Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2015, номер - 16

Юрий БОНДАРЕВ. СОЕДИНЕНИЕ ВОЙСК

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Как знаменитому писателю-фронтовику удавалось находить компромиссы со Старой площадью, Лубянкой и Главлитом

ТАК РАБОТАТЬ НЕЛЬЗЯ

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Федеральное агентство по печати до сих пор не утвердило издательскую программу на 2015 год, оставив фронтовиков без книг к юбилею Победы

От редакции

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Дорогие друзья!

Поскольку государство в год 70-летия Победы и Год литературы пока показывает нам одну фигу, мы этот номер выпускаем на личные средства сотрудников «ЛР». Ведь читатели не виноваты в том, что в Федеральном агентстве по печати политику определяют бездушные и чёрствые чиновники. Видимо, расчёт делался на то, что мы замолчим и пропустим Великий День Победы. Но мы такое себе никогда не позволим. День Победы – это святой праздник.


Следующий номер выйдет 15 мая.

До встречи, друзья!

 

Редакция «ЛР»

ПОДВИГ ХУДОЖНИКА

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Сергей Былеев. Автопортрет. 1930-е гг.

 

Дмитрий ЧЁРНЫЙ

Эта история жива только в семейном зеркале и эпосе. Она буквально нарисована – от бабушкиного брата остались только его автопортреты, а вот фотографий нет. Он живёт в моей комнате, отражается в модерновом мутном от старости зеркале – автопортрет начала 1930-х, гамлетовский… Рядом портрет супруги и его мамы, моей прабабушки – Анны Георгиевны Булановой.
Хотя, есть одно письменное свидетельство, письмо из партизанского лагеря, на оборотной стороне автопортрета. Последнее письмо. Я заботливо отсканировал его дважды, понимая, что так вот разворачивать этот хрупкий, сохнущий листок не смогу часто.

Некоторые любят погорячее

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

В № 14 «Литературной России» вышла очередная заметка Антона Аникина о Всероссийской олимпиаде по литературе, которую курирует Высшая школа экономики. Автор негодует, он считает, что всё с этой олимпиадой плохо, она проводится не так, как надо, не теми, кем надо, и т.п.

Зачем понадобилось оправдывать манипуляции Высшей Школы Экономики?: ЭТО ДЕЛУ НЕ ПОМОЖЕТ

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Очень хорошо, что публикации «ЛР» вызывают широчайший резонанс. Ну а то, что кому-то что-то не понравилось или вызвало возражения, это нормально. Давайте вместе обсуждать, спорить. Только желательно без оскорблений и непонятных намёков.

Смех над танцами

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Завершилось увлекательное шоу – «Танцы со звёздами» («Россия 1»). Как и многие другие телезрители, благодарен за многие приятные впечатления. К сожалению, в этой бочке мёда имеется немалая порция дёгтя… вернее, аттической соли. Сиречь – юмора. Поясню.
Образно говоря, по субботам нас приглашали к щедрому застолью, но каждое блюдо – первое, второе, третье, сладкое и десерт – сопровождалось одной и той же приправой. В реальности такого практически не бывает, а здесь имело место.
Что бы на паркете ни происходило: лирический танец или задорный, страстный или нежно-романтичный, в результате он неизменно получал иронические или хохмические комментарии Максима Галкина, который из кожи лез, чтобы рассмешить всех. Забывая, что здесь всё же не цирк, а нечто иное.
Понятно, что шутка нигде лишней не бывает, но при условии, что она к месту и в меру. Но тут и в том, и в другом у записного юмориста откровенный перебор. Он явно выпадал из ансамбля. Прямо говоря, просто портил впечатление от многих лирических, романтических танцев своими каламбурами, комикованием, шаржами, всяческими придумками.
Повторяю, его веселье никак не соотносилось с тем, что творилось на паркете, – он всегда старался блеснуть личным остроумием, нередко не к месту и слишком обильно. Получалось осмеяние прекрасных выступлений танцевальных пар.
Многажды хотелось крикнуть: «Ямщик!.. то есть, Галкин, не гони лошадей своего остроумия! А ещё лучше оставь их дома. Для своего личного пользования. Заткни фонтан своего смехоносного извержения! И семь раз подумай, прежде чем брякнуть своей шуткой о паркет. Ну, не КВН здесь, ни конкурс остроумцев, ни балаган!..»
Выскажу своё личное убеждение, что танцы со звёздами и Максим Галкин очень хороши, но лучше смотреть их порознь – отдельно танцы и отдельно пародии, шутки, пародии талантливого юмориста. Это вроде воды и масла: как ни старайся, но однородную массу получить невозможно. Увы.

 

Александр ЗИБОРОВ

г. САМАРА

Мелочей в творчестве не бывает

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Давно не писал в «Литературную Россию», хотя электронную версию газеты просматриваю постоянно. Но прочитав статью Бориса Савченко «И так сойдёт!» о ляпах и элементарной безграмотности в отечественном кино, решил вставить свои три копейки в одну из журнальных публикаций.
С этого года я стал читать литературный журнал «Лиterraтура», как сказано на сайте, «публикующий произведения наиболее ярких представителей современной русской литературы». Здесь моё внимание привлёк рассказ Бориса Минаева «Добровольский, Волков, Пацаев». Просто зацепила тема, несмотря на несоответствие сюжета реальным жизненным событиям. А потом задумался, есть ли у автора право в художественном произведении трактовать события так, как ему хочется? Обязан ли он перед его обнародованием проверить свой вымысел на соответствие исторической правде?
«Мы вышли во двор, и Женька сказал:
– Слышали радио?
– «Пионерскую зорьку», что ли? – насмешливо переспросил я.
– Нет, – заметно волнуясь, сказал Женька. Он понял, что ему первому выпало сообщить нам эту страшную новость. – Не «Зорьку». Космонавты погибли. Все сразу».
Так начинается рассказ Бориса Минаева «Добровольский, Волков, Пацаев» («Лиterraтура» № 6, 2015).
Потом Женька приносит почтовую марку: «На голубой поверхности было написано зеленоватыми буквами: «Космонавты СССР». Ниже – три человека. Один в погонах и два в костюмах. И ещё ниже – «экипаж корабля «Союз-11».
«– Вот, – сказал Женька. – Успели выпустить. В середине июня. Совсем свежая. Негашёная ещё.
Никто из нас не удивился. Все знали, что Женька-хромой собирает марки и значки. У него были десятки альбомов с марками»...
Советские космонавты Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев погибли 30 июня 1971 года из-за разгерметизации спускаемого аппарата космического корабля «Союз-11». Этот факт общедоступен и общеизвестен. А вот точную дату выпуска почтовой марки знают лишь филателисты. Но можно открыть Каталог почтовых марок СССР, чтобы узнать, что марка «Подвиг героев будет жить века» (художники Ю.Левиновский, А.Шмидштейн) была выпущена 20 октября 1971 года!
Другими словами, когда мальчишки услышали сообщение по радио, у них не могло быть такой почтовой марки. Кажется, мелочь, но читая рассказ, уже не веришь и в то, что потом ребята устроили своеобразный траурный митинг:
«– Так, – сказал Колупаев, когда мы все в сумерках собрались во дворе. – Значит, так. Зажигаем вечный огонь из щепок. Ну, короче, костёр… Потом почётный караул. Встаём так – один слева от костра, другой справа. Девки возлагают цветы».

Олег ГОНОЗОВ

г. ЯРОСЛАВЛЬ

КОНТРИБУЦИЯ ЗА ОККУПАЦИЮ… Выплачиваем кровью и слезами

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Во вторник 21 апреля в столичном Президент-отеле прошла церемония вручения десятой по счёту «Русской премии». Шику и лоску, не смотря на кризис, не поубавил. Ну да и прекрасно. Фонд Ельцина – не беден. СССР – страна была хоть и застойная, но с огромными «закромами Родины», которые и перекочевали, несомненно, частично в сей фонд. И прекрасно, что на эти денежки «совковых» предков сегодня происходит поддержка русскоязычных писателей, живущих по всему миру.

ДРАМА

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

В Великорецком убит молодой учитель и поэт Ростислав Панченко, год назад приехавший из города в село преподавать английский язык

РУССКИЙ МИФ О ВЕЛИКОЙ ВОЙНЕ

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

В творчестве одного из крупнейших русских поэтов второй половины XX века Юрия Кузнецова стихи о Великой Отечественной войне, о погибшем в Крыму при штурме Сапун-горы отце занимают особое, ключевое место. Многие из них уже стали хрестоматийными («Возвращение», «Гимнастёрка», «Четыреста»), некоторые до сих пор вызывают споры своей остротой и бескомпромиссностью («Что на могиле мне твоей сказать?..», «Я пил из черепа отца...», «Ложные святыни»), а мощь и глубина иных произведений по-прежнему остаются недооценёнными (поэма «Дом», «Сталинградская хроника», «Стальной Егорий»). Так или иначе, без стихов Кузнецова уже невозможно представить русскую военную поэзию XX века.

ГОРЬКАЯ ПРАВДА

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

О книге Николая Никулина "Воспоминание о войне". СПб.: "Петроцентр", 2015.

(Серия книг "Писатели на войне, писатели о войне", посвящённой 70-летию Победы)

Натюрморт с «Хенкелем»

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Незадолго до войны комбинат издательства и типографии газеты «Правда» выделил Рогозиным комнату в элитном доме на Беговой улице. Он до сих пор стоит торцом напротив онкологического центра имени Герцена. Элитный – для начальства, но большинство его поселенцев проживало в коммуналке. По сравнению с развалюхой на Стрелецкой в Марьиной роще, Рогозины теперь имели квартиру со всеми удобствами, хотя комната в 26 метров для семьи (мать, отец и четверо сыновей), маловата, но зато с двумя балконами – роскошь! Отец работал в кузнице в автобазе типографии, мама хлопотала по дому. Она поощряла увлечения Юры рисованием: покупала репродукции, давала денег на краски, кисти, бумагу. Краски он покупал в Марьинском Мосторге. Открывал тюбик и вдыхал с наслаждением – так ему нравился запах масляных красок! С нетерпением ждал вечера, когда соседи ложились спать, и кухня была свободной. Конечно, копировать классиков – дело полезное, как говорится, школа, но лучше всего с натуры или «по памяти». В Марьиной роще дворовые мальчишки играли «в стеночку», а он – бегом к Миусскому кладбищу, перелезал ограду и писал старые деревья, ампирную церковь XVIII века. В 1938 году по радио давали сводки о столкновениях между Японской императорской армией и РККА. Вообразил себе картину сражения – с красноармейцами и самураями, и назвал её «Бои на озере «Хасан», отослал в редакцию «Пионерской правды». Рисунок вернули, пожелав дальнейших успехов.

СТОЛЕТНЯЯ ТРАГЕДИЯ ВОЙНЫ… (Детдомовские размышления в канун 70-летия Победы)

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Смешала война у нас имена…

 

«В придорожной роще, недалеко от разбомблённого эшелона, ползаем мы, малые дети, возле мёртвой воспитательницы, которая сжимает в руках список нашей группы. Мухи ползают по её лицу. Время замерло. Недалеко догорают вагоны. Ветер треплет этот список, словно пытается прочесть его. Будто ветер войны хочет устроить нам перекличку. И я, бессловесный, ещё не умею говорить, но тревожусь – как теперь взрослые узнают наши имена? Тем более что имён в списке больше, чем осталось живых детей». Это мне приснилось накануне встречи с товарищами по детдомовской судьбе, когда душа была растревожена на всю свою неведомую глубину. Мучительная пытка надеждой и ожидание разгадки давней тайны – кто я? Откуда я? Где мои корни? Кто мои родители? – разбудили внутренние силы, извечную потребность в самопознании.

1 августа 1987 года в Днепропетровске собралось две тысячи бывших воспитанников детских домов разных лет. У многих представителей военного поколения были характерные фамилии – Неизвестный, Сирота, Орден, Пехота, Солдатов… Только Неизвестных насчитал семь человек. И у каждого трагическое родство с войной… Такого количества исповедей и удивительных встреч, такой высокой степени концентрации боли и радости ещё не знал Днепропетровск. И такой острой памяти:
…Наш Красноивановский детский дом из Криничанского района попал в Грузию, в село Коджори, там размещалось 18 детдомов с Украины и РСФСР! …А в Алтайском крае было сто двадцать! В том числе 4-й Днепропетровский. Ещё долго и после войны в стране было два 4-х Днепропетровских детских дома – один на Украине, а другой – на Алтае. …До сих пор помню, как привезли из Москвы в Днепропетровск в 38-м году детей, целый эшелон. 1-й детский дом полностью укомплектован москвичами, детьми репрессированных. Разместились в монастыре… На меня сёстры Рыковы, дочери поэта Кириллова, племянница Антонова-Овсеенко, Лида Ягода, Эльза Полен и другие москвичи больше влияли, чем наши воспитатели. А помнишь, нас эвакуировали под Караганду, а по дороге, на станции Джамбул, мы увидели группу голодных беженцев? Одна мама, светловолосая женщина, не выдержала крика голодных своих сыновей и бросилась под поезд. Пожертвовала собой, чтобы ребят взяли в наш эшелон, эшелон 1-го Днепропетровского детского дома…
Война. Привычное с детства слово наполнялось во время встречи детей и внуков войны всё новыми и новыми подробностями. Надеюсь, что правда о войне поможет усмирять романтический энтузиазм активистов «партии войны», которые появляются в каждом поколении во многих странах мира…
История детских домов стала частью трагической истории СССР.

Михаил Арошенко. Фото из архива "Взрослого детского дома" (автор - Алексей Арошенко)


В роковом 1917 году в 538 приютах Российской империи воспитывались 29 650 детей. А в 1921 году было уже более пяти миллионов беспризорных детей. (Меня и группу детей привезли из Днепропетровска в Щорский детдом в село Благословенное в 1951 году. Выяснил позже, в селе с библейским названием был детдом в 20-е годы, дети спали на полу, на соломе. Голодали…)
К 1924 году в детских домах находилось 280 тыс. человек. Но после голода 30-х годов и репрессий количество сирот снова резко увеличилось. По состоянию на 4 августа 1938 года у репрессированных родителей были изъяты 17 355 детей и намечались к изъятию ещё 5000 детей. Детям начали присваивать новые имена и фамилии.
После войны, новых репрессий и голода 1946 года в детдомах уже находилось более 700 тысяч сирот. В отчётах говорилось о 2.5 миллионах детей из «семей, временно впавших в нужду». Одной из причин детской беспризорности и сиротства была волна репрессий, последовавшая сразу после войны.
Детский омбудсмен Павел Астахов заявил, что сейчас в российских детдомах содержится больше детей, чем было после Великой отечественной войны. «Дети остаются без попечения родителей в силу разных причин, в том числе из-за асоциального поведения родителей», Гибридная гражданская война в разгаре?…
Три причины трагедии сиротства: война, голод, репрессии... В России за последние сто лет торжествовала война. Большевики, коммунисты, апологеты войны с собственным народом под видом классовой борьбы, борьбы с инакомыслием и т.д. – создали партию убийц! Ленин, сталинисты – это людоеды ХХ века... Сталин убил душу народа. Он был именно душегубцем. СССР был «кузницей» тел, воинствующего материализма. Душа, Дух – это невозможно в тоталитарном обществе.
…В оперативном плане работы нашего Щорского детского дома в селе Благословенном на 1950-й год были строки: «Задача работников дома состоит в том, чтобы воспитывать детей высокоидейными, культурными, всесторонне развитыми, активными строителями коммунистического общества, преданными… вождю и учителю родному Иосифу Виссарионовичу Сталину». Темы бесед: «И.В. Сталин – лучший друг советских детей». «Детство, юность и первые революционные шаги любимого вождя И.В. Сталина». «Сталинский план преобразования природы». «5 декабря – День Сталинской Конституции». «71-я годовщина со дня рождения И.В. Сталина». Как не вспомнить строки Саши Чёрного: «Каждый день по ложке керосина пьём отраву тусклых мелочей».
Есть о чём задуматься. Ныне роль Сталина положительно воспринимают 39 процентов россиян. Также, по данным социологов, 45 процентов респондентов считают, что жертвы, которые понёс советский народ в сталинскую эпоху, оправданы великими целями и достигнутыми результатами. Какими? Если в СССР выросло четыре поколения сирот, людей без корней…
Ныне выросло новое поколение «политических сирот». Прогноз печальный: этим людям нужна война, она их заряжает, даёт смысл жизни. Раньше считалось, что революции устраивают голодные. Увы! Революцию и гражданскую войну устраивают сытые, переевшие, перепившие, перегулявшие… Которым нужны острые ощущения. Сытое время завершается, мир одевается в защитную форму… В ближайшее время народ России уже идеологически подготовлен к новой «гибридной» гражданской войне. Которая идёт на Донбассе, скоро начнётся в других местах…

 

Взрослый детский дом

 

Говорят, что собираясь толпой, люди как бы уменьшаются в размерах. А мы, каждый из участников Днепропетровской встречи, как бы вырастали. Мы не были толпой. Мы были единым целым, собратьями по судьбе. Словно майские одуванчики развеял нас по свету ветер войны, а в 1987 году ветер перемен и надежд, собрал нас вместе в Днепропетровске. Ми организовали общественное объединение детей войны – «Взрослый детский дом». В 1990 году Днепропетровск ещё раз стал своеобразной детдомовской столицей СССР. Здесь состоялась всесоюзная встреча детей войны, приехали делегации и многих республик и областей. Клуб «Взрослый детский дом» стал первичной ячейкой Советского Детского фонда. Похожие встречи детей войны затем прошли в Ташкенте, Самаре, Екатеринбурге, Томске… У меня сохранились десятки магнитофонных кассет с уникальными записями участников этих встреч. Исповеди собратьев по судьбе помогли шире взглянуть на проблемы сиротства.

Неисповедимы пути господни, а пути людей не могут без исповедей:
…Он меня первый раз поцеловал, я побежала к врачу, говорю – я беременная. Как? У гинеколога глаза на лоб полезли. Он меня расспрашивает, в кресло садит… Ну и дурой была! Потому что в книжке вычитала: «Они поцеловались, потом долго смотрели на закат, а вскоре у неё родился ребёнок…». Вот такое мы в детдоме образование получили сексуальное, это при том, что одна девчонка забеременела на самом деле…
…А я в ремесленном на свидания не ходила, стеснялась своей робы. Нам ничего не дали после детдома. Бельё постираю и ночью на себе сушу, потому что подмены нет. И первую любовь в себе засушила, слезами… Не думала, что слёзы сушат…
…И я обижаюсь на детдом: так хотела учиться, но поссорилась с начальством, и меня после девятого класса отправили в ремесленное, десятый класс окончила почти одновременно с сыном. Было бы образование – иначе всё сложилось бы!
Оглядываясь на былые дороги, дети войны задавали вслух жгучие вопросы: почему они оказались не готовы к жизни? К реальной, а не радиогазетной… Почему в них осталась обидчивость, ранимость, агрессивность? Но и – чувство коллективизма, справедливости, понимания, что война – трагедия, мировое зло… Мой товарищ по детдому Алексей Беляев был дважды ранен во Вьетнаме, у него осколком американской бомбы срезаны пальцы на левой руке… Записал его слова (и вставил потом в книгу «Взрослый детский дом»): «Мне дорого огневое братство солдат нашей роты, но роднее и ближе – детдомовцы, дружба, первая любовь».
«Я нашёл своих родителей, когда мне шёл девятнадцатый год! – написал во «Взрослый детский дом» майор запаса Александр Фёдорович Жихарев из Днепродзержинска. – Они долго искали меня среди хаоса войны, а потом усыновили мальчика из детдома и записали на моё свидетельство о рождении. И когда я к ним приехал, то в семье оказались два Саши Жихарева. Мой собрат-детдомовец погиб вскоре, по документам выходило (у меня есть свидетельство о смерти на своё свидетельство о рождении), что меня не стало… Такой вымысел придумала жизнь, судьба. Теперь у меня взрослый сын – недавно закончил армейскую службу за границей, выполнял интернациональный долг, дочь – школьница. Хочется, чтобы мои дети, дети всей планеты были счастливы, знали тепло нежных материнских ладоней и отцовскую ласку. Когда я останавливаюсь у братских могил, то невольно ищу знакомые фамилии на плитах. Нахожу и думаю, что здесь захоронены, может быть, отцы моих товарищей детдомовцев».
Запомнил слова детдомовки из Узбекистана: «Мы, детдомовцы, гостеприимны, чувствительны, отзывчивы, крепки как сталь, теплы как солнце, добры как хлеб»!

Пусть нам выпали новые беды,
Отступленья и горечь утрат,
Но мы – дети и внуки Победы –
Нам победы ещё предстоят!

 

Михаил АРОШЕНКО

 

г. ДНЕПРОПЕТРОВСК,

Украина

 

Кандалакшский исход

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

О трагическом пути по Белому морю Константин Симонов тоже писал

 

Газета «Литературная Россия» много лет была тесно связана с Константином Симоновым. Достаточно сказать, что в конце 1962 года Леонид Соболев (и, видимо, член Бюро ЦК КПСС по РСФСР Алексей Романов) предлагал писателя назначить первым главным редактором нового еженедельника «Литературная Россия». Правда, писатель под предлогом необходимости завершения работы над романом «Солдатами не рождаются» попросил вернуться к этому вопросу через полгода, но дал согласие войти в состав редколлегии «ЛР». В первых же номерах он опубликовал свои материалы о фронтовике и пушкинисте Илье Фейнберге и прозаике Александре Беке, а также свои рассказы. Потом было некое охлаждение в отношениях с газетой. Но в 1965 году сотрудничество Симонова с «ЛР» вышло на новый уровень.

ПУСТЬ НИЧЕГО ДУША НЕ ПОЗАБУДЕТ

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Критика Александра Дымшица до сих пор многие считают ортодоксом. Он всегда строго следовал партийному курсу и боролся с любыми проявлениями ревизионизма. Не случайно его путь в науку начинался со сбора и изучения образцов пролетарской поэзии и рабочего фольклора, а его кумирами были самые революционные поэты Николай Некрасов и Владимир Маяковский. При этом Дымшиц всего ценил также опального поэта Осипа Мандельштама и крамольного сатирика Михаила Зощенко. А уже в начале 60х годов он первым в прессе поддержал публикацию в «Новом мире» лагерной повести Александра Солженицына. Правда, статьи Дымшица о современной русской литературе были всё-таки скучноваты. Из них всё-таки выпирал боец, а не кропотливый исследователь и тем более не глубокий мыслитель. Ярче всего талант Дымшица проявился в работах о немецких классиках. Вот где он мог дать фору даже иным академикам.

Помоему, уже пришло время написать о Дымшице всю правду без прикрас. Ведь хоть он и был ортодоксом, но вклад в науку внёс немалый.

Добавлю, что с ноября 1959 по март 1961 года критик работал в нашей газете, которая тогда называлась «Литература и жизнь», в качестве заместителя главного редактора.

Владимир БУШИН: НЕ ОТРЕКАЙТЕСЬ ОТ СОВЕТСКОГО ПРОШЛОГО

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Владимир БУШИН, с 1959 по 1961 год сотрудник газеты
«Литература и жизнь»

С большим трудом отыскивал посёлок писателей – как нынче приходится прорубаться современникам к правде Великой Отечественной войны, к её исторически-победной силе. Выросло много насаженных за девяностые и перестройку «лесов», элитных «ривьер» и гольф-клубов, фронтовиков не видно за обложечным жирком буржуазных потомков. Красновидово, что в Истринском районе, стало для меня своеобразным Бермудским треугольником – предчувствовал, что и в этот раз повертимся с таксистом. Осенью вывозил мебелишку на дачу, заказывал миниван, дама-телефонистка вечером быстро построила маршрут, сказала примерную стоимость – я ещё обрадовался, что дёшево. Утром прибыл братковатый, согабаритный минивану водитель – но когда заговорили, оказался весьма эрудирован, культурен, сам из Новопеределкино, кругом писательство…
Привёз быстро – но я, дурачок, всё поражался, почему не по Можайскому шоссе. А водитель: «это вас дурили, чтоб накатать километры, за час довезу» (мы ездили за 4). Подъезжаем со стороны леска – думаю, может, с тыла так исхитрились, у нас-то под Можайском поля… Не то это было Красновидово – рубанули по бетонке лишних два часа, сквозь Рузу, но всё успели, и разгрузить, и вернуться через Переделкино (впервые), где опытный, местный водитель рассказал много про писательские дачки. Про проданный под застройку детский профилакторий, и якобы соседствующий с музеем Евтушенко и писательскими участками солнечно-увеселительный дом-баню: сплетни «на районе»…
В этот раз пронеслись мимо, повертелись и в деревне Красновидово, и во второй половине писательского посёлка за официальными такими воротами – писательская обитель напоминает дом отдыха. Зато увидели символичное сходство ландшафтов Пределкино и Красновидово: тоже склоны у реки (здесь – не Сетуни, ручья), заселённые если следовать «от станции» именно слева вдали и справа вблизи, причём место переделкинского кладбища здесь занимают миниатюрные светлокирпичные двухэтажки. Воздух, правда, в Красновидово – получше, подальше… Хвойный и пуще городского весенний. Укрытые уютной хвоей – небольшие цветнички, под городскими окнами ещё поздне-советского размаха. Квартиры маленькие, зато окна большие – по-пролетарски… Нужный из трёх дом я опознал лишь по стоящему у окна, словно в раме портрета, знакомому по множеству передовиц профилю – строго, как учитель, к которому опаздывают на домашний урок, глядел сверху товарищ Бушин. Громовой, легендарный критик и единомышленник, которого давно мечтал увидеть лично, но вот даже по заданию припозднился. Со мною, чтобы приобщиться, и Вячеслав Кяльгин, вокалист «Эшелона»: получить как бы самой встречей благословение на запись песни «За Советскую Родину!» (в середине её – бридж из «Сталинградской хроники» Ю.Кузнецова). Встретил дружелюбно, пригласил садиться. Со скромных стен рабочего кабинета глядят пристально, без рамок ксерокопированные фотографии Маяковского рядом с молодым, щетинистым Кобой…

Роман Сенчин. ОБОЛЬЮСЬ Я ЖИВОЙ ВОДОЙ…

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

 

Чем дальше от нас во временном пространстве Великая Отечественная война, тем сильнее происходит её мифологизация. Это понятно и неизбежно. Но нужно различать мифологизацию и фальсификацию. Ведь фальсифицировать можно и в благих целях. Этим в последние годы активно занимается наш кинематограф и конвейер телесериалов. Каких только вариаций на тему Великой Отечественной не увидишь!..
Но ложь во благо – всё равно ложь, и вреда она приносит куда больше, чем ложь с целью принизить, опорочить. С этой второй ложью хоть знаешь, как бороться, а с ложью во благо… Нет, тоже есть средство: документы. И скорее не те документы, где сухо перечисляются цифры, приводятся приказы, а документы человеческие.
И в этом году у меня возникло особенно острое желание узнать больше о своём деде Петре Платоновиче Сенчине, который был тяжело ранен то ли в 1942-м, то ли в 1943 году. Его отправили в один из самых восточных госпиталей – в Красноярск. Там он женился на ухаживавшей за ним санитарке Наталье, у них родилось двое сыновей… Пётр Платонович умер в 1956 году, когда его старшему сыну, моему отцу, было всего двенадцать лет.

Земля Франции для них стала пухом

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Без вести пропавшие – наверное, одна из наиболее трагичных страниц Второй Мировой войны. По сути дела, очень трудно узнать, где эта жизнь оборвалась. В каком месте захоронены останки этих бойцов. Потому что они разбросаны по всей Европе, включая Россию.

Все, без вести пропавшие, по крайней мере большинство, сначала попадали в плен в нацистские лагеря Вермахта и его союзников, где обращение с советскими военнопленными своей жестокостью не имеет мировых аналогов.
По данным Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации, потери пленными составили 4 миллиона 559 тысяч человек. Правда, Германское командование, в официальных данных, показывает цифру в 5 млн. 270 тыс. человек. («Судьба военнопленных и депортированных граждан СССР». Материалы комиссии по реабилитации жертв политических репрессий. Новая и новейшая История 1996, № 2, стр. 91–112)
Да и могло ли быть иначе? Если одной из причин жестокого отношения к военнопленным была нацистская теория о неполноценности славян, особенно русских, которые в глазах немецких вояк воспринималась, как масса неполноценных, тупых людей.
Попавшие в плен солдаты сначала оказывались в пунктах сбора, откуда передавались в транзитные лагеря, называемые «дулагами». Там они сортировались: солдаты и младшие командиры отправлялись в лагеря, называемые «шталагами», а офицеры в «офлаги». Военнопленные из «шталагов» могли оказаться в рабочих или в штрафных лагерях или то и другое вместе.
Пленных рабочих лагерей могли направить на работу не только в Германию, но и в другие страны Европы. Так оказались во Франции жители двух деревень: Истомино и Мокроусово, Халдинского сельсовета, Селтинского района, Удмуртской АССР.
Две эти деревни расположены вдоль реки Нузык. Мокроусово по левому берегу, а в километре от неё, по правому берегу, Истомино.
Из деревни РожкИ (так называлась в народе деревня Мокроусово) уходят в Красную Армию служить два парня, два друга, два одногодки. Сначала Павел Шиляев 29 июня 1939 года, а затем мой дядя Зашихин Пётр 29 сентября того же года.
В семье Зашихина Андриана и Надежды было два Петра – один большой, с 1909 года рождения, другой – Петя маленький, с 1920 года рождения. Так получилось, что Петя большой, мой отец, в малолетстве сильно болел разными болезнями и бабушка с дедушкой думали что он не жилец, и когда родился четвёртый мальчик – назвали Петей маленьким. После него родилась дочь Мария. Тоже участница войны. Выходит, из одной семьи защищали Родину четыре человека. Двое вернулись, а двое пропали без вести. Могилу одного вот только сейчас удалось найти.
В 1941 году были призваны Селтинским РВК 24 мая Чаузов Фёдор Алексеевич из деревни Мокроусово, 24 июня Зорин Семён Дмитриевич из деревни Истомино, 24 августа Ашихмин Иван Тимофеевич из той же деревни.
В 1942 году 4 января ушёл на войну, из нашей деревни, Баев Пётр Андреевич, а 13 февраля Ашихмин Николай Иванович из деревни Истомино.
18 августа 1943 года призвался в Армию Ашихмин Николай Тимофеевич Ижевским ГВК. Он житель деревни Истомино, но работал в Ижевске на военном заводе.
Все выше перечисленные в разное время, находились в «Шталаге 326vв», который находился на территории Третьего рейха с июля 1941 года. Территория была размером 1000x400 метров, обнесённая в несколько рядов колючей проволокой. По некоторым документам, в лагере побывало около 300 тысяч советских пленных.
Из Шталагов военнопленные переводились в штрафные или рабочие лагеря. Так, видимо, наши солдаты попали в рабочий и штрафной лагерь Штрутхоф во Франции.
Здесь ничего удивительного нет, если учесть Компьенское перемирие 1940 года. По условиям которого Эльзас и часть Лотарингии были включены в состав Германии.
Эти территории заинтересовали меня после запроса Управления Министерства обороны по увековечению памяти погибших при защите Отечества в Немецкий Красный Крест и в ответе прозвучало, что Зашихин Пётр Андрианович, в лазарете для военнопленных в Эльзасе, скончался 27 марта 1942 года в 20-00 вследствие туберкулёза лёгких в населённом пункте Мюлуз.
В этой местности по интернету я обнаружил лагерь для военнопленных Штрутхоф, который создавался в мае 1941 года в Эльзасе близь города Нацвейлер Юго-Западнее Страсбурга. В 8 километрах от города находилась железнодорожная станция Ротхау.
Привлекла эта местность немцев месторождением красного гранита. Поэтому по поручению Г.Гиммера и О.Поля, на высоте около километра в северном склоне горы Монт-Луизе начато строительство лагеря на 4000 человек 1 мая 1941 года. Первые заключённые прибыли в двадцатых числах мая из концлагеря Заксенхаузен. Во всех внешних филиалах было депортировано около 52 тысяч человек из всех стран Европы, из Советского Союза 7600 человек.
В лагере в массовом порядке проводились медицинские эксперименты над заключёнными. Специально заражали тифом, изучали воздействие на человека отравляющих веществ, что приводило к мучительной смерти.
Плохие условия содержания и тяжёлая работа на каменоломнях привели к тому, что в лагере был крайне высокий уровень смертности, почти 50 процентов, поэтому он постоянно пополнялся.
Лагерь Штрутхоф, в который попали наши земляки в разное время военных действии, но большинство были пленёнными в начале войны в «котлах» 1941 года. Самые крупные из них: Киевский, Минский, Вяземский, Смоленский.
Мой дядя был пленён в Минском «котле», а потом попал в Шталаг 326, лагерный номер 7272, место захоронения Мюльхаузен Германия, на повторный мой запрос в Министерство Обороны Российской Федерации, на основании ответа из Германии, сообщили, что место захоронения Франция. Наши, видите ли, не знают, пришлось к немцам обращаться.
Даже, что удивительно, ответом 4 февраля 2014 года за № 371 начальник отдела Управления МО РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества А.Фомичёв написал:

«Для установления настоящего места захоронения (перезахоронения) Зашихина Петра Андриановича и получения справки, дающей право на посещение могилы, Вы можете самостоятельно обратиться в Центр розыска и информации Центрального Комитета Общества Красного Креста Российской Федерации по адресу: 107031, г. Москва, ул. Кузнецкий мост, 18/7., а также в Посольство России во Франции, приложив к письму копию справки немецкого Красного Креста».

Я так и сделал, но прошёл уже почти год, никакого приглашения не получил.
У русских так бывает: денег нет, чтобы пригласить.
В бывшем концлагере есть музей-мемориал «Штрутхор» и кладбище, где захоронены наши деревенские мужики, солдаты Советской Красной Армии под следующими номерами:


66. Зорин Семён Дмитриевич, с 1909 года рождения.
67. Ашихмин Николай Тимофеевич, с 1919 года рождения.
68. Ашихмин Иван Тимофеевич, с 1902 года рождения.
69. Ашихмин Николай Иванович, с 1923 года рождения.
70. Зашихин Пётр Андрианович, с 1920 года рождения.
71. Баев Пётр Андреевич, с 1908 года рождения.
72 Чаузов Фёдор Алексеевич, 1913 года рождения.
73. Шиляев Павел Тимофеевич, 1920 года рождения.


Все они были жителями Селтинского района Халдинского сельсовета, Удмуртской АССР.
Так что, у кого есть возможность, дети, внуки, правнуки посетите этот большой музей под открытым небом. Узнаете, когда они погибли. Я пока не мог определить, нужно личное посещение. Французы прекрасно восстановили условия жизни и быт бывшего лагеря военнопленных. Там работает постоянная экспозиция на тему преступлении фашистов. Французы изо всех сил стараются, чтобы здесь не забыли об ужасах Второй Мировой войны. Прекрасно понимая, что когда люди помнят, маловероятно повторение подобных ужасов. Чего не хватает нам русским. Тема военнопленных загнана, при молчаливом согласии руководителей всех рангов, в тень, и в средствах информации освещается скудно, или совсем замалчивается.
Давайте вспомним о них хотя бы в День 70-летия Великой Победы.

 

Леонид ЗАШИХИН

дер. ОПАРЫ,

Пермский край

ОТ МОСКВЫ ДО БЕРЛИНА ПОД МУЗЫКУ ОРУДИЙ

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Гвардии старшина Егоров И.Ф.

 

Мой отец, Иван Фёдорович Егоров, ветеран Великой Отечественной войны, и поэтому в нашей семье День Победы отмечался всегда. К сожалению, в нынешнем году замечательный праздник отметим без дорогого нам человека, прошедшего суровые дороги войны и завоевавшего эту победу.
В памяти детские впечатления от 9 Мая начала 60-х годов. Тёплый, солнечный день, мы, дети, нарядные, с воздушными шариками и флажками в руках резвимся во дворе, родители с родственниками дома сидят за столом, выпивают, разговаривают, заводят проигрыватель с пластинками, слушают и поют песни, время от времени выходят на улицу, покупают нам мороженое. Наверняка в тех застольных беседах недавние фронтовики не только радовались мирной жизни, но и делились впечатлениями о прошедшей войне, рассказывали о победах и неудачах, о весёлых моментах походной жизни и о тяготах, невзгодах, тяжёлых и трагических событиях – обо всём, что им пришлось испытать в суровые дни 1941–1945 годов. После войны все обустраивали мирную жизнь, женились, выходили замуж, занимались детьми и, конечно, большую часть времени отдавали работе на предприятиях, в сельском хозяйстве, занятиям в других сферах деятельности. Жизнь продолжалась в русле мирного времени. В первые послевоенные годы, даже десятилетия, большинство очевидцев и участников военных действий даже не думали записывать свои рассказы о том, что они пережили в военное лихолетье, какой ценой досталась победа.
Записывать свои воспоминания о войне отец начал на закате своей жизни, будучи уже в достаточно преклонном возрасте, поэтому в текстах отца возможна путаница с датами и названиями населённых пунктов. В записях встречаются повторения тех или иных событий из военной жизни, которые запали ему в душу. Видимо, отец записывал, когда охватывали неудержимые воспоминания или надо было подготовиться к той или иной встрече (рассказывал школьникам о войне, встречался с однополчанами в Измайлово), писал в обычных ученических тетрадях или на отдельном листочке.

Михаил ЛОБАНОВ

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Михаил ЛОБАНОВ,

с 4 апреля 1958 по 11 февраля 1961 года заведовал

отделом литературы и искусства газеты «Литература и жизнь»

 

Мы дозвонились до Михаила Петровича Лобанова. Сначала трубку взяла его супруга: «Вы понимаете, он болен, интервью вообще не даёт, это сейчас совершенно невозможно. Спасибо вам за внимание. Но это такой возраст уже, когда не рассчитаешь, в какой момент будут силы… Вы не обижайтесь, сейчас я на минутку передам трубочку Михаилу Петровичу…».

Юрий ГРИБОВ

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Юрий ГРИБОВ,

с 1973 по 1981 год главный редактор

газеты «Литература и жизнь»

 

Я на фронт попал в девятнадцать лет, в конце февраля 1945 года. Наши войска уже заканчивали освобождение Польши и двигались на Берлин.
Самым тяжёлым днём для меня оказалось пятое мая сорок пятого года. В этот день отборная бригада немцев, пытаясь вырваться из Берлина, спешила навстречу к американским войскам. Мы столкнулись с этой бригадой возле станции Табакук. Я был командиром пулемётной роты. Немцы дрались как никогда. Я в тот день потерял треть личного состава. Из шести лошадей выжили лишь две. Ведь машин было мало. Студебекеры в основном доставляли большие пушки. А мы свои «Максимы» носили на руках, а на дальние расстояния возили на лошадях в повозках. Одна лошадь, когда начался бой, от страха вместе с повозкой в сторону немцев поскакала. А на повозке лежала моя шинель. Я думал, что всё пропало. А когда деревню взяли, смотрю, лежит убитая моя лошадь, рядом повозка, а на ней – моя шинель.
А потом был выход на Эльбу.
Сколько лет прошло, а ничего не забылось. А ведь мне 22 июля этого года стукнет уже 90!

Наум ЛЕЙКИН

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Наум ЛЕЙКИН,

в середине 1960 года перешёл из «Красной звезды»

в газету «Литература и жизнь», с 12 ноября 1962 по 1989 год

был ответсекретарём «ЛР»

 

Моя война прошла в основном в Маньчжурии. Вообще-то бригаду, в которой я служил, командование планировало после победы над немцами перебросить через пролив Лаперуза в Японию. Но американцы нас опередили, и мы добивали Квантунскую армию в Маньчжурии. К слову, враг нам попался ещё тот. Голыми руками его было не взять. Японцы бились насмерть. И всё-таки мы оказались сильнее.
Потом было непростое возвращение к мирной жизни. Уже в 1960 году я попал в газету «Литература и жизнь», которую на моих глазах в декабре 1962 года преобразовали в еженедельник «Литературная Россия». Через мои руки проходила военная проза Виктора Астафьева, Василя Быкова, Юрия Бондарева, Константина Симонова…
– Напишите об этом.
– Что вы, мне ведь уже 93-й год пошёл.
– Здоровья Вам и счастья, дорогой наш Наум Борисович!

РЕДАКЦИОННАЯ КНИГА ПАМЯТИ

Рубрика в газете: , № 2015/16, 29.04.2015

Сотрудники «ЛР» – участники войны

 

В нашей газете в разное время работало очень много участников Великой Отечественной войны. Вспомним эти имена:


Владимир Михайлович Андреев (1920–2003), с 1 ноября 1962, короткое время работал в газете «Литература и жизнь»
Михаил Андреевич Андриасов (1914–1984), с 1 марта 1958 по 1 февраля 1961 года был собкором газеты «Литература и жизнь» по Дону
Ваграм Захарович Апресян (1907–?), с весны 1958 по октябрь 1958 года работал в газете «Литература и жизнь»
Альфред Иванович Балин (1925–1988), с марта по ноябрь 1972 года работал в «ЛР»
Николай Васильевич Банников (1918–1996), в «ЛР» перешёл 16 октября 1963 года, с мая 1965 по 30 июня 1975 года был заместителем главного редактора «ЛР»
Владимир Филиппович Беляев (1910–?), 1 марта 1958 года был утверждён заместителем заведующего отделом информации газеты «Литература и жизнь», затем стал собкором газеты по центральной области России (до 2 января 1959 года)
Виталий Сергеевич Василевский (1908–1991), с 6 апреля 1958 по октябрь 1959 года штатный член редколлегии «ЛР»
Константин Васильевич Винокуров (1906–?), с 12 августа 1959 по 19 августа 1961 года работал в газете «Литература и жизнь»
Александр Иванович Власов (1909–?), с 20 февраля 1958 по 23 июля 1960 года заведовал отделом писем в газете «Литература и жизнь»
Фёдор Сергеевич Волохов (1912–1990), с 21 февраля 1958 по 16 января 1960 года был собкором газеты «Литература и жизнь» по Воронежу
Николай Фёдорович Далада (1922–1983), с 6 января 1961 по 15 ноября 1963 года работал в отделе критики газет «Литература и жизнь» и «ЛР»
Евгений Владимирович Дембо (1921–?), с 21 февраля по 25 августа 1959 года работал в иностранном отделе газеты «Литература и жизнь»
Галина Васильевна Дробот (1917–2009), в январе 1962 года устроилась в газету «Литература и жизнь», с 1969 по 1980 год была редактором отдела литературы – членом редколлегии «ЛР»
Андрей Максимович Дугинец (1919–1990), с 1 по 26 июня 1962 года был заместителем заведующего отделом внутренней жизни редакции газеты «Литература и жизнь»
Дмитрий Сергеевич Дудко (1922–2004), в конце 1994 года освятил и благословил редакцию «ЛР»
Александр Львович Дымшиц (1910–1975), с ноября 1959 по март 1961 года был заместителем главного редактора «ЛР»
Александр Семёнович Ерохин (1918–?), с 24 октября 1958 по 2 октября 1963 года работал спецкорреспондентом газет «Литература и жизнь» и «ЛР»
Леонид Степанович Иванович (1926–2004), с 1961 по 1964 год работал в газетах «Литература и жизнь» и «ЛР»
Михаил Васильевич Игнатов (1921–2007), с 20 февраля 1958 по 30 июня 1959 года работал в газете «Литература и жизнь»
Алексей Филиппович Киреев (1918–?), с 1 июля 1975 по 9 марта 19878 год был заместителем главного редактора «ЛР»
Михаил Михайлович Киреев (1903–1971), с 15 июня 1960 по 1961 год работал собственным корреспондентом газеты «Литература и жизнь» по Кабардино-Балкарии
Иван Андреевич Колос (1923–2007), с 15 февраля по 2 июня 1958 года был спецкорреспондентом газеты «Литература и жизнь»
Михаил Макарович Колосов (1923–1996), в 1974 году пришёл в «ЛР» в качестве первого заместителя главного редактора, с 1 января 1982 по 15 марта 1989 года был главным редактором «ЛР»
Александр Кузнецов (1913–?), с 25 мая 1961 по 10 августа 1962 года был заместителем главного редактора газеты «Литература и жизнь»
Григорий Самойлович Куклис (1907–?), устроился в газету «Литература и жизнь» 15 марта 1958 года, с 1963 по 1 июля 1974 года был заместителем главного редактора «ЛР»
Александр Иванович Лемягов (1922–?), летом 1958 года был заместителем ответсекретаря газеты «Литература и жизнь»
Павел Фёдорович Лосев (1909–1967), в 1958 году был собкором газеты «Литература и жизнь» по Верхневолжью, с 22 октября 1959 по 15 июля 1960 года работал собкором уже по Куйбышевской области
Михаил Ильич Марфин (1918–1984), в августе 1959 года был утверждён ответсекретарём газеты «Литература и жизнь», затем перешёл в один из отделов (в 1962 году перевёлся в газету «Труд»)
Юрий Иосифович Мельников (1922–1997), с 19 марта 1958 по февраль 1965 года работал в газетах «Литература и жизнь» и «ЛР»
Александр Алексеевич Михайлов (1922–2000), в 1958 году подрабатывал в газете «Литература и жизнь» в качестве литературного консультанта
Евгений Иванович Осетров (1923–1993), с 1 марта 1958 по 5 октября 1960 года работал заместителем главного редактора газеты «Литература и жизнь»
Павел (Пиня) Исаакович Павловский (1922–2008), в 1959 году пришёл на должность спецкорреспондента газеты «Литература и жизнь», впоследствии стал заместителем редактора отдела литературы «ЛР» (в июне 1989 года вышел на пенсию)
Николай Васильевич Панченко (1924–2005), с 24 февраля 1961 года в течение недолгого времени был собкором газеты «Литература и жизнь» по Калужской области
Павел Иванович Петунин (1921–1978), с 10 мая по осень 1958 года был собкором газеты «Литература и жизнь» по Ленинграду
Николай Павлович Плевако (1921–?), с 13 марта по 3 октября 1962 года работал заместителем заведующего отделом литературы и искусства газеты «Литература и жизнь»
Константин Иванович Поздняев (1911–2000), 5 сентября 1960 года был назначен заместителем главного редактора газеты «Литература и жизнь», с 1963 по 1973 год был главным редактором еженедельника «ЛР»
Александр Андреевич Поликанов (1921–?), 16 апреля 1958 года стал заведующим отделом национальных литератур газеты «Литература и жизнь» (ушёл из редакции 1 сентября 1959 года)
Виктор Васильевич Полторацкий (Погостин) (1907–1982), 4 декабря 1957 года был назначен главным редактором только что созданной газеты «Литература и жизнь» (в отставку ушёл 10 ноября 1961 года)
Лев Петрович Прицкер-Елисеев (1916–1961), с 1 апреля 1958 по 16 февраля 1959 года работал в газете «Литература и жизнь»
Тамара Дмитриевна Резвова (Никонова) (1918 – после 1978), с 5 октября 1961 по 28 мая 1975 года работала в газетах «Литература и жизнь» и «ЛР» (с 1969 года была членом редколлегии – редактором отдела национальных литератур)
Юрий Иванович Семёнов (1924–?), с 1 марта по 21 октября 1958 года работал в отделе литературы газеты «Литература и жизнь»
Вадим Петрович Спицын (1924–1998), с 20 февраля по декабрь 1958 года работал спецкорреспондентом газеты «Литература и жизнь»
Василий Трофимович Степанов (1920–?), с 5 февраля 1963 по 1964 год работал в отделе сатиры и юмора «ЛР»
Яков Афанасьевич Сухоруков (1916–?), с 26 февраля по 5 апреля 1958 года был спецкорреспондентом газеты «Литература и жизнь»
Виктор Петрович Тельпугов (1917–1999), в 1958 году вошёл в редколлегию газеты «Литература и жизнь» на общественных началах, с 1 августа по 16 декабря 1959 года числился в штате редакции, с 22 февраля по 7 мая 1965 года был заместителем главного редактора «ЛР»
Борис Александрович Толчинский (1912–?), с 16 марта 1959 по 1 марта 1962 года был собкором газеты «Литература и жизнь» по Ленинграду
Борис Михайлович Торохов (1921–?), с 27 января по 27 марта 1962 года работал заместителем заведующего отделом газеты «Литература и жизнь»
Андрей Яковлевич Фесенко (1915–1993), в газету «Литература и жизнь» пришёл весной 1958 года на должность заместителя ответственного секретаря, в феврале 1961 года был утверждён членом редколлегии, потом остался в «ЛР», уволился 23 июля 1964 года
Владимир Иванович Фёдоров (1925–1998), с 1963 по 1964 год был заместителем главного редактора «ЛР»
Александр Васильевич Фролов (1918–?), с 31 марта 1958 по 4 июня 1959 года работал завотделом зарубежной литературы газеты «Литература и жизнь»
Владимир Алексеевич Фролов (1910–?), с 1959 по 25 ноября 1960 года работал заместителем заведующего отделом информации газеты «Литература и жизнь»
Михаил Михайлович Харлампиев (1925–?), с 15 мая 1958 по 15 февраля 1960 года работал художником-ретушёром газеты «Литература и жизнь»
Виктор Иванович Хлебников (1907–1967), с 1959 по 1967 год работал в газетах «Литература и жизнь» и «ЛР» заместителем ответственного секретаря
Анатолий Григорьевич Шеляпин (1929–?), с 10 ноября 1958 по 17 мая 1960 года работал в газете «Литература и жизнь» сначала ответственным секретарём, потом завотделом внутренней жизни
Олег Николаевич Шестинский (1929–2009), блокадник, с 18 марта по 13 апреля 1958 года был собственным корреспондентом газеты «Литература и жизнь» по Ленинграду
Иван Константинович Якушин (1923–?), с 20 апреля 1960 по осень 1961 года работал литсотрудником газеты «Литература и жизнь»

 

Члены редколлегии «ЛР» – участники войны

 

Немало участников войны в разное время состояло также на общественных началах и в редколлегии газеты «Литературная Россия».


Михаил Николаевич Алексеев (1918–2007), был членом общественного совета «ЛР» с 1998 по 2001 год
Виктор Петрович Астафьев (1924–2001), с 2000 по 2001 год был членом общественного совета «ЛР»
Семён Петрович Бабаевский (1909–2000), член редколлегии газеты «Литература и жизнь», с 1 января 1961 по 7 декабря 1962 года
Сергей Алексеевич Баруздин (1926–1991), член редколлегии газеты «Литература и жизнь» с первого номера, с 6 апреля 1958 по 21 января 1960 года
Анвар Гадеевич Бикчентаев (1913–1998), член редколлегии газеты «Литература и жизнь» с 6 апреля 1958 по февраль 1961 года
Виктор Фёдорович Боков (1914–2009), член редколлегии «ЛР» с 1974 по 1989 год
Александр Михайлович Борщаговский (1913–2006), член редколлегии «ЛР» с января по апрель 1963 года
Аркадий Николаевич Васильев (1907–1972), член редколлегии газеты «Литература и жизнь» с 21 декабря 1958 по 3 ноября 1959 года
Сергей Александрович Васильев (1911–1975), с 1 января 1961 по 31 декабря 1962 года член редколлегии газеты «Литература и жизнь»
Евгений Михайлович Винокуров (1925–1993), член редколлегии «ЛР» с 1963 по 1974 год
Сергей Аполлинариевич Герасимов (1906–1985), член редколлегии «ЛР» с января по ноябрь 1963 года
Даниил Семёнович Данин (Плотке) (1914–2000), член редколлегии «ЛР» с 1 января по 18 ноября 1963 года
Валерий Васильевич Дементьев (1925–2000), с 10 января 1969 по 1989 год член редколлегии «ЛР»
Михаил Александрович Дудин (1916–1999), член редколлегии газеты «Литература и жизнь» с 6 апреля 1958 по 1 января 1961 года
Виталий Александрович Закруткин (1908–1984), член редколлегии «ЛР» с 1963 года
Егор Александрович Исаев (1926–2013), член редколлегии «ЛР» с 1963 по 1989 год
Мустай Сафиевич Карим (1919–2005), член редколлегии «ЛР» с 1987 по 1989 год
Лев Абрамович Кассиль (1905–1970), член редколлегии с 1 января 1961 года и до самой смерти
Алим Пшемахович Кешоков (1914–2001), член редколлегии газеты «Литература и жизнь» с 1 января 1961 по декабрь 1962 года
Евгений Генрихович Кригер (1906–1983), член редколлегии газеты «Литература и жизнь» с 6 апреля 1958 по ноябрь 1959 года
Леонид Сергеевич Ленч (Попов) (1905–1991), член редколлегии «ЛР» с 18 ноября 1963 года
Леонид Максимович Леонов (1899–1994), член редколлегии газеты «Литература и жизнь» с 21 декабря 1958 по 15 января 1961 года
Георгий Давидович Мдивани (1905–1981), член редколлегии «ЛР» с 1963 года
Сергей Владимирович Михалков (1913–2009), в 2001 году вошёл в общественный совет «ЛР»
Сергей Александрович Поделков (1912–2001), член редколлегии «ЛР» с ноября 1963 по 1989 год
Александр Андреевич Прокофьев (1900–2001), член редколлегии с 10 февраля 1961 года
Николай Иванович Рыленков (1909–1969), член редколлегии с апреля 1958 года до самой смерти
Константин Михайлович Симонов (1915–1979), член редколлегии «ЛР» с января по апрель 1963 года
Ярослав Васильевич Смеляков (1913–1972), член редколлегии газеты «Литература и жизнь» с 4 января 1960 по февраль 1961 года
Анатолий Николаевич Чепуров (1922–1990), член редколлегии «ЛР» с 1979 по 1989 год
Лев Григорьевич Якименко (1921–1978), член редколлегии «ЛР» с 1963 года