Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2016, номер - 30

Как живётся москвичам при Собянине

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016

Попробую описать один день из своей жизни.

Итак, с утра пораньше тороплюсь на работу. По привычке по пути на автобусную остановку хотел заглянуть в газетный киоск. Но, увы, он исчез ещё три месяца назад. Почему – никто до сих пор жителям моего микрорайона в Царицыно так и не разъяснил.

По одной из версий, власть собирается установить киоск новой конструкции. Хотя я, честно говоря, не понимаю, чем плоха была старая модель. Киоскёры не жаловались, да и мы, покупатели, были довольны. Лично мне в этом киоске нравился ассортимент представленной прессы. Я приобретал каждое утро на протяжении многих лет в нём «Коммерстантъ», «Московский комсомолец», «Известия», «Советскую Россию» и «Независимую газету». Кстати, там всегда продавался и наш еженедельник «Литературная Россия». Киоск стоял рядом с почтовым отделением 304, никому не мешал и пользовался у жителей микрорайона большой популярностью.

Вот именно эта популярность, по второй версии, и стала причиной его удаления. Якобы конкуренты давно уже мечтали разместить там свою палатку. А тут как раз подоспел очередной тендер. По слухам, Южное агентство «Роспечати» – владелец убранного киоска – не смогло найти крупную сумму денег для закрепления за собой удобного местечка. Якобы конкурс выиграла любимая газета Собянина «Вечерняя Москва». Так это или не так, не знаю. Но уже третий месяц наблюдаю, что освободившееся место теперь используют под бесплатную парковку работники близлежащих магазинов.

Впрочем, не так давно в пяти минутах ходьбы от почты появился новый киоск сверхсовременной конструкции. Принадлежит он некоему ООО «АМО-Пресс». По словам киоскёрши, это АМО каким-то образом аффилировано с «Вечерней Москвой». Газетный ассортимент в этом киоске крайне скудный. В продаже всегда есть «Московский комсомолец», «Аргументы и факты» и «КП», но нет ни «Известий», ни «Независимой газеты», ни «Ведомостей», ни «Новой газеты», ни многих других. Зато богато представлены разные «фанты» и прочие энергетические напитки. Киоскёр жалуется, что новая конструкция чрезвычайно неудобна. В частности, никак нельзя выдвинуть столешницу, поэтому, чтобы продать товар, расположенный на витрине, она каждый раз вынуждена выходить из киоска на улицу и двигать ставни.
А самое главное – киоск под названием «Пресса» в изобилии утыкан игрушками, хозтоварами и всем чем угодно, только не прессой. Газеты, даже из упомянутого скудного ассортимента, приходится доставать чуть ли не из-под полы. Так что спасибо, дорогой Сергей Семёнович, за то, что вы лишили меня и многих других москвичей покупать по утрам качественную прессу.

Естественно, свято место пусто не бывает. Резко сократилось число газетных киосков – зато в разы выросло количество сомнительных магазинчиков. К примеру, на моей улице за последний год появилось несколько новых точек, с раннего утра и до позднего вечера торгующих в разлив и на вынос пивом. Получается, что в Москву именно при Собянине вернулась сплошная алкоголизация. А то, что чрезмерное употребление пива – это ни что иное, как алкоголизация, давно уже доказал бывший главный санитарный врач России Онищенко, которого, видимо, как раз за правду, несколько лет назад убрала из Роспотребнадзора важная правительственная дама по имени Ольга Голодец, та самая, которая, помимо всего прочего, отвечает в Правительстве за пенсии наших стариков (напомним, что средний размер пенсии составляет что-то в районе 15–17 тысяч, но сама Голодец, которой до пенсии ещё, как медному котелку, уже, благодаря бывшей работе в приватизированном олигархами Норникеле, обеспечила себе минимум сто с лишним тысяч; как говорят в таких случаях, почувствуйте разницу).

Интересно, что под некоторые новые пивнушки предприимчивые деляги с молчаливого согласия управы и префектуры перестроили несколько подвалов многоэтажек, да так, что одна из многоэтажек чуть не рухнула. Власть встревожилась лишь тогда, когда один из домов начал медленно, но верно проседать. Она потребовала разобрать крышу в одной из незаконно возведённых пристроек к многоэтажке, а потом, по-видимому, успокоилась. В самом подвале ничего менять не стали, никакие коммуникации на прежнее место проведены не были, бойкая торговля пивом осталась. Только люди теперь спускаются в переоборудованный подвал не под кирпичной крышей, а под сделанным из полиэтиленовой плёнки лёгким навесом. Спасибо, дорогой Сергей Семёнович, за то, что дали москвичам возможность пить пиво на каждом шагу, но при этом создали угрозу не только нашему здоровью, но и нашим жилищам.

Лишившись свежих газет и не позарившись на кружку пива в соседнем доме, я побежал на остановку. Народу – миллион. Хотя ещё недавно в моём микрорайоне на остановках большого скопления людей не было, потому что постоянно курсировали как огромные автобусы, так и юркие маршрутки. Но вот 15 августа московская мэрия посчитала, что достаточно по нашему маршруту одного автобуса, и все маршрутки распорядилась убрать. Заместитель мэра Максим Ликсутов объяснил это, естественно, заботой о москвичах, а также зарубежным опытом. Но, помнится, при Лужкове, когда убирали большинство автобусных маршрутов из центра и насаждали маршрутки, тоже всё объясняли исключительно заботой о москвичах и зарубежным опытом. Так кому же верить, Лужкову или Ликсутову?

Откуда вообще взялся этот Ликсутов? Говорят, свои миллиарды он заработал в Эстонии. Но потом почему-то решил махнуть в Москву. И первым делом приобрёл шикарную дачу с земельным участком в знаменитом писательском городке Переделкине. Правда, любовью к писателям и литературе он после этого не воспылал. А потом кто-то за непонятные заслуги притащил его в московское правительство. Но, согласитесь, вести бизнес в маленькой Эстонии и разруливать острейшие транспортные проблемы в многомиллионном мегаполисе – совсем разные вещи.

Как не может понять Ликсутов, что москвичи за последнее десятилетие прикипели к маршруткам, они удобны и мобильны. Единственный недостаток сводился к тому, что в них отсутствовали валидаторы для пассажиров, имеющих льготы на проезд.

На моей памяти, в нашем районе сменилось три команды, управлявшие маршрутками. Сначала у нас водителями были только одни армяне. Через несколько лет их заменили исключительно славянами. Полгода назад полностью обновили парк: вместо старых газелей появились новые современные машины, окрашенные по желанию Ликсутова в синий цвет. Ездить стало ещё удобнее. Но через месяц вдруг новые машины убрали на другие маршруты, а на их место вернулись газели прошлогоднего выпуска.
А затем появилась новая команда водителей – все из Средней Азии. При этом новые водители были исключительно вежливыми людьми, громко объявляли остановки, а на конечных станциях желали пассажирам прекрасного дня и хорошего настроения. Такой культуры на маршруте до этого никогда не было. И вдруг 15 августа наши маршрутки отменили. Мы все дружно взвыли и, о чудо, через девять дней привычные газели вернулись на наши улицы. Мы ещё поинтересовались у водителей: они вернулись тайком или абсолютно легально, с разрешения властей. Нам объяснили, что власть пошла навстречу горожанам, учла их недовольство, единственное – владельцев газелей обязали в ближайший срок перекрасить машины в синий цвет и установить валидаторы. Но рано мы радовались. Ровно через неделю маршрутки вновь исчезли. Теперь приходится ждать в среднем 30-40 минут автобуса. Понятное дело, автобус ходит переполненным. Зато резко увеличилась выручка Мосгортранса, который подчиняется – кому бы вы думали? – правильно, Ликсутову. Так что спасибо, дорогой Сергей Семёнович, за созданные транспортные неудобства! Впрочем, вам вряд ли ведомы эти проблемы, ведь вас же по Москве возит не рейсовый автобус, а персональный лимузин.

Но вот и станция метро «Кантемировская». Спускаюсь в подземку. Раньше я, если не успевал купить свежую прессу возле дома, то покупал её в подземном переходе в специальном киоске, который принадлежал сети «Метропресс». Правда, выбор прессы там тоже был весьма специфический, в киосках «Метропресса» нельзя было, к примеру, купить литературные издания. Да и имевшиеся в ассортименте газеты на самих прилавках отсутствовали. Киоскёры всё доставали из-под полы, им так было удобнее. А на самих прилавках они выставляли только дорогие игрушки, игральные карты и презервативы. Но вот несколько месяцев назад власть распорядилась очистить все подземные переходы. Наверное, правильно, что были убраны ларьки, торговавшие нижним бельём. Нечего в подземелье было продавать пирожки и разводить антисанитарию. Но чем властям не угодила пресса?

Ладно, еду в метро. Добираюсь до станции «Цветной бульвар». Выхожу на поверхность. Раньше прямо у выхода из метро на улице стоял газетный киоск, принадлежавший Северному агентству «Роспечати». Он тоже торговал
только выборочным кругом изданий. Но потом там сменился владелец, киоск отошёл к организации под названием «Формула делового мира», и сразу в нём появилась наша газета. Однако очень скоро эта «формула» разорилась, киоск отодвинули куда-то в сторону, а наша газета моментально исчезла. А пару недель назад этот киоск вдруг совсем исчез. И теперь на всём Цветном бульваре людям негде купить свежую прессу. Впрочем, я уже за отсутствие газетных киосков поблагодарил дорогого Сергея Семёновича.

Подхожу к работе. Московская власть уже шестой месяц требует, чтобы наша редакция освободила помещение на Цветном бульваре и убралась на улицу. Предлог такой: дескать, надо срочно в здании сделать капитальный ремонт и усилить «инвестиционную привлекательность» Цветного бульвара. Но о какой инвестиционной привлекательности говорят московские начальники? Рядом с нашим зданием много лет стояла никому не мешавшая типография «Вымпел», специализировавшаяся на печати афиш и плакатов. Но после прихода в департаменты СМИ и имущества людей нового градоначальника было решено здание типографии срочно продать, затем всё снести и построить какую-то умопомрачительную гостиницу. Кончилось же всё тем, что два с лишним года назад на месте снесенной типографии вырыли котлован, который теперь зарос бурьяном. Никакая стройка уже давно не ведётся. А образовавшуюся яму, видимо, надо воспринимать как символ инвестиционной привлекательности Цветного бульвара. Кстати, рядом громоздится остов высотки, строительство которой было начато ещё в конце лихих девяностых годов. За это время многие конструкции недостроя обветшали, этот остов вот-вот обрушится на головы москвичей. И никто ничего не делает. Видимо, это тоже проявление инвестиционной привлекательности.

Понятно, что мириться с подобной бесхозяйственностью нельзя. Наша редакция два месяца назад направила руководителю Департамента городского имущества Москвы Ефимову журналистский запрос. Мы попросили пояснить, каковы перспективы двух недостроев. Согласно закону, департамент должен был на журналистский запрос ответить в течение семи дней. Но что закон для этого ведомства? Там, видимо, привыкли к беззаконию. Неудивительно, что ответа мы ожидали не семь дней, а целый месяц, и получили мы всего лишь отписку. По существу подчинённые Ефимова ничего не сообщили. Так что спасибо, дорогой Сергей Семёнович, за то, что вы день и ночь думаете об «инвестиционной привлекательности» Цветного бульвара!

Подчинённые московского мэра требуют, чтобы наша газета немедленно выметалась. Но куда? На этот вопрос никто не отвечает. Нам пишут, что имущественная казна города якобы не имеет свободных помещений, где можно было бы на время ремонта разместить редакцию газеты. Никаких других вариантов город тоже не предлагает: будто бы нет ни денег, ни возможностей. Но так ли это? Я тут попробовал прозондировать вариант с переездом на время ремонта в здание по соседству, где с 1958 по 2004 год печаталась наша газета. Но мои попытки оказались безуспешными. Мне сказали: а город будет за вас платить? Вопрос, конечно, интересный. Я стал интересоваться, за кого город платит и есть ли вообще у города деньги на эти цели. Выяснилось, что денег у города куры не клюют. И возможностей – тысячи.

Вот только один пример. Городской Департамент культуры несколько лет назад не захотел тесниться и одно из своих управлений решил разместить аккурат в здании нашей бывшей типографии. Естественно, не просто так. Департамент выделил на эти цели сумасшедшие средства. Между тем, у Департамента культуры итак изобилие помещений, находящихся в московской собственности. Так освободите комнаты на Цветном бульваре, а часть сэкономленных миллионов отдайте нашей газете, чтобы мы смогли заплатить нашим соседям за аренду нескольких комнатушек. Но нет же! Департамент культуры будет беситься от жира, но литературной печати ни за что не поможет.

Вот такие, дорогой Сергей Семёнович, у вас работают бережливые чиновники: всё под себя и ничего для людей. Хотя есть некоторые исключения. Другим нашим соседом является бардовский клуб «Гнездо глухаря». Как утверждают дворники и сторожа – а это обычно самые информированные в Москве люди, – данное уютное гнёздышко аффилировано с руководителем Департамента городского имущества Ефимовым. Если это так, то очень хочется порадоваться за главу ведомства: мы его постоянно критикуем за стремление сжить со свету литературную печать, а он, оказывается, очень даже культурный человек и всячески поддерживает поющих поэтов, правда, непонятно – бескорыстно или за то, что у них есть собственное помещение.

Меж тем, время подошло к обеду. Надо где-то перекусить и бежать за справкой в Федеральное агентство по печати. А тут ещё из дома позвонили и напомнили, чтобы я не забыл купить молоко и фрукты. Где поесть, вроде не проблема. На нашем Цветном бульваре я насчитал больше двадцати вкусных точек. Но цены везде – закачаешься. Дешевле, чем за 600 рублей, перекусить практически нигде нельзя. Исключение – «Грабли», которые разместились на первом этаже бывшего кинотеатра «Мир». Там при желании можно уложиться в 200 руб. Но в бывшем «Мире» идёт капитальный ремонт. Стоит страшный грохот. Под такой аккомпанемент – никакого аппетита. Ладно, перекушу в другом месте. А сейчас, раз выдалась свободная секунда, посмотрю, где можно купить молоко. Опаньки! Нигде. Все продовольственные магазины на Цветном бульваре закрылись ещё при Лужкове. Оставалась одна булочная с кулинарией в двух шагах от станции метро. Но пару лет назад уже в пик царствования Собянина она, эта булочная, половину помещения отдала какому-то банку, а другую – под очередную кафешку для изысканных любителей, кажется, итальянской кухни, а сама перебралась во двор. Но вот, как говорят, она съехала и оттуда. Спасибо, дорогой Сергей Семёнович, за то, что лишил центр Москвы дешёвых продовольственных магазинов, понатыкав в каждом углу дорогущие рестораны и магазины с брендовой одеждой.

Дальше мой путь лёг в сторону Страстного бульвара в Федеральное агентство печати. На полдороге раньше стояла одна из лучших городских больниц. Но несколько лет назад московская власть взялась там якобы за реставрационные работы, естественно, в целях инвестиционной привлекательности центра столицы. И чем всё закончилось? Больницу за ненадобностью снесли, а на освободившемся месте построили дорогущий комплекс зданий для Московской городской думы и карманной Общественной палаты Москвы. Справедливости ради стоит заметить, что московские чиновники, когда соорудили здания для слуг народа, поначалу пообещали, что на территорию прилегающего парка вход для горожан будет свободный. Но недолго музыка играла. Уже через несколько дней наша доблестная полиция перестала избирателей пускать в это живописное место. Зачем? Слуги народа не должны общаться с народом. Они пока научились строить коммунизм исключительно для себя. Спасибо, дорогой Сергей Семёнович, за мощную заботу о наших депутатах! Вы всё делаете для того, чтобы они ни в чём не нуждались и были страшно далеки от народа.

Подхожу к Федеральному агентству. Раньше прямо напротив агентства стоял газетный киоск. Только в нём москвичи могли купить литературную периодику. Больше нигде толстые журналы не продавались. Кстати, там всегда можно было приобрести и нашу газету. Это было единственное место, где продавцы заказывали по тридцать экземпляров каждого номера «ЛР» и все тридцать разлетались за пару часов. Но потом московским чиновникам стукнуло в голову этот киоск убрать. Естественно, люди возмутились. А писатель Роман Сенчин даже как-то поднял этот вопрос на одном из совещаний в Администрации Президента РФ, на котором присутствовал тогдашний руководитель столичного Департамента СМИ Владимир Черников. Высокопоставленный функционер лично пообещал вернуть киоск на старое место. С тех пор прошло три года. За это время г-н Черников успел профинансировать мероприятие доблестной оппозиции, не выделив при этом ни копейки на литературные вечера государственников, и пересесть в кресло руководителя другого департамента. А киоск остался лишь в мечтах и воспоминаниях.

