Материалы по номерам

Результаты поиска:

Запрос: год - 2014, номер - 8

Где справедливость?

№ 2014/8, 23.02.2015
Уважаемая редакция! Возмущает полное отсутствие принципа справедливости в российском обществе и спорте. Очевидно, мы народ, который полностью утратил это чувство.

В плену – да! Но чего?

№ 2014/8, 23.02.2015
Читал статью леоноведа Виктора Хрулёва «В плену редакторских амбиций» («ЛР», 2014, № 7) и думал: «Любопытно читать, как создаются мифы и легенды далёкие от правды

Всё решали случайные люди

№ 2014/8, 23.02.2015
Практически сразу после выхода в 1962 году ноябрьской книжки «Нового мира» с повестью «Один день Ивана Денисовича» Александра Солженицина позвали в Союз писателей.

МОРЕ ВОЛНУЕТСЯ — 2

№ 2014/8, 23.02.2015
Давно уже ничего не было слышно о нигилистах. Да и откуда бы? С полтора столетия шли у нас рядами все приличные люди

Кого жалеть – автора или читателя?

№ 2014/8, 23.02.2015
Доброжелательный автор расписывает, как инженер Блинов приехал в Ростов Великий «с прибором для обнаружения пустот в подземных и внутристенных помещениях»

А был ли мальчик?

№ 2014/8, 23.02.2015
Вопрос, заданный Романом Сенчиным: «Куда подевались критики?» («ЛР» № 4) – риторический. Они никуда не подевались. У нас их просто не было

О роли критики

№ 2014/8, 23.02.2015
В январе 2014 года в «Литературной России» вышла статья писателя Романа Сенчина, в которой подчёркивалась та важная роль, которую вроде бы должна выполнять литературная критика

Смена идёт, вакансии заполняются

№ 2014/8, 23.02.2015
Хоронить литературную критику – занятие привычное и вечное, эдакий фон жизни сообщества в любые эпохи. Другое дело, что сегодня

Одинокий белый парус Евы Датновой

№ 2014/8, 23.02.2015
В Центральном доме литераторов прошла презентация книги прозы пропавшей без вестиболее десяти лет назад писательницы Евы Датновой «Земляной вал».

Человек — скрепа

№ 2014/8, 23.02.2015
Недавно, во время поездки на родину, в Мурманскую область в мои руки попала книга «Живой костёр Виталия Маслова», выпущенная в конце прошлого года.

Версии

№ 2014/8, 23.02.2015
Владислав Пасечник создал священный сакральный текст. Можно только догадываться – каких усилий стоила автору эта работа. Наверно, качество написанного

Живое дыхание

№ 2014/8, 23.02.2015
Творческая сила поэта питается особого рода восторгом, не имеющим ничего общего ни с радостью, ни с печалью. Это состояние той максимальной душевной открытости

Три медных целковых

№ 2014/8, 23.02.2015
Как-то мне в руки попалась замечательная книга «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря», написанная архимандритом Серафимом (Чичаговым).

Трагедия проекций

№ 2014/8, 23.02.2015
Знаменитый психолог Лев Выготский в своём труде о трагедии «Гамлет» заметил, что в этом произведении все события и персонажи выступают как тени, отражения, проекции

ДОЛЖНЫ ЛИ ЖУРНАЛИСТЫ ЗАЩИЩАТЬ ОТЕЧЕСТВО?

№ 2014/8, 23.02.2015
 

В преддверии Дня защитника Отечества (кстати, специфическое отечественное изобретение) я не раз задавался вопросом, как можно оправдать то, что меня, не служившего в армии, поздравляют в этот день, дарят подарки? Привлечь внимание к профессиональным солдатам и военным морякам, лётчикам, стоящим на страже границ нашего государства, дело неплохое, вспомнить и поблагодарить всех, кто жертвовал и жертвует собой ради нашей геополитической и физической безопасности, просто необходимо. Но опираться исключительно на формальную причастность к профессиональной сфере или, тем более, на исключительно гендерную принадлежность чествуемых людей, как-то нелепо. И мне всегда казалось, что защита Отечества возможна и необходима не только в милитаристкой области, но, по сути, во всех сферах жизни, где Отечеству есть угроза (я уже писал как-то применительно к сфере искусства, что каждый осознающий человек здесь является пограничником). И тогда к 23 февраля что-то в тебе встряхивается, пробуждается, и ты стараешься быть получше и поответственнее в отношении того национального, родового целого, к которому принадлежишь, и ради защиты которого должен что-то делать.

Сейчас в связи с Олимпиадой, что ни говори, возникает ощущение обострения «холодной войны», информационного противостояния, давления на Россию. И в нашей газете, в олимпийском репортажеНатальи Горбуновой, хорошо показано, как западные журналисты (не все, правда) ищут любой повод для очернения путинского (а всё-таки для иностранцев – русского) олимпийского проекта, лезут  из кожи вон, чтобы показать «тёмное закулисье» олимпиады. Взять хотя бы пресловутое интервью Плющенкоамериканской журналистке, где последняя рада была поймать горемычного фигуриста за язык... И немалую, а может быть, самую большую роль в этом нашпиговывании дёгтем нашей медовой сочинской ёмкости играют «отечественные» СМИ. Понятное дело, что петь сплошные дифирамбы недостойно, непрофессионально, да и просто скучно для настоящих мастеров журналистского цеха, несущих равно и добрые, и дурные вести, что главное – правдивость и полнота...

Но вот мне очень хотелось бы задать вопрос, может быть, наивный, коллегам: а возможно ли в принципе быть защитником Отечества в медийной сфере, в средствах массовой информации, разумеется, будучи при этом честным, квалифицированным и всецело правдивым? Вроде бы главное – оперативно донести достоверную информацию – в этом долг и честь журналиста. Как же можно одновременно защищать Родину и правду? Но в том-то и дело, что есть разница между правдой и информацией. Информация мертва, безвольна, пассивна и дробна. Ею можно пользоваться в любых целях и направлениях. А правда – понятие цельное, нравственное и мировоззренческое, питаемая космосом мировоззрения и мироощущения и в свою очередь питающая его. В цельном же и гармоничном мировоззрении обязательно присутствует чувство Родины, родного...

У поэта Юрия Кузнецова в итоговом эссе (своего рода завещании для читателей) «Воззрение» есть очень любопытное и очень важное автобиографическое замечание, относящееся к его армейской службе вдали от Родины на Кубе: «...Там мои открытия прекратились. Я мало писал и как бы отупел. Я думал, что причина кроется в отсутствии книг и литературной среды, но причина лежала глубже. На Кубе меня угнетала оторванность от Родины. Не хватало того воздуха, в котором «и дым отчества нам сладок и приятен». Кругом была чужая земля, она пахла по-другому, люди тоже. Впечатлений было много, но они не задевали души... Тоска по родине была невыразима. После армии я возвратился в родной воздух, и всё стало на свои места...».

Иногда, будучи в состоянии «как бы тупом», понимая, что даже сильные впечатления только скребут нервы, но почти не задевают души, ловишь себя на мысли, что ведь нет у тебя в этот момент полнокровного и полновластного чувства Родины, хотя и находишься вроде бы на своей земле, ни на какую Кубу не уезжал...

Может, в этом причина того, что порой кому-то из нас не хватает вдохновения для творений не разрушительных, а созидательных, вдохновляющих в свою очередь к созиданию других людей. Может быть, мы просто утрачиваем подлинное чувство родного прямо у себя на земле? И если бы было у нас это чувство, то, может, не было бы у нас недоумения, как информацию претворять в правду и как истиной защищать Отечество?

Впрочем, это всё теория, а для практики – вопрос остаётся.

И хотелось бы поздравить  с предстоящим Днём защитника Отечества (впрочем, не столько поздравить, сколько напомнить о нём) всех тех и только тех, кто такое звание заслуживает и особенно тех, кто его собирается заслужить.


Евгений БОГАЧКОВ

РЕБЯТА, НЕ СДАВАЙТЕ ЛЕНИНГРАД!

№ 2014/8, 23.02.2015
 

Дорогая редакция «ЛР»! Я стараюсь не читать «Литературную Россию» в интернете – потому что выписываю. А когда приходит по почте – продлеваю чтение на целую неделю. Я это к тому, что с некоторыми материалами знакомлюсь иногда спустя три недели после публикации. Так вот и статью Константина Ерофеева «Как объяснить...» (№ 5) прочитала только сегодня. Это не первый материал на тему Ленинграда, дошедший до меня в последнее время. И не только из России.

Да, я согласна, что всё скрытое должно быть открыто. Но мне известен и этот древний PR-приём: из панорамного события выхватывается негативный фрагмент, на основании которого неосведомлённый наверняка будет оценивать всё произошедшее в целом. Я не знаю, что надо сделать, чтобы было правильно-справедливо. Я всего лишь чувствую боль с левой стороны. Даже когда я всецело солидарна с автором. С Ерофеевым, например. Прочитала, а под впечатлением пришло восемь строчек. Отправляю, полностью полагаясь на ваше разумение.

С уважением и наилучшими пожеланиями.

Наталья АХПАШЕВА

 

 

 

* * *

В дали времён зенитки отзвучали…

Наследия весомей внукам нет,

чем боевые дедовы медали.

Держать перед Историей ответ

отныне вам – не уповать на милость

иных друзей, не прятать

честный взгляд.

И, как бы тяжело не приходилось,

ребята, не сдавайте Ленинград!

 

г. АБАКАН

УЖИН ЧЕМПИОНОВ

№ 2014/8, 23.02.2015
 

«Вам повезло, Наталья. Сегодня здесь все – олимпийские чемпионы!» – с этих слов началось выполнение замечательного редакционного задания. Интервью с чемпионами Олимпийских игр.

Сергей Попов. МОРЯ И БЕРЕГА

№ 2014/8, 23.02.2015
  Сергей ПОПОВ

* * *

ситро на запивку картошка рагу

окурки дымят в новогоднем снегу

отец гоношится с гитарой

замнач секретаршу снегуркой одел

за всю уминает отцовский отдел

пустой заставляется тарой

у нас беззатейно и тесно в гостях

зачем-то над окнами вывешен стяг

тусуются белые мухи

идут анекдоты ну полный улёт

с надрывом взавправдашним дядя поёт

про чьи-то сердечные муки

и телек рекорд и крутилка аккорд

и первый полёт и рекордный окот

мурыжатся в тамошней ступе

детсадовский праздник и баба яга

а после до дому и вся недолга

пою с итээрами вкупе

ночной нескончаемый вкрадчивый снег

мучительно потно и дымно во сне

о лакомых планах на лето

какая в июле ужалит оса

по свежей тоске отпускного отца

и море заплещется где-то

магнолии влажным огнём расцветут

пломбир разойдётся по нёбу и тут

пора на прогулочный катер

и станет смелей уменьшаться земля

и всё на земле мне ля-ля тополя

пока эта лодочка катит

 

 

* * *

Она говорила «спасибо»

по делу, без дела – всегда.

И делала это красиво,

заманчиво – просто беда.

 

Её простодушные очи

глядели легко и с искрой.

И вся благодарность, короче,

казалась игрушкой порой.

 

Издёвкой, дразнилкой, насмешкой,

крепчающей день ото дня –

орлом ли уляжется, решкой –

а ты не забудешь меня.

 

Ни денег она не просила,

ни краткого счастья взаймы –

искрилась летучая сила

на иглах ресничной каймы.

 

И то ль подозрение грело,

что это и впрямь не прикол?..

Но спорилось страшное дело

прилаживать к жизни глагол.

 

 

* * *

В местном парке русское барбекью.

Анекдотцы, дамочки на излёте.

«Что вы, my dearest, нынче пьёте?»

«Нынче с утра ничего не пью.

Знаю, в Квинсленде хороша лоза.

Да и сам я вроде всегда как за.

Но хоть лопни – а не глядят глаза».

«И напрасно, друг мой. Какой букет!

По Европам нынче таких уж нет.

Жизнь, поверьте – непоправимый бред.

Детский Спасск, Japan, Харбин, Веллингтон.

(Мне сто лет в обед – не глядите так)

Впрочем, жаловаться – моветон:

проку в жалобах – на пятак.

Поглядите, сколько вокруг цветов –

голубых, сиреневых, золотых.

Я на всё, любезный вы мой, готов,

дабы зрить и впредь бестолковье их,

дабы вслушиваться, закатив кадык,

в послевкусье чёрных кровей слезы –

мёртво врос, сроднился, как пёс привык –

что слюнявить фуфельные азы.

Вы лелейте, юноша, аппетит,

заводите прихоть, подзуживайте нутро.

Время, оно, знаете ли, летит.

Что там бес? Скоро коса в ребро.

И не стыдно ль вам неиспитых чаш?

А сегодня вот и ещё к тому…

Всё везде – химера, чума, мираж.

И к чему упорствовать, не пойму.

Оглядитесь всё ж через не хочу

и примите кубок, пока дают.

И не хмурьтесь… Всё. Перебор. Молчу.

Всякой выморочке – свой салют.

Так хотя бы взглядом по головам –

и уже довольно больной душе.

Кровь шумит как ветер. Желаю вам

не особо вслушиваться уже.

Завихренья, сбои не стоят слёз.

Главное, чтобы шум не гас.

А о чём и прочее – не вопрос.

Уж по крайней мере для всех для нас».

 

 

* * *

в саратове городе жил алексеев поэт

ни много ни мало а скоро сто лет как в обед

 

какими обедами он от души угощал

водил по музеям на волгу возил на причал

 

почти что кричал за столом что печатают муть

но будем работать а там проживём как-нибудь

 

качок сочинитель ревнитель идей эскулап

ему ли судьбу упускать из накаченных лап

 

учили купчину в лихих девяностых зазря

сполна и по чину а он не глядел за моря

 

крутился втирал строил планы копил капитал

какие прожекты лелеял надежды питал

 

и дочерь далече и друг и забыто перо

проехали хватит казалось избыто старо

 

но бога смешить про себя рассуждать наперёд

и сбудется проза и муза эвтерпа грядёт

 

всё будет всё будет чтоб кончиться вешней порой

обиду на бога затеять один геморрой

 

трамвай петербургский толстяк новый мир би би си

кому не до фени доступны и на небеси

 

в усах и печатке чуть под сальвадора дали

он скажет ребятки и в небе довольно земли

 

Сергей ПОПОВ,

г. ВОРОНЕЖ

 

 

Сергей Викторович Попов родился в 1962 году. Окончил Литературный институт им. А.М. Горького. Печатался в журналах «Новый мир», «Арион», «Москва», «Юность». Автор книг стихов «Папоротник», «Транзит», «Вопрос времени», романа «Встречи без продолжений» и других произведений.