Комплекс неполноценности

№ 2008 / 10, 23.02.2015

Думаю, мало кто будет спорить, что «толстые» литературные журналы играют весомую роль в формировании облика нашей литературы. Где как не там можно сделать серьёзную заявку молодому литератору. К примеру, выступить с солидной критической статьёй или опубликовать прозаические произведения малых жанровых форм. Ещё говорят, что журналы – заповедник литературного вкуса, об этом можно спорить, но однозначно отрицать нельзя. Это изначально не коммерческая площадка, здесь бизнес не сделаешь, а среда, где производится творческий обмен, создаётся ощущение определённой динамики. Пусть среда эта во многом тусовочна и герметична, но она существует и до сих пор не выродилась – уже это одно есть большое дело.
Что тут говорить?.. Рассуждать о толстожурнальной культуре можно бесконечно долго, но хотелось бы отметить ряд важных, на мой взгляд, аспектов ареала бытования этого подвида культуры, который уже достаточно давно занесён в «Красную книгу» и претендует на всяческое нежное и трепетное к себе отношение. Иначе, при определённом стечении обстоятельств, может стать предметом изучения исключительно палеонтологов.
В одной из передач Александра Архангельского «Тем временем» на телеканале «Культура» говорили о «толстяках». В худо-бедно осмысленном споре участвовали издатели некоторых раскрученных и высокотиражных изданий, писатель и издатель в одном лице Александр Кабаков и заместитель главреда «Знамени» Наталья Иванова. Наталья Борисовна естественно выступала в качестве апологета этого сегмента культурной жизни, однако выглядела, мягко говоря, не совсем приглядно и была совершенно неубедительна. Почему создалось такое впечатление, я попытаюсь сформулировать.
Складывается стойкое ощущение, что «толстяки» страдают комплексом неполноценности. Причиной всему является более чем скромная цифра тиража. При этом никто каких-то серьёзных акций протеста по этому поводу не предпринимает. Это попросту вошло в привычку, все свыклись, что тиражи журналов мизерные, а бум конца 80-х годов прошлого века с миллионными тиражами – милый сказочный сон, который в реальности нереализуем.
На мой взгляд, очевидно, что спрос на «толстяки» существует и он достаточен, что в каждом населённом пункте есть люди, готовые покупать/выписывать этот товар. Остались ещё читатели и их немало, нужно найти пути их встречи с журналом. Но проблема в том, что сделать это не так-то просто. Главная препона, как представляется, состоит в том, что люди, рулящие ими, попросту не готовы к этому.
Они мыслят какими-то странными и уж совершенно нерыночными категориями, лелеют свою кастовость, особую избранность, от которой практически не осталось и следа.
Определённый вред также приносит практика жизни на гранты и прочие формы гос- и частной поддержки. Сами издания пока по-серьёзному и не озадачиваются проблемой увеличения своей тиражности. Дотационная игла, на которой они уныло сидят, не даёт свободы действий, развивает пассивность. Надо ли говорить, что привычка к иждивенчеству ни к чему хорошему не приводит. А ведь в это же время мимо проходит читатель, он улавливается другой, более ловкой и ушлой окололитературной публикой. Уже сейчас из всех «толстяков» он вспомнит разве что «толстушку» «Комсомольской правды». Но это не его беда, а следствие затяжной импотенции современных литдеятелей, которые зачастую пробили для себя пособие по безработице и тихо сопят в своих каморках, не жужжат. Поэтому-то эти журналы, по сути, не становятся духовными центрами, а до сих пор пребывают локальными клубами по интересам, делая из литературы салонное искусство.
Прав главный редактор «Афиши», сказавший на той же передаче Архангельского, что в своём издании он не будет рецензировать «толстяки» по причине того, что во всей Москве знает всего два места, где их можно купить. А в регионах сделать это совершенно невозможно, даже при большом желании.
Естественно, «Роспечать» и почта не будут торговать продукцией, расходящейся со скоростью, которая существенно уступает горячим пирожкам. Значит, можно попробовать под брендом того или иного журнала реализовать проект «облегчённого» издания. Соответствующего формата, обложки, бумаги и внутреннего наполнения – особый дайджест исходника.
Есть масса «книг-почтой», интернет-магазинов, предлагающих всевозможные пакеты книг. Снова в моду вошло производство различных собраний сочинений, многотомных энциклопедий, и подписка на журнал была бы приятным бонусом. В следующем году получивший его, скорее всего, вспомнит, что такое заполнить подписной квиток на почте. При желании можно прикинуть десяток-другой способов продвижения без каких-либо больших финансовых вливаний.
Всё это может показаться банальным и достаточно примитивным, но смысл подобного рода мероприятий должен состоять в том, чтобы заново познакомить читателя с «Новым миром», «Октябрём», «Нашим современником», ведь он практически забыл, что это такое. Считанные единицы студентов филфаков слышали эти названия, а уж те, которые брали в руки, – вообще реликты. Понятно, что делается это не вдруг и всплеск интереса нужно подготавливать, следует продумывать механизмы восстановления у людей привычки к подписным изданиям. Причём надо понимать, что вопрос ведь даже не в тиражах, не в том, чтобы поднять бюджет изданий, а в повышении статуса действительно достойной литературы.
В контексте разговора стоит вспомнить интернетовский «Журнальный зал», который даёт наиболее полную литературную панораму, хотя, конечно, отсутствие в нём таких журналов как «Москва», «Наш современник», некоторых региональных изданий, например, петрозаводского «Севера», удручает. Наверное, «толстякам» уже пора перекочёвывать со всем своим скарбом в виртуальное пространство. Похоже, именно там сейчас основной и наиболее перспективный их читатель. Андрей РУДАЛЁВ, г. СЕВЕРОДВИНСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *