ВИННИ-ПУХ ПРОТИВ ВЫПИВКИ

№ 2008 / 12, 23.02.2015


Сергей Селин – самый популярный актёр.
Где он только не снимается. Сам он из новых своих работ отмечает в первую очередь фильм «Прииск». И ещё «Чёрный снег».

– А вообще, – говорит актёр, – мне все фильмы по-своему дороги. Мы – артисты, причём не молодые. Всё равно вкладываемся в это. Больше, чем сегодняшняя молодёжь. Потому что для нас это стало жизнью. Для нас это не понт, не игра, возможность где-то выпендриться.
Я обратил внимание: в каких-то последних газетах перед Новым годом появились две мои фотографии. А ведь последние годы всё меньше и меньше журналистов обращаются за интервью. Потому что знаете что? Когда у «Ментов» был пик популярности, то о нас писала каждая газета, каждое уважающее себя издание. Как говорили, «только ленивый не писал о них». Сегодня включаю ТВ и вижу такое огромное количество, засилье этой бандитско-ментовской темы, что это стало надоедать.
– У нас не кризис жанра, а кризис сценариев. С ними у нас беда.
– Кстати, в прошлом году вышел хороший фильм «Случайный попутчик», где я играл зэка, вдвоём с Женей Добровольской. Это история, чуть-чуть похожая на «Три тополя на Плющихе», только она таксистка, а я приезжий. На мой взгляд, хороший получился фильм. О нём много говорили.
У нас же всё рейтинги, рейтинги, рейтинги. Так у него был очень хороший рейтинг. Значит, большое количество народа посмотрело.
Могу сказать, что за последние годы наше ТВ и кино за редким-редким исключением выдают качественную продукцию. Они стали чуть-чуть окупаемы и чуть интереснее. Но в основном мне, например, как человеку, который занят в этой профессии, право, обидно…
Понимаю: сегодня поставить Чехова не с руки. Ох, как ругали Светозарова за его «Преступление и наказание»! Да, сейчас стали режиссёры экранизировать классику: «Тараса Бульбу», «Идиот» Бортко. А ведь «Идиот» многим не понравился, знаю. Потому что просто проиллюстрировали произведение Достоевского для школьников 5 – 6 классов.
Это не моё мнение. К артистам это не относится… Но зато это был беспроигрышный вариант. Многие видели, многие смотрели.
Я к этому отношусь несколько скептически. Не с этого надо начинать, видимо. Или с этого… Имею в виду не министра науки и образования… В школе уделяется очень мало внимания классике, часов отводится ничтожное количество. В этом плане мы отстаём. Большой пробел.
Сравнить людей моего поколения и нынешнего очень сложно. Мы ходили друг к другу просто и цитировали «Мастера и Маргариту». Хорошо, сегодня показал тот же Бортко это произведение. Молодые люди сейчас ходят и цитируют Булгакова? Поверьте, нет… Другое время, другие ценности.
Надо, чтобы прошло какое-то время, для того чтобы это было по-настоящему интересно. Читать рассказы Чехова, по-настоящему. Не вообще взять и снять рассказы. Это возможно же. В принципе, почему бы и нет? Дадут денег, там же рассказы. Они же небольшие. Это же юмор, Чехов.
Хотя я позитивно отношусь к тому, что происходит сегодня. У меня завтра съёмочный день, и нормально, что это есть. Не ругаю ни кино, ни ТВ, ни страну. Призываю как можно меньше ругать свою страну.
Есть такой момент, когда был нэп. Вот эта политика прошла. Надо сейчас зажимать, чуть-чуть закручивать гайки, прибирать, национализировать в каком-то смысле, частично, что сейчас и происходит, кино.
Пока государство не приложит само к этому делу руку, пока будет тысяча продюсерских компаний, сдвигов в лучшую сторону ожидать не приходится. Ведь кино сейчас снимается ради денег: откаты, распилы – что здесь греха таить. Продюсер решает, а никак не артист и не режиссёр. Продюсер скажет – это будет, если нет – значит, нет. Что тут говорить. Слов нет.
– Так почему тормозят классику?
– Может, не в той мере подходят. Может. Надо ввести какой-то канал – не знаю. «Культура» – хороший канал, но всё равно до конца не отражает потребностей, не восполняет незнание, пробелы нашего молодого поколения. Да и не только молодого поколения.
В конце концов, сейчас придумали аудиокниги. Едешь в автомобиле, поставил, и тебе наговаривают содержимое книги. Знаю, Путин пользуется такой штукой.
Начитывает необходимую книгу хороший артист, просто читает книгу. Потом останавливается и в каком-то определённом месте опять включается. Таким образом, хоть так-то идёт приобщение к классике.
А что мы хотели? Век компьютеризации, техники. Смешно было бы, если бы всё осталось по-старому. Представьте, книги бы стали читать таким образом, как в детстве бабушка или мама. А-а-а, а-а-а. И ты потихонечку засыпаешь.
Мой сын очень любил, когда ему читали книги. И сам просил, всегда. И очень внимательно, внимательно слушал. У нас с женой был нормальный подход. Мы просто подсовывали книги. Положишь ему на кроватку какую-нибудь книгу, вот прочти, класс какой, об этом, об этом. Понравится. Вот он как-то и приобщился. А так, чтобы заставлять – не думаю, что сегодня это возможно сделать. Вряд ли.
– Сергей Андреевич, как вы относитесь к антрепризе, в которой участвуете? Что она для вас?
– Это нормальный, хороший тренинг. Это зритель, нечто иное, чем кино. Хотя менее для меня оплачиваемое. Я вообще считаю и могу честно сказать, что зарабатывать сегодня до 12 тысяч рублей и гордиться, особенно мужику, что он – артист театра и больше делать ничего не умеет, стыдно и глупо.
Куда проще пойти в какой-то театр, в какой возьмут, и работать там за эти деньги. С учётом, что у меня квартплата 5 тысяч, сигареты, не говоря о жратве, и прочее, что необходимо отдать государству. Это если хорошо…
И поэтому артисты вынуждены работать в антрепризах, потому что это – заработок. И возможность для многих сыграть роли, которые они, находясь в театре, никогда не сыграют. Плюс это поездки, романтика, дорога. Ведь антрепризный спектакль на одном месте не играют. Их, как правило, возят. Это не лучший вариант, когда такой цирк-шапито кочует по дорогам.
Могу сказать, что сегодня хороших антреприз не так уж много, какие-то придумки. Понимаю, что на гастроли возить большое количество декораций сегодня невыгодно. Простой зритель на сегодняшний день не должен обижаться.
Хотя понимаю: театр – это театр. Театр должен быть театром. Должны выходить люди в хороших костюмах, ставить хорошие декорации, должен быть круг, который хорошо крутится, свет, который ставится, а не стол и два стула.
Да, это театр. Станиславский говорил, что можно встать на площади на коврик, взять флейту – и это уже будет театр. Наверное, это будет театр. Если всё с желанием, если он хорошо сделан, а не отрепетирован за неделю.
Я, например, участвую в очень качественной антрепризе: хорошей, крепко сколоченной. У меня вопросов по этому поводу не возникает.
Сейчас мы играем «Осенний покер», где задействованы Андрей Федорцов, Зоя Буряк, Женя Александров, который очень известен в Петербурге. Заслуженные артисты, с регалиями.
Но дело не в них. Я стал заслуженным только год назад. Это не самое главное. Хотя любому артисту, работающему в театре, предложи присвоить это звание – никто бы не отказался. Наоборот, с превеликим удовольствием.
– Какие ваши ближайшие планы?
– Конечно, как всякий артист, жду ролей. Завтра начинается «Литейный». Жду начала съёмок.
У нас, знаете, как? Вот-вот должны, должны, что-то должны. И что-то это куда-то в никуда. К сожалению. Всю жизнь ждём. Это самое плохое. Потому что ожидание сопутствует ещё, знаете, страху. А если нет? А это самое, наверное, страшное. Для артиста, особенно для действующего.
У нас в стране такое возможно. Удивительно возможно. Нам не дают зарабатывать денег. Если бы нам государство дало возможность заработать столько-то денег в наш пик популярности, чтобы сегодня, даже если бы остался без работы, мог жить всю оставшуюся жизнь безбедно – я бы сказал «да».
А мы должны каждый раз работать по-новой, потому что на сегодняшний день с сегодняшними ценами не удержаться.
Сегодня я делаю ремонт квартиры своему сыну. Это оказались такие деньги! Причём это не самый дорогой ремонт. До самого дорогого – куда там! Но даже не самый дорогой – это какая-то немыслимая цифра, боюсь даже произнести. Это несколько миллионов рублей!
– Сергей Андреевич, не думаю, что это характерно только для актёрской профессии сегодня, и не только в нашей стране. Ведь высококлассный сталевар, токарь, высококлассный агроном или шахтёр уровня Стаханова зачастую не смогут заработать не только на всю оставшуюся жизнь, но даже на текущий момент. При том, что один стоит у мартена, а другой спускается в забой, третий практически круглые сутки не покидает поля.
– Я говорю об актёрской профессии. Пока ты на пике популярности, знаю, что, показывая какую-либо серию «Улиц разбитых фонарей», туда вбивают 12 минут рекламы большой стоимости. И хотя бы с каждой рекламы мне капали бы каких-нибудь пара процентов! За то, что я там работал.
А начал с того, что мы сидим и ждём. Как у разбитого корыта. И никто тебя не вспомнит, если ты не востребован. Первое время, конечно, будут узнавать.
– А как насчёт стихов?
– А насчёт стихов… Поэзию понимаю, но сам не пишу. Пробовал, но не получалось. Прозу, можно сказать, пробовал, но это проще. Стихи – это высший пилотаж. Стихи люблю, но читать со сцены – редко. Знаю, что многие это делают.
Дело вот в чём. На самом деле когда-то произошла, на мой взгляд, чудовищная ошибка. Ведь я вообще поступал в театральный институт как комедийный артист. Удивительное амплуа. Сугубо комедийный артист! Но время распорядилось иначе… Как с Александром Демьяненко. Ведь он был сугубо драматический артист, а время распорядилось так, что он сыграл Шурика.
И я не исключаю такого момента, не сравниваю себя с Демьяненко никоим образом, но, возможно, время распорядилось таким образом, что вместо того, чтобы играть Шуру Балаганова, к примеру, или Остапа Бендера, я играю оперативника Дукалиса…
Всё равно пытаюсь делать что-то острокомедийное, во мне это всё как-то пробивается. Возможно, я был бы хорошим клоуном.
Вот поэтому со сцены читать мне какие-то серьёзные вещи – смешно. Мне лучше надо понимать своё место, в хорошем смысле этого слова. Не знать, а понимать. Как у Жванецкого: «Я никогда не буду высоким, красивым и стройным. Меня никогда не полюбит Мишель Мерсье, и в молодые годы я не буду жить в Париже. Я никогда не буду руководить большим симфоническим оркестром…» Это же надо понимать. Отчасти. Пробовать – можно, но понимаешь, что твоя ниша вот здесь. Это образно.Беседу вёл Евгений ГАВРИЛОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *