И ЖАЛЯТ ОНИ ПРЯМО В ЛОБ. Лев Котюков принимает в Союз писателей России кого угодно, главное – хорошо заплатить

№ 2018 / 3, 26.01.2018

Ненавижу пьяниц. Думаю, что это, в первую очередь, связано с детскими, запомнившимися на всю жизнь, негативными впечатлениями от этой социальной беды. Мне, сельскому мальчишке, в 60-е годы прошлого века многое пришлось в этом смысле не только увидеть, но и испытать на себе…

Радоваться бы тогда тем открытиям, что помогали познать нам учителя в школе, мечтать о будущем… А приходилось, возвращаясь со школьных занятий, думать об одном: трезв ли отец? Не будет ли ночью гонять нас с матерью по двору? Хотелось, чтобы мы могли по-человечески уснуть в тёплой постели, а не в сене, в заросшем бурьяном кустарнике или, в лучшем случае, в домашнем коровнике, где, свернувшись в яслях калачиком, всю ночь будет облизывать меня бурёнка Кукла своим шершавым языком.

Из-за этой беды преждевременно ушёл из жизни отец, так и не дожив до своего пенсионного возраста. В молодые годы по этой же причине не стало и моего младшего брата, который оставил сиротами двух моих малолетних племянниц.

Сейчас мне за шестьдесят. За всю свою жизнь я не выпил и стопки крепкого спиртного, не говоря уже о шампанском и, тем более, пиве. В компаниях друзей на всех праздниках, возможно, выгляжу «белой вороной». Но меня это не смущает. Убеждаю не злоупотреблять выпивкой и своих знакомых, особенно – коллег по перу. Чтобы они не дискредитировали писательское сообщество, не пропивали до конца, возможно, ещё оставшийся, пропитанный спиртом, талант.

Но нет худа без добра. Эти воспоминания нахлынули, когда размышляю о новокузнецком поэте Александре Раевском. Поэтому и сделал такое длинное «лирическое» отступление. Если бы он чрезмерно не злоупотреблял спиртным (а я уже не одну пятилетку прошу его бросить дружить с Бахусом), то вряд ли я узнал бы о сомнительном «бизнесе» нашей поэтессы Ирины Малковой.

Находясь в очередном подпитии, он проговорился, что однажды в поездке на ежегодные Юго-Александровские литературные чтения (родина кузбасского поэта Леонида Гержидовича), он увидел у поэтессы Анастасии Русских не такой, как у него, писательский билет, а выданный почему-то Московской областной писательской организацией СП России, за подписью председателя правления. По закорючке подписи можно было прочитать, что она принадлежит Льву Котюкову. Раевскому почему-то особенно запомнилась оборотная сторона обложки билета, где сверкала яркая надпись: «Пресса».

Меня заинтересовала такая странная информация. Тем более, что по Кузбассу уже пошли слухи о якобы «упрощённой форме» приёма в СП России через вышеназванную писательскую организацию. Говорили, что этими вопросами уполномочили заниматься Ирину Малкову, которая, как утверждали литстудийцы, наделена «особыми полномочиями» МОО СП России.

Мы не просили московских коллег (и даже не обсуждали с ними этого), чтобы за нашей спиной принимали, мягко говоря, малоизвестных литераторов. А получив «писательские билеты», они странным образом сразу же и прятались. Бегло проанализировав обстановку, в первые же дни обнаружили около десятка таких писателей.

Вошёл в доверие к одному из таких новобранцев – вырисовалась следующая картина. Для солидности отбора кандидатур и придания этому церемониалу важности Малкова чередой стала проводить культурные мероприятия, разного рода литературные конкурсы. Для этого организовала литературный клуб «Озарение», возглавила редакторство журнала «Страна Озарение», выступила одним из организаторов международного литературного портала «Союзники».

Также стало известно, что в центре города Новокузнецка ею был открыт и книжный салон, где продавалась низкокачественная по содержанию продукция её семейного книжного издательства. Чего только стоит изданная ею «Энциклопедия писателей Кузбасса», где главным редактором выступил её муж Денис Суховейко. А вступительная статья В.Сытник не выдерживает никакой критики. Это просто издевательство над писательским сообществом региона. Графоманская продукция выдаётся за профессиональное творчество. Сейчас этот критик проживает в Китае, но наведывается в салон для «популяризации и распространения произведений», изданных малковским издательством «Союз писателей».

Знаем, что Малкова родилась в Орловской области. Затем какое-то время жила в Петропавловске-Камчатском. Там издала два сборничка стихотворений – «Пегасёнок» и «Невозможно взглянуть на солнце». С 1993 года обитает в Кузбассе.

На своих мероприятиях пронюхивала и «брала на заметку» будущих кандидатов, у которых финансовое положение позволяло в 3–4 раза переплатить взнос за приобретение «писательского билета», издать на её коммерческом предприятии за собственные немалые средства сборник «высокохудожественных сочинений» (я попозже приведу на эту тему примеры).

На встречи она одевала две металлические погремушки, выдавая их за «государственные награды», которые она получила за «особые заслуги перед культурой страны». Даже на одном из писательских отчётных собраний Малкова попросила Александра Раевского, чтобы тот передал в президиум председательствующему одну из «наград» для перевручения. Здесь ей захотелось запудрить коллегам по перу мозги своей «значимостью и авторитетом».

Открывая личное дело аферистки, нахожу перечень этих «наград»: юбилейная медаль «Михаил Шолохов», большая серебряная медаль имени Н.Гумилёва.

Возникает вопрос: где чеканились эти «награды» и кто их вручал? Не в Московской ли областной писательской организации?

Знаю, что в стране функционирует не одно писательское сообщество. Вот, например, и в Кемеровской области несколько лет тому назад Г.Дыриным зарегистрирован так называемый «Союз кузбасских писателей», куда не принимают, а просто записывают. Его численность за короткое время уже превысила несколько сотен человек! Чувствуется, что там думают не о профессионализме принятых «писателей», а о финансовой составляющей – вступительных и членских взносах.

Звоню Малковой. Приглашаю её на бюро правления, чтобы прояснить ситуацию и её «полномочия».

Сначала обещала приехать, затем, под предлогом «болезни», откладывала визит. А теперь и вовсе уже пятый год не появляется на собраниях нашей областной писательской организации. Видимо, есть что скрывать, есть то, о чём не хочется говорить с коллегами.

Но в этот же период в Кузбассе стали раздаваться странные междугородние звонки от руководства правления МОО СП России. Просили не выносить проделки Малковой на публичное обсуждение, предлагали сотрудничество в организации разных культурных мероприятий, содействие во вступлении в писательскую организацию литераторов нашего региона и прочее. Это нас насторожило и привело к определённым размышлениям. В СП Кузбасса, конечно, отказались от таких сомнительных предложений.

Не пора ли секретариату правления СП РФ обратить внимание на такие выкрутасы Ирины Малковой, которая своим недостойным поведением дискредитирует писательскую организацию страны вместе с руководством МОО СП России?

Но вернёмся к началу повествования. Случайно узнаю об очередном её «мероприятии», где она собралась вручать терапевту новокузнецкой поликлиники Б.С. Иванову очередной «писательский билет». Набравшись смелости, напрашиваюсь «на торжество». Сначала Борис Степанович не возражал, даже обрадовался, пообещал обязательно сообщить место и время встречи.

Долго и с нетерпением ждал от вновь принятого «писателя» звонка, но бесполезно. И только потом прояснилось, что Малкова запретила автору этих строк присутствовать на церемонии. А проходила она (с первого раза и не догадаетесь!) в… городском кафе. Умудрились раскрутить Б.Иванова на праздничный обед с холодными и горячими закусками.

10 11 Ivanov bilet

Позже мне удалось найти его сборник «Добро возвращается именем», который и дал старт для вступления в Союз. Скажу сразу: такой халтуры мне ещё не приходилось видеть. И за это принимают в Союз писателей?!

Вот, например, первое попавшееся на глаза «стихотворение»:

 

Глухие, как пчёлы, стихи, –

Звучат широко и взахлёб,

Их мёд из корней, от сохи

И жалят они прямо в лоб.

 

Коль пишешь стихи – не зови:

Жизнь встряхивай, палкой стучи…

Тогда они роем на «Вы»

Ни днём прилетят, так в ночи.

 

Переворачиваю несколько страниц и вновь окунаюсь в нечто подобное:

 

Снега, дожди, туманы и роса –

Неистощим исток воды и влаги

Даруют бескорыстно небеса

Всему живому на земле во благо.

 

Чем дальше – тем больше новых «открытий»:

 

Жизнь без воды мертва.

Воде кто вызов бросит?

Лишь тот, кто яд до рта

С водою преподносит…

Вода и жизнь – неотделимы:

Где нет воды – там жизни нет.

Где бьёт родник среди долины,

Отсюда жизнь берёт свой след.

 

Мне не хотелось бы и дальше утомлять читателя новыми «шедеврами» и разного рода поэтическими «перлами», но попрошу редакцию выделить ещё немного места на газетной полосе на последнюю цитату, где наш автор никак не может успокоиться и продолжает лить воду:

 

Вода всего отождествленье –

В ней даже пот с помытых рук.

Масла, бензин, солярка, стоки

Канализаций и всего –

В ней эти, нашей жизни, «соки»

Перемешались. Оттого

Мы пьём с водой, что сотворили.

Вода и жизнь, увы, тандем.

И чтоб себя не уморили,

Пора – как жить бы – думать всем.

 

Хочется ещё раз спросить у тех же Льва Котюкова и других членов правления: а вы вообще-то хотя бы просматривали (не говоря уже о детальном профессиональном анализе) этот сборник? Знаете, кому, почему и при каких обстоятельствах выписываете билет?

Тем временем, сразу же, как только новоиспечённый «писатель» получил заветные корочки, он стал стучаться в двери региональных инстанций, требуя дополнительную кузбасскую пенсию, даже не встав на учёт в Кемеровскую областную писательскую организацию. Поясню, что помимо определённой категории кузбассовцев она распространяется и на членов творческих союзов. Чиновники из социальной защиты удивились, увидев у Б.Иванова не такой, как у других писателей, билет, и поначалу отказали ему в пособии. Поднялся шум: деньги-то за приобретённые корочки уплачены, посредники заверили, что они действительны в нашей области, а тут вдруг – отказ! Зам. председателя правления МОО СП России С.Антипов пообещал, чтобы не раздувался дальше скандальчик, что за счёт их организации Иванову будет выплачиваться ежемесячная пенсия на 100 рублей больше кузбасской. Но время шло, а результатов – никаких. И только благодаря вмешательству первого секретаря правления Союза писателей России Геннадия Иванова, который пользуется заслуженным авторитетом во многих региональных гос. администрациях страны, конфликт удалось урегулировать.

Но давайте при этом не забывать, что в Кемеровской области, как я уже говорил, прячется, по скромным подсчётам, ещё не менее десятка таких же «без местной прописки» московских «писателей». И у них так же, как и у Б.Иванова, когда-то подойдёт пенсионный возраст, что позволит им обратиться за назначением кузбасской пенсии. И как тогда быть? И к кому обращаться? Есть ли вообще смысл приобретать «корочки», которые потом попросту боятся показать в том отделении СП, где проживает писатель, с которыми стесняются встать на учёт, открыто сотрудничать? Зачем стучаться в двери Союза писателей через другой регион, покупать официальный документ, когда местные писатели, не хуже столичных, живущих за 4–5 тысяч километров, знают расклад творческих сил и могут оценить профессиональный уровень любого начинающего автора? Да просто потому, что в местных организациях такой фокус со вступлением не пройдёт. Каждая кандидатура обсуждается отдельно на бюро и общем писательском собрании. Там даётся принципиальная оценка профессиональной пригодности.

Недавно, просматривая предыдущие номера «Литературной России», вдруг нашёл «удивительную» публикацию о том, как принимали в Союз писателей РФ архиепископа Сыктывкарского и Коми-Зыряновского через Московскую городскую писательскую организацию. Те, кто ознакомился с опубликованными там «произведениями» Владыки Питирима, сделал вывод, что их профессиональный уровень сравним с творчеством вышеназванного терапевта Бориса Иванова.

Пользуясь возможностью, хочу обратиться в секретариат правления СП России с предложением, чтобы ликвидировали такие самостоятельные приёмные комиссии, как Московские областная и городская писательские организации. Это повысит авторитет писателя и ликвидирует все насмешки типа: «В литераторы у нас попасть легче, чем в общество охотников и рыболовов».

 

Николай НИЧИК

 

г. НОВОКУЗНЕЦК

23 комментария на «“И ЖАЛЯТ ОНИ ПРЯМО В ЛОБ. Лев Котюков принимает в Союз писателей России кого угодно, главное – хорошо заплатить”»

  1. 1. «Ненавижу пьяниц».
    Зачем вы общаетесь с людьми, которых ненавидите? Чтобы «входить в доверие», когда понадобится?
    2. «…он увидел у поэтессы Анастасии Русских не такой, как у него, писательский билет, а выданный почему-то Московской областной писательской организацией СП России, за подписью председателя правления».
    Сколько, по вашим сведениям, Анастасия Русских заплатила за московский билет, точно ли, что она и другие принятые в МОО СПР «не москвичи» платили особым образом за получение такого документа — например, сверх обычного вступительного взноса? Какие законодательно-правовые нормы нарушались фактом вступления? Сомнителен ли талант Анастасии, коль скоро она открывает ваш обзор «кого угодно» в контексте порицания «сомнительного бизнеса»?
    3. «…по Кузбассу уже пошли слухи о якобы «упрощённой форме» приёма в СП России через вышеназванную писательскую организацию. Говорили, что этими вопросами уполномочили заниматься Ирину Малкову, которая, как утверждали литстудийцы, наделена «особыми полномочиями» МОО СП России».
    Говорят, кур доят? Кто может подтвердить вами написанное?
    4. «Малкова… выступила одним из организаторов международного литературного портала «Союзники».
    А что за портал «Союзники»? Ссылку можете дать?
    5. «Также стало известно, что в центре города Новокузнецка ею был открыт и книжный салон, где продавалась низкокачественная по содержанию продукция её семейного книжного издательства».
    Правильно ли понимать, что вся продукция салона в определённый момент была вами изучена и на этом основании отнесена к низкокачественной? Ничего, что несколько лет назад сайт «семейного издательства» вошёл в шорт-лист национальной «Премии Рунета» (номинация «Культура, СМИ и массовые коммуникации»)?
    6. «Чего только стоит изданная ею «Энциклопедия писателей Кузбасса»…». Как могло получиться, что издание не отринуто специалистами — авторами «Летописи литературной жизни Кузбасса» (Кемерово, 2015)?
    7. «Знаем, что Малкова родилась в Орловской области. Затем какое-то время жила в Петропавловске-Камчатском. Там издала два сборничка стихотворений – «Пегасёнок» и «Невозможно взглянуть на солнце». С 1993 года обитает в Кузбассе».
    Почему вы словно бы с натяжкой перебираете немногочисленные сведения о малознакомой персоне? Ещё в 2012 году вы писали следующее: «Читатели из других регионов хорошо знают талантливые произведения Виктора Бокина, Ольги Белоусовой, Татьяны Николаевой, Ирины Малковой, Владимира Неунывахина, Михаила Анохина и других» («В союзе с читателями» / «Кузнецкий рабочий», 2 июня 2012 г.).
    8. «На своих мероприятиях пронюхивала и «брала на заметку» будущих кандидатов, у которых финансовое положение позволяло в 3–4 раза переплатить взнос за приобретение «писательского билета»…»
    Откуда такие сведения и кто может это подтвердить?
    9. «На встречи она одевала две металлические погремушки… Открывая личное дело аферистки, нахожу перечень этих «наград»: юбилейная медаль «Михаил Шолохов», большая серебряная медаль имени Н.Гумилёва».
    «Надевала», может быть? Но это ладно. Как вы смеете отзываться подобным образом о чьих-либо официальных наградах? Скажем, Большая серебряная медаль Гумилёва была учреждена МОО СПР в 2012 году — с какой стати вы мараете репутацию её учредителей и обладателей? Слово «аферистка» по отношению к Ирине — на мой взгляд, также инвективная лексика.
    10. «Случайно узнаю об очередном её «мероприятии», где она собралась вручать терапевту новокузнецкой поликлиники Б.С. Иванову очередной «писательский билет». Набравшись смелости, напрашиваюсь «на торжество»… Малкова запретила автору этих строк присутствовать на церемонии».
    Даже если Малкова что-то кому-то запретила — это события шестилетней давности! Я тоже не сразу отзываюсь на ваш материал — но хотя бы в пределах года. Наверное, вы много лет разбирались в «сомнительном бизнесе». Можете поделиться раскрытием «афер», хронологически не столь удалённых? Ирина Малкова продолжает работать на литературном поприще, крамольные прецеденты должны просто брызгами слетать с календарных листов, не так ли?
    11. «…в Кемеровской области, как я уже говорил, прячется, по скромным подсчётам, ещё не менее десятка таких же «без местной прописки» московских «писателей»…».
    Почему никто из моих знакомых членов МОО СПР, даже не думает «прятаться» по местам постоянного проживания, а писательские билеты не связаны с фактором финансового благополучия?
    12. «Пользуясь возможностью, хочу обратиться в секретариат правления СП России с предложением, чтобы ликвидировали такие самостоятельные приёмные комиссии, как Московские областная и городская писательские организации. Это повысит авторитет писателя и ликвидирует все насмешки типа: «В литераторы у нас попасть легче, чем в общество охотников и рыболовов»…».
    А извинений ждать не приходится. Ни-ни-ни?

  2. Советую всем успокоиться. Кажется, писательской билет подобного рода сейчас ничего не дает — ни льгот по жилплощади, ни скидок на путевки, ни бесплатного издания произведений… А если считаете описанные вручения билетов незаконными, то обращайтесь в суд или прокуратуру на Котюкова. Такая публикация ничего не даст. Читатель ничем не поможет. Теперь что написано пером, не вырубить топором: берет Котюков деньги или не берет, все равно ему придется отмываться. И автору публикации придется отвечать на свои подозрения. Доказывать самому. С какой стати газета должна с этим разбираться? Разбирайтесь сами. Разве газета знает, правильно Вы излагаете события или нет?

  3. Николай Ничик абсолютно прав. Но ситуация даже хуже: это по всей России сегодня так, а не только в Новокузнецке.
    Толпы графоманов получили за две копейки (или за красивые глаза) писательские билеты — и щеголяют этими билетами, при всяком удобном случае добавляя к своей подписи слова: «член Союза писателей России». А на самом деле никакие они не писатели, а просто графоманы.
    Ситуация зашла уже столь далеко, что так называемый «Союз писателей России» уже пора распускать. Впрочем, как и «Союз российских писателей». Не говоря уже о всяких там «интернациональных союзах писателей» и прочей шушере.
    Пора законодательно запретить кому бы то ни было называть себя «писателем». Ибо звание это в настоящий момент дискредитировано полностью.
    Осталось только, чтобы Путин с Шойгу и Золотовым объявили себя «писателями». Впрочем, допускаю, что какой-нибудь Бояринов только об этом и мечает…
    О tempora! O mores!

  4. Красота! Как же мне такие склоки нравятся! Всё точь-в-точь по Булгакову: «Я в восторге, сир!». Самое же радостное, что они происходят по совершенно ничтожнейшему ( а точнее НИКАКОМУ!) поводу. Гюрза же совершенно справедливо написала: сегодня этот писательский билет, как и полагающееся по нему членство в писательской организации, ничего кроме удовлетворения собственной амбиции, НЕ ДАЁТ! НИЧЕГО! Вопрос: тогда из-за ЧЕГО? Людям хочется почувствовать себя ПИСАТЕЛЯМИ,и не простыми, а обилеченными — чем плохо? Пусть почувствуют! Как говорится, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не ссалось и слишком сильно при этом не орало! Поэтому вношу деловое предложение: писательское обилечивание поставить НА ПОТОК! Чтоб, как говорится, стройными рядами и бескрыйними толпами смело и решительно входили в отечественную литературу! Большого урона они ей не нанесут, потому что их же всё равно никто не читает и читать не собирается ( равно как и тех, кто считает себя невломенными «мэтрами», признанными мастерами художественного слова (кто их признаёт? Кому они нужны их признавать? Накой и зачем?)) и прочими Высшего Творческого Совета Высшими Творческими ЧЛЕНАМИ!). Всё расставить по своим местам только ВРЕМЯ — единственный и неповторимый наш судья( и всех этих клоунских высших творческих советов совсем НЕ ЧЛЕН. Совсем!)

  5. Я думаю, что никакие союзы распускать не надо. Уверен, что если будет Закон о творческих союзах, то маломощные союзы местного значения и поселкового типа распустятся сами. Пусть останутся те писатели, которые были приняты в Союз тогда, когда существовала строгая система приёма — авторитетная приемная комиссия, издательская политика, рекомендации. Не думаю, что кто-то кому-то может запретить называть себя писателем. Уверен, что в настоящее время немало авторов, которые действительно талантливы и имеют полное право называться писателями и без принадлежности к союзам. Конечно, уже нельзя надеяться на то, что членам Союза будут давать квартиры или бесплатные путёвки и скидки членам их семей, что возродится ведомственная поликлиника и детские сады и пионерский лагерь. Скорее всего, в конце концов останутся образования типа литературных фондов.

  6. Марку. А я с вами согласен. Ничего и никого распускать не нужно. Нужно переименовать. Союз писателей России во Всероссийское литературное объединение (не ПИСАТЕЛЬСКОЕ!). Таким образом убивается даже не два, а восемь зайцев. Начиная с самого «жирного»: тут же отсеются те, кто пожелал стать писателем из-за самого факты писательства. Второе: само по себе слово «союз» неудачно. Какой союз когда в этом союзе склока на склоке! Третье. Аббревиатура ЛИТО идёт от народа а не от олитературившихся чиновников (или очиновнившихся литераторов). И так далее, и тому подобное. И девятое ( а может быть, первое): категорически запретить откровенно юмористические называния типа Высшего Творческого Совета. Ну нельзя же так, товарищи! Зачем над самими собой-то насмехаться и другим давать прекраснейший повод даже не смеяться, а ПОРЖАТЬ!

  7. Гюрза, если газета даёт добро на размещение обличающих кого-то материалов — не исключены последующие опровержения, и я надеюсь на нейтралитет «Литературной России» как площадки для обсуждения.

  8. Раскова, если бы Ничик был абсолютно прав — по отношению к МОО СПР, Ирине Малковой и её проектам — Вы поддержали бы его конкретикой, а не обобщённым суждением о графоманских копейках и глазах.

  9. Алексей Курганов, по большей части я с Вами согласен. Собственно, отметил в первом комментарии, что никто из моих «обилеченных» знакомых не обеднел и не разбогател после получения корочек. Никаких «прицелов» на писательские надбавки к пенсиям тоже нет. Но Николай Ничик считает иначе — так пусть пояснит, на чём основаны его подозрения, порочащие репутацию творческих союзов и отдельных персон обсуждаемой сферы.

  10. Марк, я тоже считаю, что талант писателя обязательного «обилечивания» не предполагает, но для Николая Ничика, например, под знаком вопроса публикация произведений Руслана Сидорова в энциклопедическом издании «Писатели Кузбасса» — потому как Руслан не состоял в СПР.

  11. Мне кажется, что если у нас теперь есть единая Новая Москва и нет Московской области, то и областная организация Котюкова каким-то образом воссоединится с Московской писательской организацией. Или нет?

  12. Для получения пенсии писателям выдаются справки только тем, кто состоял в Союзе писателей СССР, то есть был туда принят до 1991 года. Надбавки к пенсиям писателям начисляются только в некоторых регионах.

  13. Гюрза, лично мне — без разницы. Но в случае такого объединения организаций вероятен обмен билетов на новые, а Николай Ничик заявляет о «необменности» документов МОО СПР на «законные», жаль только не поясняет мнение с фактической стороны. Журналист Соболев некоторое время назад не дал усомниться в претензиях к МГО СПР, потому что был снят сюжет об экспериментальном Борисе Сивко. А здесь мы наблюдаем голословные обвинения из Новокузнецка, ни много ни мало — с предложением ликвидации московских приёмных комиссий. Странно.

  14. Ильичёву. Замечательно! Именно ВЛОБ! Помните фильм «Прохиндиада-два»? ДОЛБ — Добровольное общество любителей бега. Предлагаю их слить в одно, и чтобы называлось ДОЛБ ВЛОБ. Если будет такая аферистская организация, вступлю обязательно! В первых рядах!

  15. «Такой-то Такойтович Такойтов, член ДОЛБ ВЛОБ с такого-то года…» Аффторитетно! Боюсь только, что в дальнейшем сюрлицу не избежать конкуренции: ВЛОБ ДОЛБ, ДОЛБ ВДОЛГ, ГОЛД ДОЛБ, ОЛД ОБДОЛБ, МОЛОБДОЛБ и т. д. 🙂

  16. Та шо вы, Курганов…
    Какой там ВЛОБ…
    Я предлагаю немедленно учредить Добровольное Общество Любителей Без Остановки Ёрничать Бесплатно!
    Ото ж будет картина маслом!
    С присущим мне благородством уступаю Вам, Курганов, билет №1 члена этого общества…

  17. Если народ начинает паясничать, значит, пора прекращать обсуждение вопроса.

  18. Гюрза, а разве обязательно обсуждать то, что здесь обсуждается, на эмоциональном уровне терминаторов первого поколения? «Улыбайтесь, господа, улыбайтесь!» С другой стороны, я попросил ответить на мои вопросы Николая Ничика, так что масштаб обсуждения для меня пока не принципиален.

  19. Похоже на какие-то мелкопоместные разборки. Какой Союз союзнее? А стихов, которые вы привели, полно и в сборниках «профессиональных» авторов. В том числе, и на этом сайте.

  20. Нет! Пора снова учреждать. Только уже не общество, а товарищество. Товарищество Офигительных Любителей Паясничать Анонимно!

  21. Рецептуру и Гюрзе. Вы господа, малость перепутали. Здесь не научная дискуссия и не академическая конференция. Здесь происходит всего-навсего Высший Творческий Совет. Так что ёрничать совершенно не возбраняется. Тем более, что тема для ёрничества БЛАГОДАТНЕЙШАЯ! Называется «Кто достоин считаться ЧЛЕНОМ, а кто совершенно НЕ ЧЛЕН!». ( Другое название «Кто торгует ЧЛЕНАМИ?»)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *