Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2014, номер - 44

Отклик на окрик

№ 2014/44, 23.02.2015
Почему-то № 41 «ЛР» пришёл с опозданием на неделю. На лицевой странице притянул моё внимание призывный заголовок ответа Андрея Рудалёва, вызывающий улыбку

Радикальный фотореализм

№ 2014/44, 23.02.2015
В фотоцикле «Лужи, люки и дома» поэт и писатель Дмитрий Чёрный показывает поэтичность городов. Первые снимки появились осенью 2006 года.

Укротители подвала

№ 2014/44, 23.02.2015
Что связывает этих людей? Дух и воля, знание жизни и перенесённые страдания. Гуру-индуист поэт Балашов, поклонник реикранации, буддизма, мадам Блаватской

Подвижник

№ 2014/44, 23.02.2015
Нет никакого сомнения в том, что научно-культурную жизнь долгих десятилетий советской эпохи невозможно себе представить без имени и неутомимой, подвижнической деятельности И.С. Зильберштейна

Диагноз Европе

№ 2014/44, 23.02.2015
В романе русского писателя из Эстонии Андрея Иванова «Путешествие Ханумана на Лолланд» описывался датский лагерь «азулянтов» – интернациональных соискателей статуса беженца

Навеки вместе с великороссами

№ 2014/44, 23.02.2015
Мы до сих пор ещё очень многого не знаем из сокровенных тайн советского закулисья. Если бы не храбрые походы Вячеслава Огрызко по рассекречиваемым спецхранам

Знать реалии страны

№ 2014/44, 23.02.2015
Не люблю писать отклики на статьи, но вот прочитал в «Свободной прессе» интервью Сергея Шаргунова с известным писателем Даниилом Граниным и не смог удержаться.

Башкирская музыкальная драма в Москве

№ 2014/44, 23.02.2015
В Москве начались гастроли Башкирского государственного академического театра имени Мажита Гафури, который вот уже два года возглавляет известный актёр Олег Ханов

Фантазия и мистика эмалей

№ 2014/44, 23.02.2015
В галерее Светланы Сажиной, что в Брюсовом переулке 17, открылась выставка художника-эмальера Андрея Авдеева, которая будет действовать до 14 ноября.

МИНИСТР-ПЛАГИАТОР МЕДИНСКИЙ, ВИДИМО, ХОЧЕТ ЛИШИТЬ ПИСАТЕЛЕЙ ИСТОРИЧЕСКОГО ОСОБНЯКА

№ 2014/44, 23.02.2015

Борьба за особняк на Комсомольском проспекте, где размещается Союз писателей России, обостряется. Не секрет, что Союз уже давно дышит на ладан, тому есть масса объективных и субъективных причин, среди которых тот факт, что Союз, хоть и является общественной организацией, не может действовать только на общественных началах. Ему нужна хотя бы минимальная финансовая подпитка для содержания скромного аппарата, оргтехники, не говоря уже о транспортных и иных расходах. Это же не дело, когда председатель иностранной комиссии Олег Бавыкин, ещё недавно получавший зарплату в размере четырёх тысяч рублей, в последние месяцы и её не получает, так как средств даже для выплаты этого мизерного пособия нет. Уже несколько лет официально ни копейки денег за свою работу не получает первый секретарь Союза писателей России Геннадий Иванов.

Государство не считает нужным материально поддерживать творческие Союзы. Ещё недавно выходом из положения служила сдача нескольких помещений в аренду, но и тут вмешалось государство, решив, что подобная практика незаконна. Ситуация находилась долгое время в тупике, а Федеральное агентство по печати, официально курирующее у нас литературные дела, плевать хотело на писательские Союзы, из года в год продолжая направлять за счёт бюджета за границу на книжные ярмарки лишь узкую кучку либералов.

Не так давно вызвалось подставить своё плечо Союзу писателей Министерство культуры, которое, вроде бы, официально писателями заниматься не должно. Несмотря на это был придуман проект по превращению здания на Комсомольском проспекте в Дом российской литературы. Для осуществления задуманного оставалось только провести ремонт и реконструкцию здания, в связи с чем Союзу было предложено выехать на два года на Берсеневскую набережную, где им милостиво обещали дать в пользование две комнатки.

Но каково же было удивление писателей, когда вдруг выяснилось, что центральное место в будущем Доме российской литературы будет принадлежать ресторану, который, как предположила газета «Известия», тесно связан с бизнесом семьи и деловых партнёров нынешнего министра культуры Мединского. Вот так новость! Значит, Союзу писателей ничего по закону сдавать в аренду, чтобы платить крошечные зарплаты литературным консультантам, нельзя, а министру всё дозволено. Так министр-плагиатор решил подготовиться к наступлению Года литературы.

Мы попросили прокомментировать сложившуюся ситуацию председателя Союза писателей России Валерия Ганичева, но он через свою секретаршу уклонился от прямого ответа, предложив встретиться для интервью в середине ноября, а потом, поразмыслив, дал понять, что, может быть, коротко ответит на наши вопросы уже на этой неделе. К сожалению, номер уже подписывается в печать. Поэтому если ответы и поступят, то мы обязательно их опубликуем в следующих номерах.

Кроме того, мы связались с первым секретарём Союза писателей Геннадием Ивановым. Он, поблагодарив нашу редакцию за добрые помыслы и желание помочь писателям России, заметил, что господин Мединский вроде пошёл на попятную и якобы уже отказался от идеи выселить Союз писателей России в какие-то закоулки, поэтому литературным чиновникам сейчас не с руки осложнять отношения с министерством культуры.

Правда, мы так и не поняли, остаётся ли в Союзе писателей России ресторан, связанный с семьёй Мединского.

Заметим, что это не первый скандал вокруг Мединского. До этого все кому не лень писали о фактах плагиата в диссертациях господина министра, потом были шумные истории с назначениями некомпетентных людей на ключевые должности в аппарате министерства. И кому нужен такой горе-министр? А руководству Союза писателей искренно советуем действовать открыто, не бояться чиновников и не занимать страусиную позицию, иначе не сегодня, так завтра чинуши всё равно сожрут нищих писателей и будут плодить одни лишь рестораны. 


Наталья ГОРБУНОВА

СЕРЕБРО И СЛЁЗЫ АЛЕКСАНДРА БАШЛАЧЁВА

№ 2014/44, 23.02.2015

 В начале ноября выходит в свет

долгожданный трибьют лучшему поэту русского рока

 

Кажется, ещё недавно делались разрозненные попытки русских рокеров отметить 50-летие Александра Башлачёва – какие-то удались, какие-то нет. А уже четыре года прошло. Он пел, что с каждым днём времена меняются, но много ли изменилось за последние четыре года, пятьдесят да хоть сто лет? Холодный свет, чёрные дыры, матюги с молитвами, спим сутками, пьём литрами – всё на месте. Вот и Башлачёв, который сам себя нарёк «хранителем времени сбора камней», где-то рядом со своими стихами, своим примером движения по пути от отдельного к целому. «С земли по воде сквозь огонь в небеса звон…» Именно так, связывая всё – стихии, миры, времена. 

«…И пусть сырая метель мелко вьёт канитель и пеньковую пряжу плетёт в кружева…» Спроси иного неискушённого слушателя/читателя, в каком веке написаны эти строки, – едва ли ответит, что в конце двадцатого. И проглядывает у Башлачёва что-то от Есенина в «Некому берёзу заломати», отБродского в «Петербургской свадьбе», отВысоцкого в «Мельнице», но при этом с сохранением неповторимо своего – «…в казарме проблем – банный день. Промокла тетрадь…» Стрелой через всю историю русской поэзии, да и её будущее. «Я хочу связать новое содержание, ветер времени, ветер сегодняшних, завтрашних, вчерашних дней…» – это из интервью Александра. Потому что если стихи о душе, они в России вне времени, как бы ни менялись имеющиеся средства, окружающие названия, преобладающие амбиции. В этом особенность русского слова – оно самодостаточно. Когда значительная часть русской рок-музыки перенимала у запада не только непосредственно музыкальные формы, но и традицию «текстосложения», где смысловая нагрузка формируется развёрнутыми фразами, составленными из слов как бездушных кирпичей, Башлачёв оставался в исконно русской традиции «стихосложения», где каждое слово по своей природе уже содержит глубокий смысл. Его нужно только подчеркнуть – расположением в строке, сочетанием с другими словами, ударением. Как раз этим СашБаш занимался очень много, что видно и по многочисленным вариантам одних и тех же стихов, и по «показаниям» друзей-свидетелей.

Такое трепетное отношение к слову вместе с его редким даром, безусловно, поставило Башлачёва в один ряд с самыми большими русскими поэтами. Но оно породило и трудность для последователей СашБаша, стремившихся показать и сегодняшнюю актуальность его творчества. И, пожалуй, неспроста из различных задумок создать трибьют Александру максимально цельный и законченный вид приобрела та, что взвалил на свои плечи Дмитрий Ревякин. Соратник Башлачёва по музыкальной форме, его единомышленник по отношению к слову, Ревякин взял на себя ответственность вернуть песни СашБаша в современный «эфир». В чём-то требовалось лишь претворить в жизнь идеи самого Башлачёва – к примеру, разбивку своих стихов на циклы поэт сделал ещё при жизни. В чём-то была необходима творческая смелость. Различными редакциями своих стихов, менявшейся манерой исполнения одних и тех же песен Башлачёв фактически дал право своим соратникам и последователям выбирать то, что им ближе. Но явно не с бухты-барахты создателями трибьюта делался этот выбор. Рок-н-ролл или свистопляс – «буйное язычество»? Стальные шпоры, или всё-таки сталинные?

Но главное приложение творческой смелости создателей трибьюта относится, конечно, к музыкальному аспекту. Те, кто знал СашБаша лично, кто бывал на его концертах, называют его светлым человеком, дарившим всем окружающим свою любовь через собственное творчество, его называют гениальным поэтом, чьи звучавшие под гитару стихи пробирали слушателей насквозь. Но вот вопрос: был ли Башлачёв музыкантом? Если незнакомый с его творчеством человек возьмётся сейчас слушать оригинальные записи, это будет, как минимум, неочевидно. Энергичный бой гитары или её переборы, звон колокольчиков на шее СашБаша и надрывный голос. Многие ли услышат там музыку? Но в том-то и дело, что музыкантом по своей природе Башлачёв был.

«…Невозможно играть на одной ноте… Есть некая доминанта и вокруг неё масса того, что составляет из себя музыку. Любовь, скажем, как тональность… Но на одной ноте ничего не сыграешь. Точно так же как одной любовью совершенно невозможно жить…» – это тоже из интервью СашБаша. Александру не довелось встретить людей, с которыми можно было играть вместе и реализовывать свои музыкальные идеи, хотя в разговорах он признавался, что был бы этому рад. Так что группа «Калинов Мост», в нынешнем составе которой собраны музыканты очень высокого уровня, вполне можно сказать, воплотила в жизнь нереализованную мечту Башлачёва. Продуманными аранжировками, насыщенным звучанием и качественным сведением Ревякин с нынешними соратниками сумел «выпятить» изначально заложенную в песни СашБаша мелодичность, при том очень разную – где с жёстким ритмом, где с почти народной распевностью. Когда «Калинов Мост» сыграл, а Дмитрий Ревякин спел все песни, к записи трибьюта удалось привлечь ведущих представителей русского рока, голоса которых определённо придали башлачёвским произведениям новые краски. Бутусов, Васильев, Кинчев, Скляр, Сукачёв, Шклярский, Шевчук – каждый вложил в трибьют своё видение и свои интонации. Сюда нужно отнести и, наверное, наименее известного из исполнителей – создателя группы «Облачный Край» Сергея Богаева, который, к сожалению, не дожил до выхода трибьюта. Весьма неожиданным и вполне уместным оказалось и поэтическое прочтение «Поезда» Юрием Наумовым.

В результате, песни Александра Башлачёва вернулись в мир современной музыки. Удивительно, что почти все композиции трибьюта получились вполне «радийными», как бы анафемично это сейчас ни звучало. Пожалуй, в этом и состоит основная заслуга создателей трибьюта: они заново открыли творчество СашБаша для широкой аудитории современных слушателей. Слушателей, избалованных высоким качеством исполнения и звучания. Слушателей, как и всё в наш технологичный век привыкших получать информацию быстрым и насыщенным потоком (во многом, поэтому «Сплин» переделал «Петербургскую свадьбу» – она получилась быстрее, а потому короче, чем в оригинале и «мостовском» варианте). Слушателей, возможно, уже не очень хорошо понимающих реалии конца 80-х годов прошлого столетия, а потому, например, вряд ли полностью оценивающих поэтическую мощь строки «шесть твоих цифр помнит мой телефон» (ну, не было тогда телефонов с памятью! да и почему только шесть цифр, придётся объяснять). Но, опять же, так ли важны приметы эпохи? Оглянемся. Вот небо в кольчуге из синего льда, вот купается луна в молоке, вот вынесенные в заглавие трибьюта серебро и слёзы – образ, знакомый каждому, кто хоть раз глотал одиночество у холодного зимнего окна.


Сергей ЗАХАРОВ, 

г. НОВОСИБИРСК

РОДНАЯ РЕДАКЦИЯ, ПОМОГИТЕ И НАМ

№ 2014/44, 23.02.2015

 

Очень благодарна Вашей газете за то, что постоянно поднимаете проблемы архивного дела и за то, что не даёте спокойной жизни руководству Росархива. Вы пишете: «Заместитель председателя правительства России Ольга Голодец тут же дала поручение своему аппарату поднять все материалы, обращения и публикации газеты по этому вопросу и провести совещание».

Может быть, таким образом затронете и тему того, как российские архивные чиновники запретили нам, россиянам, (фактически – всему миру) смотреть в Интернете метрические книги из российских архивов на общедоступном международном генеалогическом портале? Там фактически сложилась такая ситуация, что копии наших метрических книг были в середине 90-х годов проданы иностранцам (Генеалогическому обществу штата Юта) за деньги, а когда это американское Общество начало выкладывать копии этих метрических книг на своём сайте в открытый и бесплатный доступ, наши архивисты тут же возмутились и запретили им делать это. Теперь эти метрики могут смотреть только члены Церкви святых последних дней.

Пожалуйста, помогите донести эту проблему до Ольги Голодец. Может быть, благодаря её вмешательству россияне смогут смотреть в Сети собственные метрические книги?

Буду благодарна Вам за помощь и ответ.

С уважением,

Елена МЫСЯКИНА

 

КТО ЗАПРЕЩАЕТ РОССИЯНАМ

ИЗУЧАТЬ В СЕТИ МЕТРИЧЕСКИЕ КНИГИ

 

Уже несколько лет чиновники (конкретно Российское общество историков-архивистов и руководство Государственного архива Тверской области) запрещают нам, россиянам, изучать документы из архивов России на международном генеалогическом портале familysearch.org. Постараюсь рассказать об этом поподробнее.

1. Вся история началась ещё в далёком 1996 году, когда между Генеалогическим обществом штата Юта (США) и Российским обществом историков-архивистов (РОИА), а в его лице со всеми российскими архивами было заключено Соглашение о культурном сотрудничестве в выявлении и исследовании генеалогических документов (до 1917 г.), хранящихся в фондах государственных архивов РФ, и создании на них страховых копий (на микрофильмах). Впоследствии это соглашение было продлено 3 августа 2010 г.

По этому соглашению Генеалогическое общество штата Юта микрофильмировало документы генеалогического характера (метрические книги, исповедные росписи и ревизские сказки) в российских архивах, делая две копии микрофильмов. Одну они забирали к себе на хранение в Гранитную гору, а вторую оставляли нашим архивам в качестве страховой копии.

2. Полученные в результате работы по этому Соглашению электронные копии документов из российских архивов (метрические книги, исповедные росписи, ревизские сказки и прочее) Генеалогическое общество штата Юта в 2011 году начало размещать на своём международном генеалогическом портале familysеarch.org. На тот момент это были документы по Тверской и Самарской губерниям. Точно также Генеалогическое общество поступает и с архивными документами, полученными в других странах. Например, на этом сайте в открытом доступе есть документы из Англии, США, Германии, Прибалтики и многие другие.

Однако с недавних пор посмотреть на портале российские генеалогические документы нельзя.

3. В 2011 году, когда американцы ещё только начинали выкладывать российские документы на этом сайте, несколько месяцев наши метрические книги были доступны для всеобщего просмотра. Пока не спохватились наши архивные чиновники, конкретно: Российское общество историков-архивистов (РОИА) и руководство Государственного архива Тверской области (ГАТО).

Эти организации потребовали от Генеалогического общества штата Юта прекратить осуществление свободного доступа к копиям генеалогических документов из Тверского архива, что Генеалогическим обществом штата Юта и было сделано в ноябре 2011 года.

Основание для закрытия документов российские архивисты видят в нарушении американской стороной 6-го пункта уже упомянутого соглашения, который звучит так:

«Стороны договорились, что Генеалогическое общество штата Юта не будет использовать копии этих микрофильмов в коммерческих целях и не будет предоставлять организациям или отдельным лицам, не являющимися членами Общества, без письменного согласия РОИА и ГАТО (Государственного архива Тверской области)».

«Разместив в 2011 году в свободном доступе часть копий генеалогических документов Тверской губернии за период 1722–1918 гг. без письменного разрешения Государственного архива Тверской области, Генеалогическое общество штата Юта грубо нарушило условия указанного Соглашения», – так гласит полученный мною ответ из Росархива от 17 апреля 2013 года за № Р/М – 3044.

4. Так или иначе, но теперь эти генеалогические документы для россиян – исследователей своих корней, семейной истории, оказались недоступными. В настоящее время все документы из российских архивов (по всем губерниям, а не только по Тверской) на данном сайте доступны для просмотра по Сети только членам Церкви святых последних дней (мормонам).

А дальше у меня (и не только у меня) возникает один простой вопрос к нашим архивистам: почему наши российские метрические книги могут свободно смотреть в Сети мормоны, но зато вдруг эти же самые документы нельзя стало смотреть россиянам? Тогда как изначально метрические книги принадлежали именно Русской Православной Церкви.

В последнее время у нас в стране стало модно говорить о патриотизме, русской культуре, какой-то своей особой духовности, особом пути и т.д. Но, фактически, жители маленьких прибалтийских стран оказываются большими патриотами своей страны, причём не крича при этом громких слов и красивых лозунгов. Они просто любят свою историю. Они просто взяли и оцифровали свои исторические документы, нашли для этого материальные, технические и человеческие ресурсы, и теперь в Сети любой желающий может посмотреть эстонские или латвийские генеалогические документы.

Если бы не мормоны с их проектом по микрофильмированию документов в российских архивах, в России не было бы и этих страховых копий метрических книг на микрофильмах. Американцы, спасибо им большое, помогли в очередной раз вечно нищей (но гордой) России в деле сохранения нашего культурно-исторического наследия.

5. К Росархиву у меня только одна небольшая просьба: разрешите нам, россиянам, смотреть на familysearch.org наши же родные метрические книги, снимите эти бессмысленные претензии к Генеалогическому обществу штата Юта. Сейчас на этом сайте есть метрические книги по Симбирской, Самарской, Тверской губерниям, лютеранские метрические книги, документы по Татарстану, ревизские сказки из Нижегородского архива. И этот список в дальнейшем будет только пополняться. Например, лично я очень жду, когда на этом сайте появятся копии метрических книг из Псковского областного архива (мои бабушки/дедушки проживали в этой области). Не скрывайте от русского народа его же собственную историю, имена наших общих предков.

6. Росархив планирует создать свой ресурс, аналогичный американскому familysearch.org, где будет выкладывать ревизские сказки первых 3-х переписей населения и ландратские книги, хранящиеся в РГАДА, оцифрованные материалы последующих ревизий и метрические книги из региональных государственных архивов (а это немалый объём генеалогических сведений), однако доступ ко всему этому массиву информации планируется сделать платным (и это в противовес бесплатному американскому familysearch.org и прибалтийским электронным архивам).

Считаю это неправомерным: россияне достойны того, чтобы бесплатно изучать свою собственную историю. Однако руководитель Федерального архивного агентства А.Н. Артизовнастаивает на другом. Он как-то заявил: «На наш взгляд, одним из таковых может стать проект создания общероссийского интернет-сайта генеалогического характера, доступ к информационным ресурсам которого должен осуществляться на платной (возмездной) основе. О чём идёт речь? Недавно в рамках федеральной целевой программы Росархив начал сканирование ревизских сказок первых 3-х переписей населения и ландратских книг, хранящихся в РГАДА. В общем объёме это более 5 тыс. дел и около 5 миллионов листов. ...работы идут быстрыми темпами, что даёт основание надеяться на завершение процесса оцифровки уже к середине 2014 г. После этого планируется размещение оцифрованных образов в сети Интернет, но, как я уже сказал, не в свободном доступе, а за определённую плату, размер которой ещё предстоит определить. Так, чтобы с одной стороны, при низкой в целом платёжеспособности нашего населения это было для него не в тягость, а с другой – было заметной поддержкой архивам и бюджету. Если к оцифрованным документам РГАДА присоединить оцифрованные материалы последующих ревизий и метрические книги из региональных государственных архивов (а такая работа, как мы знаем, довольно интенсивно на местах уже ведётся), то мог бы получиться солидный электронный ресурс генеалогического характера, востребованный на информационном рынке. Перечисляемые потребителями при его использовании электронные платежи должны распределяться пропорционально количеству просмотренных образов документов того или иного архива. Реализация такого проекта с размещением его в глобальном информационном пространстве позволит, по нашему мнению, активизировать приток денежных средств от граждан, в том числе и от рассеянной по всему миру русской диаспоры».

7. Отдельно хотелось бы поговорить о микрофильмах, переданных Генеалогическим обществом штата Юта в наши архивы в качестве страховых копий документов. Сейчас получается так, что эти микрофильмы можно смотреть только лично приехав в архив для работы в читальном зале. Микрофильмы смотрят зачастую на устаревшем оборудовании, которого очень мало, и для работы на нём нужно заранее записываться в очередь. Иногородних, правда, сами архивисты пропустят вне очереди. Это в том случае, если в архиве есть проекторы для просмотра микрофильмов, а если их нет? Получается, что микроплёнки просто пылятся на полке, не давая 100% отдачи архиву.

Моё предложение такое: выделить деньги областным архивам для оцифровки этих микрофильмов («мормонских плёнок») и размещения их копий в Интернет, для просмотра всеми желающими. Это позволит:

а) снизить нагрузку на читальные залы архивов;

б) прикоснуться к истории родного края, к изучению семейных корней весьма большому количеству россиян, в том числе, и тех, кто не может лично приехать в архив по причине отсутствия финансовых возможностей или по своей инвалидности. Многие архивы сейчас прекратили принимать запросы генеалогического характера от населения из-за отсутствия финансовых, технических и человеческих ресурсов, а там, где такие запросы принимают (например, генеалоги-частники), весьма высокие расценки.

в) сберечь бесценные оригиналы метрических книг, хранящихся сейчас в архивных фондохранилищах. Лучше не трогать лишний раз хрупкий оригинал документа, а работать с его виртуальной копией.

Кроме того, размещение копий метрических книг в Сети способствует патриотическому воспитанию нашей молодёжи.

Я писала запрос в Архивное управление Псковской области о возможности оцифровки мормонских микрофильмов, хранящихся сейчас в Псковском областном архиве. В полученном мною ответе говорится:

«Что касается оцифровки микрофильмов с метрическими книгами (иные генеалогические документы в Псковской области не микрофильмировались), изготовленными по соглашению с Генеалогическим обществом штата Юта США, подобная работа не планируется в связи с отсутствием оборудования, необходимого для проведения данного вида работы. Кроме того, приобретение дорогостоящего оборудования для сканирования микрофильмов, имеющихся в минимальных объёмах, наверное, нерационально».

Вот так. Нет оборудования (видимо, сканера для микроплёнок), нет денег для приобретения этого оборудования. А поскольку самих плёнок мало, то и приобретать сканер – бессмысленно.

Замечу, что самих плёнок не так уж и мало, они охватывают большую часть приходов Псковской епархии. На этих плёнках – история псковских деревень до 1917 года, метрические книги приходов: кто где когда родился, венчался, умер... Это имена наших с вами предков, наших бабушек и дедушек.

Если нельзя самим оцифровать мормонские микрофильмы, хранящиеся сейчас в наших архивах, то хотя бы не запрещайте тогда россиянам смотреть метрические книги на американском сайте (должны же они когда-нибудь выложить там и псковские документы). Иначе получается так, что и сами не оцифровываем для людей документы, а когда ту же самую работу делают за нас (и для нас) американцы, то и им запрещаем выкладывать документы в открытый доступ в Сети. И получается, что мормоны могут свободно смотреть наши метрики, а русским, в поисках сведений о своих предках – нельзя... Абсурд, да и только.

8. Иногда и у иноверцев можно чему-то научиться. Скажем, мне очень нравятся мормонские Центры семейной истории, в которые можно придти и ознакомиться с генеалогическими документами в поисках своих далёких предков. Тот же микрофильм можно получить у них за весьма небольшую плату и изучить его в Центре, в спокойной обстановке, вдумчиво и не торопясь (за пределами стран СНГ). Вот почему бы и в нашей Православной Церкви не сделать такие приходские (епархиальные) Центры по изучению собственной истории, истории приходов благочиния, где можно было бы ознакомиться с копиями метрических книг, чтобы составить свой собственный семейный синодик и поминать своих предков. Мне кажется, что это было бы достойной задачей для нашей Православной Церкви.

Отец Всеволод Чаплин, глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества, недавно предложил создать в России сеть центров этнокультурного развития русских. Почему бы не сделать их некоторым аналогом мормонских Центров семейной истории, и не предложить бы россиянам знакомство со своей историей, краеведением, изучать метрические книги, исповедные росписи и ревизские сказки. Ведь все эти документы когда-то велись именно русскими священниками в своих небольших сельских приходах. Это же наша живая история, история Церкви и России. 


Елена МЫСЯКИНА