ВЕРНОСТЬ И ДОБРОТА

№ 2007 / 12, 23.02.2015

 
ВЕРНОСТЬ И ДОБРОТА

      
     

      Чтоб увидеть дорогие лица 
     Той поры целинной, 
      надо сметь 
     Визы и таможни заграницы, 
     Словно бездорожье, одолеть. 
     Геннадий Гоц


      
     С благодарностью к поэту Геннадию Гоцу я прочитал книгу «Вечен хлеб», иногда лишь раздумчиво дивясь: как же это удалось автору пронести, сохранить и даже в наши дни, в наше жестокое и бесправное время не потерять и не развеять по холмам державного горя верность, отвагу и совесть, которая и есть – слово, боль, гнев и радость творящего. 
      
     


     Беречь страну они умели 
     В былых надеждах и правах, 
     Шестидесятники – на деле. 
     На деле, а не на словах! 
     


     Разве это не поэт нашего поколения? Сибиряк. Сибирячонок, рождённый перед Великой Отечественной войной, Геннадий Гоц испытал всё: нужду, голод, холод, труд – на борозде, труд – на предприятиях, труд – за партой и труд в аудиториях вуза. Потому душа его, язык его, речь материнская, русская, родная, наша, завещанная нам Александром Пушкиным и Михаилом Ломоносовым, Сергеем Есениным и Павлом Бажовым, слово его – доверчивое, своё, без тени притаённой лукавости или хитрости. 
      
     


     Идёт столетий календарный счёт, 
     А холмогорский юноша, шагая, 
     Свои мечты высокие несёт 
     По всей земле от края и до края. 
     


     Целинник, педагог, молодёжный вожак, он нигде не солгал, ни в чём не запятнал красоту призвания – образ вдохновенного сына России, строителя, защитника, певца. Недаром ведь – в его очерках и в его стихах, балладах, поэмах бурлит удалая и честная молодость, встаёт крылатая страна – СССР. Ныне мы отвыкли от восхищения трудом, подвигом, танцем и песней. Часто наблюдаем из окна вагона – глухонемые фабрики, полуразграбленные МТС, замурованные окна стратегических зданий… Шахтёров и мартеновцев на экранах заменили хохмачи, надоевшие хамством и тупостью сексуальных острот. Русский или татарский танец заменили на экране лягушиным кувырканием хиппзвёзд в бреду. А русскую или башкирскую песню променяли на экране на животные взвизги, трагический взлай и перестроечные оптимистические подвывания. 
      
     


     Каким словам и место здесь, и честь, 
     Каким стихам внимать братва готова? 
     Как хорошо, когда с собою есть 
     Видавший виды томик Смелякова. 
     


     Геннадий Гоц очень честный человек и очень честный поэт. В его книге – имена Твардовского и Фёдорова, Мустая Карима и Расула Гамзатова, Алексея Маресьева и Юрия Гагарина, Валентины Терешковой и Германа Титова. Известный критик и публицист Борис Леонов, говоря о книгах Геннадия Гоца, мудро заметил: «Если у поэта нет тоски по русской раздольной песне, если поэт не преклоняется перед учителями, раньше прошедшими по литературным вершинам, такой поэт не может жить и творить распахнуто, крылато, неудержимо!» 
      
     


     Дни трудов победных и удары 
     Чёрных бурь сошлись в цепи одной. 
     Но всегда учителя подарок – 
     Над столом рабочим. 
      Под рукой. 
     


     Поэт воспел и бессмертный подвиг сибиряков и уральцев, защитивших Москву. Ведь Георгий Константинович Жуков сказал: «Сибиряки и уральцы встали – и Москву спасли!». Да, неистовая работа во имя России, бессмертный подвиг во имя родины – святая дорога, указанная нам Богом и судьбою родного народа. Нарушил её – конец твоей правде и совести. 
     Дружба, родство, природа, любовь, праведный гнев, мнгновение счастья – это и есть разговор с самим собою, это и есть понимание и чёткий твой шаг к самому себе. К Геннадию Гоцу в ЦК КПСС я, главный редактор издательства «Современник», когда-то приходил за советом, за поддержкой. И всегда уходил от него повеселевшим душою и надеждами. 
     Никого из нас, поэтов русских, он не оттолкнул и не предал. Мудрый и добрый, он и теперь – тот же: горький – перед горем, светлый – перед радостью. Тогда нас не поучал, а помогал, и теперь не поучает, а помогает дружески. Противно наблюдать иного «батюшку», вползшего в перестроечную бородку: учит тебя кланяться кресту сегодня, а вчера он учил тебя охульству, глумлению над православием. Каждый грешник имеет право на раскаяние, но далеко не каждый партбосс выглядит достойно в ризе «батюшки». Бог учит истине, а не приспособленчеству. 
      
     


     Без пышных слов, презренных торгов, 
     С одной лишь правдой, на миру 
     Иду – из племени комсоргов – 
     То под огнём, то на ветру. 
     


     Талант, настоящий, Богом человеку данный, обережёт его от лжи и жестокости, холуйства и продажности – на то и Бог дал ему настоящий талант, а не перевёртышный… Можно, допустим, возразить Геннадию Гоцу в чём-то, но в распахнутости, в доверчивости, в благородстве его слова – не усомниться! Книга «Вечен хлеб» достойна награды. 
      
     


     Не гордыней, не металлом звонким, 
     Что сверкает душу бередя, – 
     Радостной улыбкою ребёнка, 
     Каплей каждой чистого дождя. 
     


     Цветущим полем, зовущей дорогой, беспечными детьми, шумящими под искристым ливнем, мы живы сегодня и продолжим свою жизнь завтра. 
     

Валентин СОРОКИН,

Лауреат премии Ленинского комсомола,

Государственной премии РСФСР им. A.M. Горького и Всероссийской премии «Кузбасс»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *