О «КРАЖЕ ВЕКА» – О МАЛЕЕВКЕ

№ 2008 / 12, 23.02.2015


Похоже, литфондовским скандалам нет конца и края. В преддверии отчётно-выборной конференции Международного литфонда борьба только обостряется. Мы ещё раз повторяем свою позицию: газета, верная принципам плюрализма, готова опубликовать все точки зрения. Но мы подчёркиваем, что ни под кого подстраиваться не будем. А то доходит до абсурда: одна из заинтересованных сторон требует, чтобы мы пообещали не публиковать их оппонентов и даже дали честное слово. Но с какой стати?
Теперь новые фортеля. 12 марта в нашу редакцию по электронной почте поступает огромная статья (на целый разворот) председателя президиума Международного литфонда Феликса Кузнецова «Мой ответ Ивану Переверзину, водившему рукой Петра Алёшкина». Мы верстаем её в текущий номер, но через день раздаётся звонок от секретаря Кузнецова: мол, Феликс Феодосьевич данный материал снимает из номера и просит зарезервировать за ним место в номере, который будет напечатан 28 марта. И что нам теперь делать: подстраиваться под чьи-то чужие планы?
Всё это наводит на грустные мысли: кто-то в этой игре явно не чист. При этом никто не отвечает на другие вопросы. Всё-таки дачи в Переделкино даются в пожизненную аренду или на определённый срок? Вообще, что мешает обнародовать список всех арендаторов переделкинских дач? Или кто-то боится, что выявится немало лиц, уже давно отошедших от текущего литературного процесса, а также обнаружатся фигуры, владеющие за счёт писателей двумя и более дачами?
И кто пояснит: как нашему уважаемому романисту Юрию Полякову удалось записать в собственность дом, построенный на литфондовской земле? Кстати, кому теперь эта земля, на которой стоит поляковская дача, принадлежит: Литфонду или лично Полякову? Тогда будет понятна логика других дачников: если Полякову удалась приватизация, то почему другим нельзя оформить арендуемые дачи в долгосрочную аренду.
Если же мы в каких-то своих предположениях не правы, пишите, возражайте, приводите свои аргументы. Но в разумных объёмах. Развороты мало кто читает. Укладывайтесь в одну-две компьютерные странички. Помните: краткость – сестра таланта.

Газета «ЛГ» 5-11 марта с.г. в статье «Обман и дезинформация» поставила вопрос о Малеевке, я на него отвечаю. В этом мой принцип: быть последовательным и в поступках, и в мыслях – не заблуждаться.
Редакция «ЛГ» в своём комментарии к статье, недоумевая, пишет: «Много вопросов и к члену президиума Литфонда России Ю.Коноплянникову, являющемуся по странному стечению судеб ещё и председателем ревизионной комиссии Международного литфонда. Он тоже поддержал грабёж. Почему он, законник, не догадался заглянуть в устав Малеевки? А вот на заседаниях бюро Международного литфонда Коноплянников всегда дотошен, как патологоанатом. Странная история, не правда ли?» Ну я скажу на это, что ничего тут странного нету. В 1999 году я, например, был доверенным лицом у кандидата в депутаты Государственной Думы Юрия Михайловича Полякова. Что ж тут странного? И Юрий Михайлович благодарил меня за это. Думаю и сейчас, являясь главным редактором «Литературной газеты», он от тех слов не откажется. Просто мне доверяют люди.
Понятное дело, что многим литначальникам не нравится моя принципиальность. Ну так это их беда, а не мой грех. На днях, например, председатель Международного литературного фонда Ф.Ф. Кузнецов на мою просьбу выдать для ознакомления необходимые документы в связи с подготовкой отчёта ревизионной комиссии на V отчётно-выборную конференцию разразился гневным посланием: «Получив, – написал он председателю ревизионной комиссии 03.03.2008 г., – адресованное мне Ваше предписание от 28.02.2008 г. представить до 05.03.2008 г. протоколы заседания президиума, бюро и социально-бытовой комиссии, не могу считать его корректным. По уставу организации ревизионная комиссия осуществляет контроль за деятельностью Международного литфонда. Но это не означает, что вы, как председатель ревизионной комиссии, имеете право осуществлять контроль за президиумом и его бюро в виде подобного диктата. Вам никто не мешает познакомиться с решением президиума и бюро президиума, поскольку они хранятся в открытом доступе в дирекции (нет, к сожалению, таких документов в дирекции, они там не хранятся. – Ю.К.). Равно как никто не мешает ознакомиться и с деятельностью социально-бытовой комиссии, которую возглавляет В.П. Тур (к В.П. Туру я обращался 22 марта 2006 г., письмо зарегистрировано в дирекции МЛФ, входящий № 37; до сих пор не получил никакого ответа. – Ю.К.). Когда после этой предварительной работы, Вы будете готовы к беседе со мной, я отвечу на интересующие вас вопросы». Ну не нравится Ф.Ф. Кузнецову «дотошность» председателя ревизионной комиссии, не хочет он показывать Ю.В. Коноплянникову протоколы заседаний Международного литфонда и другие документы. А Коноплянников настаивает – значит он «законник», как пишет в полном согласии с умонастроением Ф.Ф. Кузнецова в отношении председателя ревкомиссии МЛФ «Литгазета», и «патологоанатом».
Теперь по существу дела. Действительно, 3 июня 2003 года состоялось заседание президиума Литературного фонда России, вторым пунктом повестки дня которого был вопрос «О продаже ООО «Интехсервис +» 30% акций Закрытого акционерного общества «Дом творчества «Малеевка», принадлежащих Литературному фонду России». Доклад по этому вопросу делал не И.И. Переверзин, как утверждает «Литературная газета» в своей публикации «Обман и дезинформация», а В.Г. Бояринов. Так как именно ему, председателю проектно-инвестиционной комиссии Литфонда России, на заседании бюро президиума Литфонда 20.05.2003 г. было поручено «детально проработать вопрос по продаже 30% акций с юридической и экономической точки зрения», как записано в протоколе заседания бюро, то на президиуме В.Г. Бояринов доложил, что с его стороны к работе по этому вопросу «были привлечены юристы, которые подтвердили ему, что есть разные методы проведения эмиссии, в результате которых пакет акций можно свести к нулю… Примером может служить поликлиника Литфонда, где у Международного литфонда остался 1% акций». Только после этого, «в результате обсуждения, – как записано в протоколе № 2 Внеочередного заседания президиума Общероссийской общественной организации писателей «Литературный фонд России» от 3 июня 2003 г., – члены президиума приняли следующее решение: Продать 30% акций ЗАО «Дом творчества «Малеевка», принадлежащих ОООП «Литературный фонд России», ООО «Интехсервис +» в лице Исполнительного органа Управляющей компании ЗАО «МОП «КАЛИТА» не меньше чем за 400 000 $ (Четыреста тысяч долларов) при условии принятия этой организацией на себя обязательств, оговоренных соответствующим договором по продаже писателям – членам Литфонда РФ путёвок ЗАО «Дом творчества «Малеевка» не менее 240 штук в год по льготной цене со скидкой 20%».
Я не хочу сказать тем самым, что решение членов президиума принималось исключительно на основании доклада В.Г. Бояринова. Нет. Мы руководствовались в своём выборе ещё и тем, что ситуация, связанная с продажей 30% акций, была продиктована общим тяжёлым экономическим положением в Литфонде России. ЗАО «Дом творчества «Малеевка», начиная с 1991 года, то есть с момента своего образования, работало убыточно. Ни одного рубля от прибыли за свои 30% акций Литфонд никогда не получал. Образовывавшиеся ежегодные убытки в 5 – 6 млн. рублей покрывал основной акционер – Сбербанк Росиии. После того, как собственником 70% акций стало ООО «Интехсервис +», оно, как новый основной акционер, отказалось оплачивать убытки, приходившиеся на долю Литфонда России. Это порядка 1,5 – 2 млн. рублей ежегодно. Более того, в декабре 2001 года был заключён договор займа-кредита на сумму 6 млн. 650 тыс. рублей для выкупа у мэрии Москвы здания Литературного фонда России по адресу: Гоголевский бульвар, д. 8. В январе 2002 года вся сумма кредита была получена и тут же перечислена в Департамент имущества г. Москвы. В конце 2002 года срок договора займа-кредита закончился – из-за отсутствия денег Литфонд России вынужден был просить пролонгировать возврат денег ещё на год. И только за счёт средств, полученных после продажи 30 % акций ЗАО «Дом творчества «Малеевка», в начале 2004 года удалось погасить кредит полностью, вместе с процентами – на общую сумму 7 млн. 16 тыс. рублей.
В письме-«коллективке» В.Г. Бояринова, Л.К. Котюкова, И.И. Сабило, В.П. Тура явно искажены протокольные, документальные факты, связанные с результатом Внеочередного заседания президиума Литературного фонда России. Начнём с того, что в Выписке из протокола № 2 Внеочередного заседания президиума Общероссийской общественной организации писателей «Литературный фонд России» от 3 июня 2003 г. отражено индивидуальное голосование по вопросу продажи 30% акций. В ней зафиксировано, что первый секретарь СРП С.В. Василенко проголосовала «против», а в «ЛГ» пишут, что она «воздержалась»; руководительница Московского литфонда Л.Н. Мережко проголосовала «за» – в «ЛГ» пишут, что она была «против»; руководитель Санкт-Петербургской организации СРП М.Н. Кураев «воздержался», а редакция «ЛГ» сообщает, что он был «за». Вопрос о земле на президиуме поднимался, но не рассматривался так, как рассматривает его четвёрка «подписантов». Кстати, В.П. Тур не принимал участия в заседании президиума, из-за этого, наверно, столько путаницы и дилетантства в публицистической остроте их письма. Авторы с пафосом пишут: «В распоряжении И.И. Переверзина имелся государственный акт на право пользования землёй в Малеевке. Этот акт был выдан Дому творчества «Малеевка» исполкомом Рузского района 4 января 1962 года и занесён в государственную книгу регистрации землепользования района за № 38. Согласно этому акту Дому творчества «Малеевка» принадлежало 75,30 гектара земли на праве собственности».
Да, Дому творчества «Малеевка», который являлся составной частью Литфонда, в 1962 году такой акт был выдан – кто ж с этим спорит? Но в 1991 году Дом творчества «Малеевка» был выведен из состава Литфонда и вошёл в состав Закрытого акционерного общества «Дом творчества «Малеевка». Поэтому в 2003 году согласно 30% своих акций в ЗАО «Дом творчества «Малеевка» Литфонд России, как один из акционеров, мог рассчитывать совсем на малую вероятность торговли в отношении не 75,30 гектара земли, как пишут горячие головы и жаркие, «взыскательные» публицисты В.Г. Бояринов, Л.К. Котюков, И.И. Сабило и В.П. Тур, а 22,59 гектара. К тому же, по вступившему в силу в 2003 году Земельному кодексу РФ, необходимо стало для того, чтобы оформить землю в собственность или в аренду, в обязательном порядке произвести межевание, что требовало немалых денежных затрат. А где взять на них деньги?
Сам акт права пользования землёй, оформленный в 1962 г., не давал и не даёт, к сожалению, права на собственность. Это искажение действительности – так утверждать. В советское время – тогда, когда был подписан государственный акт в отношении Дома творчества «Малеевка» – земля вообще в собственность не выдавалась. Она не была объектом собственности. Государственный акт оформлялся на право безвозмездного, бессрочного пользования землёй, но это вовсе не значило, что по нему ты получил право собственности на землю. Право на оформление – пожалуйста. А право на собственность – плати миллионы, чтоб выкупить эту собственность у государства.
И если пойти на поводу у «наших публицистов», то по тому же сценарию и с той же изощрённой «последовательностью», имея на руках Государственный акт на право собственности на землю в писательском городке Переделкино, выписанный – считай, уже новой властью – 25.01.93 г. решением № 4 Мичуринского поселкового Совета народных депутатов на имя Международной общественной организации писателей «Литературный фонд», следует истребовать ответ с нынешнего председателя президиума Международной общественной организации писателей «Международный литературный фонд» Ф.Ф. Кузнецова, почему до сих пор земля в Переделкино, где стоимость одной сотки зашкаливает за сумму в 60 000 $ (Шестьдесят тысяч долларов США), не оформлена ни в собственность, ни в аренду?! Как случилось, что за время его председательства на этой земле появились два собственника не только строений, но и литфондовской земли – Ю.М. Поляков и Е.А. Евтушенко? Почему из 57,6 гектара земли, предоставленных по Государственному акту 1993 года, за пять лет правления этого председателя у Международного литфонда остались только 44,6 гектара. Куда делись 13 гектаров на общую сумму 78 миллионов долларов США?! И каким образом г-ну Бояринову В.Г., владеющему двумя дачами в посёлке Раково Истринского района Московской области (Садовое товарищество «Московский писатель), имеющему также дачу в писательском посёлке Внуково Ленинского района Московской области, выделена на заседании бюро президиума МООП «МЛФ» ещё одна – четвёртая дача в писательском городке Переделкино Ленинского района Московской области, принадлежавшая ранее выдающемуся русскому писателю М.Н. Алексееву?
В связи со всем тем, что перечислено мной в моей сегодняшней публикации в виде мотивировок и объяснительной части, я надеюсь, что – буду несказанно рад и признателен! – если редакция «Литературной газеты» поможет добиться ответа и на поставленные мои уже вопросы, а не только на те, что были заданы мне в «Литературной газете» 5 – 11 марта 2008 г., то вот тогда-то наконец правда и восторжествует.
Вопрос же, связанный с 240 путёвками ЗАО «Дом творчества «Малеевка», с продажей их писателям, членам Литфонда, по льготной скидке в 20%, я оставляю за скобками. Он требует отдельного разговора. Так как путёвка, к кому бы ты за ней ни обратился, она не для бедных. А российские писатели сегодня не просто бедные – они нищие.
И ещё один момент личностного содержания. Он касается двух из четырёх подписантов письма-коллективки в «Литературную газету» – В.Г. Бояринова и Л.К. Котюкова. Если они, думаю я, так легко могут «воспринять на веру» всего лишь «аргументы» председателя президиума Литфонда России И.И. Переверзина, даже не заглянув в Устав ЗАО «Дом творчества «Малеевка» (куда, в отличие от них, я заглядывал и не нашёл там равноправных возможностей 30% акций в споре с 70%) и, закрыв глаза, голосуют за продажу 30% акций, принадлежащих Литфонду, то каково состояние дел в организациях, руководителями которых они являются (В.Г. Бояринов в Московской городской, а Л.К. Котюков в Московской областной организации Союза писателей России). Тут, я считаю, необходима срочная, доскональная проверка надзорного характера со стороны писательской общественности.
Обращаясь к редакции «Литературной газеты», полагаю, что мной дан исчерпывающий ответ на заданные ею вопросы, и смею уповать, что у сотрудников этого издания хватит нравственной порядочности, чтобы прекратить обвинения в адрес писателей – членов президиума Литфонда России – в «краже века», в «грабеже» Малеевки.


Юрий КОНОПЛЯННИКОВ,
член президиума и бюро Литературного фонда России,
председатель ревизионной комиссии Международного литературного фонда,
секретарь исполкома Международного сообщества писательских союзов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *