской зарплаты. А подумал ли он хотя бы об аспирантах? У них-то такие деньги отродясь не водились.

И кто заинтересован в таком бизнесе? Уж во всяком случае не исследователи.

 

 

Шестое недоумение,

или Боязнь руководства Росархива признаться в своей некомпетентности

 

Прощаясь с г-ном Артизовым, я позволил себе подвести итоги, сказал, чем доволен и чем обескуражен, и как предполагаю действовать дальше. И что услышал в ответ? Что не надо угрожать.

В интерпретации г-на Артизова возможное обращение к Мединскому выглядело угрозой. Что тут сказать? Бред больного воображения. Или руководитель Росархива действительно испугался того, что его обвинят в некомпетентности, незнании законов и неумелом руководстве подчинёнными им архивов?

Во всяком случае, я больше уже не удивляюсь тому бардаку, который, по моему мнению, царит в РГАНИ. Рыба гниёт с головы. Это всё, что я могу сказать в заключение.


Вячеслав ОГРЫЗКО

ПОЭТИЧЕСКИЙ АЛЬБОМ: Вячеслав ВАСИН, Олег МОШНИКОВ, Адам АХМАТУКАЕВ

№ 2014/31, 23.02.2015
ПУСКАЙ ГРЕХАМ ОН СКАЖЕТ «НЕТ»

 

Вячеслав ВАСИН

 

САД

 

Деревенская лачуга

И незапертая дверь.

И крикливая пичуга

Мне подружкою теперь.

 

Окружённый облаками,

Бородат и волосат,

Я сражаюсь с сорняками

И возделываю Сад.

 

Тяжкий труд не утомляет,

Непогода нипочём.

Сад надёжно охраняет

Ангел с огненным мечом.

 

 

ПРИМИРЕНИЕ

 

С тобой на Боинге,

        но можно и на Ту –

Хоть в Грецию, хоть в Рим,

Хоть в Полинезию...

 

Поэзия так любит красоту!

   А красота – поэзию.

 

                   ***

Пускай грехам он скажет «нет»

И отвратительным порокам,

Не сможет стать Святым поэт.

От силы будет он –

            пророком...

 

СТАРЕЦ СИЛУАН

И БЕШЕНАЯ СОБАКА

 

Пёс огромный, грязный, шелудивый

На него летел, разверзши пасть...

     Только и успел сказать, что

«Господи, помилуй!..»

        И собака мимо пронеслась.

 

ПУТЬ

 

Был некий левый путь у каждого Святого.

И на него свернуть

Душа была готова,

Когда над духом властвовала плоть...

И вот тогда –

Их укреплял Господь.

 

CТЕЗЯ

 

Иному многое нельзя –

У каждого своя стезя.

Собьёшься со своей стези,

Так изваляешься в грязи.

 

 

ЗА КОРДОНОМ В СВОЕЙ СТРАНЕ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Олег МОШНИКОВ

 

***

Наступило карельское лето и

Непременный душевный раздрай:

За дождями дожди, за просветами –

Замороченный моросью край…

 

А под вечер посыпалось, будто бы

Из-за порванных пыльных завес

Полетели с лугов незабудковых

Одуванчики белых небес.

 

И когда на закате разведрило,

Отодвинуло облачный фронт –

Раздуваемый вольными ветрами,

Полыхнул золотой горизонт.

 

Где широкий просвет намечается,

Проступает над лесом вдали,

За краями судьбы не кончается

Незабудковый вечер земли…

 

ВОЙНА

Межусобицы  постсоветские,

Миф о киевском языке…

И поджоги слепят одесские,

Отражаясь в Днепре-реке.

 

И осталась сестрёнка в Харькове

За кордоном в своей стране…

Ельцин с Рейганом «мир» накаркали –

К горькой славе, худой войне.

 

Вдоль границ фронтовых Украины –

В бога, душу, единый мат! –

Из окопа шмаляют каины,

А в другом – умирает брат.

 

Кто на новой, гражданской выстоит? –

Расцелованы образа –

В террориста каратель выстрелит,

Чтоб друг другу закрыть глаза.

 

И в содеянном не раскается,

Защищая Луганск, Донбасс,

Тот, кто в смертную мглу провалится,

Исказнив покаяньем нас…

 

***

Не рубите, не режьте, не рвите!

А, качнув на ладонях, – подуйте:

Сами, сами развяжутся нити, –

Расплетите слова, расколдуйте

 

Вязь волнительных строк! – на живое

Узелки затянулись когда-то…

За сужденье о них ножевое,

Неприятье – беспамятство плата:

 

Полоснёт – равнодушно и остро –

И забудет о том победитель…

Нити памяти стянуты просто –

За любой узелок потяните,

 

Крутаните проворно, как прежде,

Веретёнце прабабкино снова,

Ощущая кудельную нежность

С моим детством сплетённого Слова.

 

Не рубите, не режьте, не рвите! –

Хоть такое и принято всюду –

Строф моих узелки развяжите,

Оттого они памятней будут…

 

г. ПЕТРОЗАВОДСК

 

  СПАСИТЕЛЬНЫЕ КОРНИ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Адам АХМАТУКАЕВ

 

С НАДЕЖДОЙ

 

Как радостно, когда отец в мой сон

Является, и, как живой, глядит.

Но рвётся из груди печальный стон:

Неужто вновь меня покинет он?

И хочется заплакать мне навзрыд…

– Во сне ты улыбался! – мама говорит.

 

 

ПУСТЬ ДЕРЕВО СТОИТ

 

Не запятнайте рук бессовестным и чёрным.

На дерево топор поднять – позор и стыд.

Когда ещё крепки его земные корни,

Оно и без листвы засохшей простоит.

 

Ведь выжило оно в безвременье лихое

Без помощи людской в разграбленном краю!

И дерево порой становится героем,

Вцепившись в горный склон, как воины в бою,

 

Как старец, что хранил дух родины в изгнанье,

Как сын его седой, что чудом выжил там…

Пришли они сюда предутреннею ранью,

Чтоб поклониться вновь спасительным корням.

 

Которым засыхать нельзя по воле Божьей,

Как высохла листва страданий и обид!

Поднимется ль рука, чтоб память уничтожить?

Пусть дерево судьбы, как памятник стоит!

 

***

Плачет небо над твоею горькой долей,

И от слёз промокли потолки.

Мальчуган соседский забежал бы, что ли,

Хоть на миг избавив от тоски!

 

Под ручьи дождя подставишь ты посуду,

И на бедность люди подадут.

Но соседи-доброхоты вряд ли будут

Гнать из сердца зябкий неуют.

 

Поселил его там сын твой непутёвый,

Навсегда забыв родной очаг.

Кто поможет? Под своим дырявым кровом

Гаснешь, как последняя свеча…

 

 

Переводы с чеченского Юрия Щербакова