Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2015, номер - 37

Шубись, «Русский букер»!

№ 2015/37, 21.10.2015

Это в среднешкольные годы так модифицировалась команда «шухер» – всё-таки сленг блатных не подходил городским мальчишкам. Поэтому, покуривая за школой, вместо «шухер!» кричали «шуба!», и глагольное отсюда – «шубИсь». «Русский букер» – премия изначально франшизоватая. Как русский «Макдональдс» и всякое такое прочее: упаковка иноязычная, а мясо подмосковных коров (открывая первый «ресторан» на Пушкинской, буржуа хвастались в газетах: целый колхоз на нас работает!). Но ведь главное-то – кого открывают читателю, кого награждают, и что таким образом несут… А существует сия награда аж с «благословенного» 1991-го. Причём,
как сами хозяева премии подчёркивают – «первая негосударственная премия в России после 1917 г.

КУДА ПОДАТЬСЯ МОЛОДЫМ ПИСАТЕЛЯМ?

№ 2015/37, 21.10.2015

1.

 

За долгие уже годы после распада Советского Союза в отечественной культуре, к сожалению, сложилась безрадостная тенденция: государственные и общенациональные вроде бы по смыслу и замыслу проекты, финансируемые, как правило, из бюджета, зачастую приобретают тем не менее характер узкогрупповых, клановых, идеологически и политически ангажированных.

Пингвинов хватило только на «Пи»

№ 2015/37, 21.10.2015

Пока наши истребители точечными ударами выжигают паучьи гнёзда террористических сетей «Исламского Государства», наши западные «партнёры» создают всё более сложную, многоузловую информационную паутину, вплетая в неё самые неожиданные, казалось бы, узоры.

Как Ахматову восстанавливали в Союзе писателей

№ 2015/37, 21.10.2015

Занимаясь весной 2011 года в Российском государственном архиве литературы и искусства, я в 631-м фонде, посвящённом Союзу писателей СССР, нашёл личное дело Анны Ахматовой, которое раньше исследователям было недоступно. В этом деле меня особенно заинтересовало обращение великого поэта к руководителям творческого союза, датированное 22 сентября 1950 года. «Прошу Секретариат, – писала Ахматова, – обсудить мою просьбу о восстановлении меня в качестве члена Союза советских писателей. В настоящее время я активно работаю в литературе как поэт и как переводчик» (РГАЛИ, ф. 631, оп. 39, д. 437, л. 67). Это заявление было зарегистрировано в Союзе буквально на следующий день, 23 сентября.

Вот так и рождается фальсификация

№ 2015/37, 21.10.2015

Уважаемый господин
Главный редактор!

Высылаем Вам статью Гранита Артемьевича Малахова с огромной просьбой опубликовать данную статью.

С уважением, сотрудник научно-исследовательского центра (научного руководителя фундаментального многотомного труда «Великая Отечественная война 1941–1945 годов» Военного университета МО),

Диана АГАЕВА

КОГО ЗАЩИЩАЕТ ПРОФЕССОР ВОЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

№ 2015/37, 21.10.2015

Уважаемая «Литературная Россия»!

 

Прочитал присланное Вами по электронной почте письмо на семи страницах. В конце письма стоит информация об авторе записки: «доктор исторических наук, профессор Военного университета Министерства Обороны, заслуженный работник Высшей школы РФ Г.А. Малахов».

ВЫМЫСЕЛ КАК МУЖЕСТВО

№ 2015/37, 21.10.2015

Читая статью Александра Курилова «Год литературы и наука о литературе» («ЛР», № 36, 16 октября 2015)

 

Прежде всего, с категорией «вымысла», которую нельзя миновать в разговоре о литературе, произошли знаменательные перемены. В классической риторике это inventio – что можно перевести и как «изобретательство», и как «сбор материала». Ритор должен был сначала собрать материал, потом его изложить, потом произнести получившееся.

ТРИДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД

№ 2015/37, 21.10.2015

Газета в моей судьбе 

 

Меня попросили вспомнить о том времени, когда я работал в «Литературной России». С удовольствием это делаю, хотя меня нельзя назвать авторитетным очевидцем. Во-первых, я работал здесь мало – с января 1984-го года по август 1985-го. Да и в редакцию приходил не каждый день. Будучи ведущим полосы сатиры и юмора «Ревизор» считался внештатным сотрудником, нагрузка небольшая. Отдел был тогда популярен. Свои новые произведения охотно давали ведущие сатирики. Так что, без материалов не сидел.

«Нежные радикалы» против «Подлых упырей»

№ 2015/37, 21.10.2015

“Золотую маску” рвут на части

 

В последнее время культурная общественность снова забурлила вокруг «Золотой маски». Точнее – в связи с обнародованием составов экспертных комиссий этой крупнейшей в стране театральной премии на сезон 2015–2016. В новый состав, по-видимому, под влиянием Минкульта, вошло больше, чем ранее, критиков консервативного, «почвеннического» направления. Что оказалось совершенно нестерпимо для театралов-экспериментаторов...

ПРОДОЛЖАЕМ БЛИЦ-ОПРОС

№ 2015/37, 21.10.2015

«Какое место в отечественной культуре занимают барды-шестидесятники?


Достойны ли они изучения в школе?»

ЮДОЛЬ

№ 2015/37, 21.10.2015

Апокрифическая фраза «дороги и дураки» указывает лишь на две беды в России, но не обозначает существующее наистрашнейшее зло – это положение «униженного и оскорблённого» человека. И хотя тема – универсальная, существует великая разница в положении обиженного человека в России и за бугром.

Вопрос: КТО В РОССИИ ГУБИТ СЛАВЯНСКУЮ КУЛЬТУРУ?

№ 2015/37, 21.10.2015

Борьба за выживание уникального высшего учебного заведения – Государственной академии славянской культуры (далее – ГАСК или Академия) длится уже несколько лет. Эта история началась с того, что ГАСК была лишена помещений для занятий, а в настоящее время Рособрнадзор отказывает Академии в получении аккредитации.

Андрей ПОПОВ. СЛИШКОМ МНОГО МЁРТВЫХ (поэтический альбом)

№ 2015/37, 21.10.2015

МОЛЧАНИЕ РЕКИ

 

Течёт река, не зная языка –

Ни русского, ни коми, ни иного.

По ней плывут цветы и облака.

 

Молчит река.

Не говорит ни слова.

 

Река и речь, язык наш не забыл,

Одна у них природная основа.

Но речь на дно осела, словно ил.

 

Молчит река.

Не говорит ни слова.

 

У Стикса невысокая волна –

Кто не прочёл молчания речного,

На время лишь поднимет ил со дна…

 

И вновь река

Не говорит ни слова.

Андрей ПОПОВ

 

 

                           ***

 

Усталая столица ждёт рассвета,

Хоть прячет ожидание во мгле…

А доброе придёт из Назарета,

А доброе приедет на осле.

 

Что может ближний свет от иномарки?!

Провинции простые рыбаки

Передадут благой рассвет от Марка,

Матфея, Иоанна и Луки.

 

И то, что до конца необъяснимо,

Вдруг осветит сомнения сердец.

Услышит город: «Любишь ли ты, Симон?

Паси Моих растерянных овец!».

 

И пастырь городской столичной ночи

Поймёт, что пройден утренний предел,

Что поведут его, куда не хочет,

И что распнут, как он того хотел.

 

 

ЧЁРТОВА ГОРА

 

…если вы будете иметь веру с горчичное зерно

и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдёт…

                                                                                Мф. 17, 20

 

Поём молитвы, тропари и песни,

Но, род неверный, что-то в нас не так!

Вновь чёртова гора стоит на месте,

С души не сдвинем гору ни на шаг.

 

Мы повторяем: – Шла бы ты отсюда!

Пора уже! Ты двигаться должна!

Но не выходит почему-то чудо,

Выходят что-то ссоры и война,

 

Мечи, огни, потопы и химеры.

Хотя порой и переполнен храм.

Стоит гора – не слышит нашей веры.

И небо загораживает нам.

 

 

ВОРКУТЕ

 

Не умирай, мой город! Подожди –

Ещё ты нужен. После передышки

Вернутся энергичные вожди,

Ещё поставят лагерные вышки.

Ещё услышишь лай служебных псов

И конвоиров разговор сердитый,

Как в мёрзлый рельс ударит философ

И европейской жизни композитор.

Не умирай, мой город! Близок год,

Когда, проснувшись в сумрачном бараке,

Начнут обычный утренний расчёт

Свободных экономик пастернаки.

Не умирай, мой город! Близок срок –

На снежном и отверженном просторе

Ты снова прояснишь насущный прок

Снов разума и общих категорий.

 

 

ХРАМ НА КАМНЕ

 

…иное упало на места каменистые…

                                              Мф. 13, 5

 

Вышел сеятель сеять… Упало зерно

В каменистых местах – на гранитное дно.

Не в зыбучий песок – с ним фундамент не тот.

В каменистых местах и трава не растёт.

Дом построишь зато из гранитовых гор,

Если вовремя камни собрать – то собор.

Но пробился сквозь скалы пшеничный росток

И не ведал, что время уходит в песок.

 

А зерно-то взошло! По небесным словам

В каменистых местах возвели Божий храм. 

Только солнце взошло – и росточек увял,

Не имел он корней среди каменных скал…

 

И разрушенный храм не глядит на Восток,

Бывший храм, словно время, уходит в песок.

И куда упадёт русской веры зерно?

Время камни собрать, если время дано.

 

 

ЗНАКОМСТВО С КРИТОМ

 

Вздыхает море. Греки ходят рядом.

Я в первый раз смотрю на остров Крит.

Душа моя, что мне от Крита надо?

От моря, что вздыхает и ворчит?

 

Я вновь смотрю на фикусы и лавры

И узнаю, что сто веков назад

Водились в лабиринтах минотавры –

Хотя веков, пожалуй, пятьдесят.

 

Но вымерли. Пожить у них не вышло.

И климат им хороший не помог.

А мне как жить? И дома людям лишний,

Душа моя, и здесь я одинок.

 

Живу такой – негреческий, нескладный,

Сентябрьские разглядываю дни.

А мимо ходят девы-Ариадны.

И кажется – лишь нитку потяни…

 

Но не ищу я нитку русским взглядом,

Душа моя мне это не велит.

Вздыхает море. Греки ходят рядом.

И я вздыхаю. И смотрю на Крит.

 

 

ДО ЗВЕЗДЫ

 

Как странно, что вышло в итоге

Молитвы мои и труды – 

Мои рассужденья о Боге

И смерти – тебе до звезды.

 

И больше тебя не тревожит,

Что ямб не похож на хорей,

Что истина будет дороже

Платона и лучших друзей.

 

Не спросишь уже удивлённо, 

Что небо имеет в виду. 

– Пошёл бы ты с этим Платоном!..

Всё честно. Конечно, пойду.

 

Пойдём мы с Платоном, жалея,

Что столько вокруг ерунды,

Что мир, где страдает идея,

Кому-то совсем до звезды.

 

 

***

 

Не мостил я на небо дороги,

Но любил только то, что любил.

Не хотел быть  несчастным и строгим, 

Никогда не хотел – и не был.

И когда было невыносимо:

Предавали – кто дорог и мил,

На могиле погибшего сына,

Я себе повторял, говорил:

– Слава Богу!

Всё будет в порядке,

А как выйдет? Не знаю и сам...

 

Пусть покажется вам, что всё гладко,

Всё легко – пусть покажется вам.

 

 

МЁРТВЫЕ

 

В гостиницах, кафе, аэропортах,

В дымах автомобилей, сигарет,

В оффшорных зонах слишком много мёртвых,

Поэтому порядка в жизни нет.

Им ни к чему молитва и жар-птица,

Им даже ни к чему иммунитет.

В отеческих гробах им не лежится,

Поэтому порядка в жизни нет.

Им Блок сказал: – Не лязгайте костями!

Не лязгайте костями, господа!

Но не лежится им в могильной яме,

Они встают до Страшного Суда.

Они встают, чтоб с нами поделиться

Познанием своим житейских драм,

Что ни к чему молитва и жар-птица,

Да и любовь к отческим гробам,

Что все пути – сырой землицы ради,

В которой ни к чему иммунитет…

Им дашь по морде – а тебя посадят,

Поэтому порядка в жизни нет.

 

 

БАЛЛАДА О БОКАЛЕ

 

Неловко я бокал поставил –

Разбился вдоль и поперёк.

Как много выучил я правил!

А вот бокал не уберёг…

Я знал, что иней в песне синий,

Я знал, что рыбку из пруда

Не вынешь без труда. В мартини

Неплохо бросить кубик льда.

Порой меча острее слово,

Хоть восемь бед – один ответ.

Не покупай коня хромого,

Купи себе велосипед.

Мужья едят без меры груши,

В какой бы край не убежал,

Любовь брандспойтом не потушишь –

Высокой сложности пожар –

– Все правила правы отчасти, –

Сказал сознания поток…

И я разбил бокал на счастье –

На счастье вдоль и поперёк.

 

 

ХИТОН ХРИСТА

 

                          Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его

и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон...

                                                                                                            Ин. 19, 23

 

Земную ось сорвёт снаряд фугасный,

И белый стронций упадёт дождём,

И станет океан моторным маслом…

Нам надо оставаться со Христом.

 

Держаться за края Его хитона

Последней верой в полноте времён,

Когда планета делит раздражённо

И океан, и масло, и хитон.

 

Андрей ПОПОВ

 

г. СЫКТЫВКАР

 

 

Союз Созидающих

№ 2015/37, 21.10.2015

«Союз Созидающих» я лично узнал году этак в 2011-м – просто начали общаться в Сети, а потом они приехали в Москву выступать. Выступали вместе с московским «Анклавом», по звуку ещё были около спид-панка (а ля Dead Kennedys, но на русском) и хардкора. Так вот что удивительно: «Анклав» с материалом альбома «Борец против своего времени» звучал пожёстче. Возможно, потому что две гитары против одной.

ТАИНСТВЕННАЯ ВОСКОГРАФИЯ

№ 2015/37, 21.10.2015

Это осенью в выставочном центре «Сокольники» прошла долгожданная «Формула рукоделия». Традиционно, в этой ярмарке участвовала редакция «Кладезь» книжного издательства АСТ.

Музыкальная драма и комедия

№ 2015/37, 21.10.2015

В.А. Моцарт. Свадьба Фигаро. Большой театр.
Режиссёр-постановщик Евгений Писарев. Дирижёр-постановщик Уильям Лейси.

 

Пожалуй, главное достоинство новой премьеры оперы Моцарта «Свадьба Фигаро» в Большом театре состоит в том, что постановщики сумели в полной мере вскрыть и бережно донести до слушателей и зрителей комедийную драматургию шедевра великого композитора.

ИЗДАЁТ «ЛР»

№ 2015/37, 21.10.2015

Валентин Катаев – одна из самых противоречивых фигур в русской литературе двадцатого века. Он, безусловно, был очень талантлив. Ещё при его жизни советской классикой стала повесть «Белеет парус одинокий». Значительный вклад внёс писатель и в формирование советского мовизма. Но талант не мешал Катаеву оставаться циником. Не поэтому ли его ненавидело большинство деятелей советской культуры?!