ЕЩЁ РАЗ О ТОЧНОСТИ В ПОЭЗИИ

№ 2007 / 7, 23.02.2015

Федерико Гарсиа Лорка поучал поэтов: «Не лишай стихи тумана – иной раз он убережёт от сухости, став дождём» Представляется, однако, что опасения Лорки были напрасными. В неумении напустить туману поэтов не упрекнёшь. Альманахи пестрят конструкциями типа: «Соблюдай куздру и будлание, как заповедовал тебе Бокр твой, не делай в это время никакого кудрячества… » (Александр Левин). Не слишком ли много мы прощаем поэтам и поэтессам? Впрочем, в защиту авторов выступает другой классик: «поэзия есть сознание своей правоты» (Осип Мандельштам). На просторах «чистой» лирики с этим утверждением, видимо, придётся согласиться, будлание так будлание. А нужна ли точность в гражданской поэзии? Литературоведы правы, что не так важно, что в стихотворении «Железная дорога» у Н.А. Некрасова рельсы сделаны из чугуна, а не из стали. Более того, в поэме Некрасова «Русские женщины» княгиня Волконская встречается с мужем в шахте, хотя это не соответствовало действительности. Поэт парировал: «Не всё ли вам равно… а эта встреча у меня так красиво выходит». Действительно, поэзия – не научный трактат по технологии металлов и не историческая монография. И всё-таки есть темы… Процитирую полностью стихотворение Сергея Мнацаканяна (Сборник «Зимняя философия». Молодая гвардия, М, 2004): Прощание. Март 1980 года <align=»right»>(Похороны Леонида Мартынова)Восьмидесятый. Мартовская слякоть. И бестолковый гомон похорон. В миры иные, не умея плакать, отчаливает опытный Харон… Зевак официально отодвинув, несут венки и речи говорят… Прощай навеки, Леонид Мартынов, тебе и в жизни был не страшен ад. Ещё один в скитанья роковые отправился флейтист и чародей… Тот гроб несли поэты молодые – на панихиде не было друзей… На панихиде не было начальства, а он, как бы в ладье, лежал в гробу, и в том необъяснимо намечался намёк на бесконечную судьбу… А люди шли, рассеянно глазея, как гроб поэта отплывал туда, где вечнозолотая Мангазея рубила голубые города… Весеннего дождя косая сетка нал глиною кладбищенских святых. Таких поэтов провожают редко – всё дело в том, что больше нет таких. Я вспоминаю мартовское утро, душа озябла в сумеречный день, а он в гробу спокоен был, как будто уже отмёл всю эту дребедень… Он чувствовал погибельное время, его центростремительную суть, и никакою силою госпремий его из Лукоморья не вернуть. Сырым бензином пахнут катафалки. Бьёт молоток. Не увидать лица. И снова мне невыносимо жалко, что путь поэта пройдён до конца. Профессиональное трогательное стихотворение. Все атрибуты тематики налицо: Харон, ладья-гроб, стук молотка, катафалки… И речь идёт именно о похоронах поэта Леонида Николаевича Мартынова, которого Лев Аннинский назвал великим русским поэтом. Но… в марте 1980 года Мартынов был ещё жив! Он умер 21 июня 1980 года. Досадная ошибка Мнацаканяна, граничащая с кощунством, уничтожила стихотворение без свечи или камина.

 

Максим ОРЛОВ г. БРАТСК, Иркутская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *