Люди, золотые орлы, Роман Полански…

№ 2007 / 5, 23.02.2015

Когда собиралась на эту церемонию, думала, сейчас приеду, а там – красная ковровая дорожка, дамы в декольте, подносы с икрой и шампанским. Ничего подобного!

Хоть и суббота была, люди приходили в первый мосфильмовский павильон, как будто их оторвали от творческого процесса. Никаких шелков и смокингов, блёсток и камушков от Сваровски. Чувствовалось, что все возбуждены не столько 5-летним юбилеем (у нас теперь 25-летия не дожидаются), сколько встречей друг с другом. Смешались в кучу Никита Михалков и Сергей Гармаш, Рената Литвинова и Ингеборге Дапкунайте, Михаилы Пореченков и Жванецкий, номинанты, журналисты, фотографы, охранники… Янковский курил трубку, без конца давал интервью Пётр Мамонов, в синем свитерке, в растоптанных ботинках, хохотал Михаил Ефремов… Подумалось, ну на какой фабрике грёз это ещё возможно?! Толкаться со «звёздами», дёргать их за руку, просить снять очки, потому что бликует! 
     До Карена Шахназарова по мосфильмовским коридорам бегали крысы. Теперь, как кто-то сказал на церемонии, российский кинематограф встал с колен. Пытаются поднять и нас. В отсутствие национальной идеи наше кино стало подавать зрителю надежду, что без меня и каждого из нас Россия неполная. Лучшим фильмом 2005 года стала картина «9 рота» Фёдора Бондарчука, взорвавшая нашу чуть успокоившуюся жизнь после Дубровки и Беслана. В этом году – «Остров» Павла Лунгина. Фильм этот победил в шести номинациях. Приз режиссёру вручил сам Роман Полански, приглашённый на церемонию и для получения собственного «орла» – за вклад в мировой кинематограф. 
     И «9 рота», и «Остров» – фильмы о преодолении. В первом – страха, во втором – своего греха. Газета «Культура» о фильме Бондарчука писала: «Выигрывать можно и свою войну». Несмотря на все сильные стороны этой картины, при её просмотре не покидала мысль, что героизм Лютого, Стаса или Джоконды лично меня не касается. Конечно, после «9 роты» мы заболевали, ходили с чувством личной утраты. Но примерить свою жизнь на ту, афганскую, всё равно не хотелось.

mamonov
     С «Островом» по-другому. Понимаешь, что жизнь отца Анатолия может быть прожита и тобой. Кстати, примечательно, что и Бондарчук, и Лунгин совпали в поиске живого лица. Ребята в «9 роте» – с расплющенными носами, с вывернутыми губами, с выбитыми зубами. И лицо Мамонова тоже нетелегенично, но выразительно, притягательно бесконечно.
     Михаил Чехов писал в своей книге «Путь актёра»: «Мы не должны мучить публику, задыхаясь или корчась перед ней в судорогах агонии. Кроме боли и отвращения, мы ничего не вызовем в ней такими приёмами. И чем точнее изобразим мы физическую муку умирающего, тем дальше будем мы от картины смерти, как она должна выступать в искусстве. Смерть на сцене должна быть показана как замедление и исчезновение чувства времени». Поэтому смерть отца Анатолия, которую нам так и не показали, нас потрясает больше всего. В фильме поэтому-то и есть пресловутый катарсис (мы, конечно, простим его создателей за «костылики» и благополучное исцеление бесноватой, издевательств над которыми было в СМИ предостаточно), что, ложась в гроб еще живым, герой Мамонова мёртвым так и не становится, он просто исчезает, символично переправляясь в лодке на тот берег. 
     Пётр Мамонов, выступая перед залом, говорил много. Из-за политкорректности половину речи при показе на ТВ вырезали. Пётр Николаевич призывал нас не быть беспечными, уж очень ему не хочется, чтобы потомки наши учили китайский язык. И Путина он просил поменьше беспокоить, а делать добро своими руками. Путин-то, по Мамонову, маленький, худенький, ну что он может сделать? Разведчик он. В деле своём он хорошо понимает, но нам-то зачем Бог разум дал? Сетовал Мамонов и на то, что в отечественных киногруппах нет врачей. За несколько дней до церемонии ушёл из жизни замечательный оператор Андрей Жегалов, снявший «Кукушку» и «Остров». Как выглядит русский Север, мы знаем благодаря ему. Жегалов умер от сердечного приступа в возрасте 42 лет. Его наградили в номинации «Лучший оператор», и это был не просто последний поклон. С этим именем связывают подъём российского кинематографа. 
     Несколько статуэток взял сериал «Доктор Живаго». Отмечены работы режиссёра Александра Прошкина, композитора Эдуарда Артемьева, написавшего музыку, которая не просто берёт за душу, а разматывает её, как клубок, Олега Янковского. Впрочем, и здесь не обошлось без упрёков. Александр Прошкин, благодаря великую тень Бориса Пастернака, сценариста Юрия Арабова, сказал, что фильм этот приобрёл не только поклонников, но и вызвал отторжение. Объяснить, почему до сих пор ни на одну премию не номинирован Олег Меньшиков, сыгравший Юрия Живаго так, как, пожалуй, ещё не играл раньше, невозможно. 
     «Золотой орёл» разглядел то, что было на поверхности земли, порой неожиданно выискивая в общем-то заурядных картинах признаки шедевра. Лучшей актрисой была признана Анна Михалкова, сыгравшая с Пореченковым в фильме «Связь». Не спорю, Анна Никитична – хорошая актриса, но фильм сам, как говорится, из разряда тех, что смотрится дважды – первый и последний раз. Зато мимо телеакадемиков прошёл фильм «Граффити», который лично меня впечатлил больше, чем «Остров». Впрочем, номинаций у «Золотого орла» всего двадцать, и не всё золото, что блестит. 

 

Валерия ОЛЮНИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *