24/02/2018 Назад

Почему Ростехнадзор и компания «МОЭК» в канун президентских выборов решили «покошмарить» писателей и литредакции

Перед самым Днём защитника Отечества наша редакция неожиданно получила от одной из московских структур Ростехнадзора – Межрегионального технологического управления –  даже не заказное, а очень «ценное» письмо, в котором оказался протокол об административном нарушении, якобы совершённом нашей газетой.

Если верить протоколу, «Литературная Россия» совершила очень страшное преступление, не перекрыв в самый пик холодов вентили на каких-то трубах и не лишив сотрудников тепла. Как оказалось, какие-то безмозглые деятели из надзорных инстанций решили, что писатели в лютые морозы должны были самоограничить себя в потреблении теплоснабжения. Интересно, руководитель Ростехнадзора Алёшин или управляющий директор МОЭКа Башук в холода предпочитают моржевать или сидеть в тёплых кабинетах? И, кстати, как они поступают со своими сотрудниками: вымораживают их или обогревают теплом?

В отличие от Алёшина и Башука писатели не считают себя моржами. С какой стати они должны себя ограничивать в потреблении тепла? Они что, уже обязаны стать специалистами по теплооборудованию и лично перекрывать какие-то трубы? Вообще, знают ли в Ростехнадзоре, как устроена система теплоснабжения на Цветном бульваре? Ведь существующие сети подают тепло не только в редакцию «Литературной России», но и в журнал «Наш современник». Отключи один вентиль – сразу блокируется доступ тепла и в соседнее здание. Или же Ростехнадзор вместе с МОЭКом решили покарать сразу всё писательское сообщество?

Впрочем, МОЭК и без того весь этот сезон всё делает для того, чтобы московские литераторы превратились в ледышки. Уже на протяжении нескольких месяцев тепло в «Литературную Россию» и «Наш современник» поступает с огромными перебоями – когда один день в неделю, а когда и того меньше. В чём проблема, МОЭК писателям не объясняет. Обслуживающий район Цветного бульвара мастер из МОЭКа Чернышёв при встречах с литераторами, застенчиво отводя в сторону глазки, настойчиво советует редакциям литературных изданий купить какие-то дорогущие насосы и куда-то их самостоятельно врезать, чтобы только не замёрзнуть. При этом никаких гарантий, что в помещениях редакций установится нормальная температура, он, естественно, не даёт.

А ведь мы вроде бы живём в социальном государстве, которое периодически декларирует свою заботу о населении! Но что это за забота, если наделённые высокими полномочиями безмозглые сотрудники надзорных органов всеми правдами и неправдами в лютые морозы заставляют людей отключаться от систем отопления?

В общем, полученный от структур Ростехнадзора протокол писателей весьма озадачил. Литераторы задумались, когда и перед кем они провинились и за что на них теперь устроены гонения. Мы вспомнили, что сразу после празднования столетия Октябрьской революции – 9 ноября – в редакцию «Литературной России» неожиданно без какого-либо уведомления нарисовался некий представитель МОЭКа, который в грубой форме потребовал от главного редактора остановить сдачу в производство очередного номера газеты и отправиться с ним инспектировать все помещения для того, чтобы потом произвести отключение систем отопления. Как заявил тогда этот непрошенный ревизор, который, кстати, не предъявил редакции никаких предписаний или письменных планов-заданий на проведение каких-либо обследований или проверок, он, готовясь праздновать юбилей Октября, и так сорвал все установленные ему свыше какие-то «сроки», а потому потребовал от журналистов подписать акт задним числом, будто он навещал редакцию ещё в конце октября. Естественно, столь наглому и лживому представителю МОЭКа было указано на дверь. Редакция не позволила непрошенному визитёру остановить работу над очередным номером газеты. В ответ самостийный ревизор пообещал журналистам показать, грубо говоря, кузькину мать.

Об устроенной непрошенным гостем провокации мы тут же письменно проинформировали одного из руководителей филиала № 11 МОЭКа Дмитриевского. Однако напрасно мы надеялись на этого чиновника. Дмитриевский оказался не заинтересован в поиске справедливости. Он предпочёл закрыть глаза на этот вопиющий факт самоуправства и вмешательства сотрудников МОЭКа в редакционную политику. Во всяком случае подготовившая для него отписку старшая клиент-менеджер Татьяна Жукова эту провокацию с участием представителя МОЭКа проигнорировала. Видимо, она была полностью солидарна с хамством своего коллеги. Кстати, не случайно в те же дни Жукова закрыла глаза и на другие вызывающие поступки МОЭКа: она совершенно спокойно отнеслась к тому, что сотрудники бухгалтерии филиала № 11 МОЭКа письменно обматерили нашу редакцию. Видимо, это стало фирменным стилем МОЭКа.

Кстати, самозванный ревизор из МОЭКа исполнил своё обещание показать редакции кузькину мать. Последствием его непрошенного визита к писателям стал присланный Ростехнадзором протокол о якобы совершённом нами административном правонарушении. Но тут изумляет ещё и такое обстоятельство: Ростехнадзор составил этот протокол не сразу после случившегося инцидента, а спустя четыре месяца. Неслыханная оперативность! Это, видимо, было сделано для того, чтобы редакция газеты потом не смогла доказать свою невиновность.

Получив сей странный протокол, объявленный Ростехнадзором ценнейшим письмом, мы немедленно связались с автором этого возмутительного документа – госинспектором отдела по надзору за системами теплоснабжения и гидротехническими сооружениями Межрегионального технологического управления Ростехнадзора г-жой Ириной Гладких. Мы ожидали получить какие-либо разъяснения. Но нам ответили, что поздно пить боржоми, надо ждать повестку в суд. Вопрос, в какой именно суд? И кто в Ростехнадзоре конкретно направлял эти документы в суд? Но тут ответов у госинспектора не нашлось. По её словам, нас, нерадивых, очень много, она всех упомнить не в состоянии, все бумаги уже сданы в архив и копаться, что-либо уточнять она не намерена. Позиция госинспектора такая: надо ждать суда, потом убеждать суд в своей невиновности, а если этого не удастся – заплатить штраф в двести тысяч рублей, который, по мнению представителя надзорного органа, весьма незначителен и под силу любому писателю. Подобные заявления свидетельствуют о том, что госинспектор явно сидит не на своём месте.

Кстати, мы задали госинспектору и такие вопросы: почему она безоговорочно поддержала сторону МОЭКа, не выслушав аргументы писателей? И, самое главное, почему не выехала в редакцию, чтобы на месте разобраться с вопросами отопления? Не допускала ли госинспектор мысль, что просто кто-то из сотрудников МОЭКа её руками решил писателям за что-то отомстить?

А мстить МОЭКу нам есть за что. Пару лет назад МОЭК в лице своего мастера Чернышёва настойчиво требовал с писателей переложить в районе Цветного бульвара тридцать метров труб, которые в этом ведомстве считались неучтёнными. Писатели никак не могли понять, почему эти традцать метров МОЭК хотел повесить на редакцию газеты «Литературная Россия». В ситуацию тогда вынужден был вмешаться Полномочный представитель Президента РФ по Центральному федеральному округу. Только после этого перед самыми холодами Чернышёв выписал бригаду мастеров и, перекопав какой-то участок на улице, выявил, где происходила утечка тепла. Но если б тогда писатели смолчали и не обратились бы в Администрацию Президента, то все эти работы им пришлось бы выполнять из своих личных карманов. Такое впечатление, что МОЭК уже несколько лет пытается все свои упущения решать за счёт нищих зарплат литераторов. Годами неразбериха царит и в бухгалтерии этого ведомства. Одни бухгалтеры посылают документы потребителям, что у них отсутствует какая-либо задолженность, а другие бухгалтера тем же потребителям напоминают о мифической астрономической задолженности, и понять, где истина, практически невозможно. Когда же начинаешь сам разбираться в причинах этого бардака, то слышишь от старшего клиент-менеджера МОЭКа Жуковой и её непосредственных начальниц, что, видите ли, у них бухгалтера очень молодые и неопытные и надо на это делать скидку. А недавно Жукова и вовсе, недоумевая на наши претензии, заявила, что мы, когда о чём-то говорим, видимо, исходим из Гражданского кодекса и других существующих законов Российской Федерации, а бухгалтеры оперируют какими-то своими понятиями. Интересно, с каких это пор бухгалтерские понятия расходятся с действующим законодательством? Понятно, что за весь этот бардак должны отвечать не только Жукова или Дмитриевский. В первую очередь за это должны нести ответственность первые руководители МОЭКа Башук и Андреева. Но эти два деятеля почему-то игнорируют все письменные обращения писателей и продолжают попустительствовать беззаконию в своей системе. И как на всё это отреагировала госинспектор, представляющая Ростехнадзор? Она подтвердила, что во всём верит лишь МОЭКу, выехать же непосредственно на объект, то есть в нашу редакцию, она, как выяснилось, не имела права, потому что для этого необходимо было получить согласие прокуратуры. Но обращаться за такой санкцией в прокуратуру Ростехнадзор побоялся, понимая, что для этого не было веских оснований. Госинспектору оказалось легче составить некий протокол, который, по нашему мнению, носит фиктивный характер.

Мы поинтересовались у госинспектора, кому она непосредственно в своей инспекции подчиняется и кто в её ведомстве может отменить составленные ею неправомерные протоколы. Ответ был очень категоричен: якобы её действия может отменить только суд. То есть человек считает себя пупом земли и может продолжать безнаказанно кошмарить всех писателей. Она, видимо, полагает, что государство дало ей право морозить литераторов. Хотя не исключена и другая версия: может, просто эта госинспектор действует в сговоре с мстителями из МОЭКа, полагая, что никакой управы на них всё равно нет?

Что в остатке. После общения с представителями Ростехнадзора и МОЭКа складывается впечатление, что кому-то сейчас очень выгодно использовать органы надзора для того, чтобы озлобить творческую интеллигенцию и всячески настроить её против действующей власти: мол, смотрите, какая у нас бессердечная власть – она не просто готова заморозить писателей, но и за это удовольствие ещё и сорвать с них двести тысяч рублей. И неужели власть всё это стерпит, не проведёт своё расследование и не вышвырнет на улицу безмозглых провокаторов?

Комментарии

Для комментирования данной статьи Вы можете авторизироваться при помощи социальных кнопок, а также указать свои данные или просто оставить анонимный комментарий