НОВОСТИ

  • 19/04/2018
    Издательство «Алгоритм» гонит пургу

    Издательство «Алгоритм» давно уже в просторечии называют «новым Политиздатом». Оно регулярно печатает книги о современной политике, мемуары ветеранов Партии и развёрнутые сценарии политологов. Обычно предпочтение отдаётся умеренным оппозиционерам действующей власти. Но чуть ли не в каждой второй книжке «Алгоритма» встречаются грубые проколы. Причём, судя по всему, далеко не всегда в этом виноваты авторы. Огромная доля вины лежит и на редакторах издательства, которые, похоже, просто не знают политическую историю XX века...

  • 18/04/2018
    ГОРЬКИЙ СЕГОДНЯ (Круглый стол в МГУ)

    Максим Горький. О, он был и остаётся – везде. Объекты, названные в честь этого писателя перечислять можно долго. Кроме библиотек, дворцов культуры, драматических и художественных театров, станций метро, улиц, проспектов и площадей – есть и крейсер, и локомотивное депо, и даже 8-моторный самолет. Несмотря на такую популярность, имя самого Горького занимает несколько зыбкую позицию. По частотности наименований он, безусловно, второй. Только после кого? После Пушкина – или после Ленина? А, может быть, уже осталось одно только имя-призрак? Этакий слоган, символ советской эпохи. Решив разобраться в этом явлении, я отправилась в МГУ на круглый стол (научную конференцию) «Горький сегодня. К 150-летию со дня рождения».

  • 17/04/2018
    Станет ли Албин снова губернатором, обсуждает уже "жёлтая пресса"

    Чем хороша «ЛР»? Тем что ни один её достойный общественного внимания герой или антигерой не пропадает после публикации о нём из виду. Мы внимательно, ревностно отслеживаем их бытие, успехи или неудачи (касается всех новреалистов, но сейчас не о них). Вот так же и было с самого начала с господином Слюняевым, который попал под моё увеличительное стекло в бытность свою главой Минрегиона (хотя писали и до меня). «Флэйм», разгоревшийся между нашей более чем скромной (тиражи усыхали на глазах) в тот момент газетой и всесильным министром, недавно губернатором, - перешёл в оргвыводы, вскоре Минрегион был разогнан почти как Временное правительство революционными солдатами и матросами.

  • 16/04/2018
    БУДЕМ ПОМНИТЬ

    В эти дни читающая Россия вспоминает замечательного русского писателя Леонида Бородина.

  • 09/04/2018
    Партия «Яблоко» пытается понять, какая связь между Преображенским рынком и редакционными помещениями «ЛР» на Цветном бульваре

    Скандалы, связанные с ГУП «Преображенский рынок», в прошлом году уже привлекали внимание политической партии «Яблоко». В частности, этим занимался руководитель московского отделения партии Сергей Митрохин. В том числе и благодаря его усилиям тогда удалось приостановить воплощение крайне непонятного, а главное абсолютно не нужного москвичам проекта, связанного с застройкой сельхозрынка и мемориальной зоны старообрядцев какими-то небоскрёбами. Редакция решила выяснить у известного политика, а что сейчас он думает о претензиях этого рынка на редакционные площади?

  • 09/04/2018
    Что скрывается за попытками Преображенского рынка Москвы завладеть помещениями газеты «Литературная Россия»

    Наши авторы и читатели негодуют. Они, как и вся редакция «ЛР», возмущены ложью и беспардонностью Департамента городского имущества Москвы, который два года назад попытался под предлогом проведения в нашем здании капитального ремонта выбросить газету на улицу, а по сути – её закрыть, а теперь настроен передать помещения газеты Преображенскому рынку, даже не пожелав о своих проектах проинформировать ни писательское сообщество, ни журналистов. Многие читатели изъявили желание самолично разобраться во всём происходящем и включиться в народное расследование.

  • 05/04/2018
    ВЫСОКОПОСТАВЛЕННЫЕ МОСКОВСКИЕ ЧИНОВНИКИ ОТКРЫТО ИГНОРИРУЮТ ВЯЧЕСЛАВА ВОЛОДИНА, СЕРГЕЯ НАРЫШКИНА И ДРУГИХ ЧЛЕНОВ ВЫСШЕГО РУКОВОДСТВА СТРАНЫ, НО СРАЗУ БЕРУТ ПОД КОЗЫРЁК ПЕРЕД КЛЕРКАМИ ИЗ ПРЕОБРАЖЕНСКОГО РЫНКА

    Так кому же у нас принадлежит реальная власть? Неужели не всенародно избранному Президенту, не Правительству и не Парламенту, а хозяевам очередного Черкизона?

  • 04/04/2018
    SOS: Владельцем помещений газеты «Литературная Россия» по решению московских властей становится Преображенский рынок

    Разве это не коррупция? Давайте вместе разберёмся. Приглашаем к срочному расследованию правоохранительные органы, писательское сообщество и всех читателей

  • 03/04/2018
    Политическая расправа над нашей газетой продолжается

    Вот уже два года редакция нашей газеты пребывает в состоянии стресса. Практически каждый номер выпускается как последний. Нас постоянно замечательная московская власть пытается вытолкнуть на улицу.

  • 31/03/2018
    Историки просят президента страны ускорить отставку руководителя Росархива Артизова

    Как стало известно, большая группа историков и пользователей отечественных архивов обратилась к нашему национальному лидеру Владимиру Путину с просьбой немедленно отправить в отставку руководителя Росархива Андрея Артизова. Наша редакция считает, что вопрос об отставке Артизова уже перезрел. Дальше терпеть такого некомпетентного руководителя просто невозможно. Иначе начнётся полный развал отрасли. Нужны примеры? Пожалуйста.

Архив: №06. 16 февраля 2018 Назад

Владимир КОЗАРОВЕЦКИЙ. КАК ПУШКИН НАС БРАЛ НА АРАПА (Часть 1)

Во времена Пушкина большинство браков совершалось не на небесах; в ещё большей степени это относится к XVIII веку. Браки по расчёту родителей были настолько обычным делом, что участь женщины того времени может вызывать только сочувствие. Жизнь с нелюбимым человеком зачастую становилась тяжелейшим испытанием, а взаимные измены были обычным делом. Поскольку браки были церковными и разводные дела находились в ведении синода, развестись было чрезвычайно трудно. Основанием для развода могло послужить прелюбодеяние, но если такого рода грех мужа обществом не осуждался и был практически ненаказуем, то прелюбодеяние жены могло стать основанием не только для развода, но и для жестокого наказания согрешившей женщины. При этом «виновная в прелюбодеянии жена осуждалась на всегдашнее безбрачие, а мужу предоставлялось право вступить в новый брак. Замечательно, что относительно мужа подобных свидетельств практика Московской Консистории не представляет – обыкновенно ему назначается только наказание, а о воспрещении последующего брака умалчивается». (А.И. Загоровский, «Развод по русскому праву».) этого серьёзного светского наказания (невозможность завести семью и детей, признанных обществом) назначалось ещё и духовное – «семилетняя эпитимия с выдержанием год в монастыре. Бывали, впрочем случаи назначения 14-летней и 15-летней эпитимии».


I

О том, как предки и современники Пушкина относились к «институту брака», существует достаточное количество свидетельств. Например, двоюродный дед Пушкина, тяготясь супружескими обязанностями, бросил свою семью на произвол судьбы, даже не пытаясь довести дело до формального развода, и «не видел надобности скрывать своей связи с посторонней женщиной, – писала в своей работе «Предок Пушкина» Н.А. Белозерская.Жалобы законной жены и её хлопоты у Державина… мало тревожили Петра Абрамовича Ганнибала. Он даже не опровергал приводимых против него фактов и заботился только об ограждении своих имущественных прав… Так смотрели на законный брак многие в те времена, особенно в высшем русском обществе», – продолжала исследовательница, ссылаясь на семейные истории трех фельдмаршалов Екатерининской эпохи: А.В. Суворова, графа М.Ф. Каменского и графа П.А. Румянцова-Задунайского.

8 9 Byust Gannibala

Бюст Абрама Ганнибала 
в музее-усадьбе "Петровское"

 

Поскольку получить официальный развод было чрезвычайно трудно даже высокопоставленным вельможам и, к тому же, любая такая попытка грозила общественным скандалом, в XVIII-м веке расходящиеся пары стали прибегать к самовольным разводам с помощью «разводных писем»: супруги давали друг другу нечто вроде «расписок» в том, что не видят смысла или возможности дальнейшей совместной супружеской жизни и впредь освобождают противоположную сторону от супружеских обязанностей, а брак считают уничтоженным. «По свидетельству современных мемуаров и записок, в царствование Екатерины II, помимо значительного числа формальных разводов, особенно увеличилось число супругов, живущих врозь со своими жёнами». Однако такой «развод» не был официальным, и в случае, если бы любой из таким образом разошедшихся супругов попытался вступить в брак второй раз, это могло караться по закону как двоежёнство («двоемужество»).

В борьбе с разводами Св. Синод в 1811 году принял указ, который ужесточал условия развода даже при прелюбодеянии одной из сторон: грех должен был подтверждаться на духовном суде, чтобы быть принятым за основание к разводу, причём собственное признание обвинённой в прелюбодеянии стороны доказательством не считалось (ст. 250 Устава Духовной Консистории), если оно не подтверждалось обстоятельствами дела.

Попытки обратиться за помощью в такого рода делах к императрице редко давали результат: Екатерина II старалась в дела синода не вмешиваться. Когда граф М.Воронцов, отец графини Строгановой, ещё до оформления дочерью «бракоразводных писем» обратился по этому поводу к Екатерине, она ответила ему: «Это церковное дело, вступаться не могу и не буду… Гр. Строганов подобную просьбу с месяц назад подавал и тот же ответ получил; и хотя б и желательно было, чтоб восстановить законное согласие между сими брачными, но в отсутствие жены его графини Анны Михайловны решено быть не может. С своей стороны в их волю отдаю жить вместе или разводиться: для меня всё равно графиня Анна Михайловна называться ли будет Строганова или Воронцова».

Белозерская приводит и образец такого «разводного письма»: «Я нижеподписавшийся, – писал граф А.С.Строганов, – даю супруге моей бракоразводное письмо, что мы по известной ей, яко бывшей моей супруге, и мне причинам положили с общаго нашего с нею, графиней Воронцовой, согласия оной (брак) разрушить, с тем чтобы, как ей, так и мне одному от другого быть во всю нашу оставшуюся жизнь свободну, не препятствуя один другому впредь избрать по склонности другую партию… и вступить в супружество. А как мы при сём нашем общем разрушении брака… сделали полный расчет и каждый своё к себе возвратили, то как ей графине Воронцовой по смерти моей от моих наследников не искать… равномерно по тому же и мне, ни при жизни её, ни по смерти от её наследников седьмой части не искать и по рядной возвращения ея имения не требовать и рядную совсем уничтожить. В чём в уверение я ей при свидетельстве избранных по нашей просьбе и согласию господах медиаторах: гр. Р.Л. Воронцове и кн. А.М. Голицыне, даю сиё письмо, получив от нея другое к себе в равной сему моему силе».

8 9 Pushkin Alexander 1836 by Sokolov PОднако далеко не всегда подобные дела заканчивались мирно, с помощью ли утверждённого Синодом развода или при помощи «разводных писем». Часто браки не по обоюдной любви сопровождались такими чудовищными издевательствами со стороны сильного пола, что эти подробности могут бросить в дрожь и любителей нынешних триллеров. И семейные истории предков Пушкина – и по отцовской, и по материнской линиям – в этом отношении не уступают современным «ужастикам».

«Прадед мой  Александр Петрович (Пушкин. – В.К.) …умер очень молод и в заточении, в припадке ревности или сумасшествия зарезав свою жену, находившуюся в родах, – писал Пушкин в «Начале автобиографии”. – …Дед мой (Лев Александрович Пушкин. – В.К.) был человек пылкий и жестокий. Первая жена его, урожденная Воейкова, умерла на соломе, заключённая им в домашнюю тюрьму за мнимую или настоящую её связь с французом, бывшим учителем его сыновей, и которого он весьма феодально повесил на чёрном дворе. Вторая жена его, урожденная Чичерина, довольно от него натерпелась».

Отец поэта в 1840 году при опубликовании «Начала автобиографии», о существовании которого при жизни сына он не знал, решил вступиться за честь рода и поместил в «Современнике» «опровержение», в котором, в частности, писал: «Рассказ о смерти на соломе в домашней тюрьме первой жены отца моего не заслуживает даже опровержения. Кто не знает, что в XVIII столетии таковыя тюрьмы не могли существовать в России и Москве? Правительство потерпело ли бы такое ужасное злоупотребление силы и власти? Родные ея не прибегли ли бы под защиту законов?»

Ответы на эти вопросы Сергея Львовича Пушкина даёт семейная история прадеда поэта по материнской линии Абрама Петровича Ганнибала. Видимо, Пушкина настолько ужаснули «странности» его предков, что он счёл необходимым написать о них откровенно, сделав их достоянием гласности и своим авторитетом заставив общество обратить внимание на положение женщины. Вообще и в переписке, и в своих произведениях Пушкин постоянно показывал, что он на стороне свободной любви, хотя, вполне в духе своего времени, сватался к Наталье Гончаровой, заведомо зная, что она не любит его, и не очень-то рассчитывая на то, что полюбит. О том, к чему это привело, речь впереди; здесь же нас интересуют прежде всего предки поэта.

 

II

 

«В семейственной жизни прадед мой Ганнибал (Абрам Петрович Ганнибал. – В.К.), – писал Пушкин в «Начале автобиографии», – так же был несчастлив, как и прадед мой Пушкин. Первая жена его, красавица, родом гречанка, родила ему белую дочь. Он с нею развёлся и принудил её постричься в Тихвинском монастыре, а дочь её Поликсену оставил при себе, дал ей тщательное воспитание, богатое приданое, но никогда не пускал её себе на глаза». На самом деле девочку назвали Агриппиной, она родилась слабой и вскоре умерла. Однако же история развода Ганнибала с первой женой далеко не так проста, как это можно понять из слов «развёлся и принудил постричься».

Абрам Ганнибал женился на дочери капитана галерного флота Андрея Диопера, гречанке Евдокии Диопер против её желания, сговорившись с её отцом; она мужа не только не любила, но и питала к нему отвращение, «понеже арап, – говорила она, – и не нашей породы». Отцу девушки Ганнибал казался весьма выгодной партией, а Ганнибал смотрел на свою женитьбу с общепринятой тогда (да и позже) точки зрения, которую автор исследования о предках Пушкина В.О. Михневич сформулировал так: 
«Ему девица понравилась, а нравился ли он ей – стоило ли на это обращать внимание?» В преддверии ненавистной ей свадьбы Евдокия сошлась с любившим её флотским поручиком Кайсаровым, которого и она любила и за которого хотела выйти замуж. Рождение «белой дочери» произвело в обществе в Пярну, куда она с мужем переехала, настоящий шок.

Ганнибал запер жену в сарае, держал её там впроголодь, а время от времени забирал её в дом, где в одной из комнат устроил пыточную: ввернул в стену кольца, к которым привязывал жену в подвешенном состоянии, и избивал её батогами, плетьми и розгами (ответ на вопросы Сергея Львовича). «Он «бил и мучил несчастную смертельными побоями необычно», в тех видах, между прочим, чтобы принудить её показать на суде, будто она, действительно, «с кондуктором Шишковым хотела его, Ганнибала, отравить», ну, и – уж само собой разумеется – «блуд чинила». Если же она всего этого не покажет, то «грозил её, Евдокию, убить», – писал исследователь, цитируя поздние показания Евдокии Диопер.Это была уже чисто московская крючкотворная изысканность мести: заставить ненавистную жену самой, своими же руками, наложить мёртвую петлю себе и своему любовнику на шею, оговором перед судом в покушении на отравление, за что следовала, по тогдашнему закону, смертная казнь. И злосчастная, истерзанная пярнусская Дездемона, действительно, вначале наклепала на себя и на Шишкова, при допросах в канцелярии, всё, что только требовал от нея жестокий муж».

Ганнибал добивался развода через военный суд, который судить их не имел права – это была прерогатива синода; на время суда её заключили в тюрьму, где она ещё и голодала (осуждённые питались тем, что им приносили родные, или милостыней, государственного финансирования на содержание таких «преступниц» не было). Желая продлить её голодное существование, он затягивал решение суда, и только через пять лет, когда ему самому понадобилось оформить свои отношения со второй женой, добился быстрого решения дела. Он венчался с Христиной фон Шеберг, не дожидаясь, пока пярнусская «сентенция» будет утверждена петербургской высшей судебной властью; между тем Евдокия Диопер добилась, чтобы её перевели в Петербург, где она нашла помощь, подала в синод челобитную, в которой отказалась от своих показаний в военном суде по поводу покушения на жизнь мужа как вынужденных его угрозами, признав за собой только прелюбодеяние, и даже была выпущена на поруки.

Синод счёл развод недействительным, были наказаны и военное начальство, допустившее этот противозаконный процесс, и священник, венчавший Ганнибала со второй женой; Ганнибал был обвинён в двоежёнстве, и неизвестно, как бы повернулось дело, если бы Евдокия не затеяла на свободе новый роман, в результате которого родила девочку и тем самым подтвердила свою репутацию прелюбодеицы. Консистория присудила развести Ганнибала и Евдокию Диопер, она была подвергнута эпитимии и заключению в монастыре. На Ганнибала также была наложена эпитимия, и, кроме того, он был наказан денежным штрафом. Их бракоразводный процесс тянулся 21 год, окончательное решение по нему принимала Екатерина II.

Получив решение о разводе, Ганнибал смог, наконец, оформить второй брак и своё отцовство. «Вторая жена его, Христина фон Шеберх, – писал Пушкин, – … родила ему множество чёрных детей обоего пола… Шорн шорт, говорила она, делит мне шорн репят и даёт им шертовск имя…» Христина родила ему восемь детей – четырёх дочерей и четырёх сыновей, одним из которых и был Осип (Иосиф) Ганнибал, дед Пушкина.

 

III

 

В «Рассказах бабушки» Е.П. Яньковой, изданных в 1885 году и через 100 лет переизданных, есть пара абзацев, относящихся к Пушкину (ей доводилось видеть его в детстве) и к его происхождению. На это свидетельство часто ссылаются или о нём вспоминают, не подвергая сомнению его достоверность:

«Бабушка его со стороны матери (Надежды Осиповны Ганнибал) Марья Алексеевна, бывшая за Осипом Абрамовичем Ганнибалом, была дочь Алексея Фёдоровича Пушкина, женатого на Сарре Юрьевне Ржевской, и они между собой родством считались, оттого была и я с нею знакома, да, кроме того, видались мы ещё у Грибоедовых. Когда она выходила за Ганнибала, то считали этот брак для молодой девушки неравным, и кто-то сложил по этому случаю стишки:

 

Нашлась такая дура,

Что, не спросясь Амура,

Пошла за Визапура.

 

Но с этим Визапуром, как называли Осипа Абрамовича (потому что он был сын арапа и крестника Петра Великого – Абрама Петровича), она жила счастливо, и вот их-то дочь и вышла за Сергея Львовича Пушкина».

Между тем в этом месте – по меньшей мере 4 неточности, а адрес «стишков» едва ли не перепутан; это и немудрено: ведь рассказы записывались со слов бабушки чуть ли не через 100 лет после описываемых событий, а переиздавались – через 200. Поэтому, ни в чем её не упрекая, попробуем эти неточности исправить – в том числе и те, которые были повторены в комментариях к переизданию.

Во-первых, брак не был неравным и не мог считаться таковым, поскольку, хотя Ганнибал и не был знатен (в то время как дворянская родословная Пушкиных была 600-летней), имя сподвижника Петра I было, тем не менее, славным.

Во-вторых, Визапуром называли не Осипа Абрамовича Ганнибала, а выходца из Индии, князя Александра Порюс-Визапурского. Визапур был известным светским львом, был экстравагантен, и его поступки и поведение часто служили поводом для толков и сплетен, а некоторые привычки стали предметом подражания (например, причёска «а ля Визапур»). Это о нём строки в «Горе от ума»: «Тот черномазенький, на ножках журавлиных…»

В-третьих, «частушка» относилась не к бабушке поэта, а к купеческой дочери Надежде Сахаровой, которую в 1804 году выдали за Визапура. Попытку А.А. Лациса адресовать, вслед за Е.П. Яньковой, эти «стишки» бабушке Пушкина и Александру Визапурскому следует признать ошибочной, поскольку Марья Алексеевна Пушкина (1745–1818) вышла замуж за Осипа Ганнибала в 1772 году, когда Александру Визапуру по приводимым историками данным не было еще и 8 лет. Соответственно и поправка Лациса (он полагал, что в этих «стишках» следует читать не «Амура», а «Авгура» – то есть «не спросясь совета») неверна, поскольку «частушка» вполне соответствовала реальной жизненной ситуации: Надежда Сахарова вышла за Визапура не по любви – то есть «не спросясь Амура»), она была выдана за него отцом из-за его тщеславного желания породниться с княжеской семьей. Однако, учитывая обнаруженный Лацисом факт, что имение Визапуров находилось по соседству с имением Ганнибалов Суйдой, и что не один же оказался в тот момент в России 8-летний мальчик – у него мог быть старший брат или отец, – версии Лациса в этом пункте всё же окончательно отказано быть не может.

Что же касается утверждения Яньковой, что с Осипом Абрамовичем Ганнибалом Марья Алексеевна «жила счастливо», то, как мы увидим, оно тоже не соответствует действительности. Судя по всему, она вышла за Ганнибала тоже «не спросясь Амура»: ей было 27 лет, и, если бы не это замужество, ей грозило остаться в девках.

Осип Абрамович Ганнибал в своей семейной жизни повторил судьбу своего отца, вплоть до долгого бракоразводного процесса и двоежёнства. Марья Алексеевна, в свою очередь, родила Осипу Ганнибалу белую дочь, что стало для него неоспоримым доказательством и без того подозревавшейся её измены, а через год после рождения дочери она сбежала от него к родителям, попросив в письме только отдать ей дочь, без каких либо материальных претензий.

В 1938 году проф. П.И. Люблинский в «Литературном Архиве» АН СССР опубликовал обзор «Из семейного прошлого предков Пушкина», в котором привел не только письма и документы, но и консисторское дело по их бракоразводному процессу; эта публикация и привела Лациса к соответствующим выводам относительно происхождения и некоторых произведений Пушкина.

 

8 9 NO Pushkina

Н.О. Пушкина (Ганнибал). 
Художник Ксавье де Местр (1800-е гг.)

 

Уехав от мужа, 18 мая 1776 года Марья Алексеевна посылает ему «разводное письмо»:

«Государь мой Осип Абрамович!.. Уже я решилась более вам своей особою тягости не делать, а растатся на век и вас оставить от моих претензий во всем свободна... От вас и от наследников ваших ничего ни как требовать не буду, и с тем остаюсь с достойным для вас почтением, ваша, государь, покорная услужница, Марья Ганнибалова.

Во уверение сего и что оное письмо подписано рукою сестры моей родной подписуюсь, орденского кирасирского полку подполковник Михайла Пушкин».

И вот что пишет Ганнибал в своем ответном «разводном письме» от 29 мая:

«Письмо ваше от 18-го числа сего маия я получил, коим... требуете только, чтоб отдать вам дочь вашу Надежду... и на оное имею объявить, что я издавна уж... нелюбовь ко мне чувствительно предвидел и увеличившиеся ваши, в досаждение моё, и несносные для меня поступки и поныне от вас носил с крайним оскорблением; ...как себе от вас приемлю, так и вам оставляю от меня, свободу навеки; а дочь ваша Надежда припоручена от меня... управителю... для отдачи вам, которую и можете от него получить благопристойно, ...и затем желаю пользоваться вам златою волностию, а я в последния называюсь муж ваш Иосиф Ганнибал».

Этим дважды повторенным «дочь ваша» Ганнибал недвусмысленно заявлял: он знает, что к отцовству Надежды отношения не имеет.

 

Продолжение следует... 


Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий

     

Комментарии  

# Изергиль Старухин 18.02.2018 02:36
Все мстит и мстит автор Пушкину за одну-единственную строку: "Отмстить неразумным хазарам..."
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать