БУРНАЯ ТИШИНА ЮРИЯ БОНДАРЕВА

К 95-летию писателя

13.03.2019, 18:26

Батальоны просили огня, ибо форсировать Днепр, создавая плацдарм в районе деревни Новомихайловка, было делом тяжёлым, как свинец, ибо последующее развитие наступления дивизии, согласно плану, оказывалось под вопросом, и всё могло пойти иначе, чем намечалось; ибо ритмы прозы Бондарева сочетают в себе поэзию жизни и траур войны, траур, превращающийся в повседневную работу. Работу без иллюзий, но поддержанную руками надежды – они очень ощущались в недрах пламени-войны: мы не просто победим, мы выживем.

Иверзев, командир дивизии, поднимающий в конце повести солдат с автоматом в руке, сквозь очевидную данность советского человека точно просвечен световой мощью всех когда-либо живших и воевавших героев.

Наждачная правда лейтенантской прозы не допускала никаких срывов в фантазию или фантасмагорий – только реализм, чьи рамки раздвигались до предела фактом отбушевавшей войны, способен передать былое, только благодаря его правилам и канонам оно может сохраниться в весьма зыбкой весьма, если не вообще условной, памяти человечества.

С зыбкостью оной мы сталкиваемся в наши дни, когда и различные структуры, и отдельные – якобы дерзкие мыслью – люди предлагают альтернативные варианты отдельных линий Второй мировой.

Проза Бондарева шла от той правды, что, казалось, сама выстраивает художественность: выразительность каждого абзаца, всякой реплики прямой речи, ёмкости любой страницы: но, оставшись верным военной тематике на всю жизнь, писатель чувствовал, как ему тесновато становится в ней: жизнь шла, требовала забирать гуще и шире, изображая себя.

И появлялись книги Бондарева «Берег», «Выбор», «Игра» – романы, звучавшие полифонично, многие формулы которых служили метафизическому осмыслению действительности: такой усложняющейся, густеющей в многочисленных деталях; инакой делалась фраза Бондарева: не теряя в крепости, она точно добирала в лиричности; он предлагал своеобразную оптику восприятия яви: иногда с отблесками военных зарев, иногда в контексте внутренней тишины.

«Тишина» именовался один из ранних романов писателя; а жизнь его, казалось бы, была далека от оной – жизнь интенсивно долгая, поднявшая прозаика на изрядные высоты; тем не менее, именно тишина определяет одинокое писательское дело: то, какому так успешно и длительно служит Юрий Бондарев.

Автор новости: Александр БАЛТИН

2 комментария на «“БУРНАЯ ТИШИНА ЮРИЯ БОНДАРЕВА”»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *