Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2014, номер - 43

В состоянии брожения

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015
Страсти вокруг толстых журналов сгущаются, медиа-рынок претерпевает постоянные изменения, а литературные и журналистские круги находятся в состоянии брожения.

Вас ждут великие дела

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015
Объявление длинного списка, по моему мнению, – важнейшее событие премиального сезона«Дебюта». Конечно, потом будут выбраны финалисты

Не как прокурор, а как читатель

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015
Андрей Рудалёв начинает своё грозное послание петербургскому поэту Владимиру Шемшученко («ЛР», № 42) с того, что он не хочет выступать адвокатом Захара Прилепина

Василий Шукшин в «Литературной России»

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015
Имя Шукшина очень редко встречается на страницах «ЛР» этого года. О статье Ф.Левина уже упоминалось в главке «1970», а сейчас поговорим о рассказе «Как зайка летал на воздушных шариках»

Навеки вместе с великороссами

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015
В предыдущем письме я написала о живейшем интересе в русской диаспоре на Западе к трудам Вячеслава Огрызко. Я ничуть не удивляюсь этому интересу.

Кто правит русскую «Википедию»

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015
Ни для кого не секрет, что сегодня основным источником информации является интернет, причём при поиске информации пользователь первым делом отправляется в «Википедию».

Верная нота

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015
В этом году исполняется 100 лет со дня рождения известного актёра театра и кино, Заслуженного артиста РСФСР Сергея Курилова (1914-1987)

Одно памятное место

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015
Михаил Юрьевич Лермонтов пережил мучительную и большую любовь к Наталье Фёдоровне Ивановой, в замужестве Обресковой. Он посвятил ей около сорока своих стихотворений.

О «Солнечном ударе» и фаллосе

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015
За «Солнечный удар» Никите Михалкову можно простить многое, даже «Цитадель». «Солнечный удар» возвращает понимание того, что он большой художник.

В далеко не лучших вариациях

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015
В статье Андрея Рудалёва «Обезьяна русской трагедии» («ЛР» № 42) фильм Никиты Михалкова не признан явлением, объясняющим причины революции и братоубийственной гражданской войны.

ВЛАСТИ МОСКВЫ, КАЖЕТСЯ, ДЕЛАЮТ ВСЁ, ЧТОБЫ В ГОРОДЕ НЕ ОСТАЛОСЬ КИОСКОВ С ПРЕССОЙ

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015

В Москве по инициативе Ассоциации распространителей печатной продукции состоялась довольно острая пресс-конференция«Нужны ли москвичам киоски прессы?». Первое, что было объявлено организаторами: власти Москвы, мягко говоря, не совсем верно оценили потребности и пожелания москвичей в точках розничной торговли, которые, якобы, только мешают горожанам и захламляют город. Чтобы опровергнуть такую позицию, следствием которой стали произошедшие на наших глазах ликвидации и закрытия многих киосков, где горожане привыкли приобретать свежие газеты, АРПП заказала независимое статистическое исследование Всероссийскому центру изучения общественного мнения. Оказывается, киосков действительно не хватает, при этом особенно востребована людьми в них именно пресса.

Отдельный вопрос: что нужно сделать, чтобы и литературные издания, а не только развлекательные и информационно-деловые, на таких точках реализации имели своё достойное место? По убеждению распространителей, они были бы рады выполнить такой культурно-общественный заказ, если бы им позволили вволю торговать на тех же точках, скажем, пирожками и сигаретами. Тогда, дескать, у них был бы доход, который позволял бы торговать также и нерентабельными газетами. Но можно ли этому верить? Ведь «Литературная Россия» не раз писала о том, как и раньше (до нынешнего критичного нажима московских чиновников) продавцы не очень-то старались помочь литературным газетам и журналам встретиться со своими читателями...

Андрей АВДОНИН, генеральный директор издательского дома «Мир новостей»:

– Все мы знаем, что в последнее время правительство Москвы проводит политику по «упорядочению», как они говорят, количества объектов розничной торговли (то есть киосков) в Москве. Наверное, многое было неправильно оформлено, особенно в пищевой продукции. Но рынок печатной продукции как раз был давно сформирован и больших проблем с точки зрения законодательства там не было. Тем не менее киоски прессы тоже попадали под снос, под оптимизацию. Мы видим, что их количество резко сократилось, купить газеты стало гораздо сложнее. При том, что количество продаваемых на точке газет увеличивается (хотя нам говорят, что они, мол, всё хуже и хуже продаются), но это не покрывает того, что происходит, когда количество точек так массово уменьшается. Нам говорили, что это якобы идёт оптимизация на основе каких-то замеров и изучений статистических. И вот АРПП заказала независимый анализ у ВЦИОМа рынка мелкорозничной торговли. Этот анализ называется «Удовлетворённость москвичей объектами мелкорозничной торговли в августе-сентябре 2014 года». И эти свежие цифры не совсем похожи на те, которые нам часто предъявляют представители московских властей...

Алексей ФЕДОТОВ, генеральный директор ХК «Сегодня-Пресс», руководитель рабочей группы АРПП по взаимодействию с московскими властями:

– Ситуация приближается к критической, начиная с 2010 года. У нашей компании, например, был совместный проект с Мосгортрансом – киоски, совмещённые с остановочными модулями, и всё бремя затрат по содержанию и внешнему виду мы несли на себе. Городу почему-то это не понравилось, город снёс эти остановочные торговые модули. В течение последнего года стали появляться какие-то модули Мосгортранса свои, и понятно, что эти все истории могут быть частично и следствием передела рынка...

Мы всё-таки живём в стране с рыночной экономикой, с рыночными принципами. Но вот я получаю письмо от Департамента торговли и услуг г. Москвы: «В настоящее время Департаментом торговли и услуг г. Москвы совместно с Департаментом СМИ и планов г. Москвы, префектурами административных округов г. Москвы проводится анализ схемы размещения нестационарных торговых объектов с учётом развития транспортной инфраструктуры и иных градостроительных факторов, в рамках проведения которого будет рассмотрен вопрос о целесообразности сохранения указанного адреса для размещения нестационарного торгового объекта...». Простите, это зачем?! Почему чиновники определяют необходимость размещения этого объекта, если этот объект работает с 1995 года. Если этот киоск стоит так долго и работает, как могут чиновники префектуры и как бы профильных департаментов определить целесообразность его нахождения? Если никакой реконструкции, никаких переносов происходить не будет, почему не рынок, а чиновники определяют необходимость и целесообразность размещения этих объектов?!

Когда нам показывали проект размещения киосков, мы ужаснулись. Простите, там они стоят в парках! Вы пойдёте в глубину парка Сокольники за ежедневной газетой?! Естественно – нет. Кому мешают киоски, совмещённые с остановками? Почему их нужно было распиливать, убирать в двадцатиметровую зону?

Вот что самое противное и тошное. Когда наша ассоциация проводила конференцию в Крыму, где надо было поделиться опытом, как улучшить ситуацию с распространением прессы, это было чудовищно, потому что нам предложить украинским коллегам нечего! Мы понимаем, что система, которая была на Украине, она была лучше!

И это при том, что объекты прессы, печати являются стратегическими объектами в информационной войне, которая сейчас ведётся против нашей страны. Об этом уже все откровенно говорят. В отличие от потоков грязи из различных информационных агентств в Интернете по дискредитации нашей страны, печатные СМИ сертифицированы, лицензированы, находятся на рынке давно и доносят справедливую информацию о решениях правительства нашей страны.

Александр ОСЬКИН, председатель правления Ассоциации распространителей печатной продукции (АРПП):

– Нам долгие месяцы и годы объясняли, что москвичам не нужны объекты розницы вообще. Я напомню, что где-то ещё лет пять назад в Москве было 30 000 объектов мелкой розницы всякого рода – от цветов до хлебобулочных киосков, осталось на сегодняшний день 7 тыс., в том числе 4 тыс. объектов прессы. Всё умялось, а пресса осталась. Но слишком силён натиск Департамента торговли и Департамента транспорта, которые решили, что объекты прессы создают пробки, что они мешают горожанам, что вообще вся мелкая розница не нужна, а все пусть ходят в супермаркеты. Этот тренд подтверждался, якобы, опросом москвичей, голосованием на сайте Правительства Москвы и проч. И вот ВЦИОМ, как независимая исследовательская структура, провела опрос, который сухо с цифрами и фактами доказывает, что ничего подобного – всем нужны объекты прессы, мороженого и цветов... И первый вывод, который мы из этого доклада должны сделать – это разрушение мифов, навязанных нашему городу нечистоплотными, недобросовестными чиновниками, которые выдают желаемое за действительное. Департамент транспорта говорит, что нужно убрать с остановок и транспортных узлов все объекты прессы. Почему? Люди якобы останавливаются, покупают газеты и создают тем самым пробки. Абсурд! Наоборот, когда люди стали ездить в супермаркеты за всем подряд, движение увеличилось и пробки усилились.

Наш корреспондент не мог не спросить руководство АРПП про литературную прессу:

– Но ведь и до 2010 года, когда начались нападки на розничную торговлю, с наличием литературной прессы в киосках было всё отнюдь не благополучно, о чём наша газета не раз писала. Что нужно сделать, по-вашему, чтобы именно литературные издания были более достойно и убедительно представлены в киосках прессы, чтобы они были видны и привлекали внимание читателей, а не где-то из-под полы извлекались по большой просьбе? Можно ли дать шанс на это литературной прессе хотя бы в Год литературы?

Ответил Александр Оськин:

– Прежде всего надо учитывать то, что киоск прессы – это безусловно объект коммерческий: он платит за свет, за транспорт, зарплату и проч. И как коммерческий объект он должен приносить плюс, тем, кто его содержит. Средняя зарплата киоскёра в Москве колеблется от 15 до 20 тыс. руб. Так вот – за такие деньги даже узбеки уже не идут работать. Вопрос: как нам сделать это рентабельным? Согласен, что надо поддерживать литературу, литературную прессу – «Литературную газету», «Литературную Россию», другие издания. Правильно! Но киоскам необходимо и чем-то, что называется, поддерживать штаны. 30 процентов киосков в Москве заколочены – они не работают. Для того чтобы они работали, необходимо, чтобы правительство Москвы сняло глупое ограничение по ассортименту. Статистика ВЦИОМа доказала, что люди хотят покупать горячие напитки, хотят купить булочку и кофе по дороге на работу. Булочка и кофе даёт маржу порядка 40 процентов. «Литературная Россия» даёт при продаже 1 руб. Представляете, разница какая? И поэтому, если бы нам сняли ограничение (а Департамент торговли твёрдо стоит на нём, ни шагу назад) и разрешили объектам прессы торговать сопутствующими товарами, то в этом случае можно создать более благоприятные условия для продажи прессы, и не только литературной – все прочие образовательные, просветительские и политические вещи – всё то, что надо продвигать народу. Нормальный киоск должен содержать тысячу наименований газет и книг. А на чём зарабатывать?

Я скажу страшную вещь. Вы знаете, нам не нужны деньги от государства! Мы сами дадим деньги государству. Сейчас наши консалтинговые компании сообщают: если снять ограничения на ассортимент и восстановить объекты прессы в стране, наша отрасль даст бюджету 3,5 миллиарда рублей. Дайте свободу – мы вам деньги дадим!


Материал подготовил Евгений БОГАЧКОВ

ЗНАЙ НАШИХ!

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015

Перед самым подписанием номера в печать стали известны итоги литературной премии «Ясная поляна» за 2014 год. В номинации «Детство. Отрочество. Юность» лауреатом стал заместитель главного редактора нашего еженедельника Роман СЕНЧИН с повестью «Чего вы хотите?», «удивительно смелой, удивительно честной и при этом очень нежной, семейной вещью»,  как сказал о ней член жюри Павел Басинский. Известный критик и писатель, представлявший повесть на торжественной церемонии, поделился также своим личным ощущением, что эта повесть «стала самым неожиданным для него произведением за последние десять лет», донельзя современным, «точно попадающим в нерв времени».

Редакция «Литературной России» от души поздравляет Романа Сенчина с этой победой и желает ему покорения новых вершин!

Подробности о лауреатах в других номинациях и о церемонии награждения «Ясной поляны-2014» читайте в следующем номере.

 

РАДОСТЬ С ВОПРОСАМИ

Рубрика в газете: , № 2014/43, 23.02.2015

В деле Даниила Константинова поставлена… нет, не точка. Скорее, подходит здесь восклицательный и вопросительный знаки. Вот так – «!?» Встречается это сочетание время от времени, филологи утверждают, что оно неправильное, нарушение норм, что если уж соединять эти знаки, то в таком вот порядке – «?!» Но иногда необходимо закончить фразу – «!?»

Итак, общественный активист, публицист Даниил Константинов получил три года за хулиганство. В СИЗО он отбыл два с половиной, статья, по которой был осуждён, подпадает под амнистию в честь двадцатилетия конституции, и Константинова освободили, как говорится, в зале суда (после получаса «формальностей»).

С одной стороны, это, конечно, радостное, чуть ли не чудесное событие… Дело в том, что Константинова обвиняли ни больше, ни меньше, а в убийстве. Дескать, во время уличного конфликта он зарезал ножом другого человека. Вытащил из-за пазухи двадцатисантиметровый нож и стал им бить противника. 

Я выступал одним из поручителей Даниила, бывал на многих судебных заседаниях и удивлялся, что у стороны обвинения нет никаких убедительных доказательств вины Константинова, адвокаты же предъявляли и алиби, по-моему, стопроцентное (как раз в то время, когда было совершено убийство, Даниил праздновал день рождения мамы; праздновали с друзьями, в ресторане, сохранились фотографии, ресторанные чеки), результаты экспертиз, предъявляли факты нарушений во время следствия (были потеряны, например, вещдоки); единственный свидетель обвинения откровенного говорил в зале суда, что повторяет то, что ему велели, и если велят, может изменить свои показания на противоположные…

То и дело всплывала история, что Константинова пообещал надолго посадить некий высокопоставленный сотрудник Центра «Э» после того как Даниил отказался сотрудничать. И это было похоже на правду – дело в отношении Константинова пытались соткать из воздуха, и главным было не найти истинного убийцу, даже не изобрести весомые доказательства вины активиста, а показать: нельзя отказывать представителям специальных служб, любого недовольного можно посадить на скамью подсудимых, сгноить в СИЗО, отправить на зону…

На защиту Константинова поднялись и националисты и либералы и национал-либералы и те, кто в политике не участвует. Главным стало отстоять отдельно взятого человека не только от десяти лет строгого режима, которое требовало обвинение, но и от обвинения в лишении жизни другого человека… Наша газета не раз писала об этом деле.

Первый судья (а судят у нас нынче в одиночку, не как в тоталитарное советское время, когда судей было три, и они могли спорить, совещаться – сейчас судья уходит в совещательную комнату и совещается там с собой, своей совестью, а может, и не только)… В общем, первый судья не решилась выносить приговор – отправила дело на доследование. Второй судья (второй процесс продолжался сравнительно недолго) вынесла неожиданный приговор: три года за хулиганство, что позволило выпустить Константинова на свободу… Признать его невиновным – выше сил нашего правосудия, к тому же, это сколько придётся наказывать следователей, прокурорских работников, лепивших обвинение… Спустили на тормозах, так сказать…

Да, с одной стороны, это событие радостное. Человека удалось вырвать из утаскивающих его в ад шестерёнок. В ад, в первую очередь, приговора за то, что он не совершал. Быть убийцей, не убивав, это самое, наверное, тяжкое клеймо (это мы у Льва Толстого читали, да и у других писателей)… И здесь мы ставим восклицательный знак. Вырвали, отстояли!

А с другой стороны, всё-таки кто-то должен ответить за то, что Константинова обвиняли в убийстве. Нужно найти того, кто, если верить упорно поступающей информации, заказал посадку Даниила. И наконец, убийство-то было, а убийцу, получается, два с половиной года не искали, практически сразу назначив виновным Константинова. С этим тоже необходимо разобраться. Разберутся ли?


Роман СЕНЧИН