СЛАВЯНИН С ДУШОЙ КОРЯКА

№ 2007 / 38, 23.02.2015


Один из персонажей шолоховской «Поднятой целины» мечтал о светлом коммунистическом будущем, когда все расы и нации на земле перемешаются между собой, и все люди станут приятно-смуглявого цвета. На самом деле смешение разных народов – процесс не всегда радужный. Не случайно Цветаева в стихотворении, посвящённом мужу Сергею Эфрону, писала: «В его лице трагически слились две древних крови». Разная кровь – это и разная культура, и примеры из жизни малых народов показывали, что сближение с «большим русским братом» порой приводило к трагедии. Сколько преждевременных смертей, например, случилось на Крайнем Севере. В том числе среди тамошних писателей и поэтов, которые пытались оторваться от родовых корней, но так и не смогли вписаться в «новую жизнь» – пусть и не враждебную, но всё-таки чужую систему духовных и художественных ценностей. К счастью, кого-то эта горькая чаша миновала, но всё равно культурная раздвоенность присуща многим.
Например, поэту и барду Юрию Алотову (р. 1955) – потомку славян (его отец – украинец) и коряков (мать – из рода чавчувенов, оленьих коряков), наследнику христианской и языческой традиций. В его сборнике «Жертва вождя» есть стихотворение с красноречивым названием «Дума метиса»:
Нет… и веры быть шаманом,
Иль посредником Иисуса…

Девка-тундра юной, в муках,
народила странный корень.
И хотя автор подчёркивает свою принадлежность к корякскому племени («Племя, племя! Я твой воин! / Я с тобой умом и сердцем!» / Бубен – в ноги! Руки – к небу!..»), душа метиса терзаема сомнениями. Отсюда отчаянная просьба о помощи, обращённая к Ворону – верховному божеству всех камчатских народов:
Ворон, ворон! Ты – мой предок!
Коли так, верни мне веру

В добродетель со слезою,
В крепость Камня родового.

Быть у тундры и у неба
В услуженье нелегко мне…»
Это же смятение ощущается и в другом стихотворении сборника – «Вопрос»:
День, ночь – жизни родник –
Напоили меня.
Духом к небу привык,
Телом землю храня.

Как понять,
Коль искать
(На природу ль пенять?),
Чьей звезды вольный знак?
Инородец – коряк?
Как?
Тем более, отношения между русскими и коряками не всегда были идиллическими: в песне-легенде «Месть вождя» Алотов обращается к старой истории о стычке покорителя Севера Владимира Атласова и его казаков с чавчувенами. Последние якобы решили отомстить за непомерный ясак (дань) и устроили засаду, перебив пришельцев. Однако поэт не мог поверить в жестокость предков и предложил собственный вариант «скаски», в котором вождь чавчувенского племени Колон хочет не мести, но мира:
Пришелец силён. За ним его
Громкий Огонь.
Силён он страною, до нас
протянувшей ладонь.
Но если нам миром подать свою руку
им встречь?
Должны, наконец, пальцы в добром
сплетении лечь!
…Всегда ли пришельцу дороже
не род, но меха?
Обидой ли мерить? Она как советчик
плоха!
Однако в сплетении кровей есть и свои плюсы: душа-«билингва» часто более открыта и восприимчива к другим культурам. В сборнике «Медвежья пурга», выпущенном под псевдонимом Этлой Камчачу, поэт обратился к эвенкийскому фольклору. Им двигало желание преодолеть однобокость и стереотипность подачи «эвенской темы», которой, как считал Алотов, грешат сами эвены. Алотовский замысел был довольно дерзким, поскольку автор совершенно не знал эвенского языка. Однако в фольклоре эвенов и камчадалов оказалось немало общего – например, легенда о девушке, зимовавшей в берлоге и выкормившей грудью не только своего ребёнка, но и осиротевшего медвежонка… Как писал поэт, «доброе отношение и соучастие самих эвенов к моему творчеству помогло мне выйти из этого достойно». И не только соучастие: «Когда творческого человека картина, представшая перед его взором, полностью околдовывает своей грандиозностью, художник забывает самое себя». И начинает свой полёт «поверх барьеров» – национальных, языковых и всех прочих…
Я по земле, по земле, по дорогам
Ныне живущий, предстал перед
Богом.

Вслед за душой и мечтой моё тело
Вдруг в небеса, в небеса захотело.

Лёгкий душой молодой и мечтою
Я перед птицами многого стою.

…Я возлетел над бескрайнею
тундрой.
Это, поверьте уж, было не трудно.

Те же, которых всё гложут сомнения,
Плодят Нелетающих поколения.

Лёгкий душой молодой и мечтою
Я перед птицами большего стою.
Ольга РЫЧКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *