Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2014, номер - 45-46

Бардак в писательском доме

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
Страсти вокруг Международного сообщества писательских союзов, Международного литфонда и литфонда России, в котором проблемным фигурантом является Иван Переверзин

На лад их дело не пойдёт: почему российские писатели топят друг друга

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
Очередной скандал прогремел в литературном сообществе. Писатели, члены Союза российских писателей Павел Басинский, Алексей Варламов, Борис Евсеев, Владислав Отрошенко, Олег Павлов

Почему мы не можем сосредоточиться?

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
Идея этого письма пришла ко мне ещё первого мая, по завершении митинга, посвящённого Международному Дню солидарности трудящихся.

Укротители подвала

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
...Наконец-то появился в подвальчике Сергеев, несколько смущённый, бывший денди и сейчас своеобразно представительный, словно выходец из мидовского сословия

Вялый статист мужской прозы

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
«Вялый статист мужской прозы» – это не моё определение. Зачем изобретать что-то новое, если представление о женских образах в нынешней литературе уже точно выражено Валерией Пустовой?

В эпоху санкций

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
Если верить федеральным телеканалам, практически все страны Земли отгородились от России стенами санкций, свернули экономические, учебные, культурные программы.

Наши молодёжные рекорды

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
Как и полагается, своей отдельной жизнью публикации «ЛР» живут в социальных сетях. Например, есть сообщество «Литературной России» ВКонтакте

Тут, у нас на земле

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
Сижу в холодной квартире – холодной, поскольку назначенному Украине Британским Каганатом правительству от тех самых каганов-ростовщиков пришло указание

Без права на поражение

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
«Навалилось ещё не виданное на русской памяти поражение, и огромные деревенские пространства от обеих столиц и до Волги, и многие мужицкие миллионы мгновенно выпали

Граната напоследок

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
Виктор Топоров известен в трёх ипостасях: литературного критика, политического публициста и поэта-переводчика (по самоощущению, безусловно – просто поэта).

О великом дне

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
И опять он пришёл – день Великой революции и день Великого парада. День 7 ноября. Этот день не будет забыт поколениями русских людей (всех, кому дорога наша Россия).

Новинки от «Литературной России»

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015
В сборник текстов о Егоре Летове и «Гражданской Обороне» вошли как хроникальные зарисовки, интервью, концертные репортажи и фотографии, стихи

КАК ХОРОШИ, КАК ДИВНЫ БЫЛИ РЕКИ!..

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015

Дорогой Юрий Михайлович. Помнишь, как мы плыли с тобой на теплоходе по чудесным русским рекам, по восхитительным весенним разливам? По сторонам зеленели леса, по берегам пели соловьи. Мы проплывали мимо восхитительных монастырей, любовались чудесными фресками. На нашем ковчеге были монахи, лётчики, философы, художники. Как нам было хорошо с тобой в этом русском братстве, на этом русском священном корабле среди единомышленников и братьев по духу.

А ещё помнишь, Юрий Михайлович, то кромешное время, когда меня, грешного, травили собаками, гнали по всем закоулкам, по всем углам, не пускали меня никуда, клеймили, называли фашистом, я был исчадием ада, мною либералы и демократы пугали детей, я был прокажённый, а ты, работая на телевидении, пригласил меня в свою передачу. И как я был восхищён этим поступком! Как я увидел в тебе единомышленника и брата, человека бесстрашного, человека русской воли и русской красоты.

Помню, Юрий Михайлович, когда достопочтенная «Литературная газета» вручала мне премию Дельвига, удостоив меня «Золотого Дельвига», я сидел взволнованный, ожидая награждения, и смотрел на тебя. А ты хлопотал, вскакивал, убегал за кулисы, возвращался. И с каждым твоим возвращением ты всё молодел, глаза твои наполнялись мальчишеским восхитительным светом. И когда награждение состоялось, как мне дорого было чокнуться с тобой и принять от тебя поздравления.

Ты возглавил «Литературную газету», которая была для меня не просто газетой. Советская «Литературная газета» была для меня школой. Она посылала меня во все горячие точки, начиная от Даманского и кончая Афганистаном. Она учила меня социальному взгляду, социально-политической военной журналистике. Она учила меня представлениям, связанным с ответственностью художника и писателя, трогающего самые острые, больные и грозные темы Родины. И когда произошло непредсказумое, когда стал рушиться Советский Союз, «Литературная газета» из высоколобой, пускай свободомыслящей и либеральной, но всё равно абсолютно достойной и во многом центристской газеты превратилась в гнездовье радикальных либералов. Оттуда ушли все приличные люди, и там образовался клубок змей, который травил в том числе и меня, опытного сотрудника газеты, принадлежащего к этому цеху. Как страшно мне было видеть это массовое предательство, вероломство, падение и разрушение этого исторического печатного органа. И когда ты пришёл туда, я наблюдал за тобой, как трудно было тебе оказаться в этом ядовитом скопище, среди этих каракатиц, которые выпускали на тебя тучи чернильного смрада. Но ты своими усилиями, своим тактом, своей мудростью, своим умением обращаться с людьми выправил этот накренившийся на борт ковчег русской журналистики, придал ему устойчивое положение, сбалансировал духовные и политические силы, которые пребывали в этом ковчеге. И теперь он плывёт ровно, целеустремлённо и истинно по намеченному тобой маршруту.

Когда я смотрю на сегодняшнюю «Литературную газету», перелистываю большие, знакомые мне даже по запаху её листы, смотрю на профиль Пушкина и на профиль Горького, которые ты вернул на страницы газеты, я думаю, что у этого корабля есть прекрасная статуя. И как ни странно, эта статуя каким-то загадочным образом повторяет твои черты и в фас, и в профиль. Я думаю: Боже мой, неужели тот художник, который своим резцом создал эту статую, так хорошо знал и любил тебя? Дай Бог тебе дальнейшего счастливого плавания.

 

  Александр ПРОХАНОВ

  

 

Редакция «ЛР» присоединяется к этим поздравлениям. Желаем Юрию Полякову богатырского здоровья и новых творческих удач. Вперёд, Юрий Михайлович!

 

ОБЕЩАННЫЙ ЧИНОВНИКАМИ АД

Рубрика в газете: , № 2014/45, 23.02.2015

 

Уже несколько месяцев наша газета ведёт отчаянную борьбу с Федеральным архивным агентством и Российским государственным архивом новейшей истории (РГАНИ) за права отечественных исследователей. Мы хотим, чтобы все историки и читатели могли бы оперативно знакомиться с рассекреченными документами, касающимися советского прошлого, и имели бы возможность по доступным ценам делать ксерокопии с нужных им материалов. Но у архивного начальства, похоже, другие цели. Они годами не допускают россиян к давно открытым источникам, но, судя по всему, готовы создать разные преференции для зарубежных и в первую очередь американских специалистов. При этом не стесняются обирать наших историков до последней копейки, взвинтив тарифы за свои услуги до заоблачных высот.

Г-н Прозуменщиков спешит открыть документы о Кирове для Америки, но не для России

У нас ещё была надежда на то, что зарвавшихся чиновников, наконец, одёрнет заместитель председателя российского правительства Ольга Голодец. Она ведь лично пообещала нам 14 октября сего года во всём разобраться и положить конец беспределу архивных чиновников. С тех пор прошёл месяц. И что же? Впрочем, обо всём по порядку.

 

1. Министр Мединский предложил редакции «ЛР» пройти все круги ада

 

Мы понимали, что вряд ли г-жа Голодец могла во всём разобраться за один день. И не случайно параллельно о существующих проблемах мы напомнили министру культуры России Владимиру Мединскому, чьи безответственные сотрудники до недавнего времени отделывались одними отписками. И как поступил важный чиновник? Признал вину своих подчинённых? Чёрта с два. Министр избрал другую тактику.

Нет, открыто хамить Мединский не посмел. Он просто предложил начать всё как бы сначала: прежде всего лично встретиться с руководителем профильного департамента министерства Александрой Аракеловой, потом сходить к его заместителю Григорию Ивлиеву и только затем записаться к нему на приём. «Надо пройти все круги», – подчеркнул Мединский. А нам так и хотелось добавить: не просто круги, а круги ада.

Кстати, первый этап мы уже одолели: встретились с г-жой Аракеловой, но результатов до сих пор не увидели. Она обещала до первого ноября оповестить о первых шагах своего департамента. Но, естественно, в установленные ею же сроки никто никого ни о чём не оповестил.

Седьмого ноября мы приступили ко второму этапу, обратились в приёмную заместителя министра культуры России Ивлиева. Но когда сможет Ивлиев найти для нас время, пока неизвестно. «Ивлиев очень занят», – подчеркнули нам 7 ноября в его приёмной. Других новостей из приёмной чиновника больше не поступало.

Словом, ад продолжается.

 

2. Руководство РГАНИ  грозит нашей газете судом

 

Честно говоря, после серии публикаций в «ЛР» о беспорядках в РГАНИ у нас была надежда на то, что там что-либо начнёт меняться в лучшую сторону. Но скоро лишь сказочка сказывается. В РГАНИ предпочли не проблемы решать, а перейти к угрозам. Судим об этом по заявлению заместителя директора архива Михаила Прозуменщикова, которое прозвучало 16 октября с.г. на совещании в Минкульте у г-жи Аракеловой. Нам прямо сказали, что РГАНИ собирается с нашей газетой судиться.

17-й фонд РГАНИ открыт для американцев, но закрыт для России

Интересно, что хочет оспорить г-н Прозуменщиков или его начальница г-жа Томилина? Может, они хотят сообщить, что от исследователей никто и не скрывал рассекреченные части фондов Суслова, Черненко и других партийных деятелей, а газета всё это придумала? А кто до 14 июля с.г. прятал от наших историков фонд Хрущёва, многие материалы из которого Прозуменщиков опубликовал ещё в 2009 году? А почему весной 2014 года в РГАНИ существовали двойные стандарты: с одних исследователей брали за ксерокопирование по 15 рублей за страницу, а с других в три раза больше – 46 рублей, требуя сумасшедшую доплату за проставку на обороте каждого листа специального штампика? Или Прозуменщиков будет доказывать в суде, что в РГАНИ в этом году не действовали давно отменённые в других архивах лимиты на ксерокопирование документов в количестве ста страниц (и это в век информационных технологий) и не устанавливал для исследователей сумасшедшие наценки за превышение, как выяснилось, давно несуществующих лимитов? Или Прозуменщиков попробует всех убедить в том, что пользователи читального зала месяцами не бегали за руководством РГАНИ и слёзно не умоляли начальников вернуть квитанции за оплаченные услуги, придумав сказку о том, как людям выдавали платёжные документы якобы в присутствии четырёх свидетелей?

Конечно, заниматься в помещении бухгалтерии РГАНИ торговлей алкогольной продукцией было куда проще, чем решать перезревшие проблемы архива. Видимо, у чинуш от архивного дела любовь к сервису и прочим услугам в крови. Зря, что ли, руководитель Росархива г-н Артизов защищал свою докторскую диссертацию о научной школе М.Н. Покровского в Государственной академии сферы быта и услуг (бывшей Высшей школе промысловой кооперации).

Тем не менее мы не боимся суда и готовы где угодно доказать профнепригодность руководства РГАНИ и их покровителей в Росархиве.

 

3. А куда смотрит Росархив?

 

А никуда. Руководитель Росархива Андрей Артизов лишь картинно крестится: мол, зато его ведомство не допустило утечку материалов за рубеж. Но так ли?

В этом номере мы специально для г-на Артизова публикуем ксерокопии из электронных картотек американских университетов. По этим материалам видно, что 89 роликов из 17-го фонда РГАНИ, в частности, описи 1, 7 и 79 (это документы Комиссии партийного контроля), до сих пор недоступного для отечественных исследователей, открыт для зарубежных специалистов, в частности, для университета Чикаго. Как такое получилось? Непонятно.

Мы всё возмущаемся, как можно при инфляции в 7–8 процентов повышать цены на ксерокопирование чуть ли не в восемь раз. Подчеркнём: не на восемь процентов, а в восемь раз. Теперь вместо 15 рублей за ксерокопирование одной странички с нас дерут от 40 до 120 рублей. И это нормально?

Мы почти полгода спрашивали г-на Артизова, какую ответственность за развал работы понесла директор РГАНИ г-жа Томилина и когда её отправят в отставку. Ведь всем ясно, что 82-летнеяя чиновница уже не в состоянии что-либо изменить к лучшему в вверенном ей архиве.

Г-н Артизов и его боевой заместитель г-н Тарасов несколько месяцев упорно уклонялись от прямых ответов. И лишь недавно сквозь зубы сообщили: мол, г-жа Томилина депремирована за октябрь.

А что толку? Что после этого изменилось? Да ничего.

Судите сами. Лишь этим августом руководство РГАНИ открыло для исследователей девятую опись из четвёртого фонда, в которой перечислены постановления секретариата ЦК КПСС после девятнадцатого партийного съезда, с 1952 по 1956 год. Но уже в середине октября эту опись изъяли и когда исследователи вновь получат к ней доступ, неизвестно.

Неясен вопрос и с десятой описью, в которой по идее должны содержаться материалы к заседаниям секретариата ЦК КПСС всё за те же годы: 1952–1956. Трудно поверить в то, что рассекречиванием документов занимались идиоты. Если они рассекретили постановления за 1952–1956 годы, то по логике должны были одновременно просмотреть и материалы к этим постановлениям.

Я почему так интересуюсь именно этим периодом? Именно тогда были приняты решения о создании целого ряда новых «толстых» журналов. Хочется понять, кто инициировал вопрос об образовании, к примеру, журнала «Юность», кто готовил для Хрущёва справки, как проходил процесс принятия решения, кем была выдвинута кандидатура на должность главреда Валентина Катаева. Но в РГАНИ никто помочь не может. Говорят, что десятая опись четвёртого фонда до сих пор находится якобы в администрации президента РФ. Но у кого именно и рассекречена ли эта опись, толком никто не знает. Как так можно работать?

 

4. Всё для иностранцев и шиш отечественным исследователям

 

На совещании в Минкульте у г-жи Аракеловой заместитель директора РГАНИ Прозуменщиков более всего возмущался тем, что наша газета посмела упрекнуть чинуш от архивного дела в том, что они приоритет в доступе к документам отдают Западу и Америке, но не России. Мол, где факты.

Пожалуйста, приведём конкретные факты. Возьмём 80-й фонд в РГАНИ. Он посвящён Брежневу. В нём содержатся, в частности, дневники бывшего советского вождя. Эти дневники представляют для историков исключительный интерес. Но россиянам доступ к ним закрыт (я имею в виду дела 973, 974, 975 и 977–990 из первой описи). Зато всё открыто для немецкого исследователя Виктора Дённингхауса, который периодически публикует выдержки из указанных дел в периодике.

Берём другой пример. В 2010 году в Америке вышел сборник документов из российских архивов «Убийство Кирова и советская история» (он, кстати, есть в РГБ). Составителем сборника указан не кто иной, как Михаил Прозуменщиков. На обороте титула книги сообщено, что книга подготовлена в рамках сотрудничества РГАНИ и Йельского университета и все документы опубликованы с официального разрешения РГАНИ. При этом заметим, в России большинство документов, изданных в Америке, россиянам по-прежнему не выдают.

Вопрос: на кого работает г-н Прозуменщиков?

И после этого он ещё смеет нашей газете на официальных совещаниях грозить судом.

 

5. Грабёж средь бела дня

 

Вернёмся к расценкам на ксерокопирование архивных материалов. Посмотрим, как работают в Северной Америке и что имеем мы.

В университетах Торонто  и Принстона исследователи могут в неограниченном количестве заказывать ролики с микрофильмами документов, подлинники которых хранятся в РГАНИ, и потом на специальных машинах, стоящих на каждом углу, самостоятельно без опеки распечатывать в формате ПДФ или сделать ксерокопии нужных материалов для работы в личных научных целях бесплатно (подчеркну ещё раз – бесплатно).

А что у нас? Плати за то же самое до 120 рублей за страницу, да ещё выслушай массу оскорблений в бухгалтерии и дирекции.

 

6. Некомпетентность и позор Роспотребнадзора

 

Ещё летом по целому ряду вопросов, связанных с деятельностью РГАНИ, мы обратились также в Роспотребнадзор. Ответ пришёл через два месяца. Некая г-жа М.А. Шаркова прилежно переписала для нас статьи из Федерального закона о библиотечном деле, хотя мы просили Роспотребнадзор навести порядок в архивном деле, во всяком случае в той части, которая касалась функций этого ведомства. Но для Шарковой, как оказалось, архивы и библиотеки никакой разницы не имеют. Это всё равно, что народ жалуется в Роспотребнадзор на плохое качество молока, а чиновники отвечают: нет, со свининой и бараниной у нас всё нормально. И ведь руководство Роспотребнадзора и его московского управления до сих пор за этот позор даже не извинились.

 

7. Чего ждать от правительства

 

Последняя надежда у нас оставалась на заместителя председателя правительства России Ольгу Голодец. Вопрос к ней и её обещания мы опубликовали в газете 18 октября. Но время шло, и с нами из аппарата г-жи Голодец никто не связывался. Пришлось дважды самим напоминать о себе.

Реакция последовала лишь 10 ноября. Некая Марина Владимировна, наотрез отказавшаяся сообщить свою фамилию, передала неизвестно чью просьбу прислать новое письменное обращение к г-же Голодец. Но так поступают лишь трусливые чинуши. Кстати, а как же обещания, данные г-жой Голодец 14 октября?

Кто же так подвёл заместителя председателя правительства страны? Или никто никого и не подводил? Просто 14 октября Ольга Юрьевна Голодец, лишь бы поскорей отвязаться от нас, перед всем честным народом красиво понадавала обещаний и сразу о них забыла? Не знаю.

 

8. Подведём предварительные итоги

 

Видимо, г-н Мединский прав. В нашей стране, чтобы добиться справедливости, вероятно, для начала надо пройти все круги чиновничьего ада. Тогда не лучше ли было сразу всем – руководителю Федерального архивного агентства Артизову, министру культуры Мединскому и их шефу Голодец – сказать отечественным исследователям: да ни фига вы не добьётесь, наши архивы будут доступны прежде всего американцам, а вы готовьтесь за всё платить по полной программе?!

В общем, возникает вопрос: а можно ли верить Ольге Юрьевне Голодец и её аппарату?


Вячеслав ОГРЫЗКО