Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2014, номер - 33-34

Новые реалисты уходят в историю

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

Три последних года подарили нам три исторических романа, написанных теми, кого не так давно называли новыми реалистами. В 2012-м был опубликован роман Дениса Гуцко «Бета-самец»

Провал за провалом

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

Будущий год президент России Владимир Путин объявил Годом литературы. Но уже сегодня есть опасность, что он будет блестяще провален.

Лермонтов и смерть

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

Странный способ отметить юбилей Михаила Юрьевича Лермонтова избрала газета «Литературная Россия», поместив на первой своей странице в № 30

Убийство после смерти

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

Общий тон заметки «Лермонтов-прожил – «с песню»?» («ЛР», 2014, №30) – пренебрежительный и оскорбительный, и это не просто дурной тон

Роковое награждение

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

«Восхвалять правителей за достоинства, которыми они не обладали и за подвиги, которые они не совершили, – значит скрытно наносить им оскорбления»

Спутники погрома

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

Замечательная, по сути, практика затеяна на одном из патриотических российских ресурсов, о котором многие говорят, да немногие слышат.

Россию силятся втиснуть в фашистскую матрицу

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

В своё время была проведена параллель между Сталиным иГитлером, между коммунистическим СССР и фашистской Германией. Подобный крайне спекулятивный метод аналогий использовался и используется исходя из идеологических соображений.

Футбол, который ещё можно не потерять

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

Сборная России по футболу, наконец, в последние годы приоделась в постоянную форму, как говорили наши комментаторы, признанную на чемпионате мира в Бразилии самой красивой.

ГУБЕРНАТОР ВОРОБЬЁВ, СПАСИ ПОЛЕ ОТ КОРШУНОВ!

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015
 

 Места Боратынского и Тютчевых кроят под продажу в розницу

 

В Подмосковье готовится убийство. Когда готовится убийство человека – преступлением является «недоносительство». Ведь знаешь, что можешь спасти – вовремя предав огласке. И убийца затаится, скроется. Здесь – готовится убийство радости, вдохновения, ярких и прекрасных впечатлений очень многих людей, причём как ныне живущих в Ашукино, так и будущих посетителей наших мест и главной их культурной жемчужины – музея-усадьбы Мураново. И как же молчать о таком? 

Пеший путь в музей-усадьбу есть только один, от железнодорожной станции «Ашукинская» – он лежит через левую часть посёлка Ашукино, через поле, лежащее между Ашукино, проточным прудом и деревней Данилово, а потом уже через лес, всего примерно час-полтора прогулки. Если держаться верхних троп лесных – выходишь на мурановские холмы, которые тоже подвергались в девяностых рейдерским поползновениям, но устояли. Но сейчас за дело взялись воротилы покрупнее – обросли бизнесом, связями в громовских мафиозных кругах. Ведь ни для кого не секрет, что через своего зятяСаблина Громов стал практически монополистом в подмосковном землевладении. Где земля отошла к его семье – быстро выросли громады жилья эконом- и даже премиум-класса и таунхаусы. Пушкино, Софрино – везде, где сложившаяся за девяностые мафия Пархаева (МП РПЦ, недавно закрытый банк «Софрино») и Громова простёрла лапы, выросли прибыльные кварталы. Именно тогда стройбизнес стал сверхприбыльным – и добывать согласие соседей стало привычной работой братков.

Бизнес эта семейка, теперь Саблиным ведомая, делать умеет. Но не всё ей отошло непосредственно. Возникли загадочные строительные фирмы – без каких-либо опознавательных знаков. Одна из них работает как раз на вышеупомянутых территориях и несомненно имеет рычаги во всём Пушкинском районе – поскольку именно ей отдают под застройку бывшие сельскохозяйственные угодья, земли вольготные для строительства малоэтажного жилья. Зовётся компания «Тридцать три посёлка» и строит как раз на отрезке от Пушкино до Мураново, и ещё в паре направлений.

Ашукинско-даниловское поле, конечно, вызывало аппетит не только у этих прохиндеев, не у них первых. В девяностых на него положил глаз сам «ЛУКойл», однако тогдашний Поссовет сумел отбиться, другая была гвардия, старая. Да и сами ашукинцы ещё являли собой единый фронт – там, куда наступали незваные гости. Всё это, конечно же, учла новая хитрая администрация Ашукино. Тем более что уболтать на заклание поля надо было не только жителей Ашукино, но и всё население деревни Данилово, точнее, большинство.

Прямо как в «Визите дамы»

В замечательно экранизированной в СССР «Мосфильмом» пьесе Фридриха Дюрренматта«Визит старой дамы» есть точно иллюстрирующий всю эту историю эпизод – в финале. Когда герой Гафта Альфред Илл мечется среди соседей, одёргивает их в ужасе: откуда у вас все эти новые вещи, чем вы будете за них платить, кто дал вам кредит?! А они уже расплатились согласием на заклание, на казнь Илла. Вот и в Ашукино нынешним летом все поражались: то годами ходили от платформы к дачам по земляным тропкам, то вдруг везде – дорожки. И не асфальт, а, чтоб не отставать отСобянина – плитка! А где годами не было асфальта – и асфальт. И детсад новый на месте футбольного поля, и площадки детские. И саму платформу ремонтируют. Ну просто феноменальные перемены к лучшему… Но никто не задумался, чем за это будут платить. А уже заплатили – отказом от своего кусочка обозрения поля, отказом от вечернего взгляда оттуда в лесную сторону заката, в сторону Мураново. И поселковая администрация особенно никого не спрашивала на этот счёт – специально подгадав обсуждение судьбы поля под девятое мая, точнее на следующий день после него, когда законно накануне выпив, старшее поколение Ашукино пребывало по домам. Просто-таки профессиональная подлость. Не все, конечно, спали – например, улица Чайковского вся проголосовала против выведения поля из сельхозназначения.

Однако тут важно отметить, что даже в девяностых и нулевых – поле исправно работало на ближайшие свинофермы и коровники, оно было прекрасно, когда засевалось. Для этого требовался минимум техники – но и тот был распродан алчной администрацией, покуда на всё это закрывал глаза крупнейший землевладелец Подмосковья, Громов. Ему просто не до таких мелочей было – вот и поле как-то уцелело. Но, продав колхозное имущество на корню – настала пора и землю продавать. Место поля – его трудно описать словами и даже фотографиями. Оно – выпуклое, оно всё – как холм, и с него так видно небо окрест, что Боратынский, быть может, только и поспорил бы со своими мурановскими холмами насчёт первенства в панораме и красоте. Это поле-прозрение, поле-откровение.

Его спасало ещё удачное расположение – меж двух населённых пунктов, слева пруд, а справа – река. Но «33 посёлка» и эту «проблему» решили: на одной из фотографий видно, как они уже протянули асфальтовую дорогу от той автомобильной трассы, что ведёт в Мураново. Изуродовали балку, вырубили кустарники у реки Талицы, связующей Мураново и Ашукино. Но что такое Мураново – без Ашукинско-даниловского поля? Просто усадебка в лесу, куда доезжает автобус или личный автотранспорт. А вот в каскаде полей и лесов – это маршрут, это колорит, это поэзия! Это Боратынский и Тютчев-отец (а так же Тютчев-внук, всю жизнь проработавший в музее-усадьбе).

Куда Боратынскому против Бабина!

Надо полагать, что «33 посёлка» в Администрацию «занесли» очень крупно. Теперь на заднем дворе советского одноэтажного здания поссовета паркуются исключительно джипы, но кое-кто ходит на работу пешком. Например, Бабин Денис Валерьевич – это фанатик своего дела. Торговать едва ли не главной достопримечательностью Ашукино – надо по-крупному. Где не сдюжил «ЛУКойл», там торжествует громовская мафия. Тихой сапой, заслав работницу Администрации разведывать настроения ашукинцев, Бабин ведёт дело к свежеванию поля. Летом, помимо того, что поле и не думали засевать, на нём появились металлические, почти незаметные, – но споткнуться-то можно, – арматурные метки. Видимо, потенциальные покупатели прикидывают свои владения. Оттуда, кстати, как на ладони видна воинская часть той самой Софринской бригады – будь на поле дополнительное возвышение, то и спутников-шпионов не нужно…

Да и причём тут какие-то культурные маршруты, какие-то Боратынские и Тютчевы с их стихами и полями? Дело пахнет крупным налом – «33 посёлка» уже обстроили всё Данилово посёлками-сателлитами (Данилово-2, 3…), поставили там за свой счёт детскую площадку, заасфальтировали все дороги – в общем, работают на подкуп обывателя, как в «Визите дамы». А поле стоит беззащитное – нет такого сельского Архнадзора, который бы положил конец вандализму. А уничтожение такого природного и культурного богатства – это похуже вандализма даже. За это ни дети, ни внуки не простят. Убийцей поля, как на надгробье, будет значиться Бабин.

Природа и так терпит от человека в Подмосковье притеснения – но Ярославское направление, слава Собянину, не входит в Новую Москву, тут-то можно не наступать, а наоборот сохранять те чудом уцелевшие от братковской перекройки уголки земли! Но что можно объяснить уже запущенному катку бизнеса – который доехал до одного берега реки Талица и хочет перекинуть асфальт на ещё дышащее, живое поле?

Да, хороший подарочек заготовил Бабин губернаторуВоробьёву к выборам – ведь как будет голосовать народ, разгадав показушные планы администрации и поняв, что вопреки воле ашукинцев «33 посёлка», не дождавшись результатов голосования в Данилово и Ашукино, делят поле? Поперёк горла ашукинцам встанет такое благоустройство, все эти громыхающие по выходным прямо перед зданием администрации дискотеки – когда грим опадёт с лица наместников Воробьёва, и рука раскройщика-застройщика поднимется на то, что даже всесильный Громов не трогал.

Есть у нас предание – легенда местная. Стоял на поле дом, со стороны Данилово нахально вылез на поле хозяйством один кулак, даже пруд себе выкопал. Мол, мне сам Столыпин разрешил – что хапнешь, то и твоё. Да вот только не выжил там дом: кулак был комбедом раскулачен, а земля возвращена общине, ставшей уже колхозом – до сих пор высится его бывшая крыша могильным холмиком, а пруд превратился в болотце. Не стоять на этом фантастическом, космическом поле ничему жилому – вот мораль легенды. 

 

 

 


Дмитрий ЧЁРНЫЙ

ТАК НАУКА НЕ ДЕЛАЕТСЯ

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015
 

Читающий мир уже второй год обсуждает качество защищённых в последнее время диссертаций. Очень много говорится, в частности, о плагиате. На этом попался даже нынешний министр культуры России г-н Мединский. Но на этом тема не исчерпана.

Наши авторы бьют в набат, считая, что не менее важен вопрос о так называемых «ваковских» журналах. С аспирантов, докторантов и соискателей ВАК требует определённое количество публикаций в отобранных им изданиях. Но огромная часть этих журналов открыто требует с авторов деньги, занимаясь вымогательством. Вот до чего мы дожили. Кроме того, отдельные издания, не имеющие никакого научного авторитета, но попавшие в заветный «ваковский» список, пошли ещё дальше: заставляют авторов платных статей ещё и делать ссылки на их никчёмные журналы.

И кому такая наука нужна?

Что скажет председатель ВАК г-н Филиппов?

Министерство неоправдавшихся надежд

ДИССЕРТАЦИИ И НАУЧНЫЕ СТАТЬИ ЗА ДЕНЬГИ

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

 

Уважаемая редакция.

Только сейчас случайно увидела в вашей газете под рубрикой «Резонанс» собственное письмо по поводу стоимости на диссертации и научные публикации. Ей-богу, я не прячусь в кусты, просто я не знала, что вы вообще это опубликовали. А Вы даже заголовок подобрали – «Циничное время». Оно действительно циничное. Верно сказано.

Ну вот вам хотя бы некоторые примеры – мне эти деловые «предложения» периодически присылают на электронную почту, адрес, видимо, гуляет в каких-то базах данных, и периодически попадает в рассылку. Высылаю некоторые варианты, те, что из последних «предложений».

 

С уважением,

Анна ГРАНАТОВА

 

P.S. К сожалению, самое яркое деловое предложение – предложение опубликоваться в «крутых» базах за 700 евро я потёрла сразу же. Не знала, что дойдёт дело до этой публикации в «Лит.России». Внимательно отсмотрела почту – нет, видно, уничтожила сразу же как спам. Теперь жалею. Когда ещё такой подарок пришлют. Всё, что привожу ниже, выглядит в сравнении с тем вариантом, увы, мелковато.

***

Добрый день. Напоминаем, что с 25 июня (среда) начинается тренинг «Как написать отличную диссертацию за лето, выделяя всего 1–3 часа в день». Расскажем: как правильно начать; где взять всю литературу не выходя из дома; как определить новизну, как и что писать в диссертации. Через 3 месяца у Вас будет уникальная диссертация. Подробности здесь: www.kniga-dissertatsia.com/1/

Также ещё раз подниму тему мошенничества с публикацией научных статей и участием на конференциях (и получение сборника конференции). Все знают, что мошенничество на просторах бывшего Советского союза очень распространено. Но, хочу вас заверить, что обманом живут люди не только в нашей стране, но и за рубежом. В подтверждение тому написаны очень интересные книги, например «Крупнейшие мировые аферы» и «Аферы ХХ века». Быстрое развитие сети Интернет способствует распространению обмана, так как достаточно минимальных затрат (до 100 дол.), чтобы сделать видимость организации. В то же время, клиент не хочет утруждать себя детальным изучением партнёра или не знает, как правильно оценить реальность существования организации. Именно этим и пользуются мошенники (обманщики) на рынке предоставления услуг научному миру. Я приведу письмо, которое мы получили на прошлой неделе:

«Здравствуйте. В Вашем письме «Виды мошенничества при публикации научных статей и участии в заочных конференциях» описаны «заочные конференции, которые предлагаются в Интернете, не проводятся – их попросту не существует. С авторов собираются деньги, все материалы оформляются в виде сборника конференции, сборник печатается и отправляется автору. Но, на самом деле, это просто пачка бумаги. Этой конференции не существует. А выглядит всё очень красиво.» Я являюсь преподавателем кафедры  «Локомотивы» в ДВГУПС. Преподавателям кафедры периодически приходят письма от… (вырезали список отправителей). Никакой адекватной информации по поводу предлагаемых в письме услуг никто не имеет. Никто не знает, являются ли данные организаторы мошенниками или нет. На сайтах некоторых университетов также я нашёл объявления такого типа, например: … Однако на некоторых ресурсах говорится, что это мошенничество. Подскажите, пожалуйста, являются ли описанные в письмах мероприятия реальными или это лжеконференции? Спасибо за внимание. С уважением, Александр…»

Наш ответ: «…мошенники. Они и нас пытались втянуть. Определить очень просто. Научная конференция должна проходить в рамках ВУЗа. И информация о конференции должна быть на сайте ВУЗа. Сайт ВУЗа подделать нельзя. Там очень много фактов. И звонить нужно в ВУЗ, а не по телефону на стороннем сайте, чтобы узнать – проводит ВУЗ такую конференцию или нет.»

Мы тоже недавно попали в ловушку. Журнал, который входил в СКОПУС, был исключён за нарушение правил. А мы оплатили ему публикацию. Пришлось переставлять в другой журнал и оплачивать повторно (за свой счёт). Зато теперь по каждому журналу-партнёру на момент оплаты запрашиваем у баз СКОПУС и Томсон актуальную информацию. Каждый раз без исключений.

А теперь простой и действенный совет. Всегда смотрите подтверждение любой информации на официальных ресурсах. Всегда ищите отзывы в Интернете о той организации, с которой хотите работать. Всегда смотрите на масштаб работы организации. Кроме сайта в интернете, должен быть адрес, телефоны, живые люди, проведённые мероприятия. Всего этого должно быть много и везде. Если сумма сделки существенная, попросите отправить ксероксы регистрационных документов организации. Дальше введите фамилию имя отчество того, кто указан на этих документах. Посмотрите и почитайте, существует ли такой человек. Не идите в первую попавшуюся организацию или к частному лицу. Сравните несколько, убедитесь в надёжности и хорошей репутации. С уважением, Волощук Андрей Николаевич.

Если Вам нужна консультация или есть вопросы, на которые никто не может ответить, пишите нам, мы дадим разъяснение. Спасибо за то, что выбрали нас. С уважением, Международная редакция www.journal-vak.ru.

***

Здравствуйте, уважаемые коллеги!

НОУ СПб ИПМ (www.spbipm.ru) приглашает всех, кому необходима публикация научных статей, принять участие в заочных научно-практических конференциях по всем направлениям современной науки.

РИНЦ, ISBN, СЕРТИФИКАТЫ, СБОРНИК СТАТЕЙ, PDF-файл сборника,

Август-сентябрь Специальное предложение

Количество статей автора (авторов) не ограничено

Для наших авторов предусмотрены скидки:

– 5% для авторов, участвующих в Конференции во второй раз;

– 10% для авторов, участвующих в Конференции в третий раз;

– 10% для участников Конференции (соавторство с профессорами):

предоставляется студентам, магистрантам, аспирантам и соискателям, участвующим в Конференции совместно с научными руководителями (профессорами).

– поступление более 2-х статей (Ваша и Ваших коллег в рамках текущей конференции) – 10% всем авторам

Просим присылать скан (фото) платёжного документа или одновременно со статьёй или после нашего подтверждения принятия материалов к публикации. Спасибо.

С уважением и пожеланием сотрудничества,

Ваш модератор – Ирина Яковлевна itulina@mail.ru

***

Приглашаем Вас опубликовать свою научную статью в российском научном журнале «Современный научный вестник» (свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-21429 выданное Федеральной Службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ).

Требования к подаваемым статьям:

Материалы принимаются по электронной почте: belgorod@rusnauka.com в виде компьютерного файла только с расширением doc или rtf, набранного в редакторе Word.

1. Объём статьи от 6 страниц формата А4.

2. Материалы предоставляются на русском или английском языках.

3. Текст набирается 14 кеглем, шрифт Arial, межстрочный интервал 1.5, все поля по 2 см.

4. Материалы должны иметь заверенную рецензию доктора наук, если среди авторов нет докторов наук по профилю статьи.

5. Рецензию необходимо выслать по электронной почте одновременно со статьёй.

6. Рецензия может быть на русском, английском или украинском языке.

7. На первой странице статьи должны быть указаны авторы и место работы или учёбы.

Статья должна содержать в себе логически взаимосвязанные разделы.

Все разделы должны начинаться указанным заголовком (включая нумерацию римскими цифрами), выделенными полужирным начертанием.

Аннотация на языке статьи объёмом до 100 слов.

Ключевые слова на языке статьи (3–10 слов)

I. Введение (постановка проблемы в общем виде и её связь с последними исследованиями и публикациями с обязательными ссылками в тексте на используемую литературу.

II. Постановка задачи (формулировка целей и методов исследования рассматриваемой темы).

III. Результаты (изложение основного материала исследования с обоснование полученных научных результатов).

IV. Выводы (научная новизна, теоретическое значение исследования, а также перспективы дальнейших научных разработок в данном направлении).

Литература (список используемой литературы).

Стоимость публикации 1 страницы статьи составляет 120 руб

Почтовая доставка одного журнала в пределах Украины – 120 руб

Журнал не публикует статьи на политическую тематику.

После получения статьи редакция в течении 1–2 дней её рассматривает и принимает решение о публикации или не публикации. Если статья будет принята к публикации, обратным письмом высылается счёт для оплаты.

Реквизиты для оплаты есть на сайте www.rusnauka.com

Справки по телефонам:

+38(056)370-13-13 , (0562) 34-29-61

www.rusnauka.com

 

 

ЖУРНАЛ «НАУЧНОЕ ОБОЗРЕНИЕ» ИЩЕТ ЛОХОВ

В конце июля на электронную почту нашей газеты пришло странное письмо.

Уважаемые коллеги!

1. Предлагаем опубликование научных статей в июльском номере ежемесячного журнала «Научное обозрение» (входит в Перечень ВАК) по экономическим наукам, а также ряду технических и естественнонаучных направлений. Приём статей в № 8, 2014 – до 10 августа 2014 г.

2. Возможно срочное опубликование статей в ближайших номерах журналов «Научное обозрение: гуманитарные исследования» (срок опубликования 1 месяц), «Научная жизнь» (по с/х наукам, срок опубликования 1 месяц), «Научное обозрение: теория и практика» (экономика с/х, срок опубликования 1 месяц). Приём статей до 10 августа 2014 г.

3. Издательский дом «Наука образования» предоставляет на безвозмездной основе возможность повышения личного индекса цитируемости авторам научных журналов издательства.

8 августа редакция по указанному в почте адресу отправила запрос: на платной основе печатаются статьи в «Научном обозрении» или безвозмездно? Ответ поступил 15 августа.

Здравствуйте!

На данный момент ведётся набор статей для опубликования в восьмом номере, в случае не получения материала редакцией до 20.08.2014 статья будет рассмотрена для публикации в девятом номере журнала.

Также сроки могут быть продлены по решению редколлегии.

Для справки:

В журнале «Научное обозрение» (входит в перечень ВАК) публикуются статьи по экономическим, техническим и естественным направлениям.

Вместе со статьёй и сведениями об авторах на нашу эл.почту направляется скан рецензии (написанная доктором наук и заверенная подписью и печатью).

Статья должна быть оформлена:

На русском языке, в статье должны присутствовать – УДК, аннотация, ключевые слова и список литературы;

Шрифт: Times New Roman;

Размер шрифта: 14 пт;

Междустрочный интервал: 1,5;

Размеры полей: верхнее и нижнее – 2 см, левое – 3 см., правое – 1,5 см.

Минимальное количество страниц статьи – 4 стр.

Максимальное – желательно не превышать 15 стр.

Публикация статьи в журнале «Научное обозрение» в плановом порядке осуществляется бесплатно в течение года – от 8 до 12 месяцев.

При необходимости аспиранту(-ам) (без соавторов в статье с учёной степенью) срочной публикации (в течение месяца) за срочные издательские услуги по опубликованию статьи необходимо перевести 4000 (четыре тысячи) рублей и уведомить об оплате редакцию (ФИО плательщика, решение об опубликовании, сумма и дата перевода).

Для всех остальных стоимость срочных издательских услуг рассчитывается следующим образом: статья объёмом до 5 стр. – 3500 руб., пятая и каждая следующая стр. – 850 руб., срок опубликования – в среднем 1 месяц.

Авторский (или дополнительный) экземпляр печатной версии журнала – 310 руб., стоимость пересылки заказной бандеролью по России – бесплатно, в страны ближнего зарубежья – 250 руб.

Электронная версия журнала для авторов – бесплатно.

Для приоритетного рассмотрения статьи и получения скидки, после принятия статьи к опубликованию, в размере 10–15% от общей стоимости за издательские услуги просим поместить в списке литературы 2–3 ссылки на статьи из нашего журнала «Научное обозрение».

Г-Н АРТИЗОВ: КОЕ-ЧТО О ЕГО «ГОСУДАРСТВЕННИЧЕСТВЕ»

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

  

«Некомпетентность руководства Росархивом» статья Вяч. Огрызко (№ 21–32)... И убедительная, и яркая публицистика. Но есть дополнения. И они, уверен. заставляют всерьёз усомниться в декларации руководителя этого ведомства г. Артизова, что «все теперь государственники». Чтобы мои дополнения познавали с доверием, они предстанут в жанре избранных мест из переписки с г. Артизовым и его аппаратчиками.

 

Избранные места из переписки с Росархивом

 

Как понимают «государственнность» архивисты. В январе 2012 года тогдашний Президент страны получил моё письмо. Вот его текст (сокращения незначительны).

«Произошло явно непостижимое в нашей государственной жизни. Вы дважды дали высокую оценку подвигу 28 героев, побывав на поле боя в канун присвоения Волоколамску звания Города воинской славы. Директор же Госархива РФ г. Мироненко именно в год 70-летия разгрома немцев под Москвой напечатал принципиально иное: «Не было 28 героических панфиловцев», «несуществующие идолы», «миф» и проч. При этом ни одного (!) научно выверенного факта в обоснования.

Подвига не было?

Такова установка возбуждать экстремисткие настроения: отбирать награды Героев у наследников, снести памятник, отмена гимна Москвы, перепечатка учебников, раскурочивание музеев.

Я, как историк этого боя, хотел самостоятельно снять постыдную проблему и дважды письменно просил г. Мироненко совместно подготовить такую публикацию, которая бы соответствовала фактам и помогла бы «Комсомольской правде» напечатать опровержения.

Он отказался даже извиниться перед опозоренными родичами героев и жителями Дубосеково.

С учётом изложенного прошу: обязать Росархив воздействовать на г. Мироненко с целью соблюдения норм служебной и научной этики. И компенсировать нанесение морального вреда наследникам героев-панфиловцев и писателя А.Кривицкого, обвинённого в фабрикации-де факта подвига».

Как исполняется Закон. Об ответном ходе г. Артизова можно прочитать в моём письме теперь уже Главе Правительства с заголовком «О противодействии Вашим указаниям рассмотреть моё обращение». В конце письма я зафиксировал как Росархив блюдёт Закон «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ»: «Дошло до того, что Росархив запрограммировал свой сайт на автоматическое отключение моих электронных писем. Дожили! Вот тебе научная этика. Вот тебе прозрачность деятельности госаппарата!»

Как блюдётся научная этика. То, чем в очередной раз ответил мне Росархив, запечатлён очередным же моим посланием Правительству. Излагал в том числе и такие факты:

«Я поражён отпиской в явно недопустимой форме:

– неуважение к поручениям Вашего аппарата – «рассмотреть» мои критические письма на Ваше имя, т.е отказ исполнять пп.1.1; 1.2; 1.3 и 14 статьи 10, также 15 и 16 Закона «О порядке рассмотрения обращений...»;

– Издёвкой над задачей исследовать историю боя расцениваю заявления автора отписки: «Росархив не правомочен интерпретировать подлинные документы».

Добавлю: ранее в поисках вариантов не отвечать мне и избавить г. Мироненко от ответственности, на бланке Росархива не постеснялись начертать даже такое: «Анализ книг и статей не входит в компетенцию Федерального архивного ведомства».

Как уходят от ответственности. Недавно я с новым письмом в Правительство. Сообщал, что в ответ на очередное поручения «рассмотреть» продолжается практика отписок. Далее кое-что из этого письма:

«С особой тревогой извещаю Вас о беспрецедентности ситуации – гос.структура, Росархив:

1.Уводит директора ГА РФ г. Мироненко от ответственности за предвзято-ненаучные оценки боя 28 героев-панфиловцев, Ему разрешено не реагировать на мои письма и критические статьи, а также игнорировать позицию Министра культуры РФ и РВИО;

2. Росархив не напомнил г-ну Мироненко об указаниях В.В. Путина важности уважения героических страниц нашей истории.

Исходя из изложенного прошу обязать г. Артизова, проведя служебное расследование, прислать Заключение с использованием всех моих публикаций по теме в СМИ и в книгах, а также реализовать ст. 15 и 16 Закона «О порядке рассмотрения обращений...» (карательные. – В.О.)

Пусть Ваш аппарат простит меня за многократность обжалований, но не обрашаться же в Суд или в Генпрокуратуру».

Как подлог возведён в статус факта. Вкралось опасение – читатель может подумать, что я скрываю факты, которыми гг. Мироненко и Артизов оправдывают и запрет боя, и нежелание исполнять поручения рассматривать мои письма и статьи.

...Я читаю за подписью руководителя Росархива: «С.В. Мироненко изложил содержание справки-доклада Главного военного прокурора».

Однако, у меня, историка по образованию, тут же вопрос: можно ли довериться следователям 1948 года? Кто нынче не знает, что они тогда подчинялись пресловутой директиве Прокурора страны Вышинского: «Царица доказательств – признание» (отменена после смерти Сталина).

Да, в Справке два «признания» о том, что боя не было. Это показания былого командира полка. Прощаю внезапное малодушие этого в войну отважного офицера, Ему грозила кара за то, что подписал представление на звание Героя Советского Союза, как это выяснилось к 1948 году, в том числе тому, кто по ранению попал в плен: преступление! Теперь знаем, что стало основанием начинать следствия спустя 7 лет после боя. Сдался следствию и журналист А.Кривицкий, тот, кто самым первым оповестил страну о 28-ми. Но меня поразило, что нынче-то два архивиста «не обратили» внимания не только на его свидетельство, что признал отсутствие боя под угрозой « северных лагерей». Но и на то, что уже с конца 50-х годов он отважно возобновил активнейшую пропаганду боя несколькими своими документальными книгами.

Неминуем вывод: пользовать без комментариев Справку равнозначно тому, что нынче одобрять репрессивное, к примеру, «Дело врачей» 1952 года на основе материалов следователей того карательного времени или оправдывать «Пусси райт» по Уставу «Союза безбожников» 30-х годов.

Теперь о ещё одном конфузе гг. Мироненко и Артизова. Они либо не прочитали Справку прокуроров до конца, либо отказались заметить в ней показания очевидцев, что был бой. Председатель сельсовета: «16 ноября 1941 года. Во время этого боя все наши жители (Нелидова и Дубосеково), и я в том числе, прятались в убежищах». Ещё запись следователей: «Примерно то же рассказали и другие жители...» Здесь и о том, что эти жители взяли на себя даже похороны павших. Да, они исчислили только несколько из них. Но как миновать замету о том, что тогда творилось здесь: «Были большие снежные заносы, которые продолжались до февраля 1942 г., в силу чего трупы убитых мы не собирали...» Март: «К братской могиле снесли /.../ в том числе и труп политрука Клочкова».

Вот тебе и «не было боя»! Вот тебе и профессионализм архивистов, что сделали стародавнюю Справку пособием для своих вымыслов. Ну, и компетентность! Ну, и государственники! 

 

***

Надеюсь, что моё заключительное письмо в Правительство и эти заметки наконец-то призовут г. Артизова к ответу. Был бы оснащён выверенными фактами и аргументами. Этого жду от запретителей боя не только я. Этого же требует, как я узнал на недавней презентации новой книги о панфиловцах, большая группа историков России и Казахстана (здесь формировалась дивизия И.Панфилова) и их числе академик РАН Г.Куманев. Ответ тем более необходим детям и внукам героев.

 

Валентин ОСИПОВ

Резонанс: МЕДЛЕННО НЕСЧАСТЛИВ

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

 

Когда мы что-либо читаем, то надеемся на пользу сердцу и уму. В крайнем случае – чему-то одному: или-или. Вот порадовала меня сердечная заметка В.Я. Курбатова о Вячеславе Протасовеиз Владивостока (ЛР № 31–32). Огорчила тоже – известием об уходе поэта Вячеслава Протасова. Но оба чувства были пищей сердцу.

К сожалению, письмо-реплика профессионального филолога Анны Гранатовой оказалось, что называется, «ни уму ни сердцу» – несмотря на её пожелание в адрес редакции: «Будьте счастливы немедленно!» Мне кажется, что по прочтении письма я медленно становился несчастливым.

Пришлось задумываться: в чём дело? Не в двух же непрофессиональных запятых филолога.

Не в том, что она употребляет эпитет «циничный» – этак наотмашь! – вместо «откровенный». Или «правомочно» вместо «правомерно»... Или рекомендует редакции перечесть книги выдающегося либерального критика Льва Аннинского.

Сам предмет её письма способен вызвать только горечь: монетизация услуг литературной критики. Слово «услуг» здесь неслучайно, ведь услуги предполагают оплату.

Возможно, регулярные выступления уважаемой А.Гранатовой на сайте «Российский писатель» внушили ей убеждение, что в литературной критике возможен только жанр панегирика. Отсюда и несоразмерность возмущённой реакции: простая откровенность воспринимается как «цинизм». Бедная литература!

Мне случалось нелицеприятно высказываться о ком-то из авторов «Литературной России». Но это не стало поводом, чтобы оказаться мне для редакции «ЛР» (не в пример «Росписателю») персоной нон грата.

А редакционный комментарий к письму А.Гранатовой, на мой взгляд, достоин читательской благодарности. Благодаря откровенности «Литературной России» я знаю, что книгу товарищаЖелезняка, которой посвящена заметка Ю.А. Поклада, я читать не буду. Даже за деньги.

С уважением ко всем вышеупомянутым физическим и юридическим лицам,

  

Юрий СЕРБ, 

г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Виталий АМУТНЫХ: Я – АНТИПЕЛЕВИН

Рубрика в газете: , № 2014/33, 23.02.2015

 

Днепропетровск, как и Киев, оказался ещё одним центром зла на Украине. Актив политического сопротивления группа КоломойскогоФилатова и Корбана сумела нейтрализовать, многие уехали в Россию…

Осталась только надежда на сопротивление культурное, на неумирающий антифашистский андеграунд.

Что делают несогласные днепропетровские писатели, поэты?

Какая борьба за умы разворачивается на идеологическом фронте?

Как выжить в информационной войне?

Кто препятствует развитию русской литературы на Украине?

Об этом разговор Александра Мухарева с днепропетровским писателем Виталием Амутных.

 

  

Виталий АМУТНЫХ

– Виталий, начну с первой буквы алфавита: с неё стартует и твоя фамилия. «Амутных» – дивно звучит! В ряде случаев «А» противопоставляется какому-либо явлению: адогматизм, алогизм и т.д.

Кажется, что в творческих продуктах Виталия Амутных чаще усиливается, а не рассеивается приращение смыслов…

– Намучился я с той фамилией в школьные годы: опросы проводились по списку классного журнала – и я первый. Репрессии также зачастую развёртывали согласно списку. Глядишь, после десятой фамилии кровожадный блеск в глазах училки уж и поблёкнет… но я-то был первым.

Зато впоследствии фамилия обнаружила негаданное удобство для меня, как человека пишущего. Согласись, если прочтёшь на корешке какой книги «Амутных», то вряд ли забудешь, пусть даже текст возбуждал одно только негодование.

И посмею высказать, Саш, своё несогласие по поводу употреблённого тобой словосочетания, в котором прилагательным к «продукту» оказалось слово «творческий». По-моему, это какой-то оксюморон, вроде «плачет весёлая флейта» или «живой труп».

– Я так начал, потому что ты – глубоко потаённый писатель. В Днепропетровске спрятался так глубоко и конспиративно, точно скрылся в параллельном измерении. Пытался тебя найти с 1993 года и только в 2010-м это мне удалось. Видимо, даёт знать о себе дискурс военной семьи?

 – Я потаённый! Как говорит четвёртая часть Днепропетровска: «Аз ох ун вей!» Я живу будто в витрине магазина. Три раза в неделю на экране. Какая уж тут потаённость! Мало того, спервоначалу я прилагал немалые усилия для того, чтобы обрести на этой территории каких-то однодумцев. Оказалось же, то ли моё мировидение слишком уж причудливо, то ли ревнителей тех символов веры, что дороги моему сердцу, раз-два и обчёлся, но никаких сколько-то глубоких творческих дружб так и не возникло.

Саша, веришь ли, за шестнадцать лет после моего возвращения сюда из Столицы, ни один литературный союз, ни один телевизионный канал не поинтересовались моим творчеством. Зато эти культурные центры, всякие там библиотечные клубы с большим уважением (доводилось слыхать) отзываются о всяческих сумасшедших торговках, впавших в графоманию. И я их понимаю – те им гораздо роднее.

– В начале девяностых у меня было впечатление: Виталий Амутных – днепропетровский Пелевин, впрочем, превосходящий его причудливостью историй, витиеватым и завораживающим языком. Чуть позже оглянулся и увидел – подобным характеризуется стиль не только твой, но и других наших земляков. Валерия Былинского, перебравшегося в Москву (ты с ним знаком?); Александра Хургина, отчалившего в Германию; Ульяны Гамаюн, снискавшей скандальную славу, отказавшись от премии Белкина. Их объединяет днепропетровская ментальность – непредсказуемая и безумная, если брать во внимание события последнего полугодия.

В чём парадокс нашего «гения места», откуда, из каких недр выныривает метафизический заряд зла (или добра) в столь концентрированном виде?

– Нет, я не Пелевин, я другой. Я уж скорей Антипелевин. Или Апелевин. Этот автор естественно вписан во владычествующий над миром режим Британского Каганата, распространяющего свои принципы, свою идеологию на всё пространство величайшей этой империи, как его каганы, малики сами любят говорить – империи, над которой никогда не заходит солнце. И действительно – от Австралии до Канады, от Японии до Североамериканских Соединённых Штатов. Как умный человек, он (Пелевин) правильно оценивает ситуацию и не пытается бестолково противопоставлять ей какие-то чуждые её диктату ценности, но ловко и даже искусно ныряет и плещется в её тёплой струе. А я, как человек глупый, просто не в состоянии приноровиться, приладиться к действующей сегодня генеральной линии их партии и правительства, но бестолково, просто-таки по-дурацки тщусь довести до каких-то… эвентуальных партизан общей идеи несовместимые с настоящим порядком смыслы. Моя литература – это литература сопротивления. Тексты Пелевина – литература осмысленного компромисса. Конечно, режим знает, что, если и найдутся желающие писать против него, то не найдётся охотников печатать их произведения. Index Librorum Prohibitorum в современной редакции.

А Былинский уж много лет не в Москве, а в Сант-Петербурге. Пытается зарабатывать сценариями для теле– и кинопостановок. В каком это году?.. В 2011-м! 1-го сентября 2011-го года мы прогуливались по косе на ж/м Победа (там, неподалёку, и сейчас живёт его отец), где Валера и презентовал мне свой первый крупный (19 усл. печ. листов) труд – роман «Адаптация», изданный в «АСТ-Астрель».

Я читал что-то Ульяны Гамаюн. И с Хургиным в своё время пытался наладить творческий контакт. Он даже сам заявил о своей готовности помочь мне что-нибудь опубликовать через свои каналы. Я предупредил, что моя проза может ему не глянуться. Он настаивал. Я предложил роман «Шлюхи», в котором московская демократическая мишпуха, активно и всячески пособлявшая расшатыванию страны в конце 90-х, была представлена отнюдь не в карамельных тонах, и не в героических нотах. Хургин пропал. А когда, время спустя, я сам ему позвонил, то наискучнейшим голосом что-то бормотал мне про неподходящий формат и… прочую белиберду, которую мне многажды доводилось слышать в разных издательствах. Так вот, с текстами Хургина я тоже так или иначе знаком. И вот никак не могу соединить приведённые тобой имена одним стилем. На мой взгляд, во всех этих персонажах, в их видении мира, их понимании значений гораздо больше различия, нежели сходства.

– В этой связи хотелось бы исследовать и донецкий, луганский образ мысли. Знаком ли ты с творчеством Владимира Рафеенко (лауреат «Русской премии»), Сергея Шаталова – составителя «Антологии странного рассказа» (странно, что ты не вошёл в неё, но это и моё упущение)?

В. Спектор – поэт из Луганска – оказался в прошлом году в центре литературного внимания из-за стихотворения, напомнившего И.Меламеда.

Каков, на твой взгляд, умозрительный контур литератур Донецка и Луганска, чем отличаются они от словесности других регионов Украины и России? Способны ли авторы обеспечить «охранную грамоту» самобытности, независимости своих земель? Выиграть битву на художественно-текстовом уровне? Хватит ли им духу?

– Приходится признать, что я никак не знаком с творческими поисками этих людей. И в этом, полагаю теперь, была большая моя ошибка. Да, не любознательны мы, не отзывчивы друг к другу… так что же нам революции да гражданские войны не импортировать?! Если мы к объединению неспособны. Из перечисленных здесь имён, мне знаком только Меламед по Литу. Чудные стихи.

Что ж ответить? Постараюсь исправить эту оплошность.

А относительно будущего русскоязычных авторов на Украине... Тут заковырки ожидают не только литераторов. Уж маски сброшены. Планы Британского Каганата – вдохновителя, организатора, финансиста, а также центрального игрока в нынешней украинской кампании – декларируются практически во всеуслышание. Только самый чёрный дремучий народ, как обычно, никак не может разобрать, что, как, откуда ветер дует. Бог знает, чем возможно те происки остановить. Маленькие точечные ядерные удары по дворцам и бункерам всяческих ротшильдов-кунов-лебов-морганов-рокфеллеров? Или есть какой другой метод их угомонить? Но если не угомонить, отмахнуться – сужено ряжено не объедешь в кузове, то через своих наместников каломойских, руками галичанских овцеводов и сборщиков клюквы они, всеконечно, потщатся разрушить всё то, что ещё каким-то чудом не было свергнуто их многочисленными предыдущими усилиями. И как это мило: с националистическим колоритом!

 Занятную обрисовку этих князей золота даёт Эдуард Дрюмон: «Ротшильды похожи на старьёвщиков, а их жёны, со всеми бриллиантами Голконды, всегда будут напоминать торговок дамскими нарядами, разряженных уж не по-воскресному, а по-шабашному». И ещё: «От старого общества они охотно заимствуют всё то, что льстит их тщеславию; с забавною настойчивостью гоняются они за воинственными титулами баронов и графов, которые так же пристали этим дельцам, как дамская шляпа обезьяне».

Я тут встретил намедни одного украинофила, любителя поговорить на мове; слышу, а он вдруг на русском залопотал. «Что такое?!» – спрашиваю. Он в ответ с грустью: «Теперь на мове одни враги нации разговаривают». Увы, увы. Ведь дерусификаторы юго-востока Украины, никакие они не украинцы. Да, впрочем, и не славяне.

Идёт война. Но война всегда идёт, не зная начала, не стремясь к завершению.

Да, это война отнюдь не запада и востока. Это даже и не война цивилизаций, как её любят иной раз представить голосистые СМИ. Это обыкновенно биологическая война – война видов. Они не плохи и не хороши с точки зрения их Создателя. И от назначенного им тоже уклониться не смогут.

– Как сохранить себя в период информационно-творческих войн, когда все орудия знаковых систем – от уличной рекламы и сигналов (флагов, баннеров, плакатов, надписей на стенах) до экранных плоскостей – разрушают оборону рациональности, растирают в порошок ресурсы сопротивления, повергая в когнитивный шок и диссонанс?

– Вот тут, думается, не сплотившись, не объединив всех людей доброй воли против тирании британского ростовщичества, удачи нам не видать. «Единица – вздор, единица – ноль, один – даже если очень важный – не подымет простое пятивершковое бревно, тем более дом пятиэтажный». А с другой стороны, а не по заслугам ли мы получаем? Где наш волевой порыв, в чём подвижничество? Надеемся, что захребетникам в один прекрасный день просто надоест глотать нашу кровь и они сами отвалятся, как насосавшиеся пиявки? Нет, не откажутся они добром от таковской своей практики. Не откажутся, нет.

При том их-то образ действий абсолютно логичен. Для них. Генетически обусловлен. Ненавидя всё в этом мире, что не является ими самими, они планомерно и уверенно воюют с целым миром. А мы-то почему терпим? Почему так легко покупаемся на их подачки и подчас – просто лживые посулы?

Конечно, в этом мире ещё не было ничего, что не закончилось бы. Конечно, маятник истории, отклонившийся в одном направлении, неминуемо в свой срок помчится в противоположную сторону. Закончится и их царство. Как заканчивалось многократно. Но для того, чтобы приблизить его конец, необходимы все усилия, все возможности, все помыслы, весь сердечный, духовный пыл. А если нет – что ж, vae victis!

– Виталий, ты говорил о большом значении театра в своей жизни. Опять же припоминается словосочетание «общество спектакля». Кровавое отделение слишком затянулось. Когда ждать антракт, и каким станет следующий акт представления?

– Люблю крупные, полноценные спектакли, когда между действиями возникает антракт. Обожаю театральные буфеты! В них есть что-то комично-торжественное. И нечто упоительно-томное… Да просто как хорошо сожрать чего-нибудь, ежели забежал в храм Мельпомены, упустив за делами обед; сожрать с поспешностью, оскорбительной для ожиданий покоящегося на краю бутерброда бледно-зелёного цветка, вырезанного из огурца.

И всё-таки в театр люди приходят не ради бутерброда с кетовой икрой. Уверяю, можно даже обойтись и без него. Если спектакль интересен. А интересен – вовсе не означает, что непременно весел. Игрив. Мил. Так что, пусть представление, в котором Высшие Силы (ведь все остальные тут – только исполнители) предложили нам принять участие, окажется даже не просто увлекательным, но глубоким и важным. Пусть это испытание не будет напрасным. Впрочем, напрасных испытаний и не бывает.

О будущем загадывать не стану – я же не Кассандра, не авгур. Но сам стараюсь делать всё (в силу размера назначенных мне свыше возможностей), чтобы приблизить «царство процветающего духа». А «где грешники вершат дела, желая наслаждений жизни, оттуда надо поспешно бежать, словно от змеи спасаясь!»

– Отбросим метафоры. Ты переключился на пьесы. Легко ли после рассказов и романов осваивал новый жанр? И вопрос прагматичный: кому нужны в Днепропетровске и на руинах Украины пьесы на русском языке? Или, как всегда, надежда на Москву и Петербург?

– Увы, я прекрасно сознаю, что под пятой настоящего мирового режима моим пьесам не обрести убежища ни в московских, ни в петербургских театрах. А уж в Днепропетровске!.. Даже главные надсмотрщики над этой колонией – Украиной – получают директивы из лондонского обкома. И как ты себе представляешь, какой это режиссёр или директор провинциального театра позволит себе взять в репертуар, так сказать, «конфликтную пьесу»? Он что, враг своему благополучию? С чего бы вдруг ему решить отказаться от добытых всеми правдами, а больше – неправдами – уюта, сытости, покоя? Мои пьесы побывали практически у всех режиссёров этого города. И что? Ставят, вон, умопомрачительные драматургические опусы кефирного короля… как его?.. Веретенникова, да. Не то, чтобы они были беспомощны. А просто за гранью добра и зла. Но он человек режима.

Первое, что прибирает к рукам Британский Каганат после аннексии территорий и присвоения ресурсов, это, конечно, институты общественного обучения. Важнейший – телевидение. Затем – кино. Но и водители значительно меньших аудиторий – театр и умирающие газеты – тоже не ускользают от его алчного внимания. Что говорить, взгляни, кто ставит, кого ставят, и ты согласишься: мои упования здесь были бы напрасны.

Но! Как говорится в одной из тех древнейших книг, из которых впоследствии еврейские компиляторы сооружали свою Тору, так ничего и не поняв в первоисточнике: знание возможно получить, осуществляя деятельность, не приносящую выгоды. То есть действовать из чувства долга, не беспокоясь о плодах своей деятельности. (Надо сказать, искони в нашем мире существовало физиологическое омерзение людей Чести к людям Выгоды). Вероятно, напутствует генетическая предопределённость.

И вот отодвигаешь все, так сказать, полезные и перспективные проекты и садишься, да, писать пьесу, загодя зная, что не видать ей театральных подмостков. Во всяком случае, до того времени, когда народ хоть сколько-то освободится от тирании навязанных наслаждений, когда высшие блага хоть частично возвратятся в нашу повседневность, когда перестанет единственной связью между людьми оставаться расчёт выгод.

– Прозаики нередко начинают как поэты. У тебя случались стихи? Когда это было, и происходят ли рецидивы?

– Ну, вот из последних.

Скоро распустятся чайные розы…

Солнце уж село, но свет не угас,

Вьются в тени посиневшей

стрекозы,

В тёплой прохладе рисуя… экстаз.

 

Это весна, но почти уже лето,

Тот эфемерный мистический миг,

Нежный, как… С чем бы сравнить

можно это?

Будто бы ветром задушенный крик…

Было и скрылось. И нету покоя...

На повороте, изломе пути

Вдруг открывается нечто такое,

Что… вот попробуй словами схвати!

 

Что-то о том, что напрасна

надсада…

Что-то о важности жизни земной…

Что волхование майского сада

Будет прекрасно и новой весной.

Я как-то не выделяю стихи в отдельный пакет. В моих пьесах, в моих романах они возникают нередко. Пишешь себе, пишешь, и… как-то прорезывается он, этот «волнообразный процесс периодических повторов количественной группы движения в её качественных модификациях», а там глядишь – «минута – и стихи свободно потекут».

Вот стихотворение из последнего романа – из «Русалии». Правда, из третьей, до сих пор не опубликованной, её части.

Ах, да…

Успокоив сном надёжным тело,

Он не спит, на спящего взирая,

Он взлетает в неземном сияньи,

Вековечно одинокий лебедь.

Вековечно одинокий лебедь.

 

Ах, да он с гнезда хранимого

 взлетает:

Твоё сердце – вот гнездо Благого;

Вольный светлый одинокий лебедь

Он летит туда, куда захочет.

 

Ах, да тело спит, а лебедь вверх

стремится,

Или вниз бесстрашно упадает;

Он творец затейливых видений,

Он даритель невозможных знаний.

Он даритель невозможных знаний.

 

Ах, да в небо бьются волны, спорят Боги,

Дышит лес, рождаются светила,

То прекрасных дев кружатся лики,

То – оскалы кровожадных навий.

 

Ах, да сам ты видел те края чудные,

Где миры сплетает ясный лебедь,

Где он в них забавам предаётся.

Только лебедя того никто не видел.

Только лебедя того никто не видел…

– Не могу не спросить и о твоей работе на телевидении: когда-то в передаче «Кофе с молоком», а с недавних пор в «Волшебном закулисье». Что дал тебе опыт ведущего: трезвую оценку интеллектуальной нищеты или желание побыть в амплуа Мюнхгаузена, чтобы тащить из болота невежества не только себя, но и общество?

– Упаси Бог! Как говорят в Днепропетровске: «Я вас умоляю!» Что-то изменить? В Малороссии? На каломойском телевидении? Александр, я, конечно, человек простодушный… И всё-таки не до такой степени.

К слову, отчего это ты решил отметить только две программы? За всё время моей службы на ТВ… увы, были ещё – «Променад» (культурно развлекательная программа), «Домовой» (строительная), «Финансист (экономическая), «Эх, яблочко!» (жанр неопределённый), «Точка» (диалог в прямом эфире), даже в какое-то лото-шоу заносило.

И знаешь… да, случались интересные встречи… Вот! Отдельные личности, их самобытное осмысление действительности – это, пожалуй, и составило верховную ценность периода, связанного с телевизионной подёнщиной. Сразу оговорюсь, то были редчайшие случаи, редчайшие. В основном же беспросветная цензура, становящаяся год от года лишь крепче, отравляла этот, в общем-то, совершенно бесперспективный труд. В так называемых «коммерческих проектах» давила автократия торговца или ростовщика, в чью угоду те программы и создавались. (Рефлексии, посвящённые данному предмету, я потщился привести в романе «…СКОЕ ЦАРСТВО»). Теперь вот я на государственном канале. Сегодня я автор, режиссёр, редактор, ведущий (и Бог весть кто ещё) программы, посвящённой театру. Сперва я отдаю сценарий (это громко сказано, лучше – вопросник) женщине по фамилии Коновец – церберу, поставленному присматривать за такими, как я. На этом этапе она уничтожает всё, что ей кажется предосудительным. Но я ведь могу этой бабе кивнуть, а на съёмочной площадке взять, да и каверзную тему-то зацепить. Поэтому смонтированная программа ею же отсматривается и выдвигается требование вырезать те и эти пассажи. Когда же я вламываюсь в амбицию (что случается всё реже) и говорю, что ничего выбрасывать, мол, не буду, – меня передают в вышестоящую инстанцию. Как-то после моего отчаянного демарша они 26-минутную программу самостоятельно сократили до 13 минут, – так они спасали (как им, надо думать, казалось) честь Януковича. С той же рьяностью эта фурия и Ко цензурируют теперь во славу каломойского. Поразительная беспринципность. А с другой стороны, чернь всегда живёт одним принципом – принципом выгоды. Оттого и становится всякий раз лёгкой добычей разного рода паразитов и мошенников. К тому же строжайший запрет для работников экрана использовать русский язык…

Отчего же я не брошу то злочестивое гнездо, то напрасное занятие? Да податься некуда. Опять же, это значительно проще, чем вагоны с лесом разгружать в дождливую погоду, а главное – остаётся время писать. Платят, понятно, гроши – (150$ в месяц). Но остаётся время писать.

– Каков путь русской литературы на Украине в виду геополитической «точки невозврата»? Ждёт нас подполье или праздник отчаянной борьбы до последней страницы с дальнейшими сюрпризами и призами?

– Отчего же – невозврата? Ты считаешь, Русь так и не сможет объединить кровные племена? Не станут вновь жить единой семьёй русичи, белорусы, карпато-россы, литово-россы? А я всё-таки надеюсь.

Да, жалко выглядит Малороссия, пытающаяся под тычки в спину британского малика отказаться от Русского Океана, создавшего её, взлелеявшего и питавшего многие тысячелетия. Что такое часть без целого? Невозможно представить себе, что Николай Васильевич смог бы создать нечто значительное, проведя всю жизнь в Миргороде. Про Кобзаря уж и не говорю. Нет, он хороший поэт. Хороший поэт третьего эшелона. Его вполне можно поставить где-то там между Ахматовой и Фетом. Но остаться с «Наймичкой» и «Назаром Стодолей», отказавшись от «Евгения Онегина» и «Горя от ума»… Это нужно рассудком помешаться. Что, вероятно, и произошло. Или происходит. Безусловно, чернь тут ничего не решает, она и «Стодолю» не читала, и гений Александра Сергеевича Грибоедова ей не близок. Образованцы, так называемая интеллигенция, которую Чехов называл слизняками и мокрицами, а Розанов остроумно заметил: интеллигенция – это дети фармацевтов, научившиеся читать; от них тоже ничего обнадёживающего ждать не приходится. Толпе нужен вождь. Общество должна объединить личность исключительного масштаба. Но вот с такими личностями в первую очередь и борется Британский Каганат по всем всюдам, куда распростираются щупальца его похоти. На должности президентов, министров, царей, всяческих предводителей они усаживают самых что ни на есть подкупных рабов и любострастных торжников. Ну и впоследствии их руками порабощают либо выкашивают всё вольное и светлое, чему удаётся проклюнуться на вверенных тем наймитам территориях. Вождь! Народу между пережёвыванием пищи и совокуплениями следует молить Бога, чтобы послал им вождя. Желательно – Святослава.

– Какие книги читаешь? Над чем трудишься?

– Большей частью, читаю то, что так или иначе связано с написанием нового текста. Поэтому приходится и «Малую Эдду» перечитывать, и учебник квантовой механики открывать, и «Тегилат Гашем», и знакомиться с содержанием популярных изданий вроде «Самые неприхотливые орхидеи».

А ещё я как-то серьёзнее стал относиться к знакомому и Тебе мнению, мол, полезнее одну хорошую книгу прочесть несколько раз, чем пролистать сотню томов. Поэтому перечитываю, перечитываю и перечитываю. Гёте. Конечно, Толстой Лев Николаевич. Гессе. Любимый мой Платон. Гоголь, безусловно, Николай Васильич дорогой! Его «Женитьбу» и «Ревизора» я прочёл… наверное… раз по двадцать. William Blake особенно хорош в оригинале. Тютчева люблю.

Над чем тружусь… Хочу создать сборник драматических произведений. В него войдут уже написанные «Всю жизнь в травести – не с кем время провести», «Иллюстрированный справочник аквариумиста», «Ein Mal ist kein Mal», «Сухие сучья» и ещё пара незаконченных пока пьес. Сборник будет называться «Театр сопротивления».

– Твои пожелания современнику – начинающему литератору и читателю, открывающему мир с «чистой доски»!

– Молодому автору? Юноше бледному со взором горящим? Прежде всего определиться – чего хочешь. Это чтобы потом не терзала раздвоенность… Что тебя влечёт? Деньги, наряды, шезлонги, много престижной пищи и прочий разврат? Выясни, какой (вот тут я использую Твой, Саша, оригинальный термин) «творческий продукт» сегодня реализуется особенно успешно. Скупи эти книги или выкачай на сайте flibusta.net. Изучи материал со вниманием, и приступай – строчи. Такую литературу пишут на вес. В конце рабочего дня положил заполненные буквами листы на весы – ага, двести пятьдесят граммов – маловато. А в другой день – четыреста двадцать. О, уже лучше! И так далее. Поддам цитату из Анатоля Франса: «Поверьте, вы ничего не добьётесь, обращаясь к их разуму: надо уметь затронуть их страсти, их корысть». Правда, при этом не стоит упускать из виду, что некоторое специфическое дарование тут тоже необходимо иметь.

Когда же тобой движут какие-то другие цели, о которых я тут, конечно же, распространяться не стану (от душевного целомудрия или от нежелания привлекать внимание непосвящённых), тогда… тогда тебя ждёт тяжёлое испытание: стеснённость в средствах, непонимание и даже ненависть окружающих, ощущение безнадёжности, приступы отчаяния, подступающие к опасной черте в часы безволия… Но вместе с тем – и величайшие награды. Какие? Умолчу и об этом. Это попы то силком, то шантажом завлекают в счастливую жизнь. На самом деле в Сокровенное никого не зовут. Туда приходят. Там встречаются. И когда встречаются искатели Смыслов и Значений, их душам уже не нужны для соприкосновения отслужившие свою службу слова.

И всё-таки закончить нашу беседу хочется каким-нибудь одним таким речением, формулой, в которой могла бы отлиться магистральная её суть. Чтобы фраза та как бы представляла собой ключ к сказанному и ключ к будущности… Для этого я воспользуюсь только пятью словами. БРИТАНСКИЙ КАГАНАТ ДОЛЖЕН БЫТЬ РАЗРУШЕН!


Беседу вёл Александр МУХАРЕВ,

г. ДНЕПРОПЕТРОВСК