Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2014, номер - 35-36

Бой за высоту

Рубрика в газете: , № 2014/35, 23.02.2015
Журналист и писатель Борис Земцов в марте-апреле 1993 года находился в составе русского добровольческого формирования на территории, некогда входившей

Поэт должен быть чист и прям

Рубрика в газете: , № 2014/35, 23.02.2015

В гостях у «Литературной России»

легенда Дагестана – знаменитый аварский поэт Адалло Алиев.

Будет добиваться правды: Василий Гроссман

Рубрика в газете: , № 2014/35, 23.02.2015
В нашей печати до сих пор не утихают споры о том, кто пытался уничтожить один из самых значительных романов о минувшей войне – «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана

Безотвальная вспашка читателей

Рубрика в газете: , № 2014/35, 23.02.2015
Из агрономии известно, что безотвальная обработка почвы – приём рыхления почвы орудиями, не оборачивающими пласта. Эти орудия производят вспашку на разную глубину

Киевская грусть

Рубрика в газете: , № 2014/35, 23.02.2015
Топоним «Парк Победы» встречается во многих городах экс-СССР и в культуре аналогичной принадлежности. Так, у певца Александра Розенбаума есть шлягер с ленинградским

Оправдание интернета

Рубрика в газете: , № 2014/35, 23.02.2015

Выступая на заседании одного из литературных объединений родного Воронежа, я посетовал на то, что многие стихотворцы очень эмоционально с немалым актёрским задором

Фольклорные мотивы

Рубрика в газете: , № 2014/35, 23.02.2015
В рамках дней культуры Татарстана в Москве в конце августа состоялось два мероприятия, основанных на фольклорной музыке. В Татарском культурном центре

Сакральные речи Урала. Таганай

Рубрика в газете: , № 2014/35, 23.02.2015

Мечтая о путешествиях, об активном отдыхе, мы часто в поисках экзотики не замечаем ествественных драгоценностей у себя под боком. Хочу рассказать об одном из таких мест.

СТРАСТИ ВОКРУГ БРОДСКОГО

Рубрика в газете: , № 2014/35, 23.02.2015

В мае 2015 года у Иосифа Бродского юбилей – ему исполнилось бы 75 лет. К этой дате критик и литературовед Владимир Бондаренко заканчивает для серии «ЖЗЛ» книгу о поэте (напомним, что меньше пяти лет назад в той же серии вышла книга о Бродском Льва Лосева); в Петербурге планируется открыть музей-квартиру Нобелевского лауреата. Но Северную столицу грозится обогнать деревня Норинская Коношского района Архангельской области. Здесь полным ходом идёт реставрация дома, в котором во время ссылки, с марта 1964 года по сентябрь 1965 года, жил поэт, и уже в сентябре может появиться первый в мире музей Бродского…

Реконструкция дома поэта

Впрочем, в Архангельской области дела идут совсем не гладко – вокруг будущего дома-музея и самого имени Бродского кипят нешуточные страсти, докатившиеся до судебных кабинетов.

Бывший народный депутат Верховного Совета (того, расстрелянного из танков в октябре 93-го), житель Северодвинска Альберт Буторинподал исковое заявление в Октябрьский районный суд Архангельска на губернатораИгоря Орлова о принуждении его к совести и компенсации морального вреда.

Вот цитаты из этого заявления:

«Поводом для привлечения к суду губернатора И.А. Орлова послужило учреждение им музея враждебному американцу, который в бытность гражданином СССР был сослан за тунеядство в Коношский район на 5 лет, но уже через ГОД был освобождён по разным ходатайствам. Вместо того, чтобы поблагодарить руководство СССР за досрочное освобождение, он эмигрировал в США, получил там паспорт на имя Джозефа Бродски и стал поносить СССР и русский народ, – это было оценено международным сионизмом, его выдвинули на Нобелевскую премию как американского эссеиста, то есть, в США не считали его серьёзным поэтом, он и там не был образцовым гражданином, завещал похоронить его в Венеции (?!). Общеизвестно, что международный сионизм имеет влиятельных сторонников и в РОССИИ, в частности, в Архангельской области, где враждебного американца называют Гением с большой буквы и учредили ЕДИНСТВЕННЫЙ В МИРЕ музей этому Джозефу!! Эту затею «крышевал» сам губернатор И.А. Орлов, не поленившийся лично посадить дерево там! Подхалимствующим чиновникам ничего не оставалось как приобщиться к этой затее, никто из них не посмел отговорить своего начальника не тратить времени, сил и средств на явную ДУРЬ».

«Восхвалениями враждебного американца местные газетчики стали вытеснять-перекрывать пушкинские мероприятия, которые имеют государственный статус! К примеру, издатель так называемых «добрых газет» В.В. Белоусов снова посвятил Джозефу целую полосу в газете «Вечерний Северодвинск», но в этой же газете, а также в других его газетах «Пенсионерская правда», «Старый город» НЕ ОКАЗАЛОСЬ аналогичных материалов к дню рождения А.С. ПУШКИНА!»

Заявление принято, начались судебные заседания.

Резонанс в области это дело получило большой, у Альберта Буторина немало сторонников. Идёт поиск коррупционных схем в связи с финансированием проекта по созданию музея, в вину губернатору ставится и то, что решение о создании музея было принято им без одобрения областной думой, «волевым решением».

Наверняка при желании нарушения найдутся, и Игорь Орлов поплатится за свою инициативу. Тем более в свете нынешней внешней и внутренней политики…

Что тут скажешь ещё?

Противник музея Альберт Буторин

У Архангельской области, по-моему, есть все основания вспоминать Иосифа Бродского и иметь его дом-музей. Вряд ли внимание к нему способно вытравить у жителей области память и интерес кПушкину. (Жаль, что Александр Сергеевич не побывал в Поморье, иначе бы каждый его шаг там, как, например, на Оренбурщине, в Поволжье, Грузии, Молдавии, Москве, Петербурге, на Украине был бы увековечен).

Что касается эмиграции, то уехал Бродский из СССР не сам – практически был выслан. Нужно отличать тех, кто из кожи вон лез, чтобы оказаться за границей, и тех, кто хотел жить в относительной свободе на родине… Бродский хотел свободы (как и Пушкин, кстати), и был выслан. Пушкин не раз просился отпустить его за пределы России, но его берегли (эмигрантов, невозвращенцев и тогда было немало), Бродский же оказался нам не нужен. Отправили.

 

Что касается того, что Бродский «поносил СССР и русский народ».Ну, Бродский говорил разное. Как и многие-многие другие. В том числе и Пушкин. Важно, что оба поэта воспели Россию и русских людей так, как могут только великие таланты.

Сейчас идёт попытка ревизии всего, что было в российской истории за минувшие столетия. Слышатся голоса, призывающие отсечь лишнее, смущающее, мешающее двигаться вперёд. Особенное внимание обращено к литературе. Всё чаще встречаю утверждения, что надо оставить в прошлом Салтыкова-Щедрина, Белинского, Чаадаева, серьёзно «почистить» Льва Толстого, «разобраться» с Чеховым, не выставлять как русские типы героев Достоевского… В Гоголе, Лермонтове, да и в Пушкине деятелям очищения России от лишнего багажа не всё нравится. Не говоря уж о тех, кто жил и творил в ХХ веке. Поэтому страсти вокруг Бродского вполне объяснимы и закономерны. Легче всего признать его врагом, «американцем Джозефом Бродски», и закрыть тему.

Но если это произойдёт (а это нынче представляется вполне вероятным), со временем будет закрыта почти вся русская литература. Кроме сотни разрешённых на государственном уровнепроизведений да подделок вроде «Сказки о купце Кузьме Остолопе и работнике его Балде», которую упорно приписывают Пушкину, вытесняя-перекрывая его «Сказку о попе и работнике его Балде».

Хотя не исключено, что и некоторые тексты Бродского будут попадать в обойму. В последние месяцы, например, то и дело цитируют его стихотворный памфлет 1994 года «На независимость Украины». Сегодня это тактически полезно…


Роман СЕНЧИН

ПОСТОЛИМПИЙСКИЙ СОЧИ

Рубрика в газете: , № 2014/35, 23.02.2015

До проведения Игр по городу Сочи расползались басни и мифы: то ли Грузия нападёт, то ли город после проведения международного мероприятия зажжётся феерической звездой на международном туристическом небосклоне, то ли он превратится в город-вампир, которому постоянно нужны будут федеральные ресурсы на снос тех или иных пустующих объектов. И, как это часто и бывает, в гротеске народно-коллективной мысли потерялась истина.

После завершения Олимпиады город действительно опустел, уехали миллионы болельщиков, спортсменов и организаторов, но, конечно, он не превратился в Даунтаун. Количество туристов увеличилось, но не более, чем на 10 процентов. Помимо этого, перестали запускать «утки» о том, что в городе тайфун, смерчи или что город закрыт для въезда автомобилей. К сожалению, в предолимпийские годы такие «утки», запускаемые туроператорами, специализирующимися на зарубежных направлениях, были не редкостью. И, несмотря на всю абсурдность, этот приём действительно снижал процент желающих отдохнуть в Сочи. «Город закрыт, по морю несётся смерч?» – дозванивались местным жителям люди, – «Нет же, штиль, солнце, самолёты приземляются, и машины пускают», – отвечали им. Сейчас внутрироссийский туризм стали, наконец-то, в нашей стране поддерживать, поэтому и недобросовестных приёмов стало меньше.  

Если говорить о городе, то особенный восторг и наслаждения вызывают местные дороги. В этом прибрежном крае одна вечная российская проблема была решена: дороги проходят через скалы, изгибаются многоуровневыми эстакадами, вьются живописным серпантином среди деревьев и цветов, то и дело открывая изумительную панораму на сверкающее на солнце море. Такие дороги в России большая редкость и роскошь. Некогда узкий городок, вытянувшийся тонкой лентой между горами, обрывами и морем, стал широким и комфортным для передвижения – это самый грандиозный дар сочинцам от Олимпиады. Ужас стояния в многочасовых пробках на сорокоградусной жаре также остался в прошлом – за двадцать-тридцать минут можно доехать практически до любой точки.

Обилие цветов, клумб, новых заведений, по уровню не отличающихся от столичных, зданий, выдержанных в едином архитектурном стиле, ландшафтных уголков, – всё это делает постолимпийский курорт привлекательным. Этим летом состоялось крупное культурное событие – открытие нового музея «Вилла «Надежда» в известнейшем парке, без розариев и рощ которого невозможно представить облик черноморского курорта – в парке «Дендрарий». Это дом-музей Сергея Худекова, основателя парка, драматурга, мецената, редактора и наиболее искреннего поклонника-хранителя русского балета. «Историю танцев всех времён и народов» Сергей Худеков писал именно в своей сочинской вилле.

Наконец-то город отдал дань человеку, так много для него сделавшему. Дом-музей уже посетил Председатель Конституционного суда России Валерий Дмитриевич Зорькин со своей дочерью Натальей Валерьевной, оставив в памятной книге благодарность и наилучшие пожелания.

Ещё одной приятной особенностью Сочи становится то, что его стали гораздо чаще посещать первые лица страны, известные культурные и общественные деятели, привлекая таким образом к нему внимание и заставляя местные власти его благоустраивать, а также решать проблемы горожан и туристов. Можно даже говорить о некотором изменении контингента города, о его окультуривании и росте благосостояния жителей.

Вилла «Надежда»

Однако есть и ущерб, нанесённый городу Олимпийскими Играми. Прежде всего, вырублено колоссальное количество деревьев, реликтовых растений. Помимо этого, несанкционированные свалки, о которых мы говорили уже в наших предыдущих репортажах из Сочи, всё также нарушают экосистему города. С этим наследием до сих пор идёт война. Также ущерб был нанесён животному миру и сельскому хозяйству. В связи с угрозой войны между Россией и Грузией и повышенными мерами безопасности в пограничных районах охрану производили с тепловизорами, показывающими передвижения врага по реакции на тепло. И вот эти самые тепловизоры постоянно реагировали на кабанов. Решение было принято однозначное – с вертолётов на кабанов сбрасывали отраву. Это привело к перекосу в животном мире.

Более того, пострадали не только дикие кабаны, но и домашние свиньи. Недобросовестно прикрывшись этой мерой безопасности, губернатор Краснодарского края Ткачёв распорядился сбрасывать отраву и на домашних свиней под предлогом, что происходило рассеивание отравы и так далее. В итоге, домашние свиньи, которые были на выпасе, дохли, люди лишались своего дохода, а на прилавках оставалось только мясо со свиноферм губернатора и приближённых к нему людей. Тем самым обеспечивалось отсутствие конкуренции и монополия губернаторских магазинов «Магнит». Но подобные истории характерны, к сожалению, не только для постолимпийских городов.


Наталья ГОРБУНОВА,

СОЧИ – МОСКВА

Алина ВИТУХНОВСКАЯ. МЕДЛЕННЫЙ МАРШ В АУШВИЦ

Рубрика в газете: , № 2014/35, 23.02.2015

 

ТЫ РЕПЕТИРОВАЛ ПИТЕР ПЫТОК

 

Ты репетировал Питер пыток.

И повторял, словно реппер эхом –

Питертерпитертерпитерпите!»

Ветер выдёргивал слов помехи.

 

И сгорел сумасшедшим пухом

Скарлатинный оргазм ХаОса.

И как хармсовская старуха

Жизнь беззубо сжевала Осень.

 

 

 

МОЛИТВА МАХАОНА

 

Под шапкою Мономаха

Набоковский махаон

До последнего взмаха

Молитвам внимает он

 

Имперского жаждет кроха

Крохотный миллион

Убьёт своего монарха

Химеры взведя на трон

 

Сквозь Лайбах услышать Баха

Рейверский рвя неон

Вагнеровского размаха

Достигни как махаон

 

Гибельный крах эпохи

Потный ноль

Хохот Энди Уорхолла

Гитлеровская моль

 

Гербарии Дахао отдыха

Вдыхайте бархатный газ

Люфтваффе в воздухе

Махаону молюсь за вас

 

С фатальными миллионами

Фантомы фатальной тьмы

Молюсь за вас махаону

С монахами Колымы

 

Под шапкою Мономаха

Хаосом дышит Русь

До последнего взмаха

Я махаону молюсь

 

Эпоха идёт на плаху

Будто бы на Эльбрус

Без позорного страха

Я махаону молюсь

 

Какому ещё Аллаху

Проигрывает Иисус

Распятые на булавках

Махаоны. Я им молюсь.

 

 

МЫ МЁРТВЫЕ ЧЁРНЫЕ

ЛИСЫ ЛИСЫ

 

Мы мёртвые чёрные лисы лисы

Мехами пуль смеялись аккордеонисты.

И Родина насекомым уползала в орехи трещин.

И ты ухмылялся губами предавших женщин.

 

 

О ЛЕГИТИМНОСТИ ГИЛЬОТИНЫ

 

Виселица – всего лишь деталь пейзажа.

 

Оскалится в жимолости

Жизнеопровержимостью

Повешенная изысканно Де-Садовская Жюстина.

В Пейзаже Виселица Истины непостижимей.

...Нелегитимное тяготение гильотины?..

 

...Как Отелло Дездемона

обворожила...

В Смерти Тела – Возрождённого

ожидание Идеала.

...И Антигона вбежала в

Античное Антижизни...

...И в антижимолости дрожал

антижаворонок...

 

Виселица – это всего лишь деталь

Пейзажа.

...Каждый охотник желает

настигнуть свою Жюстину.

А жимолость, в равнодушной

нежности

сжимаясь, уже ничего не расскажет,

Утверждая Смерти Абсолютною

Легитимность.

 

 

В ШОРОХИ РАЯ

ВЕРУЕШЬ ЯРОСТНО

 

В шорохи рая веруешь яростно.

А на кресте как Шумахер на шухере –

Реинкарнация Кертиса Яна –

Воет распятое белого шума.

 

Родина дыр левитановским радио

Воет оргазменным орденом радости.

Так пропаганда пропасти вглядываясь,

Нарциссически не прогадывает.

 

Мы же любили гибели Гибельса.

В Догвиле Гитлера Ларса Фон Триера.

Мы же росли на писателе Трифонове.

Соцреализма стали тарифами.

 

Санкции, санкции, словно касания

Белой красотки, тайны восстания.

Ева в Мехах или Евро в Мехах.

Верую в экономический крах.

 

Родина – Оруэллом в Украине

В дикой крамоле непобедима.

Нет общей крови у Авеля с Каиным

Братоубийственна УкрАина.

 

В шорохи рая веруешь яростно.

Бабьего яра, да божей бы ярости!

Мы же – блаженные нежные Яроши.

Чёрные бомбы в спелом боярышнике.

 

Эти покрышки, как шёпот пожарища,

Словно бы крылышки сказочных ангелов.

И воронки пролетают как жаворонки

В жареном смерти печном обожании.

 

«Вау?» – спросила одна из девиц–

«Русь это медленный марш в Аушвиц?»

 

Что тебе снится, постмодернистка?

Рейвер террора кокаинистский?

 

Вы заходите в Историю, барышня,

В дрожь, ошарашенная ясным Ярошем.

 

Выроют яму Дмитро злодеи,

Будешь той Анной, Анной на шее.

«Вау» – успела лишь выдохнуть фрау.

 

«Вау»– устало выстрелил Вальтер.

И повторял  – «Украине Слава!» –

Стихотворения мёртвый автор.

 

А умирали они, хорошея,

Ярош, что в яме, и Анна на шее. 

 

 

МНОЖЕСТВО (ДЕТСКОЕ)

 

На лице несоответствий

Цель его уловок светских.

На кольце цены прелестной

Тень его ночных обид.

Он обряд несочинённый

Прочитает, поражённый

Тем, что в звуках поглощённый,

Он иной, нутра лишённый,

Нищий, смыслами сражённый,

Выражаемым звучит.

 

Он как НОЛЬ –

Округлость цифры,

Бесконечно-безначален.

Он как «НО»

За стройным шифром

Цифр-ответов к дну печали.

 

Он – ОНО.

Он – карлик в цирке.

(В люльке смерть его качали.)

Он пятно

На дне пробирки,

Где микробов повенчали.

 

Как игла

Торчит из неба

Непространственно, отдельно.

Как игра,

В людей,

За нею

Всё неценно, всё бесцельно.

 

Для вас он сделается чёрным.

Для вас он сделается чёртом.

Для вас он будет только «Что ты?»

«Да ничего».

Мы дети имени его.

 

Предчувствуя его пришествие,

Причешем листья комнат вверх.

Он кинет мозг на мутный снег,

Раскроет щели спящих век,

Погладит воздух против шерсти,

Совьёт петлю опасных рек,

На шею вскинет грязный век,

И притворится сумасшедшим.

 

Он брызг

Слезы в пустом стакане.

Он траурный салют весне.

Он крыс

Король, принц датский Гамлет,

Нарцисс

С ослепшими глазами,

И низ,

И верх,

И нутрь из вне.

 

Он ум

Безумства и безутра.

Он у…

И возле…

И везде…

Суть мест,

И месяц страшных суток,

И паутина на звезде.

 

Двадцать четыре

И двенадцать.

И даты

Будущих картин.

И вымысел

Без декораций

Настолько многий,

ЧТО ОДИН.

 

 

Алина ВИТУХНОВСКАЯ