Добавлю: тот замечательный киоск стоял в двух шагах от библиотеки имени Чехова. Я не удержался и заглянул и туда, поинтересовался, начала ли библиотека выписывать нашу газету. На меня посмотрели, как на свалившегося с луны. Естественно, московское правительство не дало ни копейки ни этой, ни другим библиотекам Москвы на подписку именно нашей газеты. Заместитель мэра Москвы г-н Печатников верен себе. Он же весной этого года прямо сказал, что по его данным наша газета давно сдохла, но раз мы ещё шевелимся, то сами должны разносить свою газету по библиотекам. Дорогой Сергей Семёнович, настоятельно рекомендуем вам вынести г-ну Печатникову благодарность и представить его к ордену за великолепное руководство по уничтожению литературной прессы. Видимо, Правительство Москвы заинтересовано не в компетентных специалистах, а в душителях и гнобителях свободы слова.

Раз я уж выбрался из редакции, то решил попутно заехать в архив литературы и искусства на Водном стадионе. К сожалению, там пока по интернету принимают заказы только от иногородних исследователей. Москвичи вынуждены лично ездить в архивы и заполнять бланки на месте. Раньше я всегда мог прямо рядом со станцией метро «Водный стадион» вкусно и дёшево перекусить. Там стояло капитальное двухэтажное здание, очень цивильное, в котором размещалось несколько уютных кафешек, «Шоколадница», а также какой-то банк и ряд других серьёзных учреждений. Но в знаменитую январскую Ночь длинных ковшей всё это исчезло. Якобы здание стояло незаконно. Помнится, наш мэр Собянин тогда грозно вещал, что хозяев подобных зданий не спасут никакие бумажки, выданные жульническим путём. При этом так и не были поимённо названы жулики из московских департаментов и префектур, понавыдававшие липовые разрешительные документы. И что теперь на месте снесённого здания? Пустующая, огороженная металлическим забором автостоянка, на которую с дороги просто так не въехать: надо преодолеть тротуары. Вопрос: зачем тогда было городить огород? Кстати, если где и был неопрятный шалман, так это со стороны северного выхода из метро. Вот где были понатыканы всевозможные лавочки и букмекерские конторы. Но, что удивительно, весь этот шалман до сих пор стоит, а цивильное здание со стороны южного выхода разрушили. Народ убеждён, что это было сделано специально: надо было убрать конкурентов, которые не захотели с кем-то из чиновников поделиться. А кто дал кое-кому на лапу, тот свой бизнес продолжает развивать. Я, может быть, в чём-то не прав, дорогой Сергей Семёнович, но тогда поправьте меня и приведите список коррумпированных чиновников, которые раньше раздавали жульнические бумажки, а теперь продают, как сообщил на телеканале РБК один адвокат, информации о новых намеченных к снесению объектах недвижимости.

Вот так в беготне и прошёл весь день. Пора возвращаться домой. Подъезжаю к своей станции метро «Кантемировская». На выходе меня ждёт привычная картина: бабушка в фирменном фартуке бесплатно раздаёт очередной номер «Вечерней Москвы», в котором сразу пять фотографий нашего любимого мэра и ни одной проблемной статьи. Другой прессы, естественно, и близко нет. Я так и не понял, уважаемый Сергей Семёнович, какова ваша цель? Такое впечатление, что вы или ваш аппарат задались целью уничтожить в столице всю свободную прессу и оставить только одну «Вечернюю Москву», которую даже руководители столичных управ и префектур никогда не открывают.

У меня остался последний вопрос, наш дорогой мэр: неужели вы люто ненавидите москвичей и чините им всевозможные препятствия? Если это так, то, может, лучше вам вернуться на историческую родину, в затерянную на обских просторах деревушку Няксимволь. Если же это не так, то когда вы смените своё обанкротившееся окружение и уберёте в отставку хотя бы Сергунину, Печатникова, Горбенко, Черникова и Ефимова? Когда-то ведь надо начинать нравственное и экономическое очищение. Не только же травмоопасной плиткой пичкать нашу любимую Москву.

 

Вячеслав ОГРЫЗКО

Лебедь, рак и щука: что их объединяет?!

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016

«Что нас объединяет?!» – именно так сформулировали главный вопрос сегодняшней российской действительности организаторы одноимённого Общественного форума, который не так давно состоялся в здании МИА «Россия сегодня» на Зубовском бульваре.

В XXI веке, как никогда, ответы на этот вопрос становятся залогом не только государственной безопасности России, но и безопасности «русского мира» как надгосударственного общественного явления.

ИЗУМЛЯЕМСЯ ВМЕСТЕ С АЛЕКСАНДРОМ ТРАПЕЗНИКОВЫМ

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016
  Без них невозможно   1966-й год, Лондон, мировое первенство по футболу. Это был первый чемпионат, который я, затаив дыхание, слушал по радио (телевизоры тогда были редкостью, да и трансляций из Англии, кажется, не проводилось). Было мне одиннадцать лет. С тех пор каждый четырёхлетний розыгрыш мировых первенств, для меня долгожданный праздник. А какие были имена […]

Нехватка «семидесятых, когда жизнь началась…»

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016

Я не случайно залихватский бас покойной Наташи Медведевой призвал в заголовок. Книга «Надпись» – велика, и потому не может быть отрецензирована мелко, походя. Мне с этой книгой пришлось плацкартно прокатиться от Москвы до Томска, и может быть, это помогло. Сперва рождались в качестве отклика на чтение вроде бы знакомого по приёмам текста какие-то подзаголовки, как мера осознания: «Восемьсот страниц передовицы», «Требовательность к учителю»… Второй, скорее, был уже ключом к высказыванию отношения. Но о нём чуть позже.

Товарищ-товарищ, скажи мне, товарищ…

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016

Интеллигенция, как сообщал по начальству прославленный стихотворец, поёт блатные песни. И для вящей убедительности – начальство, ленивое и нелюбопытное, может оставить сигнал без внимания – добавлял: она поёт не песни Красной Пресни. Кто и что поёт пофамильно, из-за вечной нехватки печатных мощностей и бумажных лимитов, в стихи не вошло. По-видимому, отдельный список был приложен уже к тексту стихотворения.

БАБОЧКИ ЛЕТЯТ НА «ЗОВ НИМФЕЯ»

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016

Литлохия – страна без границ и определённого места нахождения на просторах интернета. Забейте в поисковике «литературные конкурсы»: выкликайте – и Литлохия возжаждет приголубить вас, посулит всё, чего изволите. Она вполне может назваться крымским Международным конкурсом «Зов Нимфея», куда так и слетаются отовсюду бабочки, сиречь персонажи самодеятельного творческого процесса.

ИМПЛОЗИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА (Журнальный зал)

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016

Имплозия (англ. implosion) – взрыв, направленный внутрь, в противоположность взрыву, направленному вовне. Также возможно понимание этого термина, как взрыв изнутри, быстрое разрушение под влиянием внутренних факторов. В литературе из-за напряжённой работы авторы порой «выгорают». Изнурительные условия, излишние похвалы или беспощадная критика губительно сказываются на таланте. Взрываясь внутрь себя, писатель теряет основу творчества и профессиональные навыки. Как имплозия, и возникает страх разрушения идентичности. Считается, что он появляется из ощущения пустоты, бессмысленности и чувства, что любая действительность, «заполняющая» этот вакуум, может уничтожить хрупкое ощущение реальности.

ПОЭТ ВСЕЯ РУСИ

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016

Именно так, выступая на празднике в мещёрской деревне Клетино, назвала профессор Рязанского государственного университета Ольга Воронова нашего замечательного земляка Евгения Маркина (1938–1979). Да, эта фраза вполне оправдана. При жизни поэт успел выпустить и подготовить к печати восемь книг: «Личное дело», «Звёздный камень», «Лесной ручей», «Стремнина», «Самородок», «Моя провинция». «Разница во времени», «Мещёрские сосны». Произведения члена Союза писателей СССР, лауреата Всесоюзного поэтического фестиваля Евгения Фёдоровича Маркина переводились на иностранные языки, печатались во многих авторитетных изданиях, среди которых альманах «День поэзии», газеты «Комсомольская правда», «Советская Россия», «Сельская жизнь», «Труд», «Пионерская правда», «Литература и жизнь», журналы «Юность», «Огонёк», «Смена», «Сельская молодёжь», «Советская женщина», «Наш современник», «Молодая гвардия», «Волга», «Подъём», «Сибирские огни», «Новый мир». Причём состоявшаяся 45 лет назад «новомировская» публикация стихотворений «Белый бакен» и «Невесомость» стала поистине легендарной, и споры о ней продолжаются до сих пор.

Код Макаренкова

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016
С Володей Макаренковым мы знакомы со дня похорон Ивана Трифоновича Твардовского. Встреча для отправки в Загорье была у памятника Твардовскому и Тёркину, где же ещё. Оттуда мы, смоленские литераторы, поехали в Загорье. Это был хмурый летний день с зелёными ёлками. Дом поэта, восстановленный руками упокоившегося сейчас краснодеревщика, чукотского сидельца, да и словесного мастера, молча глядел ртутными окнами. Ушёл ещё один Трифоныч. Из Загорья мы с Макаренковым завернули ко мне на кухоньку, слушали Баха, поминали брата поэта. У Макаренкова музыкальная семья, жена долгое время преподавала в музшколе, сын играл на альте. Ну, а сам Макаренков пишет стихи.

После того дня в основном общались по телефону, который я обычно держу где-нибудь на дне фотографической сумки, с отключённым звуком, и по интернету.

Сейчас, спустя тринадцать лет, словно бы познакомились заново: и вновь встретились у памятника Твардовскому и Тёркину. У нас снова было общее дело: память о Твардовском.
В Смоленске давно уже собирались открыть настоящий хороший музей Твардовского и вот собрались, да, как обычно, через пень-колоду: решили разместить экспозицию и архив на четвёртом этаже библиотеки, в которой нет лифта. Ну и пошло-поехало. Мы выступили с заявлением насчёт этого, начали собирать подписи, нас пригласили на встречу с библиотекарями и начальством. Дело ещё не закончено, а как завершится чем-то, я обязательно обо всём напишу подробно, это интересно, тут как будто включился некий тест Твардовского, и не все его прошли. Ну, а пока речь о стихах. Макаренков мне подарил электронную свою книжку «Камертон», которая готовится к изданию в сентябре.

ЛИТЕРАТУРНАЯ ПЕЧАТЬ ДЛЯ АРХИВИСТОВ ИЗ РГАЛИ НЕ ИСТОЧНИК

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016

Несколько месяцев назад наша газета, сообщая о выходе в свет подготовленного в РГАЛИ двухтомника документов «Мы предчувствовали полыханье…» о Союзе писателей в годы войны, выразила недоумение отсутствием в целом ряде случаев ссылок на первые публикации архивных материалов. И как отреагировали в РГАЛИ? Решив, что дело касается только газет, архивисты с радостью доложили, что якобы по всем правилам газетные публикации не учитываются.

СПУСКОВОЙ КРЮЧОК РЕВОЛЮЦИИ. Кому было выгодно убийство Григория Распутина

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016

О трагических событиях столетней давности рассказывает петербургский историк Андрей Иванов, автор монографий «Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика (1870–1920)» (2011), «Правые в русском парламенте: от кризиса к краху (1914–1917)» (2013).

ИНТЕРЕСНОЕ ЭТО ЗАНЯТИЕ – ЖИТЬ НА ЗЕМЛЕ!

Рубрика в газете: , № 2016/30, 05.08.2016

В сентябре 2016 года исполняется 125 лет со дня рождения уникального человека – Адриана Топорова (1891–1984). Родившись в семье беднейших крестьян из села Стойло, что на Старооскольщине, он добился впечатляющих результатов в самых различных сферах творчества: просветитель, педагог, писатель, публицист, языковед, тонкий знаток многих видов искусств.