Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2014, номер - 42

Собянинские деревни

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015
Приготовления ко Дню города были более чем шумными и заблаговременными – вся мэрская рать подняла на уши немалую армию гастарбайтеров.

Наследие Юрия Селезнёва

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015
9–10 октября в Кубанском государственном университете на факультете журналистики состоялась первая Международная конференция «Наследие Ю.И. Селезнёва и актуальные проблемы журналистики, критики, литературоведения, истории».

Реализм: просто дети стали старше

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015
Читая статьи А.Рудалёва («ЛР», № 39) и А.Колобродова (№ 40), невольно приходишь к выводу – дискуссия о судьбах нового реализма свернула несколько не туда.

Дом как искусство

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015
Что такое хоромы? Спросите об этом у взрослого, не имеющего отношения ни к зодчеству, ни к изучению языка и истории. Скорее всего, он ответит

Я всё же Ангарец…

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015

Имя кежмаря, фронтовика, учителя, поэта, певца Ангарской земли, создателя словаря кежемского говора Алексея Фёдоровича Карнаухова, к сожалению, до сих пор ещё широкому российскому читателю неизвестно. Может, потому, что главным делом своей жизни он считал не поэзию, а нелёгкий учительский труд. 

Шалун был отдан в модный пансион

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015
Отдать любимого внука Мишеньку Лермонтова в Благородный пансион при Московском университете бабушке Елизавете Алексеевне Арсеньевой посоветовали

Василий Шукшин в «Литературной России»

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015
Чтобы начать рассматривать отношения Василия Шукшина и «Литературной России» в 1970-е годы, нужно вернуться в 1969-й. Летом того года война писательских группировок

Как таковой

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015
Читая литературные газеты и журналы, заметил, что очень часто авторы используют словосочетание «как таковой». Решил присмотреться, что они пытаются выразить с его помощью.

Страсти вокруг Шолоховских энциклопедий

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015
В 2012–2013 гг. опубликована«Шолоховская энциклопедия» (М., Синегрия, 2012), созданная коллективом авторов под редакцией известного учёного Ю.А. Дворяшина

Навеки вместе с великороссами

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015
Поздравляю «Литературную Россию» с замечательным аналитическим циклом статей Вячеслава Огрызко о закулисных отношениях внутри бывшего Союза писателей СССР

Молодым – дорогу!

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015
Союз писателей Москвы открывает конкурсный отбор авторов, желающих принять участие в Совещании молодых писателей. Это мероприятие проводится

Обезьяна русской трагедии

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015
Изначально новый фильм Никиты Михалкова «Солнечный удар» был обречён на всякого рода колкости и троллинг. Это тот случай, когда мнение о картине

НОБЕЛИАТИЗМ

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015

Итак, нобелевская неделя 2014 закончилась. Премию по литературе получил французский писатель Патрик Модиано. Нельзя сказать, что выбор объективен. Нет, я не о Патрике, пишет он, наверное, прекрасно, раз у него за плечами Гонкуровская и множество иных премий. Просто нобелевка запоздала лет на сорок. Я об ином.

Кто, к примеру, самый известный писатель Швеции? Разумеется, это великая Астрид Линдгрен, автор «Малыша и Карлсона», «Пеппи Длинный чулок» и прочих замечательных детских сказок. А из русских? Само собой, Лев Толстой. Матёрый человечище! Кажется, он абсолютный рекордсмен по плодовитости (90 с лишним томов ПСС), причём таковая не сказывалась на качестве. Но ни Астрид, ни Лев нобелиатами не стали, хотя Толстого номинировали пять раз!

Может быть, дело в том, что лауреата выбирает Шведская академия? А шведы, как известно, издавна плохо относятся к русским, которые вечно их ломят и гнут. Вот Толстому и не везло. Ну а Линдгрен… Она, похожа на Христа: нет пророка в своём отечестве. Ей богу, на месте Шведской академии я бы наградил её посмертно, тем более что такое всё чаще практикуется. Забегая вперёд, продидактирую: писатель должен жить долго.

Да уж, ох уж эти заносчивые шведы! Тем не менее, когда первым литнобелиатом в 1901 г. стал французский поэт и эссеист Сюлли-Прюдом (он был весьма популярен тогда, даже в России, каковая была весьма культурна в те времена), именно группа шведских писателей, включая Сельму Лагерлёф, выступила с открытым письмом, протестуя против решения Академии и выступая в поддержку Льва Толстого. Спасибо им.

Альбер Камю, нобелиат 1957 года

Но вот незадача: в 1902 г. премию – снова опередив Толстого – получил не поэт или прозаик, а великий немецкий историк Теодор Моммзен, за капитальную «Римскую историю». Я им зачитывался в юности! Римские легионы до сих пор печатают шаг по волнам моей памяти, а кавалерийские алы грохочут копытами, проносясь в Карры, на Голгофу, далее везде… Немудрено – историк без литературного дара редко входит в историю, так что победа заслуженная.

Тогда как имя лауреата 1903 года, поэта, писателя и драматурга Бьёрнстьерне Бьёрнсона мало что говорит мне (а вам?), несмотря на то, что он автор норвежского национального гимна. Вот и десантный корабль «Мистраль» знаком нам лучше провансальского поэта Фредерика Мистраля, равно как и его коллеги по премии 1904 года испанца Хосе Эчегарай-и-Эйсагирре.

Несколько раз такое случалось, победителями становились двое. Но если о первом я хоть краем уха слыхал, то о втором – ничего! И всё же они опять обошли бедного графа Толстого, за которого уже некому было замолвить слово…

Я понимаю, да и вы, наверное, что совсем иное дело Генрик Сенкевич (премия 1905 года): хранитель польской гордости и чести, член-корреспондент и почётный академик Императорской Санкт-Петербургской академии наук, потомок литовских татар и автор знаменитой трилогии «Огнём и мечом», «Потоп» и «Пан Володыёвский», а также блестящих романов «Камо грядеши» и «Крестоносцы». Он действительно велик! И для поляков выше Толстого. И всё же обидно за нашего графа, тем более что безвестный ныне лирический поэт Джозуэ Кардуччи обошёл его и в следующем году, после чего номинировать Льва перестали...

Вот и скажите мне после этого, объективен ли выбор нобелиатов от литературы? Не уверен. Жаль, жаль мне Льва Николаевича, но не слишком – он и без нобелевской премии вошёл в историю, и не только литературы. Но продолжим наш литературный марафон: в 1907 г. победил Редьярд Киплинг. Он в 42 года стал самым молодым лауреатом – да так и остался им до сих пор. Литературные гении, в отличие от гениев физико-математических, всех этих Бояи и Ландау, или зреют долго или признания нобелевского комитета дожидаются ещё дольше. А порой и не дожидаются…

Кнут Гамсун, нобелиат 1920 года

Увы, автору замечательной «Книги джунглей», певцу белого человека и британского империализма наследовал нектоРудольф Эйкен, развивавший, как и полагается порядочному немцу, идеалистическую философию. Нет, я не против идеализма, даже философического, но скажите мне, кто помнит об Эйкене? Вы?

Ну а в 1909 г. премия досталась той самой Сельме Лагерлёф, защитнице Толстого (снова «как дань высокому идеализму») и в этой связи возникает щекотливый вопрос: действительно ли скандинавы столь одарены литературно, что на их долю приходится столько нобелиатов? Или дело всё же не в идеализме, а в том, что победителей определяют именно в Швеции и Норвегии?.. 

Задумайтесь об этом на досуге, а пока продолжим. Следующим счастливцем оказался немецкий лирический поэт, драматург, романист и новеллист Пауль Хейзе. Слыхали о таком? Нет? Странно. Но раз уж так, то, невзирая на то, что, возможно, мой литературный кругозор узок, я всё же возьму на себя смелость, краткости для и ради, выделить лишь самые звонкие литературные имена, опуская те, что давно ушли в тень, что канули в Лету, чьи тома Харон давно отвёз на тот берег Стикса. А вы уж судите сами о качестве отбора – моего и нобелевского комитета. И Шведской академии наук.

Например, к Морису Метерлинку (1911 г.) у меня вопросов нет – «Синяя птица»! А у вас? Нет вопросов и к Герхарду Гауптману (1912) – ну кто же не знает прославленного драматурга? А вот в отношении Рабиндраната Тагора, первым из неевропейцев победившего в 1913 г., есть сомненья. Видимо, в данном случае премия была скорее данью экзотике или же сублимировала чувство европейской колониальной вины. Оттого-то и в СССР Тагора ценили, хотя Шоу и посмеивался над ним, причём довольно грубо: Глупиндранат Кагор... Впрочем, это вольный русский перевод, по-английски звучит благозвучнее: Стьюпидранат Беггор.

Морис Метерлинк, нобелиат 1911 года

В 1914 году мир перестал заниматься одними глупостями и занялся иными, куда более кровавыми. Премия не присуждалась по вполне понятной причине: музы молчат, когда гремят пушки. Но человек привыкает ко всему, даже к войне и уже на следующий год лауреатом сталРомен Роллан. Да и в самом деле, не свирепых же тевтонов, понимающих лишь один язык – язык грубой силы! – награждать за достижения в тонком искусстве плетения словес и смыслов?

Но после Роллана вполне предсказуемо последовал тёмный период. То ли война нарушила связи, то ли падение нравов сказалось на вкусах жюри, то ли ещё что (Интернета-то ещё не было, не говоря уже о мобильных телефонах), но лауреатов 1916–19 гг. придётся пропустить всем цугом ввиду полной их погружённости в забвение. Боюсь, Харон их так скопом и перевёз к полянам асфоделей. Ну а победитель 1920 года, печально известный норвежец Кнут Гамсунстоль дихотомичен, что более всего известен не творчеством, а тем, что передал свою нобелевскую медаль Геббельсу, затем написал некрологГитлеру, назвав того «борцом за права народов», а после войны был заклеймён как коллаборационист и отдан под суд.

Затем начались качели. Взлёт – лауреатом 1921 г. стал живой классик Анатоль Франс. Падение – его преемника снова пропустим. Снова взлёт – Уильям Йейтс, блестящий ирландский поэт. И снова падение – милосердно пропустим канувшего за горизонт событий. Опять взлёт – великолепный остроумец Бернард Шоу, лауреат 1925 г. Между прочим, он отказался от денежной части премии! Не уверен, кстати, что нобелевку (и не только по литературе) следует давать ежегодно, прецедент имелся – в 1935 году её не присуждали, хотя войны не было, и ничего, литературный мир не рухнул.

Ромен Роллан, нобелиат 1915 года

И снова – об итальянской поэтессе Грации Деледда(премия 1926 г.) мне сказать нечего. Спросите у итальянцев, помнят ли они её. Тогда как об Анри Бергсоне (1927 г.) – взлёт! – наслышан не только я, это видная фигура в философии XX века. Норвежка Сигрид Унсет (1928 г.)? Не припомню такой, точнее, помню, но смутно. Зато за ней – Томас Манн – самый великий из многочисленных Маннов, ещё один классик. Сей факт признать я вынужден, но перечитывать не буду…

Мне интереснее Америка! Первым из американских писателей лауреатом премии стал Льюис Синклер (1930). Он увлекался социальной сатирой и его нобелевская речь «Страх американцев перед литературой» вызвала большой резонанс! Льюис критиковал тех, кто «боится любой литературы, кроме той, которая превозносит всё американское, в равной степени недостатки и достоинства». Смел, ничего не скажешь! Ну, а патриотов, которых он критиковал, в каждой стране хватает, а уж в России в первую очередь…

Следующим лауреатом стал неизвестный ныне (во всяком случае, мне) шведский поэт Эрик Карлфельдт. Я очень уважаю шведов! Я люблю АББА. Мне жаль, что они не смогли отстоять Ниеншанц и теперь он называется Санкт-Петербург. Но обилие шведов-лауреатов не может не настораживать и занавес над загадкой их успехов слегка приоткрывает именно он. В 1907 Эрик вошёл в состав Нобелевского комитета по литературе, в 1912 стал его постоянным секретарём и в этой должности ему не раз предлагали премию! Он отказывался, но осадок остался, тем более что сразу после смерти лауреатом он всё же стал. 

В 1932 г. премию получил Джон Голсуорси – за «Сагу о Форсайтах», а за ним столь же заслуженно лауреатом стал Иван Бунин. Далее следовали драматурги Луиджи Пиранделло (1934) иЮджин О’Нил (1936). Тройку их преемников опустим ввиду малой известности, затем началась очередная война и в 1940–43 гг. миру было явно не до литературных премий. Лауреаты 1944–45 гг. также не блещут известностью, но после них наступает эпоха великих имён. Её открыл Герман Гессе.

Михаил Шолохов, нобелиат 1965 года

За ним идёт Андре Жид. Он увлекался социализмом, выступал в поддержку Советской России, но на антифашистском конгрессе писателей в Париже (1935)Борис Пастернак открыл ему глаза и в конце 1936 г. вышла книга «Возвращение из СССР», вызвавшая эффект разорвавшейся бомбы. Её резко осудила «Правда» – и часть левой западной интеллигенции, в том числе Ромен Роллан и Лион Фейхтвангер. Зато после смерти автора даже ярые антагонисты Сартр и Камю дружно признали, что Жид был самым свободным писателем XX века!

А блестящий Томас Элиот (1948), один из самых читаемых английских поэтов? Это на его стихи Эндрю Ллойд Уэббер написал мюзикл «Кошки»! А великий романистУильям Фолкнер (1949)? А Бертран Рассел (1950) – математик, мастер прозы, крупный философ, один из основателей английского неореализма и неопозитивизма? Истинным украшением когорты нобелиатов стал иЧерчилль, обошедший в 1953 году самого Хемингуэя! Однако и старина Хэм взял своё – в следующем году его наградили за легендарную повесть «Старик и море». Фейерверк имён!

Следующая пара лет прошла тускло, но затем победителем стал Альбер Камю (1957), а его сменил Борис Пастернак, которого с 1946 по 1950 год регулярно выдвигали на соискание премии, но лишь в 1958 г., когда это сделал сам Камю, он стал вторым писателем из России, удостоенным награды. Несмотря на то, что в телеграмме советскому послу в Швеции, говорилось: «Было бы желательным через близких к нам деятелей культуры дать понять шведской общественности, что в Советском Союзе высоко оценили бы присуждение Нобелевской премии Шолохову. …Важно также дать понять, что Пастернак как литератор не пользуется признанием у советских писателей и прогрессивных литераторов других стран».

Патрик Модиано, нобелиат 2014 года

Премия стала поводом для травли. «Литературная газета» 25 октября 1958 года писала: «Пастернак получил «тридцать сребреников», для чего использована Нобелевская премия. Он награждён за то, что согласился исполнять роль наживки на ржавом крючке антисоветской пропаганды… Бесславный конец ждёт воскресшего Иуду, доктора Живаго, и его автора, уделом которого будет народное презрение». Поэта единогласно исключили из Союза писателей и коллеги просили лишить его советского гражданства. Он вынужден был отказаться от премии.

Из победителей 60-х годов упомянем Иво Андрича(1961), Джона Стейнбека (1962) и Жан-Поля Сартра(1964). Сартр был участником революции во Франции 1968 года и даже её символом: бунтующие студенты, захватив Сорбонну, впустили внутрь лишь его! Он, как и Пастернак, отказался принять премию, но по иным причинам. Он заявил о нежелании быть чем-либо обязанным какому-либо социальному институту. А ранее он отказался и от ордена Почётного легиона!

С подачи Сартра в следующем году лауреатом стал Михаил Шолохов. Был ли он автором «Тихого Дона» или нет, не знаю, но участие в травле Синявского и ДаниэляСолженицына и Сахарова это факт, не позволяющий считать его великим писателем…

Далее перечислю лишь самых значительных. 1969 – Сэмюэл Беккет, гениальный ирландский писатель, поэт и драматург, основоположник наряду с Эженом Ионеско театра абсурда. Получил всемирную известность как автор пьесы «В ожидании Годо». 1970 – Солженицын. 1972 – Генрих Бёлль. 1982 – Габриэль Гарсиа Маркес. 1983 – Уильям Голдинг. 1987 – Иосиф Бродский. 1994 –Кэндзабуро Оэ. 1998 – Жозе Сарамаго. 1999 – Гюнтер Грасс. 2010 – Марио Варгас Льоса.

Генрик Сенкевич, нобелиат 1905 года

Всего менее сорока действительно известных в мире авторов. Около трети от общего числа в 107 лауреатов. Такая вот статистика.

На каких же языках писали победители? Вне конкуренции английский – 27 авторов. Затем идут французский (14), немецкий (13), испанский (11), шведский (7), итальянский (6), русский (5), польский (4), норвежский и датский (по 3), греческий, японский и китайский (по 2) и т. д. Кстати, если в Google отобрать 30–40 ведущих по числу обращений писателей, то русских в списке окажется всего четыре: Пушкин, Толстой, Достоевский и Чехов. Кажется, величие русской литературы несколько преувеличено…


Юрий КИРПИЧЁВ

НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ И ОБДИРАЛОВКИ РОСАРХИВА ВЗЯТЫ НА КОНТРОЛЬ ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ

Рубрика в газете: , № 2014/42, 23.02.2015

На днях состоялось очередное заседание оргкомитета по проведению в России Года культуры. По окончании заседания к журналистам вышли председатель Совета ФедерацииВалентина Матвиенко, заместитель председателя правительства РоссииОльга Голодец и министр культуры России Владимир Мединский. Один из вопросов на этой импровизированной пресс-конференции задал и главный редактор газеты «Литературная Россия»Вячеслав Огрызко.

– У нас сейчас в сфере культуры наметился перекос в сторону оказания платных услуг населению. Но некоторые тарифы зачастую неподъёмны. Так, благодаря Росархиву, тарифы на ксерокопирование доходят до 120 рублей за одну страничку, а сроки выполнения заказов зашкаливают разумные сроки. Культура – это и наше прошлое. В архивах находятся ценнейшие документы, но не все они доступны. Так в Российском госархиве новейшей истории многие документы были рассекречены ещё в 90-е годы, а для исследователей открылись лишь летом 2014 года. Не пора ли поэтому сменить неэффективное руководство Росархива и РГАНИ?

Реакция последовала незамедлительно. Заместитель председателя правительства России Ольга Голодец тут же дала поручение своему аппарату поднять все материалы, обращения и публикации газеты по этому вопросу и провести совещание.

Будем следить за развитием ситуации.