С ЧЕХОВЫМ – ПО-ЛОПАХИНСКИ

№ 2017 / 26, 21.07.2017

Новосибирский городской драматический театр под руководством Сергея Афанасьева премьерой «Вишнёвый сад» в постановке худрука закрыл свой 29-й театральный сезон. Одна из главных особенностей спектакля – молодёжный состав.

Нехитрые сюжетные перипетии и печальный финал популярнейшей чеховской пьесы прекрасно знакомы нам со школьной скамьи. Чем же объяснить вечное воскресение на театральных подмостках вроде как под корень вырубаемого вишнёвого сада? Думается, всё дело в том, что при весьма ограниченном числе персонажей пьесы драматургом заложено огромное число вариаций, кто с кем имеет близкие отношения. И публике всякий раз безумно интересно, как это проявится на сцене.

Вскрывая подноготную действующих лиц «Вишнёвого сада», Сергей Афанасьев обошёлся с текстом пьесы по-хозяйски, можно даже сказать – по-лопахински: где-то перекроил куски, где-то сократил реплики, а где-то и вовсе дописал Чехова. Таким образом, режиссёр предложил каждому участнику спектакля (а кое-кому и неоднократно) так называемый «повод для игры».

Vishnevyi sad Nsk

К сожалению, чеховские роли оказались молодым артистам не по зубам – хочется верить, в силу недостаточного сценического опыта. К примеру, Надежда Фаткулина нещадно эксплуатирует амплуа простушки: её Дуняша – вылитая Меля из недавней премьеры «Мораль пани Дульской». Владимиру Иноземцеву в роли Фирса крайне непросто осваивать громадные зоны молчания и скрывать юношеские голос и пластику. А вечно одалживающийся помещик Симеонов-Пищик в исполнении Петра Шуликова – и вовсе роль, которую можно безболезненно вымарать.

В то же время нельзя не отметить крепкую режиссёрскую работу: бытовой пласт спектакля уверенно размят, событийный ряд выразителен, темпоритмический рисунок небезынтересен. Но от афанасьевских постановок публика привыкла ждать чуда. Увы, в этом «Вишнёвом саду» ничего не завязывается, не развивается, не рвётся на наших глазах. Оттого и нет ни щемящих, ни пронзительных моментов в спектакле.

Сергей Афанасьев известен как режиссёр-выдумщик. Немало «фишек» было и на этом предпремьерном показе: вот Гаев вскарабкивается на шкаф в ходе своего знаменитого монолога, а вот он возвращается с торгов в стельку пьяным и падает на кровать. И оглушительно громко закрывающиеся ставни в опустевшем доме отзываются в зрительском сердце стуком топоров в вишнёвом саду…

 

S Afanasiev

Сергей АФАНАСЬЕВ

 

Блестящее режиссёрское решение: родные и близкие Раневской, не способные жить реалиями, без конца разыгрывают друг перед другом лёгкую французскую комедию, этакий водевиль. Прохожим, просящим подаяние, прикидываются то купец Лопахин, то старый Фирс. Начало второго акта – откровенный набор концертных номеров: монолог клоунессы Раневской «Мои грехи», «Песня о буревестнике» в исполнении «вечного студента» Пети Трофимова, французский шансон от Шарлотты в образе Эдит Пиаф. Общеизвестно: за исключением Лопахина, чеховские персонажи каждый по-своему лишены стратегического мышления. Вот только в спектакле Афанасьева это не становится общей трагедией.

К безусловно спорным моментам относятся прежде не свойственная режиссёру иллюстративность (включение соловьиных трелей на реплику «Птицы поют в саду», демонстрация образа покойной мамы Раневской, лихорадочное перелистывание Гаевым «Энциклопедического словаря»), а также увлечённость сценическим цитированием – вплоть до самоповтора. Финальный бег Фирса по кругу отсылает нас к гибели Холстомера в самарской постановке Валерия Маркина. Вставной монолог о смысле жизни заряжающей ружьё Шарлотты – это, разумеется, чистой воды зиловщина из «Утиной охоты». А сцена прощального секса Лопахина и Вари, заканчивающаяся вместо предложения руки и сердца циничным мужским вопросом «Куда вы теперь?» в точности повторяет размолвку Васьки Пепла и Василисы в афанасьевском спектакле «На дне», когда молодой вор, утолив свою похоть, небрежно бросает хозяйке ночлежки: «…А никогда не лежало сердце к тебе!»

Один из музыкальных лейтмотивов спектакля – романс Неморино из оперы Доницетти «Любовный напиток», который использовал Михалков в своём замечательном фильме по чеховским (!) мотивам «Неоконченная пьеса для механического пианино». У Афанасьева Епиходов на протяжении двух куплетов романса пытается очаровать Дуняшу – но, думается, Алексей Казаков мог бы проявить свой вполне приличный вокал и в другом, не столь известном материале. Зато в других музыкальных эпизодах новосибирский режиссёр сверхоригинален – к примеру, когда Раневская, резко раздвинув ноги, начинает терзать балалайку…

Вообще, выбор партнёров разорившейся помещицы – на грани перверсии. Любовь Андреевна страстно целует в губы и Лопахина, и Фирса – после чего престарелому слуге предстоит признаться: «Дождался! Теперь хоть и помереть…» Более привычен для театральной публики любовный треугольник Епиходов – Дуняша – Яша. В короткой, но яркой сцене конторщик демонстрирует своему молодому сопернику револьвер, угрожая убийством из ревности. Признаться, бурлящей страсти в спектакле немало. 15-летняя Аня мучается эротическими снами, пока в её постели не окажется домашний учитель её утонувшего брата, Шарлотте не даёт прохода Яша – в общем, добро пожаловать в вишнёвый садо-сад!

Пожалуй, единственная чистая лирическая нота – в эпизоде, когда «многоуважаемый» шкаф разворачивают, и мы видим на его задней стенке портрет Гриши, малолетнего сына Раневской…

К слову, о мебели. В чеховской пьесе начала прошлого века говорится о грядущем приходе на историческую арену дачников. На сцене НГДТ – обстановка советского дачного домика: четыре застеленные покрывалами койки, стулья, шкафчик и низенький стол. Судьба Раневской решена: без шансов, никаких иллюзий – водевиль будет сыгран, играющие в жизнь покинут театр действий.

Все знают прекрасно: в финале «Вишнёвого сада» семья Раневской оставляет родовое гнездо. А в процессе репетиций этого спектакля стало известно, что властями принято решение о переезде «афанасьевцев» в новое здание. Смотрите, какая символичная параллель: чеховские персонажи больше не вернутся на прежнее место, а водевиль об этом стал прощанием театра с подвалом на Вокзальной магистрали. Что это – совпадение? Или подлинный художник действительно способен заглядывать в будущее?

 

Юрий ТАТАРЕНКО

 

г. НОВОСИБИРСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *