ГОД ТЕАТРА – ПРАЗДНИК ИЛИ БЕДСТВИЕ?

06.08.2019, 14:34

Уважаемые коллеги!

Авторы статьи, которая предлагается вниманию «ЛР», надеются на Вашу помощь и поддержку. «Год театра» превратился в крупномасштабную авантюру, в кампанию по реализации самых «смелых» планов министра культуры и Минкультуры по устранению «неудобных» театров, неугодных режиссёров и театральных директоров.

Мы, авторы статьи, наши коллеги по редакции журнала «Сцена», коллеги-работники ГЦТМ им А.А. Бахрушина, просим Вас опубликовать данную статью.

Наши коллеги, связанные работой, душой и жизнью с театром, к сожалению, не видят выхода из ситуации, сложившейся в театральном пространстве России, поэтому, в основном, молчат. Кто-то напуган, кто-то растерян, кто-то изверился во всём и вся…

Но есть и те, кто готов спокойно, без эмоций и пафоса делать свое дело. Отстаивать свою профессиональную позицию. Нам очень важны отклики профессионального сообщества на нашу статью, важна поддержка зрителей (читателей) и участников процесса.

 

С уважением,
Елизавета Юдина,
редактор раздела «Завпост»
СТД РФ (ВТО), журнал «Сцена»

 


 

Всё, о чём будет написано, случилось в Год театра.

Здесь выразительно смотрелась бы цифра, отпущенная на празднование, но её в свободном доступе нет. Равно как и нет затрат на передвижения, т.е. командировки министра культуры и его представительной компании от Ярославля по городам театрального марафона. Но есть другие цифры на сайте Министерства культуры РФ: на реализацию нацпроекта «Культура» выделено 113,5 млрд. руб.!

Однако в Год театра не прозвучало ни одного слова по поводу бедственного положения провинциальных театров в части реконструкции театральных зданий, ремонта, замены устаревшего оборудования, механики сцены.

Вопрос даже не обсуждался в Министерстве, что уж говорить о низких зарплатах актёров и работников театров. Между тем, в среднем провинциальном театре зарплата молодого актёра – 11 000 рублей – новоназначенный прожиточный минимум. К сведению: столько же получает клининг-менеджер (по старинке – уборщица), с той разницей, что уборщица за каждый дополнительный метр убираемой площади получает дополнительные деньги, а актёры не получают за переработки, так как у них ненормированный рабочий день.

В докладах министра и министерства на различных уровнях, в том числе Президенту, постоянно приводятся цифры возросшей посещаемости театров и прочих учреждений культуры, подведомственных министерству: « …цель национального проекта — увеличение числа граждан, принимающих участие в культурной жизни страны. За прошлый год зафиксировано свыше 770 млн. посещений учреждений культуры всех видов (от столичных театров до сельской библиотеки).»

Что это, как не «средняя температура по больнице»?

Однако посмотрим на театральную жизнь не через призму формуляра. Известно, что получили театры, столичные и в провинции, какие подношения были сделаны. Далее в хронологии событий:

 

  • 26 марта накануне Дня театра помещение театра ФЭСТ в подмосковном городе Мытищи оцепили сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД. В бухгалтерии и гримёрных помещениях был проведён обыск: у сотрудников театра досматривались личные вещи, изымались телефоны. Директора театра Игоря Соколова (на момент обыска уже уволенного) увезли на допрос без предъявления документов, позволяющих совершить подобные процессуальные действия. Директор театра, который с момента организации театра работал в контакте с художественным руководителем, не хотел отдавать здание под увеселительные мероприятия, чем и превысил должностные полномочия, за что администрация города, разумеется,не превышая свои полномочия, сократила размеры бюджетной субсидии театру на 12 миллионов рублей (без объяснений и юридических оснований). Процесс разрушения театра как творческой единицы остановился только после видеообращения труппы к Президенту.

 

  • Драматический театр имени А.П. Чехова (г. Серов, Екатеринбургская область) был одним из лучших театров малых городов, участвовал в престижных российских фестивалях, но ютился в бывшем ДК металлургов, в условиях, не соответствующих требованиям акустики, механики сцены и пр. Администрация города обещала выделить театру отдельное здание, но ограничилась ремонтом,в результате которого испортили даже то, что было. Коллектив театра обратился к министру культуры с просьбой о помощи, но письмо вернулось в Серов, и в нём увидели «нарушение субординации». Театр покинули: директор, главный режиссёр, главный художник и ведущие актёры труппы. По существу Серовская драма обезглавлена.

 

  • Аналогичная ситуация (обострившаяся в апреле текущего года) в Новошахтинском драматическом театре, который существует только за счёт финансовой помощи программы «Театры малых городов России». Создатель театра, директор и художественный руководитель Светлана Сопова пыталась обратить внимание Министерства на бедственное финансовое положение театра, но это ни к чему не привело.

 

  • 18 апреля «театрального года» правоохранители нагрянули в Большой театр кукол Санкт-Петербурга. По анонимному заявлению о факте коррупции против директора, работающего с 2006 года, возбудили уголовное дело. Сценарий узнаваемый, вместо доказательств – версии.В защиту высказались Санкт-Петербургское и Московское отделения Союза театральных деятелей, «Петербургский театральный журнал», ряд театров Москвы и Санкт-Петербурга – Театр им. Ленсовета, Кукольный театр Сказки, Театр комедии им. Акимова, театр «Тень», многие театральные критики и театроведы.

 

  • 29 апреля 2019 года закончился контракт директора ГАЦТК им. Образцова Ирины Корчевниковой. Несмотря на успехи театра (в том числе и в экономической деятельности), Министерство культуры контракт с директором не продлило, представив театральному коллективу нового директора – Владимира Бакулева – бывшего чемпиона по теннису. Вина экс-директора в глазах учредителя в том, что с территории театра (по суду, с соблюдением всех процессуальных норм) были убраны арендаторы, контекстно не соответствующие учреждению культуры – рестораны и торговые точки.
    Попытки внедрить чемпиона в культуру уже предпринимались, но были неудачны (один сезон – директор театра «Современник»). На помощь в образцовский театр учредителем был назначен режиссёр и бизнесмен, советник министра культуры Юрий Шерлинг. Ему не понравилась известная всему миру эмблема театра – рука с шариком; он требовал убрать часы с фасада, списать рояль Сергея Образцова из его мемориального кабинета; унижал работников театра: «Ты! Смотри очки в очки!». Десять сотрудников уволились, и на 23-й день, после уличного митинга артистов с куклами, контракт с ним был расторгнут. Назначенцам министра, как правило, свойственна безапелляционность, грубость в отношениях с людьми – таков стиль нынешнего министерства культуры.

 

  • С февраля по конец апреля 2019 г. театральную общественность лихорадило… Несостоявшееся слияние Александринки и Волковского театра было действительно подано как проект года. Министр лично оповестил о нём театральный люд. По укоренившейся при Мединском привычке проект без обсуждения в творческих кругах, без консультаций даже с Союзом театральных деятелей и губернатором Ярославской области был принят, и дело в шляпе. Но начались протесты. Шляпа, как в цирке, летала под самым куполом, угрожая задеть патриотические высоты национального сознания. Историки и театроведы, артисты и журналисты, зрители и эксперты поднялись на защиту народного артиста 18 века Фёдора Волкова, он и подумать не мог, что спустя почти три столетия в его театре поднимется такая буря. Через несколько дней Минкульт аннулировал своё решение. Хорошо, что в России живём, знаем: нет худа без добра. Ярославскому драматическому театру имени Фёдора Волкова обещали увеличить бюджет. Это кульминация, но не финал, трагикомедия продолжалась, прояснилось, что в основе всего конфликт худрука одного из лучших режиссёров страны Евгения Марчелли с директором, который стремился повернуть театр в сторону развлекательности и успех признавал только кассовый. В результате уволен директор, режиссёру объявлен выговор, после чего получено заявление о его собственном желании покинуть театр, и вслед уходят лучшие артисты. Стоит ли говорить о художественных пристрастиях, творческом партнёрстве, ведь именно он, министр Мединский, вознёс коммерцию над творчеством. Что ему международные фестивали и конкурсы, престижные награды театра, в том числе четыре «Золотые маски» и премия Станиславского «За вклад в развитие сценического искусства и театрального дела в России». Успех Волковского театра зависит не от таланта художественного руководителя, а от того, как относится к этому руководителю министр культуры. Поэтому, не называя имени, министр публично заявляет, что «хорошая кандидатура найдена и согласована». Правда, ещё только объявлен конкурс концепций (а не заказаны ли концепции и для других театров, тоже ведь ноу-хау.) Разнообразие допустимо, следует только помнить: прибыль – главный критерий оценки работы театров, музеев, всех объектов культуры.
    Заслуга министра культуры – и не иначе! – что именно в Год театра в правительстве пришли к мысли, что театров многовато и надо бы сократить необоснованные расходы.

 

  • И это не всё, кроме театров есть ещё Театральный музей. И это наш особый сюжет, поскольку авторы в разное время сотрудничали с музеем и не понаслышке знают, какое значение для настоящего и будущего отечественного театра имеет научная и просветительская деятельность театрального музея.
    История с Государственным центральным театральным музеем имени А.А.Бахрушина, имеющим статус достояния республики, – вопиющий пример некомпетентного по существу, безобразного по форме прямого министерского руководства.
    12 лет музеем руководит Дмитрий Родионов, авторитет его в театральной среде основателен. Скромный интеллигентный человек, не карьерист, целиком погружен в заботы о музее. Если бы сам Бахрушин Алексей Александрович в наше время выбирал себе преемника, он бы наверняка выбрал Родионова. Театральному сообществу хорошо известно, что своей невероятной работоспособностью, успехами в научной и просветительской деятельности музея, изучении архивов, пополнении коллекции, уникальных изданий, концептуальных выставок, успешной реставрацией Главного здания, Домов-музеев М.С. Щепкина и А.Н. Островского, создании новых филиалов (Музей-Мастерская Давида Боровского, первый в России музей сценографа; Музей-квартира Валентина Плучека, Музей-студия Радиотеатра, театральный музей в Зарайске на родине Бахрушиных, представительство в Ульяновске Дом-ательеЛивчака, готовится представительство в Хакасии), создании сети Бахрушинских кружков в школах России – всей этой многолетней и многотрудной деятельностью Родионов изменил лицо и место театрального музея в культурном пространстве России. О необходимости внимания к провинции красиво говорят многие, но единственное место, где представители театров больших и малых городов чувствуют себя на равных со столичными театрами-академиками, это территория Бахрушинского музея. Кто сегодня изучает и отбирает для истории художественные документы на всей территории России? Этим занимается только ГЦТМ им. А.А Бахрушина.
    Ко всему этому можно добавить, что Д.В.Родионов – кандидат искусствоведческих наук, лауреат Премии Станиславского и многих статусных украшений, но мы приведём письмо, полученное Н.И. совсем недавно от Натальи Павловой из Департамента образования города Зарайска, сопровождавшей школьников-бахрушинцев в их поездке в Москву.

 

Наталья Павлова (pavlovanatali1706@mail.ru) 5 июля 2019, 19:01:

«…Знали бы Вы, сколько впечатлений оставила у ребят встреча с Д. В. Родионовым! Он принимал нас в красивом историческом зале, за большим овальным столом, был, как всегда, очень радушным, искренне заинтересованным, внимательным. Юношей, которым не хватило места за столом, он усадил в высокие старинные кресла, которые стоят там же, как мне показалось, в качестве музейных экспонатов и вряд ли используются для служебно-бытовых целей.
«Всем должно быть комфортно и удобно, — сказал Дмитрий Викторович. — Садитесь смело.»
Наш разговор продолжался около часа, и мы не увидели ни спешки, ни торопливости. Какие верные и нужные мысли высказал Дмитрий Викторович! Они не звучали, как назидание, это был очень уместный рассказ о музее, о театре, о сотрудничестве, о Бахрушинских кружках, размышления о современных молодёжных увлечениях, течениях, о собственном поиске и опыте. В какой-то момент даже промелькнула мысль, что именно так общался с молодёжью Дмитрий Сергеевич Лихачёв, мудро, открыто, правильно. Высказывания Д. В. Родионова по стилю и манере были похожи на статьи из книги Д. С. Лихачёва для юношества «Заветное». Для наших мальчишек и девчонок это была первая (да-да, именно первая) встреча с настоящим русским интеллигентом!»

 

Что же заслужил этот человек и его музей от министра культуры в Год театра?

«Подарок» в виде креативного менеджера! Личность известная читателям интернетаКристина Трубинова, молодая, громкоголосая, чтобы не сказать более точно, с опытом работы секретарём Мединского и кратковременной деятельности в музее на Поклонной горе (Музей Победы). В своей трудовой биографии она не была связана с музейной, исторической или архивной работой, о театральном искусстве и говорить не приходится. Музей должен развлекать и приносить прибыль – все её инициативы в Музее Победы были направлены на это. Последствия её коммерческих инноваций по созданию торговых точек и технических усовершенствований, которые не функционируют, ещё до конца не расследованы. Сотрудники музея рассказали в интернете, что в административном здании Турбинова открыла ресторан под неофициальным названием «Блокадный Ленинград», окна которого были оклеены картинами блокадного Ленинграда… Как реагировал на это историк и министр культуры Мединский, в точности не известно, по факту он забрал её из Музея Победы и определил на такую же должность в музей театральный.

Говорят, среди менеджеров бывают театралы-любители и даже выпускники продюсерского факультета ГИТИСА, на котором Родионов преподаёт, но это не тот случай. Сама должность – зам. генерального директора с правом подписи – была скоропостижно внесена министром в штатное расписание музея, а вслед за этим был переписан бессрочный договор директора. Появилась хозяйка (так она сама себя называет: «я здесь хозяйка!») не одна, а с прислугой, назовём Васю референтом. (Узнать, как в действительности называется его должность, каковы обязанности и какова зарплата, не удалось, потому что в бюджетном учреждении – ГЦТМ – уже порядки тайной полиции.) Заметим лишь, что многие годы сотрудницы канцелярии помогали и директору, и всем его заместителям.

Начавшиеся в марте этого года преобразования привели к тому, что более 40 человек написали заявления об уходе и уже покинули музей: нет отдела кадров (непокорные отказались увольнять сотрудницу в декрете), нет планового отдела (не нашли общий язык с хозяйкой), нет руководителей отдела комплектования и редакционного, нет многих музейщиков, любящих Дом Бахрушина, оставила свою должность и зам. директора по развитию, архитектор и реставратор Ирина Смирнова. Новым сотрудникам, «своим», хозяйка назначает высокие зарплаты, так что они «съели» доплаты остальным, кто-то остался без премий за выполненную работу, кто-то вовсе без обычных компенсационных по среднему заработку и даже без выплат за выслугу, положенных законом. Надо полагать, комиссии министерства легко обнаружить эти финансовые нововведения и вольности со штатным расписанием.

Творческая активность хозяйки выразилась в том, что она открыла ворота, вход в усадьбу со стороны Садового кольца. Её предостерегали: маргинальный район, вокзал…, но она в советах не нуждается. Теперь с Бахрушинской улицы военизированная охрана, народным артистам вход и въезд по специальному пропуску, а с противоположной стороны для прохожих – открыто… А ещё без учёта стиля и облика, характера пространства появились ларёчки-будочки для пирожков и столы на раскрашенных бочках… Какая в сущности разница для коммерции: привокзальный садик или мемориальная усадьба!

Пять месяцев хозяйничает Трубинова в театральном музее, пять месяцев не срок, но разрушения очевидны, музей стремительно теряет лицо, программу и назначение; теряет кадры. Непрофессионализм, торжествующий над здравым смыслом, стиль общения и язык, каких за столетие существования не слышала усадьба – и это накануне 125-летия со дня рождения Алексея Александровича Бахрушина, почётного гражданина Москвы, просветителя и благотворителя. Можно представить, какое будущее ждёт Театральный центр «У Бахрушина», если за него возьмётся хозяйка с размахом и вкусом к торгово-развлекательным центрам. А сотрудники музея в недоумении и растерянности от того, что Д.В.Родионов капитулировал перед злом.

 

Всё это происходит не случайно, это установка на коммерциализацию культуры, ноу-хау министра Мединского. Люди думают, что на казну работают другие отрасли – металлургия, машиностроение, нефть, газ…, а министерства культуры, образования, здравоохранения должны разумно тратить бюджетные деньги. Государство нуждается в просвещённом народе, но миссия просветительства не по душе и не по силам нынешнему министру культуры.

 

  • Один за другим ликвидируются актёрские факультеты в институтах и училищах страны. Выездные сессии столичных педагогов не решат проблему подготовки кадров, это выяснится, конечно, а пока провинцию лишили самостоятельности. На самом деле думать надо о театральных студиях. Театральная педагогика и Театры-студии связаны, они нуждаются друг в друге, рассматривать их следует как в плане образования, так и экспериментального творчества.

 

  • Примечательно и то, что в Год театра немногочисленным театральным изданиям Москвы и Петербурга не объявили даже о намерениях их финансировать (хотя суммы смехотворные). И только в мае выяснилось, что Минкульт сбросил с себя эту заботу, передав её Российскому фонду культуры, который пока изучает вопрос…

 

А как много могло быть сделано полезного в Год театра! И нужна для этого самая малость: министр культуры должен любить искусство, в том числе театр, по случаю интересоваться историей театрального искусства и с уважением относиться к художественным авторитетам, к профессии и к личности как таковой. Должность – не профессия, но министр культуры так не считает.

Однажды Владимир Мединский чистосердечно признался: «На замечания руководства я реагирую всегда правильно». Так, может быть, попросим всем миром Председателя правительства и Президента обратить внимание на репутационные потери действующей власти и освободить культуру от гнёта некомпетентности.

 

P.S. Поучительный исторический пример.

Когда в 1945 году Япония капитулировала в качестве последнего союзника фашистской Германии, в стране возник ментальный кризис (так много лет спустя назвали этот процесс историки и социологи): процент самоубийств в обществе вырос до тридцати по сравнению со статистикой предвоенной и военных лет, эмиграция выросла на пятнадцать процентов, это при известной консервативности японцев. Милитаристская пропаганда полностью вытеснила «из обихода» ценности гуманитарного общества.
Новый премьер Японии в 1946 году собрал «ареопаг 15» – известных в стране деятелей культуры, куда входил и Акиро Куросава. Единственный вопрос звучал приблизительно так: «Как создать новую Японию – сильную экономически и ментально?» Совет попросил три дня на обсуждение. Вердикт был таким:

«Открывайте студии каллиграфии и художественные студии, возрождайте традиционные театры, создавайте новые, используя систему Станиславского, вводите в школах расширенный курс музыки, изобразительного искусства, изучения театра и кино. Отдельным пунктом – изучение поэзии, японской и мировой литературы, философии и мировой истории культуры. Только в этом случае страна восстанет из пепла».

Премьер внял совету. А на рубеже 70-80-х годов XX века мировая пресса, финансовые и политические круги заговорили о японском экономическом чуде. Союз образования и культуры, поставленный на уровень правящей общественной идеи, дал результаты – японское общество возродилось из небытия послевоенной капитуляции.

 

Нинель ИСМАИЛОВА,
Елизавета ЮДИНА

 


Данные об авторах статьи:

Нинель Исмаиловаобразование –ВГИК, аспирантура Института истории искусств, работала в «Известиях» обозревателем по культуре, главным редактором газеты «Искусство»; автор документальных фильмов и телевизионных циклов; статей в газетах, журналах и различных сборниках; книги – «Евгений Леонов», «Этюды об искусстве»; в 2011-2017 гг. работала в ГЦТМ им.Бахрушина.

Елизавета Юдина образование – КГПУ (Курский пед.университет, кандидат пед.наук), второе в\о – ВГУ, факультет журналистики (журналистика и PR), «КП-Воронеж» –спец.корр., теле-журналист (региональное телевидение Воронеж), автор спец.проектов по тематике: культурная политика, культура, театр, с 2015 г. –редактор раздела «Завпост» СТД РФ (ВТО), журнал «Сцена».

9 комментариев на «“ГОД ТЕАТРА – ПРАЗДНИК ИЛИ БЕДСТВИЕ?”»

  1. Кстати, про театр. Правда или нет, что гражданку Марину Зудину. супругу покойного Табакова, выжимают, наконец, из МХАТа? Говорю это потому, что у меня есть в том театре знакомые- и все они отзываются о этой «примадонне» одинаково НЕГАТИВНО. Если проще, то достала она всех своими непомерными амбициями. И вот теперь наступает закономерная расплата.

  2. Положение и финансирование провинциальных театров — это слезы. Добавить нечего. Факты, приведенные в публикации, убийственные. Что касается Зудиной, то это не главная забота российского театра. В МХТ она занята в спектаклях, и в сентябре участвует 4, 9, 13, 20-го. А уж, что там говорят артисты и сотрудники театра, да еще в передаче и интерпретации журналистов, — это мало интересно. Она — микроскопическая проблема российского театра на фон действительно крупных трудностей..

  3. ну власть сказала же учителям — хотите денег, идите в бизнес! то же самое подразумевалось и для прочих тетатров-музеев-библиотек. или вы не поняли?

  4. Плохо, что рушатся театры и традиции, но надо бы вопрос ставить иначе. Трудно представить человека, который бы со школьной скамьи мечтал стать клининг-менеджером, по-нашему, уборщицей. А вот насчет актерства мечтают. И прут, очертя голову, в институты и университеты (смешно — актерские институты и университеты). А когда получают диплом и устраиваются в театр — недовольны, за то, что занимаются делом, к которому стремились много лет, платят мало. То ли дело уборщица — ей-то за что платить? Веником и тряпкой туда-сюда, ничего трудного, а такие же деньги получает. Молодому актеру платят за то, что он не первач, только с пустой тарелкой выходит из-за кулис и говорит «кушать подано». Вырвется в первачи, всех подсидит, оболжет, связями обзаведется, будет получать ставку выше, да надбавки за звания. А уборщица, как ни подсиживай, как ни рвись в первачи, только еще квадратные метры добавят для уборки, и совсем не факт, что будут за них доплачивать — это у автора статьи от некомпетентности такие мысли. С тряпкой и веником в руках иначе бы размышлялось.

  5. Правильно Мединский делает, что сокращает всю эту шантрапу. Присосалась она к бюджету — и сосет, сосет кровь народную…
    Оторвать — и раздавить!
    Браво, Мединский!

  6. Потомок, ты зачем украл чужую маску?
    Своей фантазии маловато или твой словарный запас на нуле?
    Или родственник Мединского?

  7. Потомку. Медвежью услугу оказываете Мединскому. Который заработал за 2018 год 41 миллион 909 тыс руб.,
    или примерно 300 (триста) МРОТ — 11. 5 тыс руб в месяц -госрасценка для рядового труженика.
    Смотрите об этом «Некультурная арифметика», Лит РОссия, № 21, 2019.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *